ЗАЩИЩАТЬ И ЗАЩИЩАТЬСЯ: НЕКОТОРЫЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

О.А.Тарасова

Аннотация. В статье рассмотрены некоторые актуальные проблемы осуществления защиты подозреваемых, обвиняемых, а также потерпевших по уголовным делам.

Ключевые слова: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, защитник, адвокат, общественный защитник и общественный обвинитель.

 

В своем выступлении на VII Всероссийском съезде судей 2 декабря 2008 г. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев обратился к судьям России со словами: «Вы прекрасно знаете о том, что в суде решаются судьбы миллионов людей. И в немалой степени в суде формируется и отношение людей к государству: оценивается способность государства защищать интересы граждан, применять силу закона и восстанавливать справедливость. В этом смысле суд, может быть, самая главная авторитетная власть» .

Эти слова, на наш взгляд, обращены не только к судьям, но и к следователям, а также всем участникам судебного процесса: как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Многие студенты юридических вузов на вопрос: «Кем вы хотите стать, когда получите диплом?», отвечают: «Адвокатом», при этом, не осознавая, какая ответственность лежит на людях данной профессии.

Во-первых, следует отметить, что адвокат – это понятие частное по отношению к общему: защитник. Защитник – тот, кто защищает, оберегает кого-либо или что-либо . В более узком смысле значения этого слова в соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитником в уголовном судопроизводстве является лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу .

В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты. Однако по определению или постановлению суда наряду с адвокатом в качестве защитника могут быть допущены один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Статья 1 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015 № 268-ФЗ) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусматривает, что адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 7 указанного Закона адвокат обязан честно, разумно и добросовестно (выделено нами) отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными (выделено нами) законодательством Российской Федерации средствами. Положения п. 4 ч. 1 этой же статьи обязывают адвоката соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката .

К сожалению, практика свидетельствует об обратном, и можно привести массу таких примеров, когда адвокат в уголовном (да и в гражданском тоже) процессе далеко не всегда честно, разумно и добросовестно осуществляет защиту доверителя, а порой использует при этом явно запрещенные законом средства.

Одной из проблем, существующих в настоящее время, по мнению автора, является оказание адвокатами «медвежьих услуг» своим подзащитным. В качестве примеров можно привести уголовные дела по Республике Адыгея по обвинению адвокатов Ло- това и Шилова, совершивших мошенничество с использованием своего служебного положения .

В описанных случаях «тревогу забили» родственники обвиняемых, и «защитники» понесли заслуженное наказание. А как быть, если подозреваемого, обвиняемого или подсудимого защитить некому? Либо (как довольно часто бывает) люди безоговорочно верят своему защитнику, а он, маскируя свои преступные намерения и действия под гражданско-правовые отношения (говоря, например, что некоторую денежную сумму нужно передать следователю или судье для положительного решения вопроса), вводит доверителей в заблуждение и не предпринимает никаких мер по защите того или иного лица.

Случаев «адвокатского мошенничества» весьма много, но сложности состоят в высокой латентности подобного рода правонарушений, выявлении их и доказывании. Получается, что мы имеем дело с явлением незащищенности от защитников. И как с этим явлением бороться?

Следующая проблема, на наш взгляд, состоит в том, что лицами, осуществляющими защиту, нередко допускаются грубые нарушения кодекса профессиональной этики адвоката. Это может выражаться, например, в том, что защитник одного подсудимого вступает в отношения с защитником другого (причем при явном противоречии позиций этих подсудимых) или с потерпевшим, пытаясь с ними «договориться» либо оказать давление.

Приведем пример. Ленинским районным судом г. Иваново по ст. 111 ч. 4 УК РФ был осужден В.В. Илларионов за причинение тяжкого вреда здоровью А.С. Корниенко, повлекшее смерть последнего . Мать потерпевшего, В.В. Корниенко, неоднократно обжаловала приговор суда в различные инстанции, но безрезультатно. Об этом деле автору стало известно из обращения В.В. Корниенко в «Юридическую клинику» Ивановского филиала Международного юридического института. У потерпевшей в суде защитника не было в силу отсутствия для этого денежных средств. Со слов В.В. Корниенко, адвокат подсудимого несколько раз намекала ей на возможность оказания неофициальной юридической помощи в осуществлении защиты за вознаграждение, однако женщина от этого отказалась по той же причине и по причине того, что адвокат защищала «убийцу» ее сына.

Возникает вопрос, может ли подсудимый, узнав о подобном поведении своего защитника, от него отказаться?

В соответствии со ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. А как быть с подсудимым? В комментариях к УПК РФ разъясняется, что отказ от защитника может иметь место в любой стадии процесса только по инициативе обвиняемого (подсудимого) и при наличии реальной возможности участия адвоката в деле1.

Часть 2 ст. 248 УПК РФ предусматривает произведение замены защитника в соответствии с ч. 3 ст. 50 настоящего Кодекса.

На основании вышеизложенного следует резюмировать, что вопрос процедуры отказа подозреваемого, обвиняемого или подсудимого от защитника отрегулирован в уголовно-процессуальном законодательстве недостаточно, что предполагает возможность дополнения ч. 1 ст. 52 УПК РФ после фразы: «Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого, обвиняемого» словами «или подсудимого и при наличии реальной возможности участия адвоката в деле».

Кроме этого, представляется необходимым включить в ст. 52 УПК РФ перечень оснований, по которым возможен отказ от защитника.

По нашему мнению, также следует дополнить п. 4 ч. 1 ст. 72 УПК РФ «Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

4) «при оказании юридической помощи доверителю пользуется запрещенными законодательством Российской Федерации средствами или грубо нарушает кодекс профессиональной этики адвоката».

Согласно ч. 2 ст. 72 УПК РФ решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой ст. 69 настоящего Кодекса. Однако ст. 69 УПК РФ предусматривает отвод переводчика, а не защитника. И какую аналогию усматривает здесь законодатель, не вполне понятно. Думается, что нужна специальная уголовно-процессуальная норма, регламентирующая порядок отвода защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика.

Кроме этого, хотелось бы предложить законодателю дополнить права потерпевшего, предусмотренные ч. 2 ст. 42 УПК РФ, положением, позволяющим потерпевшему наряду с подозреваемым, обвиняемым или подсудимым в случае отсутствия средств на оплату адвоката пользоваться бесплатной юридической помощью.

1 См.: Рыжаков А.П.Указ. соч. С. 177.

Рассмотрим еще одну, на наш взгляд, немаловажную проблему. В настоящее время в действующем уголовно-процессуальном законодательстве отсутствуют понятия общественного защитника и общественного обвинителя. Лишь ч 2 ст. 49 УПК РФ, как было сказано выше, предусматривает возможность допуска по определению или постановлению суда в качестве защитника наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иного лица, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. Фраза «могут быть допущены» на практике трактуется как право, а не обязанность суда, хотя это противоречит позиции Конституционного Суда РФ .

Тогда как в ст. 47 УПК РСФСР 1960 г. говорилось о «трех ветвях» института защитника: адвокат, защитник из числа родственников и других лиц и общественный защитник. А в ст. 250 УПК РСФСР было закреплено положение об участии представителей общественных организаций и трудовых коллективов в судебном разбирательстве . Статья предусматривала, что по определению суда к участию в судебном разбирательстве уголовных дел могут быть допущены представители общественных организаций и трудовых коллективов в качестве общественных обвинителей или общественных защитников, которые выделяются общим собранием общественной организации или трудовым коллективом предприятия, учреждения, организации, а также коллективом цеха, отдела или другого подразделения, которые в письменном виде подтверждают их полномочия. И в отношении каждого из них определялись соответствующие права. Статья 251 УПК РСФСР определяла последствия неявки в судебное заседание общественного обвинителя, защитника, общественного защитника. В частности, при неявке общественного обвинителя или общественного защитника без уважительной причины суд сообщает об этом соответственно общественной организации или трудовому коллективу.

Становится непонятным, почему в период становления правового государства, в эпоху демократии и гласности законодатель упразднил эти институты. Может быть, потому, что на современном этапе развития России трудовой коллектив, общественная организация, которые в советское время могли выдвинуть общественного защитника (обвинителя) для участия в уголовном судопроизводстве, как таковые, в реальности просто отсутствуют. Им на смену пришли ООО, ИП, частные фирмы, ставящие во главу угла интересы отдельно взятых личностей и цели получения прибыли и наживы любой ценой. Тогда как участие представителей общественных объединений (организаций) в судебном разбирательстве уголовных дел является важным средством демократизации уголовного процесса. Они (представители) уполномочены выразить мнение выделивших их организаций по вопросам рассматриваемого дела, способствовать всестороннему исследованию личности обвиняемого, а также и потерпевшего (выделено автором), причин и условий, способствовавших совершению преступления .

В этой связи, думается, было бы целесообразно возродить как институт общественных обвинителей, закрепив соответствующее положение в самостоятельной норме уголовно-процессуального закона (скажем, в ст. 37.1 УПК РФ), так и институт общественных защитников, закрепив их процессуальное положение в ст. 49.1 УПК РФ. И по аналогии с УПК РСФСР соответственно дополнить гл. 35 УПК РФ нормой об участии представителей общественных организаций и трудовых коллективов в судебном разбирательстве.

В заключение хотелось бы привести замечательные высказывания опытного и известного судебного деятеля П.С. Пороховщи- кова (П. Сергеича). В своей книге «Уголовная защита», вышедшей в 1908 г. в С.-Петербурге, он пишет: «Задача этих заметок сводится к тому, чтобы защита… не оставалась бесплодной … Уголовная защита не легкое и в нравственном отношении высоко ответственное дело. Тот, кто избрал ее своим служением жизни, должен проникнуться убеждением, что совершает нравственное преступление всякий раз, когда, взявшись за дело, не сделал для подсудимого всего, что было в силах и власти его. Если он усвоит себе это убеждение, если будет гореть этой мыслью, он достигнет многого; если нет, он, пожалуй, будет произносить умные, интересные и красивые речи, добьется известности и накопит денег; но он не найдет нравственного удовлетворения в своей работе; в конце жизненного пути рассудок скажет ему: ты хорошо говорил, но сердце не кликнет: ты совершил подвиг» .

 

Библиографический список

1. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015 № 268-ФЗ) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»//СПС ГАРАНТ.
2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ (с изм. и доп.) // Собрание Законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (ч.1). Ст. 4921. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: в редакции на 1 апреля 2016 г.//СПС ГАРАНТ.
3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 29.12.2001, с изм. от 26.11.2002) //СПС ГАРАНТ.
4. Постановление Конституционного Суда РФ от 28.01.1997 г. № 2-П, Определение от 22.04.2005 г. № 208-О и Определение от 19.02.2009 г. № 152-О-О.
5. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда СССР по уголовным делам. М.: Спарк, 1983.
6. Архив Ленинского районного суда г. Иваново за 2014 г. Уголовное дело № 1-103/2014.
7. Ларин В.А. «Медвежьи» услуги адвоката//Следственная практика: Сборник статей /Акад. Ген. Прокуратуры РФ. М., 2008.
8. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: НОРМА, 2015//СПС ГАРАНТ
9. Сергеич П. Искусство речи на суде. М.: Юрид. лит., 1988.
10. Интернет-ресурс: http:// kremlih. ru/
11. Интернет-ресурс: https://ru.wiktionary.org

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (58) 2016

Просмотров: 885

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code