Гражданское дело 33-7696/2019 о признании недействительным договора дарения 2/3 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок и применении последствий недействительности сделки

Судья Гильмутдинова А. Ф. дело № 33 – 7696/2019

учет № 178г

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

6 мая 2019 года город Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Габидуллиной А. Г.,

судей Никулиной О. В. и Шакировой З. И.,

при секретаре судебного заседания Сабитовой А. А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи
Никулиной О. В. гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика Гизатуллина Рустема Харисовича на решение Советского районного суда города Казани от 20 февраля 2019 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Гатиной Альбины Равгатовны к Гизатуллину Р. Х. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки отказать.

Иск третьего лица с самостоятельными требованиями относительно предмета спора Гизятуллиной Мафрузы Салиховны, в интересах которой действует ее опекун Гатина А. Р., к Гизатуллину Р. Х. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки удовлетворить.

Признать договор дарения 2/3 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <адрес>, жилой массив <адрес>, <адрес>, – от <дата>, заключенный между Гизятуллиной М. С. и Гизатуллиным Р. Х., недействительным.

Применить последствия недействительности сделки, путем приведения сторон в первоначальное положение: прекратить право Гизатуллина Р. Х. на 2/3 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по указанному выше адресу, и восстановить право Гизятуллиной М. С. на 2/3 доли в праве общей долевой собственности на объекты недвижимого имущества.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя ответчика Бектяшеву В. Е., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Первоначально Гатина А. Р. от своего имени обратилась в суд с иском к Гизатуллину Р. Х. о признании недействительным договора дарения 2/3 долей в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок и применении последствий недействительности сделки.

В обоснование своих требований истица указала, что приходится дочерью Гизятуллиной М. С., <дата> года рождения, которая проживает с ней в одной квартире по адресу: <адрес>. Истец осуществляет за матерью постоянный уход. В связи с поведенческими нарушениями у Гизятуллиной М. С. истица обратилась за оказанием ей квалифицированной психиатрической помощи. По результатам обследования у психиатра Гизятуллина М. С. была поставлена на учет с диагнозом <данные изъяты>», что подтверждается медицинской справкой от 14 августа 2018 года. Кроме того, решением Советского районного суда города Казани от 6 июня 2018 года по делу …. было удовлетворено административное исковое заявление врача-психиатра Государственного автономного учреждения здравоохранения «Республиканская клиническая психиатрическая больница имени академика Бехтерева В. М. Министерства здравоохранения Республики Татарстан» (далее – ГАУЗ РКПБ МЗ РТ) о принудительном психиатрическом освидетельствовании Гизятуллиной М. С. Информация о возможном наличии у матери истицы психического расстройства поступила в больницу от начальника Отдела полиции № 12 «Гвардейский» Багавиева Р. З. в связи с неоднократными обращениями Гизятуллиной М. С. в указанный отдел с сообщениями о совершении в отношении нее преступлений, ни одно из которых не подтвердилось.

Поскольку мать истицы неоднократно заявляла о том, что у нее украли землю и дом, истица обратилась за получением выписки из Единого государственного реестра недвижимости на принадлежавшие матери земельный участок и жилой дом, расположенные по адресу: <адрес>, <адрес>. Из содержания выписки истице стало известно о том, что в праве общей долевой собственности на перечисленные объекты 1/3 доля принадлежит матери, а 2/3 – ответчику, сыну Гизятуллиной М. С., на основании договора дарения.

Истица полагала, что в момент заключения сделки ее мать не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими по причине наличия у нее психического заболевания. Сама Гизятуллина М. С. утверждала, что никаких договоров с ответчиком не заключала. Поскольку Гизятуллина М. С. в силу своего беспомощного состояния не может самостоятельно обратиться за защитой своего права, истица предъявила требования к ответчику от своего имени, но в интересах матери.

Впоследствии Гатина А. Р. как опекун обратилась в суд от имени Гизятуллиной М. С. с аналогичным самостоятельными требованиями на предмет спора.

При рассмотрении дела судом первой инстанции истица от своего имени и как законный представитель недееспособной Гизятуллиной М. С., ее представитель Зарубин Ф. А. требования поддержали.

Представитель ответчика Бектяшева В. Е. возражала против удовлетворения исков.

Суд отказал в удовлетворении иска Гатиной А. Р., удовлетворил требования третьего лица Гизятуллиной М. С. и постановил решение в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе представитель ответчика просит отменить решение суда и принять новое решение об отказе в удовлетворении иска, ссылаясь на недопустимость как доказательства проведенной по делу судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Гизятуллиной М. С. в связи с заявленным ответной стороной отводом всем экспертам ГАУЗ РКПБ МЗ РТ. Апеллянт полагает, что основания иска не были подтверждены объективными и допустимыми доказательствами и ставит под сомнение отсутствие дееспособности у Гизятуллиной М. С. в момент совершения оспариваемой сделки, поскольку на учет к психиатру она была поставлена только 14 августа 2018 года, то есть после заключения договора дарения с ответчиком.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель ответчика жалобу своего доверителя поддержал по изложенным в ней доводам.

Иные участвующие в деле лица в суд не явились, о времени и месте рассмотрения жалобы были извещены надлежащим образом.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя ответчика, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения.

Согласно части 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Частью 1 статьи 572 ГК РФ предусмотрено, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В силу статьи 177 ГК РФ:

1. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

2. Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

По делу установлено, что истица и ответчик приходятся друг другу родными братом и сестрой и являются детьми Гизятуллиной М. С.

Вступившим в законную силу решением Советского районного суда <адрес> от <дата> Гизятуллина М. С. была признана недееспособной.

Распоряжением главы Администрации Советского района города Казани от 12 февраля 2019 года ….р истица была назначена опекуном недееспособной Гизятуллиной М. С.

19 июня между Гизятуллиной М. С. как дарителем и ответчиком как одаряемым был заключен договор дарения 2/3 долей в праве общей долевой собственности на земельный участок с кадастровым номером …., общей площадью 994 кв. м, и жилой дом с кадастровым номером …., общей площадью 171,6 кв. м, находящиеся по адресу: <адрес>, <адрес> <адрес>.

Поскольку истица и третье лицо с самостоятельными требованиями оспаривали заключенную Гизятуллиной М. С. сделку по основанию, предусмотренному частью 1 статьи 177 ГК РФ, судом по ходатайству истцовой стороны была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Согласно заключению судебно-психиатрических экспертов …. от 17 января 2019 года, Гизятуллина М. С. во время заключения и подписания договора дарения 19 июня 2018 года страдала психическим расстройством в форме <данные изъяты> Об этом свидетельствуют анамнестические сведения, материалы гражданского дела, медицинская документация, указывающие на то, что на фоне таких сосудистых заболеваний как ЦВБ, ХИМГ, Гипертоническая болезнь у Гизятуллиной М. С. примерно с зимы 2017 года появились когнитивные расстройства в виде снижения памяти, интеллекта, она перестала выполнять привычные ей ранее житейско-бытовые дела, дезадаптировалась в социальном плане, у неё возникла психотическая симптоматика в виде бредовых идей обкрадывания, отношения, преследования, которая обуславливала её неадекватное поведение. Это послужило поводом для обращения начальника Отдела полиции № 12 «Гвардейский» в ДПО-1 ГАУЗ РКПБ М3 РТ с просьбой провести медицинское освидетельствование Гизятуллиной М. С., после которого в августе 2018 года она была поставлена на диспансерный учет к психиатру с тем же диагнозом: <данные изъяты>. По результатам проведения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы 22 октября 2018 года Гизятуллина М. С. была признана неспособной понимать значение своих действий и руководить ими. После перенесенного в ноябре 2018 года повторного <данные изъяты> у Гизятуллиной М. С. возникла <данные изъяты>. Диагностические выводы подтверждаются и данными настоящего психиатрического освидетельствования выявившего у Гизятуллиной М. С. выраженное снижение когнитивных функций: памяти, внимания, мышления; нарушение критических и прогностических способностей, дезориентацию во времени, личности и пространстве, непродуктивный контакт, абсолютную несостоятельность в вопросах социально-бытового, правового и юридического плана, полную утрату навыков самообслуживания, беспомощность. Учитывая, что у Гизятуллиной М. С. имеются значительные нарушения со стороны психики, которые имели место согласно материалам дела и в юридически значимый период, она во время заключения и подписания договора дарения 19 июня 2018 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

При рассмотрении дела судом первой инстанции представитель ответчика не привел заслуживающих внимания возражений относительно выводов судебных экспертов, не заявлял ходатайства о назначении дополнительной или повторной судебных экспертиз. Не привел ответчик убедительных возражений против экспертных выводов и в апелляционной жалобе, не представил объективных и допустимых доказательств нахождения истицы в момент совершения юридически значимого действия в состоянии, которое не препятствовало ей осознавать характер своих действий и руководить ими. Поэтому суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости удовлетворения иска, основываясь на заключении судебной экспертизы.

Доводы апелляционной жалобы представителя ответчика сводятся к тому, что эксперты выбранного судом специализированного медицинского учреждения не могли проводить судебную экспертизу по настоящему делу, поскольку им в полном составе был заявлен отвод ответной стороной. Указанный довод судебной коллегией отклоняется как несостоятельный. Судом первой инстанции заявленный представителем ответчика отвод экспертам ГАУЗ РКПБ МЗ РТ был рассмотрен и разрешен в установленном процессуальным законом порядке путем вынесения мотивированного определения. С выводами, изложенными в определении, судебная коллегия соглашается. В процессе проведения экспертного исследования, когда состав комиссии врачей был определен, ответчик и его представитель повторно не заявляли отвод экспертам, объективных и допустимых доказательств наличия оснований для отвода, приведенных в статьях 16 – 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ), не представили.

Таким образом, выводы суда первой инстанции соответствуют фактическим обстоятельствам дела и закону не противоречат, нарушений норм процессуального права судом также не допущено, решение суда следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы представителя ответчика судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда города Казани от 20 февраля 2019 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика Гизатуллина Р. Х. – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Председательствующий:

Судьи:

Просмотров: 589

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code