КРИМИНАЛИЗАЦИЯ И ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВЕ

Г.Н.Василенко, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры административного права Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя

Криминализация, административное право, проблема, декриминализация, процесс, законодательство.

В статье представлен авторский взгляд на развитие процессов криминализации и декриминализации отдельных противоправных деяний в современном деликтном законодательстве. Отмечается, что вопросы, связанные с указанными процессами, остаются поводом для научных дискуссий. Автором делается вывод о нецелесообразности унификации деликтных законов, так как объединение столь большого количества норм может привести к усложнению структуры закона и, как следствие, вызовет дополнительные трудности у правоприменителей.

 

В деликтном законодательстве большинства бывших союзных республик СССР в качестве квалифицирующего признака отдельных составов правонарушений рассматривалась повторность совершения противоправного деяния. Под повторностью в контексте рассматриваемой темы понимается неоднократное применение к виновному лицу мер юридической ответственности. После совершения определенного числа административных правонарушений, в зависимости от прописанного в законодательстве их количества, наступала уже иная, а именно уголовная, юридическая ответственность лица. Практика использования подобного рода «по- вторности» представляла собой процесс криминализации деяния. Следует отметить, что до сих пор многие страны применяют такую практику в своем деликтном законодательстве.

Отечественное законодательство опиралось на данный признак еще в 20-х годах прошлого столетия. Так, обращаясь к ст. 61 УК РСФСР 1926 года, обнаруживаем норму, согласно которой отказ от выполнения повинностей или производства работ, имеющих общегосударственное значение, в первый раз влечет административное взыскание, налагаемое соответствующим органом власти в пределах, установленных законом, а во второй – уже меру уголовной ответственности, а именно «принудительные работы на срок до шести месяцев или штраф в размере тех же повинностей и работ» [2, с. 13].

Процессы криминализации и декриминализации все чаще наблюдаются в области современного административно-деликтного законодательства [6, с. 60]. Однако они не носят системного характера. Понятийный аппарат в данной сфере научных интересов современных административистов недостаточно проработан. В связи с этим позволим себе сформулировать понятие криминализации, под которой предлагаем понимать процесс выявления общественно опасных форм индивидуального поведения, признания допустимости, возможности и целесообразности уголовно-правового противодействия им и фиксации их в законе в качестве преступных и уголовно наказуемых. Декриминализация, в свою очередь, может быть представлена как обратный криминализации процесс, в результате которого происходит констатация оснований утраты общественной опасности деяний, признание нецелесообразности уголовно-правового противодействия им и отмена их уголовной наказуемости, то есть трансформация преступления в административное правонарушение.

Обращаясь к зарубежному законодательству, следует отметить, что в некоторых странах вопросы криминализации (декриминализации) решаются в рамках единого кодифицированного деликтно- го правового акта. Этот документ представляет собой слияние административного законодательства с уголовным.

В России процессы криминализации и декриминализации с начала прошлого века выпали из сферы внимания ученых и в советский период оценивались скорее как негативные явления [3, с. 31]. Так, известный криминолог М.И. Ковалев, акцентировал свое внимание на повторности, отмечая, что преступление – есть деяние, признаки которого описываются в законе. Аналогично им была высказана мысль и об административном правонарушении. Повторность, по его мнению, не является признаком, так как каждое действие необходимо рассматривать как отдельное деяние, квалификацию которого нужно проводить согласно действующему законодательству. Ученый считал, что вышеуказанный признак может характеризовать только личность, точнее степень опасности личности. Рассуждения М.И. Ковалева по рассматриваемому вопросу, на наш взгляд, противоречивы, в них нельзя усмотреть логически четкой аргументации высказанной им позиции.
Современные законодатели все чаще предлагают декриминализовать те или иные составы преступлений, включенные в Уголовный кодекс Российской Федерации, и перенести их в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Часть таких предложений находят реализацию в изменениях законодательства.

В качестве примера можно рассмотреть ситуацию с такими деяниями, как побои, угроза убийством и уклонение от уплаты алиментов, если они были совершены впервые или однократно. Так, в случае нанесения побоев, если они причинили физическую боль человеку, но не повлекли причинения легкого вреда здоровью, разработчики поправок предложили использовать меры административного воздействия: штраф, административный арест, обязательные работы. Аналогичная законотворческая инициатива коснулась угрозы убийством. До вступления в силу изменений в некоторые статьи КоАП РФ и УК РФ в феврале 2017 года ст. 116 УК РФ предусматривала ответственность за побои и насильственные действия, не повлекшие вреда здоровью, в отношении близких. Теперь эти нормы декриминализованы, указание на близкие родственные отношения правонарушителя и потерпевшего, а также соответствующее примечание из УК РФ удалены. В случае повторного совершения побоев (в том числе в семейном кругу) виновное лицо подвергается уголовной ответственности согласно требования ст. 116.1 УК РФ «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию». Следует отметить, что в настоящее время вопрос о декриминализации «семейных» побоев по-прежнему активно обсуждается [7, с. 28].

Повторность, как и прежде, является определяющим основанием криминализации и декриминализации деяния в современном деликтном законодательстве Российской Федерации. Однако повторное совершение административного проступка не может превращать его в преступление автоматически, так же как повторное совершение преступления небольшой тяжести не должно превращать его в тяжкое или особо тяжкое преступление. Вид юридической ответственности должен устанавливаться исходя из степени опасности совершенного деяния. Ведь, если рассмотреть, например, такое административное правонарушение, как использование нецензурной брани в общественных местах, то следует заметить, что наказание за данное правонарушение предусматривается КоАП РФ даже в случае его повторного совершения. При этом, с другой стороны, возвращаясь к вышеприведенному примеру, побои в случае повторного правонарушения будет квалифицироваться по уголовному законодательству.

Проблема криминализации и декриминализации до сих пор остается дискуссионной [5, с. 172]. Ряд зарубежных ученых предлагают использовать единый кодифицированный документ, содержащий в себе нормы как уголовного, так и административного законодательства. Однако многие специалисты высказывают противоположную точку зрения на дифференцирование профильных нормативных актов [4, с. 32]. По нашему мнению, унификация деликтных законов нецелесообразна, так как объединение такого количества норм может привести к усложнению структуры закона и, как следствие, вызовет дополнительные трудности у правоприменителей.

Вопросы, касающиеся криминализации и декриминализации деяний, связаны с развитием уголовно-правовой и административно-правовой политики России. Решение возникающих в этой сфере проблем должно быть ориентировано на поиск оптимального взаимодействия уголовно-правовых и административных мер противодействия преступлениям и административным правонарушениям. При декриминализации деяния за его совершение предусматривается административная ответственность, что дает возможность противодействия отдельным видам правонарушений в «упрощенном» порядке, с использованием менее ресурсно-затратного производства по делам об административных правонарушениях [1, с. 109]. Однако рассматриваемые в настоящей статье процессы происходят бессистемно, без взаимного участия в обсуждении изменений профильного деликтного законодательства представителей административно-правовой и уголовно-правовой науки. Это приводит к росту количества смежных составов преступлений и административных правонарушений. Таковых в УК РФ и КоАП РФ уже больше сотни.

 

Библиографический список:

1. Бондарь Е.О. Проблемы административной ответственности юридических лиц // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции «Административно-правовое регулирование правоохранительной деятельности: теория и практика. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2014. С. 104-110.
2. Номоконов В.А. Преступная «декриминализация» // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2012. № 26. С. 48-57.
3. Прозументов Л.М. Основание криминализации (декриминализации) деяний // Вестник Томского государственного университета. Право. 2014. № 4 (14). С. 81-91.
4. Сизов И.Ю. Административная ответственность за нарушение законодательства о банках и банковской деятельности // Полицейская деятельность. 2011. № 4. С. 31-35.
5. Шергина К.Ф. Декриминализация в формировании законодательства об административной ответственности // Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции «Теория и практика административного права и процесса». Часть II. Краснодар – Ростов-на-Дону, 2009. С. 172-173.
6. Шурухнова Д.Н. Соотношение публичных и частных интересов при назначении административного наказания // Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции «Административно- правовое регулирование правоохранительной деятельности: теория и практика. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2015. С. 59-63.
7. Эргашева З.Э. К вопросу о декриминализации побоев // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2016. № 3 (25). С. 132-135.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 479

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code