ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ПО ДЕЛАМ С «ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ»

Хужаев Шохжахон Акмалжон угли,
Рустамбеков Исломбек Рустамбекович, заведующий кафедрой «Международное коммерческое (частное) право» Ташкентского государственного юридического университета, Республика Узбекистан

Аннотация. В данной статье автором были проанализированы понятие и особенности национального судопроизводства Республики Узбекистан в сфере разрешения международно-частноправовых споров, основные международные акты и нормы законодательства Республики Узбекистан и некоторых зарубежных стран, а также двусторонние договоры Республики Узбекистан по разрешению споров, возникающих из международно-частноправовых отношений. Также в статье были проанализированы теоретические аспекты вопросов разрешения споров, унификация норм в международном гражданском процессе.

Ключевые слова: споры, национальное право, иностранный элемент, суд, юрисдикция.

 

Проблема разрешения споров в сфере международного частного права непосредственно связана с вопросом о правах человека, в первую очередь с правом на справедливое судебное разбирательство. Возможность защиты своих прав в судебном порядке является основным правом человека. «Суд» понимается как юрисдикционный орган, решающий вопросы, отнесенные к его компетенции, на основе норм права, в соответствии с установленной процедурой .

«Международный пакт о гражданских и политических правах» от 23 марта 1976 г. зафиксировал обязанность государств «обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты». Статья 14 п. 1 данного соглашения гласит, что каждый располагает правом «при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Согласно ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. «каждый человек, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве» . Во внутригосударственном праве право граждан на судебную защиту закреплено в конституциях и кодексах.

Разрешение международных частноправовых споров не может быть осуществлено исключительно на основе норм национального права. Появление особой категории частноправовых споров (наличие иностранного элемента) неизбежно приводит к международному сотрудничеству государств по различному кругу вопросов.

В силу суверенитета государство само определяет, какие категории споров с участием иностранцев могут быть разрешены в его судах. «Поэтому на практике возникают случаи, когда рассмотрение одного и того же спора может одновременно входить в компетенцию судов двух или даже нескольких стран. В случаях подобного рода говорят о «конфликте юрисдикции». Однако возможны и ситуации, «когда правовая система одного государства отсылает рассмотрение спора к суду другого государства, а этот последний отказывается от рассмотрения спора в силу отсутствия компетенции по своему национальному законодательству» . В данном случае субъект фактически оказывается лишенным права на судебную защиту. Данную проблему, так же как и проблему конкуренции (или «конфликта») юрисдикции, можно решить путем заключения государствами договоров, получивших названия «конвенций о юрисдикции». Н.Г. Елисеев отмечает, что «унификация международной подсудности рассматривается как одно из важнейших направлений международного сотрудничества» .
Гаагской конференцией по международному частному праву был выработан ряд конвенций, затрагивающих вопросы международной подсудности, однако Узбекистан не был присоединен к данной конвенции.

В рамках Европейского Союза происходит переход от конвенционного регулирования вопросов, связанных с международной подсудностью (юрисдикцией национальных судов в транснациональных частноправовых спорах), исполнением иностранных судебных решений к наднациональному регулированию. Как справедливо замечает Н.Г. Елисеев, «международное общение, стремительная экономическая интеграция требуют создания единого правового пространства, атрибутом которого является единообразное межгосударственное регулирование наиболее важных вопросов судопроизводства»1.

При рассмотрении дел с участием иностранных лиц суды часто сталкиваются с необходимостью получения сведений об иностранном лице, доказательств за границей, вручения документов, уведомления иностранного лица о проведении судебной процедуры. От получения данных сведений зачастую зависит справедливость судебного разбирательства. Кроме того, нарушение права стороны на защиту в ходе судебного процесса, в том числе неизвещение ответчика о судебном заседании, является основанием для отказа в исполнении решения иностранного суда.

Как указывается в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., средства защиты должны быть эффективными. Эффективность средств правовой защиты некоторые исследователи относят к отраслевым принципам международного гражданского процесса2. М.Л. Энтин отмечает, что «…вынесение судебного решения утрачивает смысл, если не созданы механизмы и не предусмотрены гарантии его надлежащего исполнения»3.

При разрешении споров с участием иностранных лиц возможны ситуации, когда решение, вынесенное в одной стране, подлежит исполнению в другой.

Условия признания и исполнения решений иностранных судов закрепляются в национальном законодательстве государств.

1 Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Источники, судоустройство, подсудность: Учебное пособие. M.: Статут, 2000. С. 16.

2 Юрова Н.М. Международное гражданское процессуальное право: проблемы реализации норм в Российской Федерации. Автореф. дис. … канд. Казань, 2006. С. 5-6.

3 Энтин М.Л. В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005 гг.: Монография. СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2006. С. 477.

Согласно ст. 391 ГПК РУз порядок исполнения в Республике Узбекистан решений иностранных судов и арбитражей определяется соответствующими международными договорами Республики Узбекистан. Решение иностранного суда или арбитража может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу, если иное не предусмотрено международным договором Республики Узбекистан .

Рассматривая практику Республики Узбекистан, можно указать на то, что, например, хозяйственные суды в период 2010— 2012 гг. и в первом квартале 2013 г. рассмотрели 190 дел о признании и приведении в исполнение решений суда иностранного государства или арбитража, а также об исполнении поручения суда иностранного государства . Связь признания и исполнения иностранных судебных решений с наличием международного договора предусмотрена также в Законе от 29 августа 2001 г. «Об исполнении судебных актов и актов иных органов».

В настоящее время в доктрине высказываются мнения, что необходимо отойти от связи признания и исполнения иностранных судебных решений с наличием или отсутствием международного договора, а единственным условием считать наличие или отсутствие взаимности.

Правоприменительной практике также известны случаи применения взаимности в отсутствие международного договора для признания и исполнения иностранного судебного решения. Согласно законодательству, ходатайство о признании и исполнении иностранного судебного решения может быть удовлетворено компетентным судом и при отсутствии соответствующего международного договора, если на основе взаимности судами иностранного государства признаются решения судов.

Взаимность не является достаточным основанием для признания и исполнения решений иностранных судов. Кроме того, закрепление взаимности как условия признания и приведения в исполнение иностранных судебных решений не избавит государство от заключения международных договоров по данному вопросу, поскольку в законодательстве ряда государств признание и приведение в исполнение решения иностранного суда ставится в зависимость от наличия международного договора.

Признанию и исполнению подлежат окончательные решения иностранных судов, причем они не пересматриваются по существу. При этом в рамках судебных процессов различных стран могут использоваться процедуры, которые не закреплены в законодательстве иных стран. Например, в США возможно разрешение споров в суде, используя процедуру упрощенного суда присяжных. Если стороны соглашаются с решением, вынесенным упрощенным судом присяжных, то оно принимает обязательную силу решения суда . Другим возможным способом разрешения споров в рамках суда в США возможно использование «частного правосудия». Е.И. Носырева отмечает, что применяться такая процедура может только по соглашению сторон. Спор разрешается лицом, избираемым сторонами; чаще всего функции «частного судьи» выполняют судьи, ушедшие в отставку. Решение, вынесенное частным судьей, «по своим юридическим последствиям приравнивается к решениям государственных судей. Оно автоматически регистрируется судом как его собственное решение и подлежит обжалованию в обычном апелляционном порядке» . Вполне вероятно, что если законодательством государства, в котором испрашивается признание и исполнение решений, не предусмотрены подобные судебные процедуры, в признании и исполнении решения может быть отказано на основании противоречия публичному порядку.

Рассматривая вопросы, связанные с признанием и исполнением иностранных судебных решений, необходимо остановиться еще на одной проблеме. В последнее время в связи с возросшей загруженностью судов стали высказываться предложения об активизации использования процедуры примирения, причем как до суда, так и в рамках судебного процесса. Гражданские процессуальные кодексы многих стран предусматривают на стадии подготовки дела к судебному разбирательству действия судьи по примирению сторон.

Р.В. Зайцев полагает, что формулировка «иностранное решение» имеет «более широкий смысл, соответствующий иностранному судебному акту, независимо от инстанции рассмотрения дела, которым заканчивается разрешение существовавшего между сторонами спора по существу, либо иным способом, например посредством утверждения достигнутого сторонами мирового соглашения, устраняется материально-правовой спор сторон». Он предлагает отказаться «от использования понятия «иностранное судебное решение» в пользу понятия «иностранный судебный акт», которым заканчивается рассмотрение существовавшего между сторонами материального правового спора» .

Однако стоит отметить, что договорная практика в данном вопросе не отличается последовательностью. Так, ст. 17 Договора между Республикой Узбекистан и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам предусматривается, что Стороны признают и исполняют на своей территории следующие решения: 1) судебные решения по гражданским делам; 2) судебные решения о возмещении ущерба по уголовным делам; 3) решения третейского суда . Термин «судебное решение» означает: в Республике Узбекистан – решение, приговор, определение, постановление суда, мировое соглашение, утвержденное судом, а также постановление судьи, вынесенное по существу гражданского дела; в Китайской Народной Республике – вынесенное судом решение, определение, постановление и акт примирения.

Брюссельская и Луганская конвенции содержат нормы о признании и исполнении соглашений, заключенных судом в процессе производства (в ст. 51 Брюссельской конвенции говорится о мировых соглашениях, а в ст. 51 Луганской конвенции о том, что исполняется в запрашиваемом государстве «достигнутое в ходе судебного разбирательства соглашение, которое утверждено судом и подлежит принудительному исполнению в государстве, на территории которого оно заключено»; к подобного рода соглашениям относится также и мировое соглашение, заключенное в ходе судебного процесса).

В соответствии со ст. 54 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам предусмотрено исполнение утвержденных судом мировых соглашений.

Исполнение решений иностранных судов не всегда ставится в зависимость от наличия международного договора. Во Франции могут быть исполнены решения иностранных судов даже в отсутствие договора. Соблюдение принципа взаимности также не требуется. «Основное требование – чтобы данное решение по соответствующему иностранному праву подлежало принудительному исполнению». Согласно ст.3 Коммерческого кодекса от 9 июля 1991 г. № 91-650 «выдержки из протоколов мировых соглашений, подписанные судьей и сторонами», являются исполнительными документами.

Д.Л. Давыденко обращает внимание «на то обстоятельство, что в законодательном праве мировое соглашение оформляется актом судебной власти, а в зарубежных странах – как правило, актом сторон, что определяет порядок его оспаривания. Когда мировое соглашение рассматривается как договор, который констатирует суд (как это во многих случаях имеет место в праве Франции, Италии и США), оно оспаривается как обычный договор, т.е. посредством подачи нового иска о его признании недействительным либо о применении последствий ничтожной сделки. В тех случаях, когда законом установлена необходимость утверждения соглашения об урегулировании спора или мирового соглашения судом, оспариванию, как правило, подлежит не оно само, а судебный акт, его утвердивший».

Законодательство предусматривает возможность заключения мирового соглашения на любой стадии судебного производства, включая стадию исполнительного производства. Мировое соглашение, заключенное на стадии исполнения решения иностранных судов (и иностранных арбитражей), также имеет свои особенности – оно подлежит обязательному утверждению арбитражным судом.
В настоящее время уже не подлежит сомнению, что вопросы международной подсудности, признания, исполнения решений судебных органов становятся все более унифицированы . Унификационный процесс рассматривается в качестве тенденции развития международного гражданского процессуального права. Л.Н. Галенская отмечает, что «в настоящее время унифицируются не только отдельные процессуальные сферы (исполнение иностранных арбитражных решений, иностранных судебных поручений и др.), но предприняты попытки унифицировать гражданское процессуальное право в целом».

С.В. Бахин обращает внимание «на многообразие форм, в которых осуществляется правовая интеграция в сфере международного гражданского процесса». Он указывает, что «при этом используются все известные международному праву формы уни- фикационых актов (интегральные конвенции, единообразные и модельные законы, рекомендации международных организаций, своды единообразных правил)», и «в ближайшее время возможно появление совершенно новых документов, в том числе и разрабатываемых в рамках такого нового направления правотворчества, как «субправо».

Таким образом, следует отметить, что как бы активно ни шла унификация международного гражданского процесса, в разрешении международных частноправовых споров определяющую роль играет национальное законодательство государств, а также велико значение обычного права.

 

Библиографический список

1. Галенская Л.Н. Международный гражданский процесс: понятие и тенденции развития. СПб.: СКФ «Россия – Нева», 2010.
2. Гражданский процессуальный кодекс Республики Узбекистан (источник – www.lex.uz).
3. Давыденко Д.Л. Мировое соглашение как средство внесудебного урегулирования частноправовых споров (по праву России и некоторых зарубежных стран). Автореф. дис. … канд. М., 2004.
4. Договор между Республикой Узбекистан и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам от 11 июня 1997 г.
5. Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: Источники, судоустройство, подсудность: Учебное пособие. M.: Статут, 2000.
6. Елисеев Н.Г. Унификация международной подсудности гражданских и торговых дел в странах Европейского Союза // Актуальные проблемы международного частного и гражданского права. К 80-летию В.А. Кабатова: Сборник статей / Под ред. С.Н. Лебедева. М.: Статут, 2006.
7. Зайцев Р.В. Признание и приведение в исполнение в России иностранных судебных актов. М.: Волтерс Клувер, 2007.
8. Канашевский В.А. Международное частное право: Учебник. М.: Междунар. отношения, 2006.
9. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.
10. Носырева Е.И. Альтернативное разрешение споров в США. М., 2005.
11. Стандарты Совета Европы в области прав человека применительно к положениям Конституции РФ: Избранные права. М., 2002.
12. Энтин М.Л. В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005 гг.: Монография. СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2006.
13. Юрова Н.М. Международное гражданское процессуальное право: проблемы реализации норм в Российской Федерации. Автореф. дис. … канд. Казань, 2006.
14. http: //www. 12uz. com/ru/news/show/official/14413/
15. http://www.notiss.ru/usrimg/Evrazes_competence&execution.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (58) 2016

Просмотров: 909

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code