РОССИЙСКОЙ ПОЛИЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ – 260 ЛЕТ

А.Ю.Климов, доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры социально- экономических и гуманитарных дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
И.А.Колобутина, кандидат педагогических наук, доцент кафедры социально- экономических и гуманитарных дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Полиция, Кёнигсберг, охрана общественного порядка, комендант, регламент, магистрат, Пруссия, русские войска, караул, население, губернатор, полицмейстер.

В статье сформулированы функции российской полиции периода Семилетней войны. Проанализировано и обосновано выполнение полицейских функций личным составом русских войск, составлявших гарнизон Кёнигсберга в 1758-1762 гг.

 

В череде памятных дат отечественной истории приближается один юбилей, значимый как для сотрудников органов внутренних дел, так и для всей страны – три века полиции России. Наступит эта дата 25 мая 2018 г. по старому стилю летоисчисления. В преддверии празднования 300-летия правоохранительной системы мы задались вопросом: когда появились первые полицейские на земле нынешней Калининградской области? Перед данной статьей была поставлена, на первый взгляд, простая цель: разобраться в том, кто, как и когда из российских подданных начал выполнять полицейские функции в Кёнигсберге, городе, в 1946 г. переименованном в Калининград.

Регулярная полиция в России создавалась как орган, на который возлагались обширные задачи по обеспечению «добрых гражданских порядков». Свидетельством важности этих задач является тот факт, что Петр I лично написал «Пункты, данные генерал-полицмейстеру Дивиеру для руководства». В них, по сути дела, формулировалась программа деятельности полиции, определялись ее роль и место в государстве.

Для большей наглядности, сохраняя исторический колорит, приведем формулировки «Пунктов»:

1. Смотреть, чтобы все строение было регулярно построено по Его Царского Величества указу; печи, камели и трубы печные были бы также по указу, чтобы никакое строение за линию не выходило; чтобы улицы и переулки были ровны и изрядны.

2. Чтобы берега рек и протоков, а также сточные канавы были хорошо укреплены, дабы весною и в дожди землею их не заносило, и чтобы вода нигде не останавливалась.

3. Чтобы улицы и переулки содержались в чистоте, были бы сухи и чтобы проезд по ним был не труден.

4. Чтобы торговцы не продавали съестных припасов недоброкачественных, а тем более вредных для здоровья. Чтобы меры и весы были верные и чтобы цены на съестные припасы были объявлены умеренные.

 

5. Прекращать всякие ссоры на улицах и рынках, арестуя виновных и отсылая их в надлежащий суд с их допросами и делом.

6. Всякую четверть года осматривать печи, камели, в поварных очаги и прочие места, где водится огонь и предостерегать хозяев, чтобы с огнем обращались осторожно.

7. Искоренять подозрительные дома, как то: шинки, игорные дома, притоны разврата.

8. Гулящих и слоняющихся людей, а также нищих арестовывать и допрашивать; буде же кто в допросе со словами своими несходен явится, оных определять на работу.

9. Для охранения от воров и пожаров определить со дворов караульщиков. Против воров надлежит иметь какое-нибудь оружие, а на случай пожара ведра, топоры, войлочные щиты, лестницы деревянные, трубы, а в некоторых сборных местах крюки, парусы и большие водоливные трубы. По ночам караульщики должны ходить с трещетками. А для лучшего способа к пойманию и пресечению проходов воровских и прочих непотребных людей сделать по концам улиц шлагбаумы, которые опускать по ночам, и иметь при них караулы с ружьями.

10. Для лучшего наблюдения за выполнением предписанного сиими пунктами, назначить в каждой слободе или улице старосту и с каждых десяти дворов десятского из тех жителей с тем, чтобы каждый десятский за своим десятком накрепко смотрел, чтобы чего не случилось противного запрещению; и если за нем что усмотрят, о том тотчас объявлять старосте, а этот – полицмейстеру. Также учинить распорядок между жителями, кому с каким пожарным орудием являться на пожары [1].

Еще более конкретно и четко, а главное – на законодательном уровне задачи полиции определялись в Регламенте Главного магистрата, изданном в 1721 г. Правовой основой строительства регулярных полицейских органов в масштабе страны стал законодательный акт «Об учреждении полиции в городах» от 23 апреля 1733 г. В соответствии с ним создавалась полиция в губернских и других городах. Это стало важной вехой в развитии полицейского аппарата в стране.

В большинстве городов и провинций России специальные органы полиции не были созданы, а полицейские функции были возложены на местные администрации – губернаторов, воевод, комиссаров и т.д. По-прежнему большую роль в поддержании порядка в стране играла армия. За армейскими командами на законодательном уровне были закреплены ряд полицейских функций. Так, в уезде армейский полковник признавался главой земской полиции. На него была возложена обязанность искоренять на местах всякий «разбой», включая случаи сопротивления помещикам и местным властям крепостных крестьян. Он же был обязан наблюдать за характером взаимоотношений армии и населения, пресекая возможные нарушения и злоупотребления.

В 30-е годы XVIII века следствие и суд по делам о воровстве были переданы юстиц-коллегии в Петербурге, Сыскному приказу (восстановленному в 1730 г.) в Москве, губернским и воеводским канцеляриям в других городах. Правда, такое положение дел просуществовало недолго. Уже при Елизавете Петровне (1741-1761 гг.) в 1746 г. следствие и суд над пойманными преступниками вновь стали проводится в Главной полицмейстерской канцелярии, где была создана специальная разыскная экспедиция.

В 1733 г. в 23 губерниях и городах были созданы полицмейстерские конторы, возглавляемые полицмейстерами из офицеров данного гарнизона. Компетенция полицейских контор была весьма узкой, так как многие полицейские функции остались в ведении губернаторов и воевод. Местная полиция должна была наблюдать за внешним порядком и «благочинием» в городе. Царским Указом 1740 г. регламентировалась патрульная служба в городах. В 1746 г. учреждена экспедиция по делам воров и разбойников. Высочайшими указами 1746 г. и 1747 г. устанавливались правила поведения в общественных местах. Указом 1750 г. регламентировались методы борьбы с проституцией и притонами.

Но нас в первую очередь интересует промежуток времени с 1758 по 1762 г. Будем считать, что вышеуказанными основными функциями и определялись главные направления деятельности полиции, ее роль и место в государстве в тот период. Таким образом, можно выделить три группы обязанностей полиции:

1. Надзор за благоустройством и санитарией.

2. Охрана общественного порядка и борьба с преступностью.

3. Обеспечение пожарной безопасности.

В самом западном регионе современной России практически каждому известен тот факт, что в ходе Семилетней войны в январе 1758 г. русскими войсками была занята Восточная Пруссия с главным городом провинции Кёнигсбергом. В течение четырех лет эта провинция находилась под властью Российской Короны. Вступивший с войсками 11 января 1758 г. в Кёнигсберг главнокомандующий русской армией, генерал-аншеф, граф В.В. Фермор был «высочайше назначен» генерал-губернатором Пруссии. Именно в Кёнигсберге, уже на следующий день после прибытия графа В.В. Фермора «приводим был весь город к присяге, и главное правление всем королевством Прусским началось нашими» [2], и сразу же началось формирование структур российской государственной власти.

Для выполнения функций полиции, несения гарнизонной и караульной службы в Кёнигсберге были определены 4-й гренадерский, Троицкий пехотный и Архангелогородский пехотный полки. Комендантом города Кёнигсберга был назначен бригадир Иван Трейден, который считался и старшим над комендантами других населенных пунктов провинции. Суды были поручены полковнику Яковлеву. В задачи коменданта и приданных ему войск входило поддержание общего порядка в городе, а также контроль за взаимоотношениями местного населения и военных.

Комендатура располагалась в крепости, или цитадели, называемой Фридрихсбургом. Эта крепость была построена в 1657 г. В настоящее время сохранились ее ворота на ул. Портовой. Она прикрывала северную и южную части городского вала, герцогский замок, контролировала водный путь от залива. Внутри крепости также размещалась тюрьма.

Охрана общественного порядка в городе осуществлялась одним из полков гарнизона, который нес службу две-три недели, а потом сменялся другим полком. От полка наряжались караулы, которые во главе с офицером охраняли городские ворота, а их в то время было восемь (Фридланские, Бранденбургские, Аусфальские, Штайндамские, Трагхаймские, Росгартенские, Гумбиненские (ныне Королевские), Закхаймские). Патрулирование улиц производилось дозорами. Контроль за дозорами, несением караульной службы и сменой караулов производились рундами (наряд из четырех солдат) под командованием офицера. Задачи, выполняемые караулами, дозорами и рундами, вполне сопоставимы с функциями современной патрульно- постовой службы полиции, а именно: обеспечение правопорядка на улицах и в других общественных местах, пресечение преступлений и правонарушений на маршрутах патрулирования.

Функции современной паспортно-визовой службы в те далекие времена также приходилось организовывать и выполнять бригадиру Трейдену. Семилетняя война определенным образом нарушала торговые связи на Балтийском море. До перехода в российское подданство кёнигсбергские купцы возили свои товары в Любек, Данциг, Кольберг, Гамбург, и российские власти опасались, что подобная торговля может вестись в интересах Пруссии. Поэтому купцов поначалу не отпускали в море. Однако в связи с принесением населением провинции присяги на верность российской императрице все становились ее подданными и должны были иметь равные права с россиянами. Для того чтобы прусский купец мог выйти в море или пересечь сухопутную границу провинции, он должен был получить разрешение, то есть – паспорт. И в начале мая 1758 г. Трейден начинает с осторожностью выдавать паспорта, «сообразуясь с обстоятельствами». Он разрешает выезд только самым старшим по возрасту купцам, тем, кто не может нести воинскую службу, при этом обязывает их к зиме вернуться к прежнему месту жительства.

Напомним, что в указаниях Петра I генерал-полицмейстеру Дивиеру указывалось на необходимость искоренять подозрительные дома (шинки, игорные дома, притоны разврата). И с этой проблемой пришлось разбираться выполнявшему полицейские функции бригадиру Трейдену и сменившему его в январе 1759 г. новому коменданту Кёнигсберга полковнику (а впоследствии бригадиру) Гельвигу. Очевидец и участник тех событий российский офицер Андрей Тимофеевич Болотов в своих воспоминаниях писал: «Кёнигсберг есть такой город, который преисполнен всем тем, что страсти молодых, и в роскошах и распутствах жизнь свою провождающих, удовлетворять и насыщать может, а именно: что было в оном превеликое множество трактиров и бильярдов и других увеселительных мест; что все что угодно в нем доставать можно, а всего паче, что женский пол в оном слишком любострастью подвержен, и что находится в оном превеликое множество молодых женщин, упражняющихся в бесчестном рукоделии и продающих чести и целомудрие свое за деньги… Не успело и двух недель еще пройти, как, к превеликому удивлению моему, услышал я, что не осталось в городе ни одного трактира, ни одного винного погреба, ни одного бильярда и ни одного непотребного дома, который бы господам нашим офицерам был уже неизвестен, но что все они были у них на перечете» [2].

Учитывая такое положение дел, комендант Кё- нигсберга издает указание: «В непристойные места не входить, ибо сие не токмо противно и непристойно есть, но паче опасно есть прилипчивою болезнью» [3]. Более того, за этим устанавливается жесткий контроль коменданта, и в качестве профилактических мер военнослужащим разрешено было вызвать из России своих жен. В сентябре 1759 г. губернатору провинции А.Н. Корфу было доложено, что в Кёнигсберг прибыло «жен унтер- офицеров – 3, капралов – 8, сержантов – 4, «барабанщичьи» – 2, каптенармусов – 2, плотников – 1, «солдацких» – 3» [4].

При всех преимуществах, какие были в Кёнигсберге в отличие от многих российских городов (это и мощеные камнем улицы, и уличные фонари, и книжные магазины), все-таки было нечто, что явно не украшало город. Как сообщал Болотов, «в тесных городских улицах. по ночам всякую нечисть и сор выкидывают из домов на улицы, которая хотя ежедневно, особыми и нарочито к тому определенными людьми и счищается и свозится долой, но нередко бывает от того дурной запах и духота, заражающая воздух.» [2]. Учитывая такие обстоятельства, Трайдену приходилось выделять «нарочного фурманщика» «с состоящих здесь полков и батальонов солдат» и пытаться наводить в городе санитарный порядок.

Если добавить к этому, что сменивший на посту коменданта Гельвига полковник Райнсдорп, чтобы предотвратить возможные волнения среди местного населения, выполняя функции современной лицензионно-разрешительной системы, пытался собрать у жителей все имеющееся огнестрельное и холодное оружие, можно утверждать, что практически все полицейские функции времен царствования дочери Петра I императрицы Елизаветы Петровны выполнялись в находившемся под российской короной Кёнигсберге русскими войсками. В соответствии с этим берем на себя смелость утверждать, что личный состав 4-го гренадерского, Троицкого пехотного и Архангелогородского пехотного полков, а также коменданты Кёнигсберга бригадир Трайден, бригадир Гельвиг, полковник Райнсдорп и были первыми российскими полицейскими на земле, которая двумя веками позже стала Калининградской областью. Поэтому можно с определенной долей относительности суждений сказать, что история российской полиции на территории самого западного региона России в 2018 году будет насчитывать 260 лет.

 

Библиографический список:

1. Свод законов Российской империи. Т. 14, 15, 16 // СПС «КонсультантПлюс».
2. А.Т. Болотов в Кёнигсберге: Из записок А.Т. Болотова, написанных им самим для своих потомков. Калининград, 1990.
3. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 25. Оп. 1. Д. 210. Л. 2.
4. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 25. Оп. 1. Д. 230. Л. 3.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 418

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code