Гражданское дело 33-7724/2019

Судья А.Р. Андреев Дело № 33-7724/2019

Учёт № 152 г

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

06 мая 2019 года город Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе

председательствующего судьи Л.Ф. Валиевой,

судей Г.Ф. Сафиуллиной, А.С. Гильманова,

при секретаре судебного заседания Р.Р. Хуснуллиной

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи
А.С. Гильманова гражданское дело по апелляционной жалобе
представителя ответчика, акционерного общества «Группа Ренессанс Страхование», – Р.Г. Валимхановой на решение Кировского районного суда города Казани Республики Татарстан от 01 марта 2019 года, которым постановлено:

иск Айдара Радиковича Шагидуллина, удовлетворить частично.

Взыскать с Акционерного общества «Группа Ренессанс Страхование» в пользу Айдара Радиковича Шагидуллина 38461 (тридцать восемь тысяч четыреста шестьдесят один) рубль 50 копеек в счет возмещения ущерба, неустойку за период с 18 апреля 2018 года по 05 сентября 2018 года в размере 5 000 (пять тысяч) рублей, неустойку в размере 384 (триста восемьдесят четыре) рубля 61 копейку за каждый день просрочки, начиная с 06 сентября 2018 года по день фактического исполнения настоящего решения, но не более общего размера неустойки 400000 рублей за период с 18 апреля 2018 года по 05 сентября 2018 года и с 06 сентября 2018 года по день фактического исполнения решения суда, расходы на оплату услуг досудебной экспертизы в размере 5200 (пять тысяч двести) рублей, 1 000 (одна тысяча) рублей в счет компенсации морального вреда, 5 000 (пять тысяч) рублей в счет возмещения расходов по оплате услуг представителя, штраф в размере 5000 (пять тысяч) рублей, почтовые расходы в размере 312 (триста двенадцать) рублей 30 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с Акционерного общества «Группа Ренессанс Страхование» государственную пошлину в размере 1803 (одна тысяча восемьсот три) рубля 84 копейки в бюджет муниципального образования г. Казани.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав выступление истца А.Р. Шагидуллина и его представителя
П.М. Шишканова, третьего лица Т.М. Шагидуллиной, возражавших против доводов жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

А.Р. Шагидуллин обратился в суд с иском к акционерному обществу «Группа Ренессанс Страхование» (далее – АО «Группа Ренессанс Страхование») о взыскании страхового возмещения.

В обоснование заявления указано, что 11 января 2018 года напротив <адрес> произошло дорожно-транспортное происшествие (далее – ДТП) с участием автомобиля «Chevrolet Cobalt», государственный номер …. под управлением С.В. Денисова и принадлежащего истцу на праве собственности автомобиля «Kia Rio», государственный номер …., под управлением Т.М. Шагидуллиной.

В результате ДТП автомобилю истца были причинены механические повреждения.

В отношении обоих водителей-участников дорожно-транспортного происшествия составлены протоколы об административных правонарушениях от 11 января 2018 года. Постановлениями об административных правонарушениях от 18 января 2018 года квалификация действий С.В. Денисова по части 2 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях оставлена без изменения, дело об административном правонарушении в отношении Т.М. Шагидуллиной прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава административного правонарушения.

Гражданская ответственность истца, как владельца транспортного средства, застрахована у ответчика.

Истец в порядке прямого возмещения убытков обратился с заявлением о страховой выплате к ответчику, которым 17 апреля 2018 года было перечислено страховое возмещение в размере 19550 рублей.

Не согласившись с размером выплаты, истец обратился к независимому оценщику общества с ограниченной ответственностью (далее- ООО) «Арбакеш+».

Согласно заключению ООО «Арбакеш+» стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составила с учетом износа 68900 рублей, без учета износа – 71400 рублей. Размер УТС согласно заключению ООО «Арбакеш+» № 169/1 составил 4000 рублей. Стоимость услуг экспертной организации по составлению заключений составила соответственно 3700 рублей и 1500 рублей.

В счет оплаты услуг по демонтажу/монтажу поврежденных элементов истцом оплачено 1500 рублей. Ответчик уведомлен о дате и времени проведения осмотра телеграммой от 01 июня 2018 года, стоимость которой составила 312,30 рублей.

17 августа 2018 года истец обратился в СК «Ренессанс» с досудебной претензией с приложением оригиналов экспертных заключений ООО «Арбакеш+», оригиналов договоров на экспертизу и оригиналов чеков, договора на демонтаж/монтаж поврежденных элементов с оригиналом чека. Претензия получена ответчиком 24 августа 2018 года.

05 сентября 2018 года ответчику в пользу истца доплачено 14888 рублей 50 копеек.

Истец просит суд взыскать с ответчика в пользу истца в возмещение ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, 38461 рубль 50 копеек, неустойку за период с 18 апреля 2018 года по 05 сентября 2018 года в размере 74690 рублей, неустойку за период с 06 сентября 2018 года по день вынесения решения суда в размере 384 рублей 61 копейки в день, расходы на телеграмму-уведомление в размере 312 рублей 30 копеек, компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 15000 рублей, штраф.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, представил возражения на иск, в котором просил также применить статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Третье лицо Т.М. Шагидуллина посчитала иск обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Третьи лица С.В. Денисов, СПАО «Ингосстрах» в судебное заседание не явились, о месте и времени судебного заседания надлежащим образом извещены, сведений о неявки суду не представили.

Суд принял решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе представитель ответчика, акционерного общества «Группа Ренессанс Страхование», – Р.Г. Валимханова, считая решение суда незаконным и необоснованным, просит его отменить. Выражает несогласие с взысканием с ответчика неустойки, указывая, что у страховой компании не было достоверных сведений о степени вины участников ДТП, в связи с чем страховщиком произведена страховая выплата в равных долях от размера ущерба, понесенного каждым потерпевшим. Оспаривает также размер взысканной неустойки, считая его завышенным, просит применить статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизить неустойку, отмечая, что сумма неустойки не может превышать сумму взысканного страхового возмещения.

Истец А.Р. Шагидуллин и его представитель П.М. Шишканов, третье лицо Т.М. Шагидуллина, считая решение суда законным и обоснованным, просили в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Иные лица в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного заседания извещены путем заблаговременного направления адресатам по почте судебных извещений с уведомлением о вручении, сведений о причинах неявки не представили и отложить разбирательство дела не просили.

При таких обстоятельствах и на основании части третьей статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия пришла к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц.

Рассмотрев дело в пределах доводов апелляционной жалобы в совокупности с исследованными доказательствами, выслушав объяснения истца А.Р. Шагидуллина и его представителя П.М. Шишканова, третьего лица Т.М. Шагидуллиной, судебная коллегия считает решение суда подлежащим частичному изменению следующим основаниям.

Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 “О судебном решении” от 19 декабря 2003 года решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 – 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Данным требованиям закона решение суда первой инстанции не соответствует.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

На основании пункта 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской федерации по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, представления, суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять новое решение.

В соответствии со статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

На основании статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Согласно пункту 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Пунктом 2 этой же статьи предусмотрено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

На основании пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи.

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

В силу пункта 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

Согласно статье 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Пункт 1 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

На основании пункта 4 статьи 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В силу статьи 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» по договору обязательного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

На основании статьи 9 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование.

Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии с пунктом “б” статьи 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” (в ред. Федерального закона от 21 июля 2014 года N 223-ФЗ) страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, составляет 400 000 рублей.

На основании статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из материалов дела следует, что 11 января 2018 года напротив <адрес> произошло ДТП с участием автомобиля «Chevrolet Cobalt», государственный номер …., под управлением С.В. Денисова и принадлежащего истцу на праве собственности автомобиля «Kia Rio», государственный номер …., под управлением Т.М. Шагидуллиной.

В результате ДТП автомобилю истца были причинены механические повреждения.

В отношении обоих водителей-участников дорожно-транспортного происшествия составлены протоколы об административных правонарушениях от 11 января 2018 года. Постановлениями об административных правонарушениях от 18 января 2018 года квалификация действий С.В. Денисова по части 2 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях оставлена без изменения, дело об административном правонарушении в отношении Т.М. Шагидуллиной прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава административного правонарушения.

Гражданская ответственность истца, как владельца транспортного средства, застрахована у ответчика.

Истец в порядке прямого возмещения убытков обратился с заявлением о страховой выплате к ответчику, которым 17 апреля 2018 года было перечислено страховое возмещение в размере 19550 рублей.

Не согласившись с размером выплаты, истец обратился к независимому оценщику общества с ограниченной ответственностью (далее- ООО) «Арбакеш+».

Согласно заключению ООО «Арбакеш+» стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца составила с учетом износа 68900 рублей, без учета износа – 71400 рублей. Размер УТС согласно заключению ООО «Арбакеш+» № 169/1 составил 4000 рублей. Стоимость услуг экспертной организации по составлению заключений составила соответственно 3700 рублей и 1500 рублей.

В счет оплаты услуг по демонтажу/монтажу поврежденных элементов истцом оплачено 1500 рублей. Ответчик уведомлен о дате и времени проведения осмотра телеграммой от 01 июня 2018 года, стоимость которой составила 312,30 рублей.

17 августа 2018 года истец обратился в СК «Ренессанс» с досудебной претензией с приложением оригиналов экспертных заключений ООО «Арбакеш+», оригиналов договоров на экспертизу и оригиналов чеков, договора на демонтаж/монтаж поврежденных элементов с оригиналом чека. Претензия получена ответчиком 24 августа 2018 года.

05 сентября 2018 года ответчику в пользу истца страховщиком доплачено 14888 рублей 50 копеек, что подтверждается платежным поручением № 50021 от 05 сентября 2018 года.

Суд, оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и с учетом вышеприведенных правовых норм, доводов сторон, выплаченной суммы страхового возмещения обоснованно пришел к выводу об удовлетворении иска, взыскав с ответчика в пользу истца недоплаченное страховое возмещение в размере 38461 рубля 50 копеек.

Разрешая спор по существу и определяя размер причиненного ущерба, суд руководствовался представленными истцом заключениями, обоснованно признанными допустимыми доказательствами.

При этом ответчиком относимые и допустимые доказательства иного размера ущерба суду не представлены.

Таким образом, при определении размера убытков истца суд исходил из имеющихся по делу допустимых доказательств, позволяющих достоверно определить размер причиненных убытков.

Оснований не доверять данным заключениям у суда не имелось. Проводивший исследования эксперт имеет высшее техническое образование, то есть обладает необходимыми специальными знаниями.

Несогласие подателя апелляционной жалобы с оценкой суда доказательств по делу, в том числе, представленных истцом экспертных заключений, не могут служить основанием к отмене состоявшегося судебного решения, поскольку согласно части 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Право оценки доказательственного материала принадлежит суду, разрешающему спор по существу. Доводы жалобы не указывают на допущенные судом первой инстанции процессуальные нарушения при оценке представленных сторонами доказательств, а направлены лишь на переоценку выводов суда.

В ходе судебного разбирательства ответчиком не представлены доказательства, отвечающие критериям относимости и допустимости, в подтверждение доводов о недействительности, представленных истцом заключений.

Решение суда в указанной части не обжаловано, в связи с чем судебной коллегией его законность и обоснованность в этой части не проверяется.

Исследуя доводы апелляционной жалобы ответчика о несогласии с размером взысканной неустойки, судебная коллегия приходит к выводу об их обоснованности, поэтому решение суда первой инстанции подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 21 статьи 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” в редакции, действовавшего на момент возникновения правоотношений, (далее – Закон об ОСАГО), в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, а в случае, предусмотренном пунктом 15.3 указанной статьи, 30 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или после осмотра и (или) независимой технической экспертизы поврежденного транспортного средства выдать потерпевшему направление на ремонт транспортного средства с указанием станции технического обслуживания, на которой будет отремонтировано его транспортное средство и которой страховщик оплатит восстановительный ремонт поврежденного транспортного средства, и срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховом возмещении.

При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или срока выдачи потерпевшему направления на ремонт транспортного средства страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере 1% от определенного в соответствии с Законом N 40-ФЗ размера страхового возмещения по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

Истец просил взыскать неустойку за период с 18 апреля 2018 года по день вынесения решения суда, тогда как судом в нарушение положений части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации неустойка взыскана по день фактического решения суда.

Кроме того, согласно пункту 65 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”, присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

В нарушение названных положений суд определил начало периода неустойки с 6 сентября 2018 года, то есть до даты вынесения решения, и по день исполнения решения.

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда относительно взыскания неустойки, не может согласиться с определенным периодом её взыскания и размером неустойки.

Рассчитывая неустойку за просрочку страховой выплаты, следует исходить из расчета суммы размера невыплаченного страхового возмещения за период с 18 апреля 2018 года дня (дата, следующая за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения) по 01 марта 2019 года (дата вынесения решения). Таким образом, размер подлежащей взысканию с ответчика неустойки составляет 142766 рублей 86 копеек.

В силу пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

С учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, положения пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, – на реализацию требования части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в пункте статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенными в пункте 85 постановления от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации об уменьшении судом неустойки возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащие уплате неустойка, финансовая санкция и штраф явно несоразмерны последствиям нарушенного обязательства. Уменьшение неустойки, финансовой санкции и штрафа допускается только по заявлению ответчика, сделанному в суде первой инстанции или в суде апелляционной инстанции, перешедшем к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции. В решении должны указываться мотивы, по которым суд пришел к выводу, что уменьшение их размера является допустимым.

В данном случае, рассматривая довод жалобы об изменении размера неустойки, судебная коллегия, учитывая конкретные обстоятельства дела, в том числе соотношение сумм неустойки и основного долга, длительность просрочки исполнения обязательства, а также требования разумности и справедливости, полагает необходимым размер неустойки, подлежащей выплате в пользу истца, снизить до 15000 рублей.

Согласно статье 15 Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

На основании пункта 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

Суд, установив нарушение прав потребителя, правильно применил нормы Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей” при определении размера компенсации морального вреда, учел характер и длительность нравственных переживаний истца, степень вины ответчика, обоснованно взыскал с ответчика в счет компенсации морального вреда 1 000 рублей.

Указанный размер компенсации морального вреда соответствует фактическим обстоятельствам настоящего гражданского дела, является разумным и справедливым, отвечающим требованиям добросовестности и объему перенесенных истцом страданий.

В соответствии с пунктом 3 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” размер штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего определяется в размере пятидесяти процентов от разницы между суммой страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю, и размером страховой выплаты, осуществленной страховщиком в добровольном порядке. При этом суммы неустойки (пени), финансовой санкции, денежной компенсации морального вреда, а также иные суммы, не входящие в состав страховой выплаты, при исчислении размера штрафа не учитываются.

Разрешая данный спор в части взыскания штрафа, суд первой инстанции, с учетом установленных по делу обстоятельств, правомерно пришел к выводу о взыскании со страховой компании штрафа в пользу истца. Определяя размер штрафа, суд применил положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и уменьшил его до
5 000 рублей.

С решением суда в данной части судебная коллегия соглашается, находя выводы суда верными, поскольку ответчиком виновно допущено нарушение прав истца на своевременную выплату страхового возмещения в полном объеме.

Оснований для изменения решения суда судебная коллегия не находит, поскольку установив, что размер штрафа явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, суд, с учетом заявления ответчика, длительности неисполнения обязательства, отсутствия тяжелых последствий для потерпевшего в результате нарушения его прав и требований статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации снизил размер штрафа правомерно. Данные выводы суда первой инстанции судебная коллегия находит законными и обоснованными.

Таким образом, определенные судом с учетом обстоятельств дела размер компенсации морального вреда и размер штрафа являются соразмерными допущенному нарушению прав истца, баланс интересов сторон не нарушают.

Доводы апелляционной жалобы о том, что у страховой компании не было достоверных сведений о степени вины участников ДТП со ссылкой на пункт 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, судебная коллегия считает несостоятельными по следующим основаниям.

Пунктом 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств” разъяснено, что если из документов, составленных сотрудниками полиции, невозможно установить вину застраховавшего ответственность лица в наступлении страхового случая или определить степень вины каждого из водителей – участников дорожно-транспортного происшествия, лицо, обратившееся за страховой выплатой, не лишается права на ее получение. В таком случае страховые организации производят страховые выплаты в равных долях от размера ущерба, понесенного каждым потерпевшим (абзац 4 пункта 22 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Страховщик освобождается от обязанности уплаты неустойки, суммы финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда, если обязательства по выплате страхового возмещения в равных долях от размера понесенного каждым из водителей – участников дорожно-транспортного происшествия ущерба им исполнены.

Из приведенной нормы материального закона и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по ее применению следует, что освобождение страховщика от обязанности уплаты неустойки, суммы финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда возможно только при исполнении им обязательств по выплате страхового возмещения в равных долях от размера понесенного каждым из водителей – участников дорожно-транспортного происшествия ущерба, и в случае, если из документов, составленных сотрудниками полиции, невозможно установить вину застраховавшего ответственность лица в наступлении страхового случая или определить степень вины каждого водителя.

Из материалов дела следует, что с заявлением о страховой выплате страховщику были представлены постановления об административных правонарушениях от 18 января 2018 года, которыми квалификация действий водителя С.В. Денисова по части 2 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях оставлена без изменения, дело об административном правонарушении в отношении водителя Т.М. Шагидуллиной прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава административного правонарушения. Следовательно, из названных документов следует, что в причиненной связи с произошедшим ДТП находятся именно действия водителя С.В. Денисова, а не действия водителя, управлявшего автомобилем истца.

Таким образом, страховщик уже на момент обращения к нему истца имел сведения о том, что виновным в ДТП лицом является водитель С.В. Денисов и оснований для выплаты истцу страхового возмещения в размере 50% от размера ущерба у ответчика не имелось.

Кроме того, размер выплаченного с нарушением установленных законом сроков страхового возмещения меньше 50% от размера ущерба.

В связи с указанным у ответчика не имелось достаточных оснований для отказа в выплате страхового возмещения в полном размере и суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования истца о взыскании компенсации морального вреда, неустойки и штрафа, предусмотренных пунктом 21 статьи 12, пунктом 3 статьи 16.1 Федерального закона “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”.

Возмещение судебных расходов на оплату услуг представителя, оплату услуг оценщика, взыскание государственной пошлины произведено судом в соответствии с положениями статей 88, 94, 96, 98, 100, 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 333.17 Налогового кодекса Российской Федерации плательщиками государственной пошлины признаются лица, если они выступают ответчиками в судах общей юрисдикции, арбитражных судах или по делам, рассматриваемым мировыми судьями, и если при этом решение суда принято не в их пользу и истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации.

Статьей 333.20 Налогового кодекса Российской Федерации установлены особенности уплаты государственной пошлины при обращении в суды общей юрисдикции, к мировым судьям.

Согласно подпункту 8 пункта 1 статьи 333.20 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации, государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

В соответствии со статьей 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в соответствующий бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Анализ приведенных правовых норм позволяет сделать вывод, что если истец был освобожден от уплаты государственной пошлины, она взыскивается с ответчика в соответствующий бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований исходя из той суммы, которую должен был уплатить истец, если бы он не был освобожден от уплаты государственной пошлины.

Требования истца по делу удовлетворены, ответчик от уплаты судебных расходов не освобожден.

С учетом изложенного и в связи с изменением взысканных сумм в соответствии со статьей 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит изменению и размер взысканной с ответчика в бюджет муниципального образования города Казани государственной пошлины, которая составит 2103 рубля 85 копеек.

В остальной части решение суда не обжалуется, предметом апелляционного рассмотрения не является, поскольку правовых оснований для выхода за пределы доводов жалобы не имеется.

Других доводов, свидетельствующих о неправильности вынесенного судом первой инстанции решения, в апелляционной жалобе не содержится, соответствующих доказательств к жалобе не приложено, а суд апелляционной инстанции в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Решение суда в остальной части требованиям материального и процессуального закона не противоречит, оно постановлено с учетом всех доводов сторон и представленных ими доказательств, которые судом первой инстанции надлежащим образом исследованы и оценены, что нашло отражение в принятом решении, в связи с чем оно в этой части подлежит оставлению без изменения.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьями 199, 327, пунктом 2 статьи 328, статьей 329, пунктом 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

О П Р Е Д Е Л И Л :

решение Кировского районного суда города Казани Республики Татарстан от 01 марта 2019 года по данному делу в части взыскания неустойки и государственной пошлины изменить.

Взыскать с акционерного общества «Группа Ренессанс Страхование» в пользу Айдара Радиковича Шагидуллина неустойку за период с 18 апреля 2018 года 01 марта 2019 года в размере 15000 рублей.

Взыскать с акционерного общества «Группа Ренессанс Страхование» государственную пошлину в доход бюджета муниципального образования города Казани в размере 2103 рублей 85 копеек.

В остальной части решение Кировского районного суда города Казани Республики Татарстан от 01 марта 2019 года оставить без изменения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Председательствующий

Судьи

Просмотров: 345

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code