ПОВТОРНАЯ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

В.Н.Авдеев, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Повторная судебно-психиатрическая экспертиза, основания назначения экспертизы, предмет экспертизы, обоснованность заключения эксперта (комиссии экспертов), противоречия в выводах эксперта (комиссии экспертов).

В статье рассматриваются вопросы, касающиеся назначения повторной судебно- психиатрической экспертизы. Уделяется внимание основаниям назначения и предмету данного вида экспертиз с учетом позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации и сложившейся практики. Обращается внимание на то, что наличие в уголовном деле заключения повторной судебно-психиатрической экспертизы не означает его заведомо преимущественного значения по отношению к заключению первичной экспертизы.

 

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством (ч. 2 ст. 207 УПК РФ) повторная судебно-психиатрическая экспертиза назначается при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта (комиссии экспертов) или наличии противоречий в выводах эксперта (комиссии экспертов) по тем же вопросам. Ее производство поручается новому эксперту (новой комиссии экспертов), а в особо сложных случаях – Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Рассматривая вопросы, касающиеся производства судебных экспертиз по уголовным делам, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 15 Постановления от 21 декабря 2010 г. № 28 указывает на то, что необоснованным следует считать «такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования» [1 ]. В соответствующем пункте также разъясняется, что повторная экспертиза может быть назначена при установлении нарушения прав участников уголовного судопроизводства, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

Однако с данной позицией, как справедливо отмечается в юридической литературе, достаточно трудно согласиться. «Во-первых, в постановлении не разъясняется, какие отступления от УПК РФ должны расцениваться как потенциальная угроза правам участников процесса, которая может повлиять на выводы эксперта. Во-вторых, в нем не сказано, каким образом эти отступления могут повлиять на его выводы. В-третьих, очевидно отождествление возможных и реальных негативных последствий отступления от требований уголовно- процессуального закона при назначении судебной экспертизы» [8, с. 23].

В данном случае, как представляется, следователю (дознавателю) необходимо учитывать реальные негативные последствия несоблюдения прав участников уголовного процесса, которые повлекли за собой дачу экспертом или комиссией экспертов недостоверного заключения [7, с. 111].
Нельзя забывать и том, что в ч. 2 ст. 207 УПК РФ не предусмотрено основания, указанного в рассматриваемом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Следует обратить внимание также на то, что согласно ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ если в ходе проверки сообщения о преступлении была назначена и про- 22 ведена первичная экспертиза, в том числе судеб- но-психиатрическая [2], то в случае заявления после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим ходатайства о производстве повторной экспертизы, такое ходатайство подлежит обязательному удовлетворению следователем (дознавателем).

В ходе производства по уголовным делам повторная судебно-психиатрическая экспертиза обычно назначается в случаях:

– нарушения процессуального порядка проведения экспертизы;

– нарушения прав подозреваемых, обвиняемых, их защитника, потерпевших, свидетелей, их представителей при назначении и проведении экспертизы;

– выявления некомпетентности экспертов в данном вопросе и необоснованности заключения;

– наличия противоречий в выводах экспертов;

– несоответствия и противоречия между исходными данными и выводами по ним;

– возникновения новых обстоятельств (например, появление новых документов и показаний, не являвшихся объектами исследования экспертизы) в уголовном деле, которые невозможно решить без повторной экспертизы [3, с. 87].

Так, например, если по результатам первичной судебно-психиатрической экспертизы подозреваемый, обвиняемый признается способным осознавать и руководить своими действиями, то сомнения в правильности этого заключения могут быть вызваны односторонностью отбора данных на экспертизу, когда в представленных материалах не оговариваются, не освещаются факты, вызывающие сомнение в психическом здоровье (например, вычурность и манерность в поведении некоторых психопатических личностей и т.д.).

Если в ходе первичной судебно-психиатриче- ской экспертизы комиссия экспертов дала заключение о том, что подэкспертное лицо не может осознавать свои действия и руководить ими, то поводами для сомнения могут, в частности, служить: наличие корыстных мотивов общественно опасного деяния и попыток его сокрытия, совершение преступления в соучастии с другими лицами, внешне упорядоченное поведение обвиняемого (подозреваемого), его формальная ориентировка в окружающем, сохранность прежних знаний и профессиональных навыков [9, с. 147-148].

В ходе производства по уголовным делам имеют место и случаи, когда эксперты-психиатры обращают внимание только на патологические нарушения, не упоминая о сохранных сторонах психики, наблюдающихся у подэксперного лица. При этом в случаях признания «невменяемости» отсутствие развернутого описания и аргументации патологических расстройств, а не только их констатация в заключении при внешне сохранном облике подэк- спертного лица, особенно при совершении тяжкого или особо тяжкого деяния, приводит к назначению повторной экспертизы.

Повторная экспертиза, как правило, проводится и в отношении лиц, чье психическое состояние представляет значительные трудности с точки зрения диагностики и судебно-психиатрической оценки. Это нередко сочетается с тяжестью совершенного деяния. Между выводами первичной и повторной экспертизы возможны расхождения. Это обусловливается тем, что в результате повторного клинического обследования общее количество диагностически значимой информации увеличивается, выявляется ранее не замеченная, непостоянная психопатологическая симптоматика, уточняется динамика психического состояния.

Так, например, была направлена на повторную экспертизу М., обвиняемая по ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 318, ч. 1 ст. 319 УК РФ (угроза убийством, применение насилия в отношении представителя власти, оскорбление представителя власти). По данному уголовному делу 24 сентября 2010 г. была проведена первичная стационарная судебно-психиа- трическая экспертиза, в заключении экспертами указано, что изменения в психическом состоянии М. с выраженными агрессивными расстройствами препятствуют в настоящее время возможности оценить психическое состояние ее в период, относящийся к совершению инкриминируемых ей деяний, после выздоровления может быть направлена для решения экспертных вопросов на повторную судебно-психиатрическую экспертизу. Повторная экспертиза проводилась на основании постановления следователя следственного отдела по Московскому району г. Калининграда следственного управления Следственного комитета России по Калининградской области К. от 13 февраля 2013 г. Комиссия экспертов пришла к заключению, что М. в настоящее время обнаруживает клинические признаки хронического психического расстройства в форме органического шизофреноподобного расстройства в связи со смешанными заболеваниями (ЧМТ, алкоголизация) в стадии медикаментозной ремиссии. Степень имеющихся у М. психических нарушений столь значительна, что достигает степени психоза и лишает ее способности в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период времени, относящийся к инкриминируемым ей деяниям, М. признаков какого-либо временного психического расстройства не обнаруживала, а находилась в вышеописанном состоянии психической деятельности и также не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период обострения психотической симптоматики М. представляет опасность для других лиц с возможностью причинения иного существенного вреда, в связи с чем нуждается в применении принудительных мер медицинского характера. Учитывая наличие у испытуемой критики к заболеванию, установку на лечение, трудонаправленность и социально приемлемые формы поведения, М. рекомендовано амбулаторное принудительное лечение у районного психиатра по месту жительства [10].

Иногда в ходе первичной судебно-психиатриче- ской экспертизы дается недостаточно аргументированная клинико-психопатологическая квалификация и диагностика наблюдаемых болезненных явлений. В ходе повторной экспертизы дополнительные объективные факторы облегчают принятие правильного решения. К ним относится дальнейшее изменение психического состояния обследуемого (как утяжеление болезненных явлений, так и их сглаживание), что в соответствии с закономерностями течения болезни помогает уточнить природу болезненных расстройств и определить их тяжесть [7, с. 110].

Кроме того, повторная экспертиза нередко располагает большим количеством фактического материала о личности подэкспертного лица и о его состоянии в момент совершения деяния, запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу (особенно если она проводится в ходе судебного разбирательства, а первичная была проведена в стадии предварительного расследования).

Так, например, в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, в соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ была назначена повторная стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, поскольку в судебном заседании были выявлены противоречия в выводах экспертов в проведенных стационарной СПЭ и амбулаторной СПЭ в отношении С. по тем же вопросам [11].

В ходе назначения и проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы в полной мере должны соблюдаться не только требования ст. 207 УПК РФ, но и предписания, изложенные в ст.ст. 195-206 УПК РФ [4, 5, 6].

В то же время постановление о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы должно содержать, кроме данных, предусмотренных для первичной экспертизы, также изложение конкретных оснований, по которым необходимо производство именно дополнительной или повторной экспертизы. К соответствующему постановлению приобщается заключение первичной судебно-психи- атрической экспертизы со всеми приложениями.

Предметом повторной судебно-психиатриче- ской экспертизы могут являться как все вопросы, по которым производилась первичная экспертиза, так и их часть, ответы на которые вызвали сомнение. При этом нет необходимости ставить на разрешение всю совокупность ранее поставленных вопросов в том случае, когда сомнение вызвали ответы экспертов лишь на отдельные из поставленных вопросов.
При назначении повторной судебно-психиатри- ческой экспертизы, наряду с вопросами, которые были предметом первичной экспертизы, могут быть поставлены вопросы о научной обоснованности и применимости в данном случае конкретного метода исследования, возможности получения данных, изложенных в заключении, с помощью примененных при первоначальной экспертизе методов и средств.

Заканчивая рассмотрение указанных выше вопросов, хотелось бы обратить внимание на то, что наличие в уголовном деле заключения повторной судебно-психиатрической экспертизы не означает его заведомо преимущественного значения по отношению к заключению первичной экспертизы.

Обоснованность выводов повторной экспертизы также может вызвать сомнение у следователя, дознавателя и суда (судьи), что служит основанием для назначения еще одной повторной экспертизы.

 

Библиографический список:

1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2010 № 28 (с послед. изм. и доп.) «О судебной экспертизе по уголовным делам» // СПС «КонсультантПлюс».
2. Указание Генеральной прокуроры Российской Федерации от 01.02.2016 № 67/36 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований законов при назначении и производстве судебно-психиатрической экспертизы» // СПС «КонсультантПлюс».
3. Авдеев В.Н., Попов В.Л. Использование следователем (дознавателем) знаний специалиста и эксперта в ходе расследования преступлений: Научно-практическое пособие. Калининград: Калининградский филиал Санкт-Петербургского университета МВД России, 2013.
4. Авдеев В.Н., Белоусова С.В. Назначение следователем судебно-психиатрических экспертиз по уголовным делам (теоретико-правовые и прикладные аспекты // Адвокатская практика. 2013. № 5. С. 27-29.
5. Авдеев В.Н., Белоусова С.В. Помещение подозреваемых, обвиняемых в психиатрический стационар для производства стационарной судебно-психиатрической экспертизы: вопросы теории и практики // Российский следователь. 2013. № 3. С. 16-18.
6. Авдеев В.Н., Белоусова С.В. Права лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера при назначении и производстве судебно-психиатрической экспертизы // Медицинское право. 2016. № 2 (66). С. 6-9.
7. Авдеев В.Н., Белоусова С.В. Судебно-психиатрическая экспертиза в ходе производства по уголовным делам (теоретико-правовые и прикладные аспекты): Монография. Калининград: Калининградский филиал Санкт-Петербургского университета МВД России, 2017.
8. Исаенко В. Проверка прокурором законности использования заключений экспертов в доказывании // Законность. 2012. № 5. С. 20-23.
9. Ульвачева И.И. Повторные следственные действия (уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты): Дисс. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2005.
10. Заключение СПЭ от 22.03.2013 № 10 по уголовному делу № 070200/2013 // Архив ГБУЗ «Психиатрическая больница Калининградской области № 2».
11. Заключение СПЭ от 26.12.2015 № 47 по уголовному делу № 070537/2015// Архив ГБУЗ «Психиатрическая больница Калининградской области № 2».

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 3 (49) 2017.

Просмотров: 809

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code