УЧАСТНИКИ ПРОВЕРКИ СООБЩЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Е.А.Семенов, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Орловского юридического института МВД России имени В.В. Лукьянова
К.А.Нечушкина

Проверка сообщения о преступлении, проблемы правового регулирования, участники уголовного судопроизводства, заявитель, очевидец.

Проводится анализ уголовно-процессуального законодательства, регулирующего порядок проведения проверки сообщения о преступлении. Обозначены некоторые проблемы правового регулирования данного уголовно-процессуального института, а также сформулированы предложения по совершенствованию правового положения участников уголовного судопроизводства при проверке сообщений о преступлениях.

 

Проверка сообщения о преступлении является важным этапом уголовного судопроизводства. Основной задачей проведения проверки по поступившему сообщению о преступлении является принятие законного и обоснованного процессуального решения в соответствии с ч. 1 ст. 145 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ).

Согласно статистическим данным в 2016 году подразделениями полиции зарегистрировано 2 млн 160 тысяч преступлений, что примерно на 10% меньше уровня предшествовавшего года. Данный процесс отмечается в 74 субъектах Российской Федерации [1]. В рамках УПК РФ органами внутренних дел в 2015 году рассмотрено 11,763 млн заявлений и сообщений (+0,8%). При этом в каждом втором случае было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела (6,665 млн; -0,6%). Почти по 1,763 млн (-1,9%) заявлений и сообщений принято решение о возбуждении уголовного дела [2].

Во многом именно от полноты проведения проверочных действий, а также от законности их проведения зависит решение по поступившему сообщению и в некоторой степени достижение назначения уголовного судопроизводства, предусмотренного ст. 6 УПК РФ. При этом следует отметить, что на первоначальной стадии уголовного процесса в нем принимает участие широкий круг лиц, процессуальный статус которых недостаточно определен. Проблема процессуального статуса участников досудебного производства, в том числе и проверки сообщения о преступлении, постоянно находится в поле зрения ученых-процессуалистов и практиков [3, 11, 12].

Расширение круга лиц, принимающих участие в проведении проверки по поступившему сообщению о преступлении, обусловлено принципиальной позицией законодателя, заключающейся в том, чтобы максимально обеспечить соблюдение прав и законных интересов лиц, вовлеченных в данную процессуальную деятельность, а также расширением перечня следственных действий и процессуальных мероприятий, проводимых до возбуждения уголовного дела.

Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно- 30 процессуальный кодекс Российской Федерации» в ст. 144 УПК РФ были внесены существенные изменения, затрагивающие отдельные процессуальные действия, проводимые при проверке сообщения о преступлении. Однако правового статуса лиц, принимающих участие в действиях на первоначальном этапе расследования, они не затронули. Отсутствие нормативной регламентации процессуального статуса лиц, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, создает предпосылки для ограничения их прав и законных интересов со стороны должностных лиц, уполномоченных проводить проверку.

Так, например, 8 июня 2012 года Н. обратился в органы внутренних дел с заявлением о том, что с принадлежащего ему автомобиля без его ведома работники ООО «РВС-сервис» пытались снять коробку передач. Постановлением участкового уполномоченного полиции и по делам несовершеннолетних отдела МВД России по г. Муравленко Ч. от 18 июня 2012 года по результатам проверки заявления Н. в возбуждении уголовного дела было отказано. Не согласившись с принятым решением, Н., в соответствии с положениями ст. 125 УПК РФ, обратился в Муравленковский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа с жалобой о признании постановления незаконным и необоснованным. Поданная Н. жалоба была удовлетворена.

Как указал суд первой инстанции, в ходе проверки по сообщению о преступлении (попытке хищения имущества) обжалуемое постановление вынесено преждевременно, поскольку участковым не были выяснены обстоятельства, которые могли повлиять на его решение, в частности: не установлены статус и полномочия заявителя; не опрошен К., работавший в качестве водителя на автомашине, принадлежащей Н.; не проверены сведения о наличии договорных отношений между Н. и ООО «РВС-Сервис» по аренде принадлежащего заявителю автомобиля и, соответственно, об объемах взаимных прав и обязанностей сторон по договору, в том числе по распоряжению указанным автотранспортом. Позднее в связи с вышеуказанными обстоятельствами судебная коллегия нашла выводы суда о неполноте проведенной проверки законными, обоснованными и мотивированными. Соглашаясь с представлением, судебная коллегия сочла, что суд первой инстанции необоснованно сделал выводы о наличии противоречий в объяснениях свидетелей и заявителя, что недопустимо при рассмотрении жалобы в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

В результате рассмотрения жалобы Н., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа признала действия участкового уполномоченного полиции и по делам несовершеннолетних ОМВД России по г. Муравленко Ч. по вынесению постановления от 18 июня 2012 года об отказе в возбуждении уголовного дела незаконными, нарушающими п. 2 ч. 1, ч. 1 ст. 145, ч. 1 ст. 146 УПК РФ [4].

Приведенный пример из правоприменительной практики указывает на необходимость разъяснения заявителю его прав и обязанностей в полном объеме. Вместе с тем объем его полномочий в уголовно-процессуальном законе недостаточно регламентирован и требует дополнительного нормативного закрепления. Кроме того, отсутствие в УПК РФ процессуального статуса указанных лиц привело к возникновению дискуссии относительно перечня участников проверки сообщения о преступлении.

Так, Ю.Б. Чупилкин классифицирует всех участников стадии возбуждения уголовного дела, исходя из их законных интересов, по четырем группам.

Первая группа – участники проверочных действий, заинтересованные в возбуждении уголовного дела: заявитель; пострадавший; представитель пострадавшего; лицо, задержавшее подозреваемого на месте совершения преступления или с поличным.

Вторая группа – участники проверочных действий, заинтересованные в защите от возможного уголовного преследования. К их числу автор относит: лицо, подвергнутое фактическому задержанию; лицо, явившееся с повинной; лицо, на которое указывают очевидцы или заявитель (пострадавший).

К третьей группе отнесены участники, обладающие специальными знаниями: эксперт, специалист, ревизор, переводчик.

Четвертую группу составляют лица, лично не заинтересованные в принятии решений по итогам проверки сообщения о преступлении: очевидцы правонарушения; лица, располагающие информацией о совершенном или готовящемся преступлении; понятые [5].

Считаем, что приведенная Ю.Б. Чупилкиным классификация участников проверки сообщения о преступлении является неполной, так как автор не упоминает должностных лиц и органы, которые проводят эту проверку. В данную категорию, помимо обозначенных участников, согласно ст. 144 УПК РФ, входят: дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа, прокурор, суд.

По нашему мнению, классификация А.Н. Наумова имеет большую практическую значимость и целесообразность для использования. Он предлагает следующие категории участников проверки сообщения о преступлении:

1) уполномоченные государством органы и лица, проводящие проверку;

2) лица, которые пострадали от совершения преступления;

3) лица, которые причастны к совершению преступления;

4) лица, которым что-либо известно об обстоятельствах совершения преступления;

5) лица, оказывающие помощь субъектам процессуальной деятельности в выяснении обстоятельств совершения преступления;

6) органы и должностные лица, которые имеют право проводить оперативно-разыскные мероприятия;

7) лицо, оказывающее юридическую помощь [6].

Что касается лица, оказывающего юридическую помощь при проверке сообщения о преступлении, отметим, что в правоприменительной деятельности возникает ряд трудностей из-за несогласованности норм УПК РФ. Федеральный закон от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ установил возможность пользоваться услугами адвоката лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, в качестве одного из их прав. В частности, в п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ указывается, что именно защитник, а не адвокат вправе участвовать в уголовном деле с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ. Формулировка п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ противоречива. Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность участия защитника в уголовном деле, которое еще не возбуждено, при проверке сообщения о преступлении. Отсюда следует, что указанные нормы УПК РФ необходимо привести во взаимное соответствие, устранив рассмотренные нами противоречия.

По мнению А.В. Капранова, к числу участников стадии возбуждения уголовного дела относятся: заявитель; понятой; переводчик; эксперт; специалист; пострадавший; лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела; лицо, явившееся с повинной; представитель пострадавшего; очевидец; лицо, задержавшее подозреваемого на месте преступления или с поличным [7, с. 17].

Кроме того, ряд авторов относит к участникам проверки сообщения о преступлении, помимо обозначенных выше, юридическое лицо. Так, П.Г. Сычев отмечает: «Юридическое лицо, которому преступлением причинен имущественный вред или вред его деловой репутации, является субъектом нарушенного права и имеет право быть заявителем в стадии возбуждения уголовного дела» [8, с. 5]. Однако формулировка, предполагающая, что именно юридическое лицо является участником проверки сообщения о преступлении, не совсем корректна, так как в соответствии с ч. 1 ст. 45 УПК РФ интересы юридического лица представляет адвокат, а также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. Поэтому более удачной будет формулировка «представитель юридического лица при проверке сообщения о преступлении».

Вместе с тем в научной литературе существует мнение, согласно которому фактический круг участников шире, чем указано в УПК РФ, и в него входят «люди, выполняющие вспомогательные действия, определенную физическую работу, например, лица, осуществляющие раскопку земли при эксгумации или обыске, граждане, привлеченные к обследованию больших участков местности при поиске трупа, и др.» [9, с. 10].

В этом контексте можно сделать вывод о том, что в производстве следственных действий могут принимать участие лица, оказывающие содействие на первоначальном этапе расследования, выполняющие вспомогательные функции, но при этом не располагающие информацией, имеющей значение для расследования по проверяемым материалам. Следовательно, вовлечение их в производство предварительно расследования в случае возбуждения уголовного дела и придание им процессуального статуса не требуется.

Анализ формулировки, представленной в ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ, относительно «лиц, участвующих в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении», позволяет говорить о том, что данным понятием охватываются все участвующие при производстве процессуальных действий лица, независимо от характера их участия на последующих стадиях. Фактически при проверке сообщения о преступлении правоприменитель вступает в правовые отношения с лицами с неопределенным процессуальным статусом, но с возможностью приобретения в перспективе этого статуса на предварительном расследовании. По нашему мнению, предложенная некоторыми авторами формулировка «участники проверки сообщения о преступлении» является более удачной. Она охватывает только тех лиц, которые после первоначальной стадии приобретут уголовно-процессуальный статус одного из участников предварительного расследования.

Изучение практики свидетельствует о возникновении сложностей у следователей (дознавателей) при выполнении обязанности по разъяснению лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, прав и обязанностей, предусмотренных УПК РФ, а также обеспечении возможности осуществления этих прав, так как до возбуждения уголовного дела неясно, каким объемом прав и обязанностей обладают эти лица. Четкое законодательное определение круга участников проверки сообщения о преступлении, их прав и обязанностей необходимо также для более эффективного применения такой разновидности дознания, как дознание в сокращенной форме.

Дознание в сокращенной форме является относительно новой формой проведения предварительного расследования. Она введена в УПК РФ Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ. Несмотря на незначительные сроки применения данной нормы в производстве по уголовным делам, уже сложилась определенная судебно-следствен- ная практика. Она выявила ряд сложностей, с которыми сталкиваются дознаватели. В частности, ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ в качестве одного из прав дознавателя устанавливает возможность не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении были получены объяснения, за исключением случаев, если необходимо установить дополнительные, имеющие значение для уголовного дела фактические обстоятельства, сведения о которых не содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении, либо необходимо проверить доказательства, достоверность которых оспорена подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем. Пользуясь таким предоставленным законом правом, дознаватель идет на определенный риск, так как в ходе судебного следствия не исключена вероятность того, что кто-либо из этих лиц может изменить свои показания, что приведет к производству дознания в обычном порядке. Для исключения возникновения ситуаций подобного рода особую важность приобретает качественное производство процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении.

Необходимо отметить и другую проблемную ситуации, связанную с тем, что порядок производства некоторых процессуальных и следственных действий (получение объяснения, образцов для сравнительного исследования, истребование документов и предметов, их изъятие, производство документальных проверок, ревизий) УПК РФ недостаточно регламентирован. Это указывает на необходимость внесения в ст. 144 УПК РФ изменений, регламентирующих порядок производства обозначенных процессуальных и следственных действий при проверке сообщения о преступлении.

С учетом рассмотренных проблем, во многом связанных с отсутствием процессуального статуса отдельных лиц, участвующих в производстве проверочных мероприятий по сообщению о преступлении, полагаем, что в УПК РФ необходимо внести следующие изменения:

1) в ст. 5 УПК РФ внести определение «представитель юридического лица при проверке сообщения о преступлении» – адвокат или иное лицо, правомочное в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять интересы юридического лица в уголовном процессе;

2) основываясь на положениях Постановления Конституционного суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 года № 3-П «По делу о проверки конституционности пункта 2 статьи Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана» [10], считаем целесообразным изложить ч. 4 ст. 144 УПК РФ в новой редакции: «Заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия и разъясняется его право на ознакомление с материалами по результатам рассмотрения сообщения о преступлении в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы. Правом на ознакомление с материалами по результатам рассмотрения сообщения о преступлении обладает также лицо, в отношении которого проводилась проверка по сообщению о преступлении, в случае если оно установлено».

 

Библиографический список:

1. Состояние преступности за январь-декабрь 2016 года // Официальный сайт МВД России. URL: https://мвд.рф/reports/item/9338947/ (дата обращения: 22.03.2017).
2. Доклад о результатах и основных направлениях деятельности МВД РФ // Официальный сайт МВД России. URL: https://мвд.рф/mvd/structure1/Departamenti/Organizacionno_analiticheskij_departamen/Novosti._ Publikacii._Vistuplenija./item/3196429/ (дата обращения 22.03.2017).
3. Зайцева Е.А. Уголовно-процессуальный статус участников проверки сообщения о преступлении и их правовая активность // Вектор науки ТГУ. Серия: Юридические науки. 2014. № 2 (17). С. 50-53.
4. Апелляционное определение по делу №22-855/2013 // Сайт «РосПравосудие». URL: https:// rospravosudie.com/court-sud-yamalo-neneckogo-avtonomnogo-okruga-yamalo-neneckij-avtonomnyj-okrug-s/ act-535485943/ (дата обращения 22.03.2017).
5. Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав личности в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовный процесс. 2010. № 2. С. 42-44.
6. Наумов А.М. Процессуальный статус участников доследственной проверки // Российский следователь. 2016. № 8. С. 8-12.
7. Капранов А.В. Оптимизация стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2005. 25 с.
8. Сычев П.Г. Особенности участия и гарантии прав организаций (юридических лиц) на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. 28 с.
9. Комягина Ю.С., Лаврухин С.В. Следственные действия: сущность, классификация, принципы. М.:Юрлитинформ, 2009. 248 с.
10. Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 18.02.2000 № 3-П «По делу о проверки конституционности пункта 2 статьи Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 9. Ст. 1066.
11. Синенко С.А. Правовой статус лица, потерпевшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела // Российский следователь. 2012. № 2. С. 25-28.
12. Марковичева Е.В., Васюков В.Ф. Проблемные вопросы возбуждения уголовных дел на современном этапе: Монография. М.: Проспект, 2016. 80 с.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 731

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code