ПРИМЕНЕНИЕ ОРГАНОМ ДОЗНАНИЯ МЕР ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ, НЕ ЯВЛЯЮЩИХСЯ ПОДОЗРЕВАЕМЫМИ ИЛИ ОБВИНЯЕМЫМИ

Э.К.Кутуев, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России
С.В.Медведев

Уголовное судопроизводство, участники уголовного процесса, меры уголовно-процессуального принуждения, потерпевший, свидетель.

В статье рассматриваются основания и условия применения мер уголовно-процессуального принуждения в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми. Проводится анализ применения иных мер уголовно-процессуального принуждения.

 

В послании Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному собранию от 1 декабря 2016 г. указано: «Смысл всей нашей политики – это сбережение людей, умножение человеческого капитала как главного богатства России». В этих словах явно прослеживается четкая система приоритетов развития нашего государства, ориентированная прежде всего на защиту законных интересов граждан от необоснованного и незаконного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

В рамках расширенного заседания коллегии МВД России 9 марта 2017 г. Президент обозначил приоритетные задачи, стоящие перед органами внутренних дел, уделив особое внимание усилению работы по обеспечению общественного порядка и безопасности граждан. Решение этих задач во многом определяет характер деятельности органов государственной власти, наделенных властными полномочиями по применению мер процессуального воздействия на лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства.

Процесс расследования уголовных дел сопряжен с весьма сложной и многосторонней процедурой, соблюдение которой является основой успеха раскрытия преступления и привлечения виновных лиц к уголовной ответственности в целях достижения целей уголовного процесса. В связи с этим в настоящее время все более актуальное значение приобретает вопрос о применении мер процессуального принуждения, в том числе в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, в целях их правомерного поведения [7].

Самым распространенным видом неправомерного поведения со стороны участников уголовного процесса, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, остается невыполнение ими процессуальных обязанностей, что должно по общему правилу вести к применению в отношении них мер уголовно-процессуального принуждения в виде обязательства о явке, привода и денежного взыскания.

В статье 22 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность. Поэтому применение процессуального принуждения в уголовном процессе допустимо только при наличии к тому оснований, предусмотренных УПК РФ. Таким основанием является, прежде всего, невыполнение участниками уголовного процесса установленных УПК РФ [2] процессуальных обязанностей. Например, обязанности гражданина, являющегося свидетелем преступления, не уклоняться от явки по вызовам дознавателя (следователя), для допроса его в качестве свидетеля (п. 1 ч. 6 ст. 56, ч. 1 и ч. 3 ст. 188 УПК РФ), не разглашать данные предварительного расследования (ст. 161 УПК РФ, ст. 310 УК РФ). Участник уголовного процесса обязан давать правдивые показания, поскольку при даче заведомо ложных показаний он несет уголовную ответственность (ст. 307 УК РФ). Не без сожаления следует констатировать, что в современной российской практике наказание лиц за лжесвидетельство носит символический характер. Нередко суд ограничивается наказанием в виде штрафа, не превышающего одного минимального размера оплаты труда. Рассмотрим показательный пример. 24 марта 2015 г. Волховским городским судом Ленинградской области О. за дачу заведомо ложных показаний о непричастности подозреваемого к совершенному преступлению было назначено наказание в виде штрафа в размере 2500 руб. с рассрочкой выплаты: по 100 руб. каждый месяц на срок 25 месяцев.

В соответствии с УПК РФ все меры уголовно- процессуального принуждения можно разделить на три группы: 1) задержание; 2) меры пресечения; 3) иные меры процессуального принуждения. Первые две группы мер процессуального принуждения могут применяться только в отношении обвиняемых и подозреваемых. Однако применение следователем (дознавателем) иных мер процессуального принуждения возможно в отношении участников уголовного процесса, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, чье персональное присутствие представляется самым важным источником показаний в установлении истины по уголовному делу [3].

Главой 14 УПК РФ предусмотрены «иные меры процессуального принуждения». Таковых мер всего перечислено пять: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество и денежное взыскание [1, с. 278-297]. Уголовно-процессуальное законодательство делит иные меры принуждения на две группы: применяемые к обвиняемым и подозреваемым лицам и применяемые к иным участникам уголовного процесса (потерпевшему, свидетелю, эксперту, специалисту, переводчику, гражданскому истцу и гражданскому ответчику).

Анализируя меры процессуального принуждения, применяемые следователем, дознавателем и судом в отношении участников уголовного судопроизводства, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, можно сделать заключение, что этот список не является исчерпывающим. К их числу можно отнести, в частности, меры процессуального воздействия, применяемые за нарушение порядка поведения в ходе судебного заседания (ст. 258 УПК РФ).

Следователь, дознаватель, принимая решение о применении мер процессуального воздействия в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, нередко затрагивает законные интересы и права граждан, в том числе ограничивает принадлежащие им права и свободы. Необходимость таких ограничений в следственной и судебной практике связана с нередкими случаями невыполнения отдельными лицами (потерпевшим, свидетелем, гражданским истцом (ответчиком), экспертом, специалистом, переводчиком и понятым) своих процессуальных обязанностей, а также умышленного искажения фактов и обстоятельств совершенного преступления.

Приведем пример из практики деятельности. С., совершив открытое хищение мобильного телефона, встретился со своим знакомым Б., которому рассказал о происшедшем в подробностях. После этого Б. попросил подарить ему этот телефон. С. не возражал и отдал телефон Б., а тот впоследствии сбыл его неустановленным лицам. По данному факту в отношении Б. было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 175 УК РФ (заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем). С целью помочь Б. избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, С. дал заведомо ложные показания, умышленно исказив фактические обстоятельства, имеющие доказательственное значение для установления истины по делу. В судебном заседании С. пояснил, что он не говорил Б. о том, что похитил телефон. Показания, данные С. в ходе судебного заседания, суд отверг как ложные. Позднее С. полностью признал свою вину и согласился с предъявленным ему обвинением по ч. 1 ст. 307 УК РФ.

Главной задачей уголовного процесса является установление истины по уголовному делу, привлечение виновных лиц к ответственности и преодоление потенциального сопротивления заинтересованных лиц. В связи с этим государственное принуждение наряду с убеждением относится к традиционным методам осуществления государственной власти [6, с. 5]. Уголовно-процессуальное принуждение, прежде всего, противостоит свободному волеизъявлению. Сущность принуждения состоит в том, что оно осуществляется помимо воли и желания участников процесса [4, с. 8].

Еще раз отметим, что в отношении потерпевшего, свидетеля, гражданского истца (ответчика), эксперта, специалиста, переводчика или понятого, согласно УПК РФ, могут применяться обязательство о явке, привод или наложение денежного взыскания.

Обязательство о явке состоит в письменном обязательстве потерпевшего, свидетеля и иных участников уголовного судопроизводства, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, незамедлительно являться по вызовам дознавателя, следователя и суда, а также сообщать о своем намерении сменить место постоянного проживания. Однако, как отмечал И.Л. Петрухин, возложение обязательства о явке на потерпевшего и свидетеля, которые должны незамедлительно сообщать о 18 перемене места жительства дознавателю, следователю, прокурору и суду, противоречит ч. 1 ст. 27 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что каждый имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства [5, с. 53-55].

Если установлено, что потерпевший, свидетель или иной участник уголовного судопроизводства, не являющийся подозреваемым и обвиняемым, преднамеренно уклоняется от дачи показаний, то к нему применяются положения ст. 308 УК РФ.

При неявке в случае отсутствия уважительных причин свидетель, потерпевший или иной участник уголовного судопроизводства, не являющийся подозреваемым и обвиняемым, могут быть подвергнуты приводу. Последствия неявки разъясняются лицам, у которых отбирается обязательство о явке.

В УПК РФ приводу посвящена ст. 113. В ней регламентированы общие вопросы, касающиеся этой меры процессуального принуждения. В соответствии с ее ч. 1 привод применяется только в отношении подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля и состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд.

В ст. 113 УПК РФ не указывается на каких-либо иных участников процесса, к которым могла бы при соответствующих условиях применяться данная мера процессуального принуждения. Однако анализируя иные нормы УПК РФ, в частности, п. 1 ч. 3 ст. 54, п. 6 ч. 4 ст. 57, ч. 4 ст. 58, п. 3 ч. 4 ст. 59, ч. 4 ст. 60, необходимо отметить, что гражданский истец (ответчик), эксперт, специалист, переводчик, понятой как участники уголовного судопроизводства не вправе уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя, прокурора или суда. Прежде чем принять решение о приводе, дознавателю, следователю, судье необходимо убедиться в том, что причина неявки лица не может быть признана уважительной. Решению о приводе вышеуказанной категории участников уголовного судопроизводства должна предшествовать оценка полноты обстоятельств, которые не могут являться уважительными.

К уважительным причинам, в частности, относятся: болезнь, несвоевременное получение повестки и иные обстоятельства, лишающие потерпевшего, свидетеля и других лиц уголовного судопроизводства, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, возможности явиться в назначенный срок. Принимая решение о том, является ли причина невыполнения участником уголовного процесса своих обязанностей уважительной, следователю, дознавателю необходимо получить документальное подтверждения причины отсутствия лица. Например, подтверждением болезни является полученный в медицинском учреждении лист временной нетрудоспособности, заверенный печатью лечебного учреждения.

Другими уважительными обстоятельствами, в результате которых участник уголовного судопроизводства не имел возможности явиться в обозначенное время, признаются: стихийные бедствия, отсутствие транспортного сообщения, временная нетрудоспособность (болезнь) члена семьи, при отсутствии возможности кому-либо поручить уход за больным. При наличии вышеуказанных причин, препятствующих явке по вызову в обозначенный срок, потерпевший, свидетель, иной участник уголовного процесса незамедлительно уведомляют орган, которым они вызывались.

В соответствии с УПК РФ не подлежат приводу беременные женщины, несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, а также лица, находящиеся на стационарном лечении, которые по состоянию здоровья не могут покидать лечебное учреждение (данное обстоятельство подлежит заверению со стороны главного врача лечебного учреждения). Привод не может производиться с 22 часов вечера до 6 часов утра по местному времени.

Решение о приводе формулируется в мотивированном постановлении дознавателя, следователя, судьи или в определении суда. Фактическое доставление лица осуществляется органом дознания на основании указанного постановления, а также судебными приставами по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Денежное взыскание как мера процессуального принуждения в виде штрафной санкции налагается судом в случае нарушения участниками уголовного судопроизводства обязанностей, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, а также за нарушение порядка в судебном заседании.

Уголовно-процессуальным законодательством участники уголовного процесса не разделяются на тех, в отношении которых данная мера применяется, и тех, в отношении которых она недопустима. По смыслу ст. 117 и ч. 2 ст. 111 УПК РФ денежное взыскание налагается на любого участника уголовного судопроизводства в случае неисполнения им процессуальных обязанностей и нарушения порядка в судебном заседании. Согласно ч. 3 ст. 333 УПК РФ денежному взысканию может быть подвергнут даже присяжный заседатель – за неявку в суд без уважительной причины.

Если нарушение процессуальных обязанностей совершено на досудебных стадиях производства, то дознаватель, следователь, прокурор принимает решение о составлении протокола. Этот документ направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение пяти суток. В судебное заседание вызывается лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и должностное лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола (ч. 3 ст. 118 УПК). Если же нарушение было допущено на стадии судебного разбирательства уголовного дела, то решение о наложении взыскания принимается судьей, о чем выносится мотивированное определение или постановление суда.

В заключение следует сделать вывод о том, что рассмотренные меры процессуального принуждения, применяемые в отношении лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, раскрывают сущность и юридическую оправданность таких ограничений, а также позволяют органам следствия, дознания в рамках УПК РФ достичь цели уголовного судопроизводства, создать надежные правовые гарантии обеспечения прав и законных интересов граждан, подвергаемых мерам пресечения.

 

Библиографический список:

1. Михайлов В.А. Иные меры процессуального принуждения: комментарий главы 14 (статьи 111-115, 117-118) УПК Российской Федерации // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2004.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 07.06.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 18.06.2017) // СПС «КонсультантПлюс».
3. Калиновский К.Б. Меры уголовно-процессуального принуждения: Учебное пособие. СПб: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2006.
4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М.: Проспект, 2003.
5. Кутуев Э.К. Меры принуждения в уголовном процессе. Теоретические и организационно-правовые проблемы: Монография. М.:ЮНИТИ: Закон и право, 2012.
6. Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судо-производстве: Монография. Омск, 2003.
7. Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс): Учебник / Авдеев В.Н. и др.; под общ. ред. Э.К. Кутуева. СПб: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2016.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 2 (48) 2017.

Просмотров: 708

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code