Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27.06.2019 N 305-ЭС18-18843 по делу N А40-117021/2017

Требование: О взыскании убытков по агентскому договору.
Обстоятельства: По мнению истца, денежные средства, взысканные с него решением третейского суда, являются его убытками, понесенными по вине ответчика.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку ответчик не являлся стороной агентского договора, надлежащих доказательств наличия причинно-следственной связи между его действиями и понесенными истцом убытками не представлено.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 июня 2019 г. N 305-ЭС18-18843

Резолютивная часть определения объявлена 20.06.2019.

Определение в полном объеме изготовлено 27.06.2019.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Золотовой Е.Н.,

судей Грачевой И.Л., Хатыповой Р.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества “Южное горно-строительное управление” (Краснодарский край, заявитель) на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.09.2018 по делу N А40-117021/2017 Арбитражного суда города Москвы

по иску публичного акционерного общества “Русолово” (далее – истец, общество “Русолово”) к закрытому акционерному обществу “Южное горно-строительное управление” (далее – ответчик, общество “Южное горно-строительное управление”),

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, открытого акционерного общества “Оловянная рудная компания” (далее – третье лицо, общество “Оловянная рудная компания”),

о взыскании 19 620 139 руб. 32 коп. убытков.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества “Южное горно-строительное управление” – Бурдейная Я.В. (доверенность от 09.01.2018 N 010); Довгаль Е.А. (доверенность от 09.01.2019 N 004/2019);

общества “Русолово” – Болтенков М.В. (доверенность от 10.02.2017 N 0117-3); Семенова Е.А. (доверенность от 18.01.2019 N 2-01/19РО);

общества “Оловянная рудная компания” – Добрецов А.В. (доверенность от 01.02.2018 N 36-03/18-ОРК).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Золотовой Е.Н., объяснения представителей лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

истец (агент) и общество “Оловянная рудная компания” (принципал) 29.09.2015 заключили агентский договор N 06/2015-РО (далее – агентский договор), по условиям которого агент принял на себя обязательство за вознаграждение по поручению от своего имени и за счет принципала (либо от имени и за счет принципала) заключить договор подряда на горнопроходческие и добычные работы на руднике “Молодежный” Фестивального оловорудного месторождения в Солнечном районе Хабаровского края.

Общество “Русолово” (заказчик) и ответчик (подрядчик) 27.10.2015 заключили договор подряда N 08/09-ОР (далее – договор подряда N 08/09-ОР), согласно которому подрядчик принял на себя обязательства в установленный договором срок выполнить предусмотренные техническим заданием горнопроходческие и добычные работы на руднике “Молодежный” Фестивального оловорудного месторождения в Солнечном районе Хабаровского края, а заказчик обязался принять результаты работ и оплатить их в соответствии с условиями договора (пункт 1.1).

Заказчик в одностороннем порядке с 23.06.2016 отказался от исполнения договора подряда N 08/09-РО и 24.06.2016 заключил с обществом “Южное горно-строительное управление” новый договор подряда N 2406/РО (далее – договор подряда N 2406/РО) на выполнение тех же работ на том же объекте.

Общество “Оловянная рудная компания” обратилось в Фондовый арбитражный третейский суд, решением которого от 14.04.2017 по делу N 34/477001-2017 с общества “Русолово” взыскано 19 499 641 рубль 11 копеек расходов, понесенных третьим лицом на устранение недостатков в работе, выполненной ненадлежащим образом ответчиком по договорам подряда, а также взыскан третейский сбор в размере 120 498 руб. 21 коп.

Платежным поручением от 15.05.2017 N 545 общество “Русолово” перечислило обществу “Оловянная рудная компания” 19 620 139 руб. 32 коп.

Общество “Русолово”, ссылаясь на положения статей 15, 309, 310, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), обратилось в Арбитражный суд города Москвы с требованием о взыскании с ответчика убытков (реального ущерба) в сумме требований, удовлетворенных третейским судом, указывая на то, что причинение убытков явилось следствием нарушения ответчиком договорных обязательств.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 15.12.2017 в удовлетворении заявленных истцом требований отказано.

Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности совокупности обстоятельств, необходимых для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.

При этом суд исходил из того, что ответчик не являлся стороной агентского договора; договоры подряда не содержат отсылок к договору, заключенному истцом и третьим лицом, являющимся обособленным подразделением заказчика, в связи с чем действие агентского договора не распространяется на ответчика и не влечет для него возникновение прав и обязанностей.

Кроме того, сославшись на положения статей 720, 723 ГК РФ, суд указал на то, что утверждение общества “Русолово” о выполнении подрядчиком работ с нарушением требований о качестве не доказано; в договорах подряда не содержится условий о качестве работ; законом и договорами подряда установлена ответственность подрядчика при обнаружении заказчиком отступлений при выполнении работ от условий договора либо при возникновении иных недостатков.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2018 оставленным без изменения постановлением от 14.09.2018 Арбитражного суда Московского округа, решение суда первой инстанции отменено и иск удовлетворен.

Суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, пришел к выводу о том, что имеется причинно-следственная связь между ненадлежащим выполнением ответчиком работ по договорам подряда и убытками истца в заявленном размере.

Арбитражный апелляционный суд, подтвердив обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что лица, участвующие в деле, являлись сторонами самостоятельных договоров, вместе с тем пришел к выводу об осведомленности ответчика о выполнении работ для третьего лица и, следовательно, о взаимосвязи агентского договора и договоров подряда, в соответствии с условиями которых на ответчика может быть возложена ответственность в виде взыскания убытков; взыскание с общества “Русолово” убытков по решению третейского суда, размер которых подтвержден обществом “Оловянная рудная компания”, стало следствием выполнения работ подрядчиком с отступлением от проектных решений, несоблюдения им ГОСТов, что зафиксировано в журнале маркшейдерских указаний.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель, выражая несогласие с судебными актами, принятыми судами апелляционной и кассационной инстанций, просит пересмотреть их в порядке кассационного производства, ссылаясь на их незаконность.

Определением Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации – председателя Судебной коллегии по экономическим спорам Свириденко О.М. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2018 N 305-ЭС18-18843 об отказе в передаче кассационной жалобы общества “Южное горно-строительное управление” для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество “Русолово” просит оставить без изменения судебные акты, обжалуемые заявителем, считая их законными и обоснованными.

В заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации представители общества “Южное горно-строительное управление” поддержали кассационную жалобу по изложенным в ней доводам.

Представители общества “Русолово” и общества “Оловянная рудная компания” просили отказать заявителю в удовлетворении кассационной жалобы.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее – АПК РФ).

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев кассационную жалобу общества “Южное горно-строительное управление”, полагает, что имеются основания для отмены постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2018 и постановления Арбитражного суда Московского округа от 14.09.2018 по делу N А40-117021/2017 и оставления в силе решения Арбитражного суда города Москвы от 30.05.2018, исходя из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают, в частности, вследствие причинения вреда другому лицу.

Статьей 12 ГК РФ возмещение убытков отнесено к способам защиты гражданских прав.

Под убытками в виде реального ущерба понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (пункт 2 статьи 15 ГК РФ, абзац второй пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” (далее – постановление Пленума N 7)).

Право на возмещение убытков возникает у кредитора как из нарушения договорного обязательства (статья 393 ГК РФ), так и из деликтного обязательства (статья 1064 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Истец заявил требования о возмещении убытков в виде реального ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением подрядчиком обязательств по договорам подряда.

Как следует из разъяснений, приведенных в пункте 5 постановления Пленума N 7, по смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

В пункте 1.9 технического задания (приложение N 1 к договору подряда N 08/09-ОР, далее – техническое задание) стороны определили работы, которые надлежало выполнить подрядчику с передачей их результата обществу “Русолово” (проходка горных выработок буровзрывным способом с использованием самоходной буровой установки и с применением ручных перфораторов; проходка вертикальных горных выработок буровзрывным способом с применением ручных перфораторов; бурение взрывных и технологических скважин; погрузка и выдача руды с блоков на рудный склад; выдача пустой породы с блоков при проходке горных выработок на породный склад).

В соответствии с пунктом 1.13 технического задания подрядчик обязался обеспечить скорость проходки горных выработок – не менее 300 погонных метров в месяц.

Плановыми показателями (приложение N 2 к договору подряда N 08/09-ОР) и календарным графиком (приложение N 3 к договору подряда N 08/09-ОР) предусмотрено выполнение подрядчиком в 2016 проходки горных выработок буровзрывным способом в объеме 3800 погонных метров.

Таким образом, из условий договора подряда N 08/09-ОР (с учетом приложений к нему) следует, что основной обязанностью ответчика являлось выполнение горнопроходческих и добычных работ в объеме не менее 300 погонных метров в месяц и 3800 погонных метров – в 2016 году.

Именно за невыполнение работ в указанном объеме по вине подрядчика, повлекшее остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по переработке добытой подрядчиком руды, устанавливалась ответственность общества “Русолово” перед третьим лицом по агентскому договору (пункт 5.2 агентского договора).

Также договором подряда N 08/09-ОР стороны определили вспомогательные работы: крепление горных выработок в соответствии с проектом; приобретение и монтаж кабельной продукции для подключения буровой техники, вентиляционных систем и прокладки системы оповещения горных выработок от подземных подстанций до горных выработок; приобретение и монтаж водяной и воздушной магистрали, установка запорной арматуры для обеспечения буровых и взрывных работ; зачистка от хлама ранее пройденных выработок, зачистка просыпей породы или руды в местах погрузки руды или породы в рабочих блоках.

В протоколе согласования стоимости работ и порядка их оплаты (приложение N 4 к договору подряда N 08/09-ОР) стороны установили цену каждой основной работы, выполняемой подрядчиком; в отношении вспомогательных работ указали на то, что их цена определяется локальными сметными расчетами, исходя из фактически выполненных объемов работ.

Статьей 11 договора подряда N 08/09-ОР установлена ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору.

Так, согласно пункту 11.5 договора подряда N 08/09-РО при выполнении работ с отступлениями от договора, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают результат выполненной работы непригодным для использования по назначению, заказчик вправе по своему выбору потребовать от подрядчика: безвозмездного устранения недостатков в согласованный сторонами срок; соразмерного уменьшения установленной за работу цены; возмещения расходов на устранение недостатков.

В договоре подряда N 2406/РО стороны согласовали, что перечень, объем, сроки выполнения работ указаны в приложении N 2 (пункт 1.3); за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору стороны несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 5.1); невыполнение объема работ, предусмотренного графиком выполнения работ, повлекшего остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по выработке руды, заказчик вправе требовать от подрядчика возмещения убытков в соответствии со статьей 15 ГК РФ (пункт 5.3); ответственность сторон, не предусмотренная договором, определяется в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 5.4).

В пункте 5.4 агентского договора предусмотрено право принципала наложить на общество “Русолово” штрафные санкции за убытки от выполненных работ подрядчиком, а также в случае неполучения руды на рудный склад в соответствии с производственной программой принципала.

В журнале маркшейдерских указаний N 1 не содержится записей, свидетельствующих о невыполнении подрядчиком объема горной выработки; отражена необходимость срочного выполнения вспомогательной работы – крепления горной выработки в связи с самопроизвольным обрушением породы.

Из решения третейского суда усматривается, что убытки общества “Оловянная рудная компания” возникли в связи с частичным демонтажем аварийной конструкции портала наклонного съезда, строительством нового портала и засыпкой грунтом открытого пространства без возможности извлечения возвратных материалов; расходы третьего лица на электроэнергию, оплату труда сезонных работников для переработки руды и производства продукции в виде оловосодержащего концентрата связаны с осуществлением запуска Солнечной обогатительной фабрики.

В обоснование наличия и размера реального ущерба истец представил в материалы дела документы третьего лица, положенные в основу решения, принятого третейским судом.

Вместе с тем указанные доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве и не имел возможности заявить свои возражения относительно возникновения у общества “Оловянная рудная компания” ущерба по вине подрядчика, а также обоснованности таких расходов.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции, проанализировав условия агентского договора и договоров подряда, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства (в том числе, журнал маркшейдерских указаний, акты приемки выполненных работ, подписанные сторонами без замечаний), обоснованно исходил из того, что истцом не доказаны ненадлежащее исполнение договорных обязательств, невыполнение обществом “Южное горно-строительное управление” плановых показателей проходки (их объема), предусмотренных договорами подряда, невозможность использования результата выполненных подрядчиком работ по назначению, факт остановки работы обогатительной фабрики и технологического процесса переработки руды и по вине ответчика, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Учитывая условия договоров подряда, ненадлежащее выполнение обществом “Южное горно-строительное управление” вспомогательных работ могло повлиять лишь на размер оплаты результата таких работ.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о применении норм права соответствуют установленным им по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, поэтому у суда апелляционной инстанции, поддержанного окружным судом, не имелось оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для отмены законного решения суда первой инстанции.

Поскольку арбитражным апелляционным судом и судом округа допущены существенные нарушения норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов общества “Южное горно-строительное управление” в сфере экономической деятельности, обжалуемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ, а решение суда первой инстанции – оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11 – 291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации,

определила:

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.05.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.09.2018 по делу N А40-117021/2017 отменить, решение Арбитражного суда города Москвы от 15.12.2017 оставить в силе.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
Е.Н.ЗОЛОТОВА

Судьи
И.Л.ГРАЧЕВА
Р.А.ХАТЫПОВА

Просмотров: 372

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code