Гражданское дело 33-7737/2019 о признании договора цессии недействительным в силу ничтожности

Судья Л.Х. Рахматуллина Дело № 33-7737/2019

Учёт № 209 г

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

06 мая 2019 года город Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Л.Ф. Валиевой,

судей Г.Ф. Сафиуллиной, А.С. Гильманова,

при секретаре судебного заседания Р.Р. Хуснуллиной

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи
А.С. Гильманова гражданское дело по апелляционной жалобе
представителя истца, публичного акционерного общества Страховая компания «Росгосстрах», – Н.С. Федосеевой на решение Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 06 марта 2019 года, которым постановлено:

в удовлетворение иска ПАО СК «Росгосстрах» к ООО «Региональная служба Аваркомов», Миндару Ильдаровичу Аминову о признании договора цессии недействительным в силу ничтожности отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

представитель публичного акционерного общества Страховая компания «Росгосстрах» (далее – ПАО СК «Росгосстрах») обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Региональная служба Аваркомов» (далее – ООО «РСА»), М.И. Аминову о признании договора недействительным.

В обоснование заявления указано, что 26 декабря 2018 года произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП), в результате которого были причинены механические повреждения принадлежащему М.И. Аминову транспортному средству марки ВАЗ-211440, государственный регистрационный знак ….

Ответчик М.И. Аминов является страхователем ПАО СК «Росгосстрах» по полису ОСАГО серии ХХХ № 0040445599 от 15 мая 2018 года.

26 декабря 2018 года между М.И. Аминовым и ООО «РСА» заключен договор уступки прав (цессия) № К769ТУ, согласно которому цедент передал цессионарию право требования возмещения убытков (исполнения обязательств в полном объеме в получении страхового возмещения в соответствии с законом об ОСАГО): страхового возмещения, ущерба в связи с некачественным ремонтом, иных выплат.

Указывается, что страховщик лишен возможности по исполнению обязательства по организации и (или) оплате восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства в пользу цессионария, так как указанное обстоятельство неразрывно связано с правами и законными интересами цедента, во владении которого находится транспортное средство марки ВАЗ-211440, государственный регистрационный знак …., в связи с чем договором уступки прав (цессии) № К769ТУ от 26 декабря 2018 года нарушены права страховщика по надлежащему исполнению принятых на себя в соответствии с договором ОСАГО обязательств.

По мнению истца, данный договор цессии от 26 декабря 2018 года № К769ТУ является недействительным в силу его ничтожности.

Истец просил суд признать договор цессии от 26 декабря 2018 года № К769ТУ, заключенный между М.И. Аминовым и ООО «Региональная служба аваркомов», недействительным в силу его ничтожности, а также взыскать с ответчиков в пользу истца в возмещение расходов по уплате государственной пошлины 6000 рублей.

Представитель истца в судебном заседании требования поддержал.

Представитель ответчика ООО «Региональная служба Аваркомов» в судебном заседании иск не признал.

Ответчик М.И. Аминов на судебное заседание не явился, извещен.

Суд принял решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе представитель публичного акционерного общества Страховая компания «Росгосстрах» – Н.С. Федосеева, считая решение суда незаконным и необоснованным, ставит вопрос о его отмене, повторяет позицию, аналогичную изложенной истцом в суде первой инстанции, основывающуюся на доводах о том, что в рассматриваемой ситуации личность потерпевшего (выгодоприобретателя) в спорных правоотношениях обязательного страхования имеет существенное значение и с учётом положений статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации исключает возможность передачи этих прав третьим лицам, что в силу статей 383, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации свидетельствует о ничтожности оспариваемого договора цессии.

Стороны в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены путем заблаговременного направления адресатам по почте судебных извещений с уведомлением о вручении, сведений о причинах неявки не представили, и отложить разбирательство дела не просили.

При таких обстоятельствах и на основании части третьей статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц.

Рассмотрев дело в пределах доводов апелляционной жалобы в совокупности с исследованными доказательствами, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года № 23 “О судебном решении” решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В силу статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с пунктом 1 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционные жалобу, представление без удовлетворения.

В соответствии со статьёй 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, а также иных правовых актов.

Как предусмотрено статьёй 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

На основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии со статьёй 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, в силу признания её таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В силу пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объёме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательным для цессии условием является факт существования требования в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием.

Согласно требованиям части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из материалов дела следует, что 26 декабря 2018 года произошло ДТП, в результате которого были причинены механические повреждения принадлежащему М.И. Аминову транспортному средству марки ВАЗ-211440, государственный регистрационный знак …. регион.

Ответчик М.И. Аминов является страхователем ПАО СК «Росгосстрах» по полису ОСАГО серии ХХХ № 0040445599 от 15 мая 2018 года.

26 декабря 2018 года между М.И. Аминовым и ООО «РСА» заключен договор уступки прав (цессия) № К769ТУ, согласно которому цедент передал цессионарию право требования возмещения убытков (исполнения обязательств в полном объеме в получении страхового возмещения в соответствии с законом об ОСАГО): страхового возмещения, ущерба в связи с некачественным ремонтом, иных выплат.

Согласно условиям названного договора, за уступаемые по договору права цессионарий выплачивает цеденту денежные средства в размере 90 % от полученного страхового возмещения, полученной доплаты страхового возмещения, страхового возмещения и доплаты денежных средств при некачественном ремонте, взысканных со страховщика.

Отказывая в удовлетворения иска, суд первой инстанции исходил из того, что договор цессии (уступки прав требований) от 26 декабря 2018 года заключен в соответствии с установленным законом порядком, не противоречит нормам действующего законодательства, чётко и однозначно закрепляет объём прав, переданных цедентом к цессионарию.

Также суд первой инстанции принял во внимание, что гражданским законодательством не установлено ограничений на уступку потерпевшим права требования к страховщику по договору ОСАГО в отношении имущественного ущерба, в том числе, и в случае замены страховой выплаты (страхового возмещения) организацией и (или) оплатой страховщиком в счёт страхового возмещения ремонта повреждённого имущества на станции технического обслуживания автомобилей.

С учётом изложенного, суд пришёл к выводу о том, что заключенный между ответчиками договор уступки прав (требований) не противоречит законодательству и не нарушает каких-либо прав истца, в связи с чем оснований для признания его недействительным не имеется.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается.

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование) принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. В силу пункта 2 данной статьи для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

По правилам пункта 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Согласно пункту 2 указанной нормы не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Из положений статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что кредитор может передать право, которым сам обладает.

Согласно пункту 3 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинён вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен.

Положениями пункта 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Выгодоприобретатель не может быть заменён другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы (пункт 2 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В действующем законодательстве, в том числе положениях статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 13 Закона «Об ОСАГО», не содержится запрета на передачу потерпевшим (выгодоприобретателем) принадлежащего ему требования другим лицам.

Так, по смыслу пункта 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации замена страхователем выгодоприобретателя допустима во всех договорах имущественного страхования. Согласия страховщика в этом случае не требуется, необходимо только письменное его уведомление.

Ограничение прав страхователя по замене выгодоприобретателя установлено для защиты прав последнего только для случаев, перечисленных в пункте 2 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации, при которых такая замена может производиться по инициативе самого выгодоприобретателя.

В соответствии с пунктом 70 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования допускается только с момента наступления страхового случая.

Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объёме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая права, связанные с основным требованием, в том числе требования к страховщику, обязанному осуществить страховую выплату в соответствии с Законом «Об ОСАГО», уплаты неустойки и суммы финансовой санкции (пункт 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, абзацы второй и третий пункта 21 статьи 12 Закона «Об ОСАГО»).

Эти же правила применяются к случаям перехода к страховщику, выплатившему страховое возмещение, прав в порядке суброгации, поскольку такой переход является частным случаем перемены лиц в обязательстве на основании закона (подпункт 4 пункта 1 статьи 387, пункт 1 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 71 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, на компенсацию морального вреда и на получение предусмотренного пунктом 3 статьи 16.1 Закона «Об ОСАГО» и пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» штрафа, а также права потребителя, предусмотренные пунктом 2 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», не могут быть переданы по договору уступки требования (статья 383 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Присужденные судом суммы компенсации морального вреда и предусмотренного пунктом 3 статьи 16.1 Закона «Об ОСАГО» и пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» штрафа могут быть переданы по договору уступки права требования любому лицу.

С учётом изложенных положений Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года
№ 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», несостоятелен довод истца о том, что личность потерпевшего (выгодоприобретателя) в спорных правоотношениях обязательного страхования имеет существенное значение и с учётом положений статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации исключает возможность передачи этих прав третьим лицам.

Иных правовых доводов, которые могли бы повлиять на существо состоявшегося судебного решения и явиться основаниями для его отмены, апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем оснований для ее удовлетворения не имеется.

Исходя из изложенного, решение суда первой инстанции является обоснованным. Нарушений материального права, а также нарушений или неправильного применения норм процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному решению дела, судом не допущено. Оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 327, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 06 марта 2019 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца, публичного акционерного общества Страховая компания «Росгосстрах», – Н.С. Федосеевой – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Председательствующий

Судьи

Просмотров: 863

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code