Гражданское дело 33-7574/2019

Судья Ханипов Р.М. дело № 33-7574/2019

учет № 203г

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

6 мая 2019 года город Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего Насретдиновой Д.М.,

судей Гаянова А.Р., Гиниатуллиной Ф.И.,

при секретаре судебного заседания Галиевой Р.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Гиниатуллиной Ф.И. гражданское дело по апелляционной жалобе Михайлова Р.Ф. на решение Сармановского районного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2019 года, которым постановлено: исковое заявление акционерного общества «Центр долгового управления» – удовлетворить.

Взыскать с Михайлова Р.Ф. в пользу акционерного общества «Центр долгового управления» задолженность по договору микрозайма от 6 сентября 2017 года №647700004, заключенного с обществом с ограниченной ответственностью МКК «Монеза», по состоянию на 10 мая 2018 года в размере 78 364 руб., государственную пошлину в размере 2550 руб. 94 коп.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

акционерное общество «Центр долгового управления» (далее – АО «Центр долгового управления») обратилось к Михайлову Р.Ф. с иском о взыскании задолженности по договору займа. В обоснование иска истец указал, что 6 сентября 2017 года между ООО МКК «Монеза» (в последующем – ООО МФК «Монеза») и Михайловым Р.Ф. заключен договор займа, в соответствии с которым заемщику был предоставлен займ в размере 24 000 руб. под 316,33 % годовых сроком на 2 календарных месяца. По условиям договора заемщик взял на себя обязательство возвратить сумму займа и уплатить сумму процентов, начисленных на сумму займа, в соответствии с графиком платежей. Однако, заемщик в нарушение условий договора допустил образование задолженности по договору, поскольку в предусмотренные договором сроки вообще не производил платежи для погашения текущей задолженности. По договору уступки права требования (цессии) от 10 мая 2018 года № 225/2018 право требования, принадлежавшее кредитору ООО МФК «Монеза», перешло к истцу ЗАО «Центр долгового управления» (ныне – АО «Центр долгового управления»). На требование о погашении имеющегося долга ответчик не ответил. Судебный приказ мирового судьи о взыскании суммы долга был отменен в связи с возражениями должника. Просил взыскать с ответчика в погашение задолженности по договору займа по состоянию на 10 мая 2018 года сумму в размере 78 364 руб. 52 коп., в том числе, основной долг, проценты, и штрафная санкция (пени), а также возместить расходы по оплате государственной пошлины в размере 2 551 руб.

Представитель истца и ответчик в суд не явились.

Судом принято решение в приведённой выше формулировке.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, принять по делу новое решение. В обоснование доводов жалобы указано, что решение суда является незаконным и необоснованным, вынесено с нарушением норм права. Ответчик не согласен с расчетом и начислением взысканных процентов. Начисление процентов по истечении срока действия договора займа считает неправомерным. За период с 6 сентября 2017 года по 10 мая 2018 года проценты подлежат взысканию исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемым кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок до 1 года.

Стороны в суд не явились, извещены надлежащим образом.

Судебная коллегия, исходя из положений статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Судебная коллегия, исследовав материалы дела, доводы апелляционной жалобы считает, что решение суда подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В силу статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иным обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 года №151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

В пункте 4 части 1 статьи 2 Закона предусмотрено, что договор микрозайма – договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный названным Законом.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Согласно пункту 9 части 1 статьи 12 Федерального закона от 2 июля 2010 года №151-ФЗ (в редакции Федерального закона от 3 июля 2016 года) микрофинансовая организация не вправе начислять заемщику – физическому лицу проценты и иные платежи по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, за исключением неустойки (штрафа, пени) и платежей за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату, в случае, если сумма начисленных по договору процентов и иных платежей достигнет трехкратного размера суммы займа.

Таким образом, законодателем было установлено ограничение деятельности микрофинансовой организации в виде максимально возможного размера начисления процентов по договору микрозайма, ограниченного трехкратным размером суммы займа.

Вышеуказанное ограничение на начисление процентов по договорам потребительского микрозайма (пункт 9 части 1 статьи 12 Закона № 151-ФЗ) применяется к договорам микрозайма, заключенным с 1 января 2017 года.

Судом установлено, что 6 сентября 2017 года между ООО МКК «Монеза» и Михайловым Р.Ф. заключен договор займа, согласно которому ответчику переданы денежные средства в размере 24 000 руб. на срок 2 месяца. Последний, в свою очередь, обязался возвратить сумму займа в установленные сроки и уплатить проценты за пользование займом из расчета 316,33 % годовых от суммы займа.

Денежные средства переданы Михайлову Р.Ф. 6 сентября 2017 года. Ответчик взятые на себя обязательства по договору надлежащим образом не исполнил, денежные средства ответчиком ООО МКК «Монеза» не возвращены.

Согласно договору уступки права требования (цессии) от 10 мая 2018 года №225/2018 года требования, принадлежавшее кредитору ООО МФК «Монеза», перешло к истцу ЗАО «Центр долгового управления».

Как видно из расчета задолженности по договору микрозайма от 6 сентября 2017 года задолженность Михайлова Р.Ф. по состоянию на 10 мая 2018 года (на дату уступки права требования) составила: сумма просроченного основного долга – 24 000 руб., проценты – 50 934 руб. 92 коп., штраф (пени) – 3429 руб. 60 коп., всего 78 364 руб. 52 коп.

Разрешая заявленные требования, руководствуясь положениями гражданского законодательства, оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представленные по делу доказательства, установив, что Михайлов Р.Ф. в нарушение требований договора займа свои обязательства не исполнил, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Принимая во внимание расчет, представленный истцом, суд первой инстанции исходил из того, что он является правильным и обоснованным.

Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется.

Довод апелляционной жалобы о несогласии с взысканными с ответчика в пользу истца процентами, считая их завышенными и несоразмерными, не может повлечь отмены или изменения решения суда, поскольку носит субъективный характер, не опровергает выводы суда и направлен на переоценку установленных по делу обстоятельств и собранных по делу доказательств, которые были исследованы и оценены судом в соответствии с правилами статей 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как указано выше, законодателем было установлено ограничение деятельности микрофинансовой организации в виде максимально возможного размера начисления процентов по договору микрозайма, ограниченного трехкратным размером суммы займа (пункт 9 статьи 12 Федерального закона от 2 июля 2010 года № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» редакция от 3 июля 2016 года).

Договор потребительского займа между сторонами заключен 6 сентября 2017 года, после вступления в силу приведенного закона, следовательно, к нему должно применяться ограничение на начисление процентов по договорам потребительского микрозайма до трехкратного размера суммы займа.

В этой связи, доводы апелляционной жалобы о завышенном размере процентов за пользование займом, судебная коллегия находит необоснованными, так как согласно представленному истцом расчету задолженности по договору микрозайма, размер начисленных ответчику процентов в сумме 50934 руб. 982 коп. не превышает трехкратный размер суммы займа (24000 рублей x 3 = 72000).

Апелляционная жалоба содержит ссылку на статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в частности о злоупотреблении истцом правом, с чем судебная коллегия не согласна.

Согласно Федеральному закону от 2 июля 2010 года № 151-ФЗ (ред. от 1 мая 2017 года) «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», деятельность микрофинансовых организаций как специального вида юридических лиц имеет особую специфику, в том числе в сфере установления процентных ставок за пользование микрозаймами, выражающуюся в отсутствии установленных законом ограничений, касающихся размера процентов, взыскиваемых за пользование микрозаймом, в зависимости от срока, на который он выдавался, и его суммы.

Сама по себе возможность установления размера процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах осуществления гражданских прав.

Вместе с тем принцип свободы договора, сочетаясь с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, учитывая при этом, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены, в связи с неисполнением обязательства. Применительно к договорам займа, заключенным с микрофинансовыми организациями, это предполагает, в частности, необходимость установления судом допускаемых среднерыночных значений процентных ставок, обычно взимаемых микрофинансовыми организациями за пользование заемными денежными средствами при сравнимых обстоятельствах.

Оценка фактических обстоятельств дела позволяет сделать вывод об отсутствии в действиях микрокредитной компании признаков злоупотребления правом. Само по себе установление процентов в размере 2% в день, обычно взимаемых микрофинансовыми организациями за пользование заемными денежными средствами при сравнимых обстоятельствах, не является доказательством злоупотребления правом со стороны микрофинансовой организацией в соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в силу пункта 1 статьи 9, пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик, заключая договор займа с условием, включающим обязанность по уплате процентов за пользование займом на вышеприведенных условиях, действуя разумно и добросовестно, должен был самостоятельно оценить степень риска заключения подобного вида договора.

В нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не представлено доказательств того, что при заключении договора ему не была предоставлена информация о процентной ставке и об ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств. Доказательств того, что договор займа признан недействительным, суду апелляционной инстанции, стороной ответчика не представлено.

Поскольку материалы дела не содержали и не содержат доказательств полного исполнения ответчиком перед истцом своих обязательств по договору займа, судебная коллегия приходит к выводу, что суд первой инстанции, верно принял во внимание расчет представленный стороной истца, произведенный по состоянию на 10 мая 2018 года, где сумма задолженности ответчика составила 78 364 руб. 52 коп., из которых: 24000 руб. – основной долг, 50 934 руб. 92 коп. – проценты по займу, 3429 руб. 60 коп.- пени. Доказательства, подтверждающие возврат суммы долга, в материалах дела отсутствуют. Наличие долга, Михайлов Р.Ф. не оспаривал.

Довод жалобы о необходимости снижения размера суммы взыскиваемых денежных средств, судебной коллегией в качестве основания к изменению решения суда не принимается.

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Так, из условий оспариваемого договора займа следует, что за пользование суммой займа заемщик уплачивает заимодавцу проценты в размере 316,33% годовых.

Как следует из пункта 15 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №13, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13/14 от 8 октября 1998 года «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», при рассмотрении споров, связанных с исполнением договоров займа, а также с исполнением заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, следует учитывать, что проценты, уплачиваемые заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определенных пунктом 1 статьи 809 Кодекса, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге.

Поскольку основанием возникновения обязанности по уплате процентов за пользование займом являются согласованные сторонами в договоре условия предоставления займа, а ответчиком доказательств об оспаривании вышеуказанного договора займа не представлено, то правовых оснований для снижения исчисленной суммы процентов как у суда первой инстанции, так и суда апелляционной инстанции отсутствуют.

Указание в жалобе на то, что неустойка, предусмотренная договором займа, явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, отклоняется судебной коллегией.

При вынесении решения судом правильно не установлено оснований для уменьшения суммы неустойки.

При определении размера неустойки суд, учитывая период возникновения задолженности, пришел к выводу о том, что заявленная истцом неустойка является справедливой и соразмерной последствиям нарушения обязательств ответчиком.

Судебной коллегией также не усматривает оснований для снижения размера неустойки в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ответчиком не представлено доказательств несоразмерности заявленной суммы неустойки последствиям нарушения обязательства, неустойка является соразмерной с учетом размера задолженности и длительностью нарушения, допущенного ответчиком.

Иные доводы жалобы, не опровергают выводов, изложенных в решении суда, и не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем оснований для отмены решения суда не имеется.

Разрешая заявленные требования, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

Таким образом, поскольку при принятии решения судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права, то оснований к отмене судебного решения по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 199, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Сармановского районного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2019 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу Михайлова Р.Ф. – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение шести месяцев в суд кассационной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Просмотров: 489

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code