О ГРАНИЦАХ ЭКСПЕРТНОЙ ИНИЦИАТИВЫ

С.Л.Мельник, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры права Смоленского государственного университета

Специальные знания, экспертная инициатива, уголовно-процессуальное законодательство, самостоятельное собирание доказательств экспертом, задание следователя, экспертные методики.

В статье рассматриваются границы, в пределах которых, эксперт может проявить экспертную инициативу при производстве судебных экспертиз. Дается сравнительный анализ данного термина по уголовно-процессуальному законодательству РСФСР, РФ, республик Беларуси, Казахстана и Латвии. Критикуется позиция некоторых отечественных ученых.

 

Вопросам экспертной инициативы уделяется довольно пристальное внимание правоприменителей и ученых процессуалистов, так как, с одной стороны, она имеет важное практическое значение, а с другой, – отсутствует ее законодательная регламентация. Ни УПК РФ, ни Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» не раскрывают понятия, обозначаемого этим термином.

И. Ожегов в «Словаре русского языка» термин «инициатива» трактует так: 1) почин, внутреннее побуждение к новым формам деятельности, предприимчивость; 2) руководящая роль в каких-нибудь действиях [7, с. 206]. Малый толковый словарь русского языка дает следующие разъяснения данному термину: 1) Побуждение к какому-нибудь новому делу, начинание; 2) руководящая роль в каких-нибудь действиях; 3) предприимчивость, самостоятельность в действиях [6, с. 182]. В Большой Советской Энциклопедии указано, что термин «инициатива» происходит от французского «initiative» или от латинского «initium» – начало, почин, первый шаг в каком-либо деле, побуждение к началу какого-либо дела, способность к самостоятельным активным действиям [3, с. 28].

«Инициатива экспертная, – писал профессор Р.С. Белкин, – установление экспертом по собственному усмотрению фактов и обстоятельств, не предусмотренных экспертным заданием, но имеющих значение для дела… Чаще всего выражается в установлении экспертом обстоятельств, способствовавших совершению преступления, конструктивных дефектов исследуемых объектов и т.п. Обстоятельства, инициативно устанавливаемые экспертом, излагаются в заключении наряду с выводами эксперта. Впоследствии они могут быть объектом обобщения для внесения экспертным учреждением тех или иных предложений в компетентные органы» [1, с. 42].

А.В. Фролова определяет «экспертную инициативу» как право эксперта на самостоятельную, но ограниченную пределами конкретного исследуемого объекта деятельность, направленную на выявление имеющих значение для уголовного дела обстоятельств совершенного преступления [13].

В свою очередь, мы определяем экспертную инициативу как уголовно-процессуальную категорию, согласно которой эксперт при исследовании конкретных объектов убеждается в наличии возможности выйти за рамки сформулированного следователем (судом) задания и реализует данную возможность путем формулирования дополнительных сведений, относящихся к предмету доказывания [4, с. 57].

Впервые упоминание об экспертной инициативе появилось в ст. 191 УПК РСФСР 1960 года, где говорилось: «Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении». Аналогичное положение содержалось и в ст. 288 УПК РСФСР, посвященной производству экспертизы в суде. В ч. 3 данной статьи указывалось, что «эксперт вправе включить в свое заключение выводы по обстоятельствам дела, относящимся к его компетенции, о которых ему не были поставлены вопросы».

В комментарии к ст. 191 УПК РСФСР разъяснялось: «Проявление экспертом инициативы в исследовании обстоятельств, по поводу которых ему не ставились вопросы, возможно лишь после выполнения задания следователя, а не путем самовольного решения о его замене. Характер этих обстоятельств может сделать необходимым сообщение о них следователю до составления заключения с тем, чтобы решить вопрос об истребовании дополнительных материалов, о допустимости исследований, связанных с необратимым изменением свойств или уничтожением вещественных доказательств, а также с тем, чтобы сформулировать дополнительное задание эксперту.

По заданию органа, назначившего экспертизу, или по своей инициативе эксперт излагает в заключении причины и условия, способствовавшие совершению преступления, выяснение которых требует специальных познаний. Речь идет, в частности, о выявлении и анализе фактов организационного и технического характера, сделавших возможным или облегчивших совершение преступления» [5, с. 340].

Данное право эксперта предусмотрено и УПК РФ 2001 г. Так, в п. 4 ч. 3 ст. 57, регламентирующей права эксперта, указывается на то, что он вправе «давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования».

Аналогичной точки зрения придерживается законодатель и в Республике Беларусь. В п. 4 ч. 2 ст. 61 УПК РБ отмечается, что эксперт имеет право «давать заключение как по поставленным вопросам, так и по входящим в его компетенцию об стоятельствам, выявившимся при производстве экспертизы». А ст. 236 УПК РБ, названная «Содержание заключения эксперта, сообщения о невозможности дачи заключения», содержит указание, что «если при проведении экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении» [10].

Несколько иначе решается вопрос об экспертной инициативе уголовно-процессуальным законодательством Республики Казахстан. В п. 5 ч. 3 ст. 79 УПК РК указано: «Эксперт имеет право: .по согласованию с органом, назначившим экспертизу, давать в пределах своей компетенции заключение по выявленным в ходе судебно-экспертного исследования обстоятельствам, имеющим значение для дела, выходящим за пределы вопросов, содержащихся в постановлении о назначении судебной экспертизы» [11]. Данная редакция нам представляется более удачной.

Аналогично трактуется экспертная инициатива в уголовно-процессуальном законе Латвийской Республики. В ч. 4 ст. 33 УПК ЛР говориться: «Если эксперт считает, что при использовании специальных знаний может получить важные для уголовного процесса сведения, вопрос о которых не поставлен, он письменно информирует об этом направляющее процесс лицо» [12, с. 11].

В приведенных цитатах прослеживается мысль о том, что закон позволяет эксперту при проведении экспертного исследования выйти за рамки сформулированного задания и отразить в заключении по собственной инициативе дополнительную информацию, имеющую значение для уголовного дела.

Однако, как свидетельствует изученная нами научная литература, экспертной инициативе необоснованно придают более широкие и порой неожиданные грани. Причем явно прослеживается тенденция к необоснованному расширению прав эксперта и реанимации идей, имевших место в первые годы советской власти.

Например, некоторые авторы считали, что право эксперта на самостоятельное обнаружение новых объектов, неизвестных следователю, назначившему экспертизу, вытекает из содержания ст. 191 УПК РСФСР, предусматривавшей право на инициативу [14, с. 20].

Этой позиции придерживается профессор Е.Р. Россинская. Она пишет: «.полагаем, что эксперту должно предоставляться право собирать доказательства при исследовании предметов – возможных носителей микрообъектов – и при производстве некоторых видов экспертиз». И далее, «предложенное Л.В. Виницким решение (производить осмотр предметов – вероятных носителей микрообъектов в рамках следственного осмотра) соответствует действующему законодательству и исключает его нарушение, но с точки зрения практики оно весьма трудно реализуемо» [8, с. 92].

Представляется, что данная позиция не достаточно аргументирована. Налицо необоснованное стремление отождествить эксперта с субъектом, наделенным правом собирания доказательств. Вместе с тем общепризнанно, что в связи с необходимостью обеспечения объективного разрешения возникающих вопросов совершенно справедливо исключено совмещение функций следователя и эксперта. Именно для объективизации расследования процессуальный закон ввел такую форму использования специальных знаний, как специалист. В его задачу входит содействие следователю в обнаружении, закреплении и изъятии возможных доказательств.

Экспертная инициатива может иметь место лишь в отношении объектов, указанных в постановлении о назначении экспертизы. В тех случаях, когда эксперт берет на себя миссию исследовать объекты, не поименованные в постановлении, которые он обнаружил сам, имеет место существенное нарушение закона (ст. 345 УПК РСФСР, п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК РФ ).

Расширенное толкование понятия экспертной инициативы, по нашему мнению, предлагает и профессор А.Р. Белкин. Он считает экспертной инициативой переформулирование экспертом вопросов с согласия лица, назначившего экспертизу [2, с. 42]. Если брать понятие «инициатива» в общежитейском смысле, то такое толкование подходит, так как предполагает самостоятельность в действиях эксперта, согласованную с лицом, назначившим экспертизу. Но является ли это действие экспертной инициативой с точки зрения процессуального закона? Представляется, что нет. Скорее, это необходимость. Ведь эксперт переформулирует вопросы только в том случае, если они не понятны эксперту, сформулированы некорректно, необоснованно сужают или расширяют поставленную перед ним задачу. Причем не надо забывать и тот факт, что если экспертиза назначена судьей или судом, то в формулировании вопросов принимали участие и стороны уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 283 УПК) и перефразирование вопроса может задеть их интересы. Об этом же свидетельствуют и ведомственные нормативные акты. Например, в п. 30 Приказа МДВ России от 29 июня 2005 г. № 511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминали- стических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации» указываются требования к содержанию вводной части заключения эксперта и отмечается, в частности, что «в случае необходимости эксперт имеет право изменить редакцию вопросов, не изменяя их смысл».

Вызывает сомнение,что правильно считать инициативой самостоятельный выбор методики исследования экспертом при производстве экспертизы (что также предложено уважаемым профессором А.Р. Белкиным [2, с. 43]). Здесь решающими факторами являются профессионализм и компетентность эксперта, опыт его работы, а также технические возможности лаборатории, в которой он трудится. Чем выше профессиональный уровень эксперта, тем большим количеством методик он владеет, но все равно его выбор ограничен. Ведь эксперт может использовать не любую, а только утвержденную методику. Так, в соответствии с п. 27 вышеуказанного приказа МДВ России, «приступив к проведению экспертизы, эксперт применяет рекомендованные экспертные методики и имеющиеся в распоряжении ЭКП технические средства для полного, объективного и научно обоснованного решения поставленных перед ним вопросов».

Мы считаем, что необходимость проявления инициативы объясняется следующими тем, что следователи и судьи:

1) порой недостаточно осведомлены о современных возможностях конкретных видов судебных экспертиз;

 

2) недостаточно внимательно и квалифицированно производят осмотр объекта, направляемого
на экспертизу, что обуславливает сужение объема задания эксперту.

Подводя итог, следует отметить, что проявление экспертом инициативы при производстве экспертизы очень важно, особенно в вопросах, касающихся выявленных им обстоятельств, связанных с совершением или профилактикой преступлений, но необоснованное расширение границ экспертной инициативы нельзя признать правильным. Актуальным представляется предложение профессора А.Р. Белкина о необходимости формулирования самостоятельной статьи «Экспертная инициатива» (ст. 203.1), включения определения экспертной инициативы в ст. 5 УПК РФ и внесения соответствующих изменений в Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

 

Библиографический список:

1. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. 334 с.
2. Белкин А.Р. Законодательная регламентация экспертной инициативы // Материалы VI Международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях», посвященной памяти заслуженного юриста РФ, д.ю.н., профессора Ю.К. Орлова. М.: Проспект, 2017. С. 653.
3. Большая Советская Энциклопедия. М., 1972. Т. 10. 590 с.
4. Виницкий Л.В., Мельник С.Л. Экспертная инициатива в уголовном судопроизводстве. М.: Экзамен, 2009. 382 с.
5. Комментарий. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР / Изд. 2-е. М., 1997. 788 с.
6. Малый толковый словарь русского языка. М., 1993. 704 с.
7. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1997. 939 с.
8. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2006. 655 с.
9. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 29.12.2001, с изм. от 26.11.2002) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2002) // СПС «КонсультантПлюс».
10. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16.07.1999 № 295-З // Сайт «Кодексы Республики Беларусь». URL: http://kodeksy.by/ugolovno-processualnyy-kodeks.
11. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 04.07. 2014 № 231-V (с изм. и доп. по состоянию на 18.04.2017) // Информационная система «Параграф». URL: http://online. zakon.kz/m/Document/?doc_id=31575852.
12. Уголовно-процессуальный закон Латвийской Республики. Рига: Biznesa informаcijas birojs, 2013. 76 с.
13. Фролова А.В. Право экспертной инициативы и экспертная профилактика в современном уголовном процессе // Проблемы техногенной безопасности и устойчивого развития: сборник научных статей молодых ученых, аспирантов и студентов. Выпуск 2. Тамбов: Тамбовский государственный технический университет, 2011. С. 277-281.
14. Шахриманьян И.К., Каховская Л.А. О компетенции эксперта-биолога на предварительном следствии // Труды ВНИИОП СССР. 1968. № 12.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 723

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code