РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ, РОЗЫСКНЫЕ МЕРЫ И РОЗЫСКНЫЕ ДЕЙСТВИЯ: СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ, СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

Т.В.Попова, кандидат юридических наук, доцент, начальник отдела по исследованию проблем отраслевого управления научно-исследовательского центра Академии управления МВД России
А.В.Котяжов, кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник отдела по исследованию проблем отраслевого управления научно-исследовательского центра Академии управления МВД России

Розыскная деятельность следователя, розыскные меры, розыскные действия.

В статье на основе рассмотрения сущности криминалистической категории «<розыскная деятельность следователя» раскрывается проблематика, возникающая при практической реализации данного направления деятельности вследствие недостаточного нормативного закрепления уголовно-процессуальных понятий «розыскные меры» и «розыскные действия». Сформулированы предложения по совершенствованию правоприменительной практики.

 

Расследование как объект научного исследования многоаспектно по характеру и имеет специфическое содержание. К одному из элементов его структуры относится розыскная деятельность следователя.

В рамках криминалистического учения о розыске указанная деятельность определена как одна из важных функций следователя, реализуемая при возникновении задачи розыска в период проверки сообщения о преступлении, на всех этапах расследования либо в работе по приостановленному делу с целью обнаружения разыскиваемого объекта посредством использования предусмотренных уголовно-процессуальным законом и рекомендованных криминалистикой средств, приемов и методов [1, с. 37-38]. В данном контексте следует согласиться с Р.С. Белкиным в том, что «… розыскной деятельности следователя присуща лишь такая цель, как обнаружение, ибо следователь имеет дело с розыском лишь известных, установленных объектов» [2, с. 213].

Предметом криминалистического учения о розыске являются следующие закономерности возникновения, собирания, исследования, оценки и использования доказательственной и ориентирующей информации:

– «отображаемость» в материальной среде и сознании людей признаков разыскиваемых лиц и иных объектов, что позволяет индивидуализировать их;

– повторяемость поведения разыскиваемых обвиняемых и лиц, укрывающих разыскиваемые объекты, что позволяет прогнозировать их поступки;

– зависимость поведения разыскиваемых от условий, в которых они находятся; обусловленность выбора способов укрытия объектов преступным опытом укрывающих, их профессиональными навыками и психологическими свойствами;

– взаимосвязь способов укрытия разыскиваемых объектов и следов применения этих способов; зависимость поведения разыскиваемого от характера совершенного преступления, степени его общественной опасности, а также принадлежности обвиняемого к определенной возрастной группе или преступной среде [3, с. 7].

Сегодня указанное направление деятельности следователя закреплено в уголовно-процессуальном законе посредством нормативного определения понятий «розыскные меры» (п. 38 ст. 5, ч. 4 ст. 157, ч. 5 ст. 208, п. 2 ч. 2 ст. 209 УПК РФ) и «розыскные действия» (ч. 1 ст. 152 УПК РФ). Вместе с тем сущность, содержание и соотношение указанных понятий не определены.

В современной юридической науке необходимость «установления правовой природы розыскных мер (действий и решений) следователя» [4] определена в качестве важнейшей теоретической и практической проблемы, от решения которой зависит эффективность расследования.

В соответствии с п. 38 ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе» розыскные меры – это меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления.

Анализ перечня и объема полномочий субъектов, участвующих в реализации розыскных мер, позволяет сделать вывод о том, что данное понятие шире по содержанию и включает в себя розыскные действия, наряду с применением других средств розыскной деятельности следователя (следственных и иных процессуальных действий, непроцессуальных и организационных действий).

Вместе с тем, по нашему мнению, уголовно-процессуальное понятие «розыскные меры» сформулировано с нарушением логических правил юридической техники, а именно как «определение через определяемое», то есть «меры – это меры». Не раскрыты сущность и содержание понятия.

Вместе с тем направленность «розыскных мер» на установление лица, подозреваемого в совершении преступления, может быть неоднозначно воспринята субъектами розыскной деятельности.

В представленной формулировке «установление лица» можно интерпретировать следующим образом:

1. Во-первых, как установление места нахождения лица, подозреваемого в совершении преступления, личность которого следователю известна.

Такое толкование соотносится с мнением И.А. Возгрина, который включил розыскные меры в перечень действий следователя, по уголовным делам определив, что «ими являются разрешенные уголовно- процессуальным законом действия следователя и сотрудников органов дознания по установлению места нахождения обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей, трупов, животных, ценностей, предметов, документов и других объектов, имеющих значение для расследуемого уголовного дела» [5, с. 423].

Однако, в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 209 УПК РФ, решение следователем задачи установления местонахождения подозреваемого или обвиняемого обособлено от принятия следователем розыскных мер в случае, когда не удалось установить местонахождение указанного лица, не представляется возможным.

2. Во-вторых, как установление признаков внешности и установочных данных лица, подозреваемого в совершении преступления. Очевидно, что в данном случае категория «розыскные меры» соотносится с поисковой деятельностью, реализуемой в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий и раскрытия преступления, а не с розыскной деятельностью следователя.

Следует особо отметить, что в качестве объекта розыскных мер в п. 38 ст. 5 УПК РФ указано только лицо, подозреваемое в совершении преступления. Исключение иных объектов розыскной деятельности следователя (обвиняемого; лица, пропавшего без вести; похищенного имущества и др.) сужает спектр регулирования уголовно-процессуальных правоотношений, связанных с осуществлением розыскной деятельности следователя в период уголовного судопроизводства.

В контексте того, что установление местонахождения подозреваемого – это, по сути, обнаружение указанного лица, индивидуально-определенные признаки которого следователю известны, следует согласиться с И.А. Возгриным, который писал, что розыскные меры – это «разрешенные уголовно-процессуальным законом действия следователя и сотрудников органов дознания по установлению места нахождения обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей, трупов, животных, ценностей, предметов, документов и других объектов, имеющих значение для расследуемого уголовного дела» [5].

По нашему мнению, необходимо внести изменения в ст. 5 УПК РФ, соответствующие положениям криминалистической теории розыска, и изложить п. 38 указанной статьи в следующей редакции: «Розыскные меры – это комплекс следственных, розыскных действий следователя (дознавателя) и розыскных тактических операций, осуществляемых при возникновении тактической задачи розыска в период проверки сообщения о преступлении, на всех этапах расследования либо в работе по приостановленному делу в целях обнаружения разыскиваемого объекта (лица, предмета и др.) – источника доказательственной информации по уголовному делу».

Природа криминалистической и уголовно-процессуальной категории «розыскные меры» не позволяет нам согласиться с С.В. Бажановым в том, что сущность этой категории может быть определена путем соотношения с понятием «розыскные (оперативно- розыскные) мероприятия», разрабатываемым в рамках теории оперативно-розыскной деятельности [6].

В свою очередь, правовым основанием для разграничения следственных и розыскных действий в системе средств розыскной деятельности следователя является уголовно-процессуальное законодательство.

В рассматриваемом вопросе отмечается преемственность. Так, в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР, «следователь по расследуемым им делам вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий.» [7]. Данная норма корреспондируется 24 с ч. 1 ст. 152 УПК РФ, согласно которой «в случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий дознавателю или органу дознания» [8].

В настоящее время в криминалистическую классификацию розыскных средств вошли три группы розыскных действий: 1) следственные; 2) розыскные действия: иные процессуальные и непроцессуальные действия; 3) организационные действия.

В сущности, любое следственное действие может производиться с целью как обнаружения разыскиваемого объекта, так и установления обстоятельств, входящих в перечень, предусмотренный ст. 73 УПК РФ. Вместе с тем специфику проведения указанных следственных действий определяет их «розыскная направленность» [9, с. 96.; 10, с. 243].

Проведенное нами изучение 180 уголовных дел о преступлениях, связанных с исчезновением несовершеннолетних, показало, что к перечню наиболее часто встречающихся в этих уголовных делах следственных действий следует отнести: осмотр места происшествия (проводился по 75,1% дел); осмотр помещений и участков местности (34,9%); предъявление для опознания (25%); обыск (23,7%); проверка показаний на месте (14,7%); выемка (14,2%); контроль и запись переговоров (9,5%). В ходе расследования всех изученных нами дел проводился допрос.

К следующей классификационной группе розыскных действий отнесены процессуальные и непроцессуальные действия следователя, которые направлены на достижение целей розыска, но не являются следственными, организационными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями. Их можно разделить на две группы:

1) иные процессуальные действия (кроме следственных): объявление розыска обвиняемого (ст. 210 УПК РФ), дача поручений органам дознания (ст. 38 УПК РФ), назначение судебных экспертиз (генотипоскопических, молекулярно-генетических) психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа), использование психологических знаний и методов активации памяти с применением трансовых технологий и др.;

2) непроцессуальные действия: направление запросов, проверки по учетам (лиц, доставленных в территориальные органы МВД России; происшествий; информационным базам медицинских учреждений, бюро судебно-медицинской экспертизы и моргов); ориентирование личного состава территориальных органов МВД России; беседы с осведомленными лицами; проверки на предприятиях, в учреждениях и организациях; информирование общественности с использованием средств массовой информации; выявление свидетелей и очевидцев; обследование мест возможного сбыта похищенного; изучение архивных уголовных дел; создание условий, побуждающих разыскиваемого обращаться в определенные учреждения (в банк, отдел ЖКХ, многофункциональный центр муниципального образования и др.) или к определенным лицам, за которыми установлено наблюдение и т.д.

В свою очередь, организационные (организационно-технические) действия следователь выполняет, чтобы получить информацию, создать условия для решения розыскных и иных задач (создание оперативного штаба для координации широкомасштабных розыскных мероприятий; участие в формировании аналитических и постоянно действующих следственно-оперативных групп и др.).

Следует особо отметить, что розыскная деятельность следователя, входя в содержание уголовного судопроизводства (п. 9 ст. 5 УПК РФ), в тактическом отношении выходит за рамки расследования. Поэтому, наряду с тактическими основами розыска на первоначальном и последующем этапах расследования, в работе по приостановленному делу [11, с. 524], можно говорить и об использовании некоторых рекомендованных криминалистикой розыскных средств уже на стадии возбуждения уголовного дела. Это первая самостоятельная стадия уголовного судопроизводства (ст.ст. 140-149 УПК РФ), в ходе которой формируется информационная основа исходных следственно-розыскных ситуаций и реализуется комплекс рекомендованных криминалистикой розыскных средств – процессуальных и непроцессуальных, включая организационные – розыскные действия.

По изученным нами уголовным делам, возбужденным по фактам безвестного исчезновения несовершеннолетних, доследственная проверка проводилась в 88,1% случаев. Поводами для возбуждения таких уголовных дел явились заявления родственников детей и близких лиц.

Изменения, внесенные в ч. 1 ст. 144 УПК РФ Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ, существенно расширили розыскные возможности следователя в период проверки сообщения о преступлении. Сегодня следователь вправе получать объяснения заявителя и других граждан, которым могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для дела; получать образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия; производить освидетельствование; при обнаружении погибшего несовершеннолетнего производить осмотр его трупа; давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий; привлекать специалистов к производству исследований документов, предметов, трупов. Указанные действия следователя, как правило, сочетаются с осуществлением им или по его требованию комплекса непроцессуальных и организационных розыскных действий.

Сегодня потребность в реализации следственной функции розыска скрываемых (сокрытых) объектов – источников доказательственной информации, возникает практически по каждому уголовному делу. Данное обстоятельство обусловливает необходимость конкретизации существующих законодательных норм, регламентирующих осуществление розыскной деятельности следователя и порядок применения розыскных средств в зависимости от обстоятельств расследуемого преступления.

Сущность практической реализации розыскных мер отражает комплексный подход к осуществлению на основе единого замысла и по единому плану розыскных, следственных действий розыскной направленности, оперативно-розыскных и организационных мероприятий, проводимых с целью установления заподозренного (подозреваемого) в преступлении, обнаружения лица, пропавшего без вести, установления иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу о преступлении. Все это является необходимым условием достижения цели розыска.

 

Библиографический список:

1. Котяжов А.В. Деятельность следователя по розыску несовершеннолетних, пропавших без вести: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2013.
2. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2: Частные криминалистические теории. М.: Юрист, 1997.
3. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. Волгоград, 1988.
4. Гладышева О.В., Репкин М.С. Понятие и правовая природа розыскных действий следователя // Российский следователь. 2009. № 1. С. 4-6.
5. Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф. Крылова, А.И. Бастрыкина. М.: Дело, 2001.
6. Бажанов С.В. Розыск (розыскная деятельность) как межотраслевая категориям // Российская юстиция. 2016. № 1. С. 33-36.
7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // СПС «КонсультантПлюс».
8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 07.06.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 18.06.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
9. Шурухнов Н.Г. Розыскная и поисковая деятельность следователя // Курс лекций по криминалистике. Вып. 10 / Под ред. А.Ф. Волынского. М., 1999.
10. Закатов А.А. Розыскная деятельность следователя // Криминалистика / Под ред. Закатова А.А., Смагоринского Б.П. М., 2003.
11. Шурухнов Н.Г. Розыскная деятельность следователя // Криминалистика / Под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. М., 2009.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 728

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code