О ПОЯВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ ФИГУРЫ СПЕЦИАЛИСТА

УШАКОВ А.Ю., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры предварительного расследования Нижегородской академии МВД России
СИДОРОВ В.В., кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России

Уголовное судопроизводство, специалист, специальные знания (познания), заключение специалиста, показания специалиста, участник уголовного судопроизводства.

В статье рассмотрены вопросы появления и становления в уголовном судопроизводстве России института сведущих лиц (эксперта и специалиста). Законодательное закрепление деятельности сведущих лиц носит дискуссионный характер. Перспективу развития института эксперта и специалиста можно выявить посредством сравнительного анализа в исторической ретроспективе. Представлен историко-правовой анализ такого участника уголовного процесса, как специалист, эксперт.

 

Роль и необходимость участия сведущих лиц в уголовном судопроизводстве трудно переоценить. В настоящий момент немыслимо производство не только расследования уголовного дела, но и зачастую проверки информации о преступлении без проведения специальных исследований или привлечения эксперта, специалиста. Следователь, дознаватель в соответствии с изменениями, внесенными в уголовно-процессуальное законодательство Федеральным законом от 4 марта 2013 г № 23-ФЗ , уже может не только привлекать специалиста к помощи в обнаружении, фиксации и изъятии следов преступления в ходе производства следственных действий, но и назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта.

Законодатель делает вполне убедительные шаги, постоянно расширяя возможности участия эксперта, специалиста в уголовном судопроизводстве. Даная тенденция очевидна и ее развитие вполне прогнозируемо. Однако в уголовном судопроизводстве фигура специалиста присутствовала не всегда. Изначально ей соответствовали лица, которых именовали особо «опытными», «сведущими и знающими» в каком-либо деле.

Один из первых задокументированных случаев использования в уголовном судопроизводстве знаний особо «опытных», «сведущих и знающих» в каком-либо деле лиц датирован 1535 годом. Произошло это в связи с освидетельствованием удельного князя Андрея Ставицкого по поводу подозрения в притворной болезни, для чего было привлечено лицо, сведущее в медицинском деле [1]. Первые попытки использования в уголовном судопроизводстве знаний особо «опытных», «сведущих и знающих» в каком-либо деле лиц были связаны в основном с медициной, и возникала такая потребность, как правило, по делам о преступлениях против жизни и здоровья.

В дальнейшем участие сведущих лиц стало в уголовном судопроизводстве обыденным делом и даже находило свое закрепление в некоторых законодательных актах (предписаниях). Одним из ярких примеров этому является Воинский устав Петра I 1716 года. В данном законодательном акте четко прописывалось, что «надлежит подлинно ведать, что смерть всеконечно ли от битья приключилась… Того
ради зело потребно есть, чтобы коль скоро кто умрет, который в драке бит, поколот или порублен будет, лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно разыскали, что какая причина к смерти его была и о том иметь свидетельство в суде и на письме подать» (артикул 154) [2].

Бурное развитие различных сфер жизнедеятельности обусловило необходимость привлечения к расследованию лиц особо «опытных», «сведущих и знающих» не только в медицине, но и в других делах. В результате в 1812 году в законе появилось определение сведущего лица. Именно этих лиц, по мнению законодателя того времени, следовало привлекать к раскрытию и расследованию преступлений.

Под сведущим лицом начиная с 1812 года понимали такое лицо, которое обладает не только познаниями в области судебной медицины, но и в различных областях науки, ремесла, искусства [3]. Позднее такое понимание специалиста упрочилось в Уставе уголовного судопроизводства (ст.ст. 112, 325), датируемом 1864 годом [4].

Устав уголовного судопроизводства рассматривал также в качестве «специалистов» (ст. 326): 1) «лиц, которые занимались продолжительными занятиями по какой-либо службе, в силу чего приобретших особую опытность»; 2) «врачей, фармацевтов, профессоров, учителей, техников, художников, ремесленников, казначеев и т.п.».

Этот законодательный акт не указывал каких-либо других носителей специальных познаний (специалист, эксперт), кроме сведущего лица. Он лишь регулировал отдельные вопросы участия этой фигуры при возникновении уголовно-процессуальных отношений. Следует отметить, что именно в рассмотренный выше временной отрезок начинают появляться первые законодательные зачатки установления процессуального статуса такой фигуры уголовного судопроизводства, как специалист.

Такое положение дел оставалось неизменным вплоть до 1922 года, а именно до принятия первого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР [5]. С 1922 и до 1966 года в законе была определена лишь одна фигура, являющаяся носителем специальных познаний, – эксперт. Этот промежуток времени нельзя считать стагнацией в развитии статуса фигуры специалиста, даже наоборот, именно он был ознаменован появлением самой этой фигуры.

В обществе того времени происходили глобальные изменения, которые не оставались незамеченными, в результате все чаще и чаще возникала потребность в использовании специальных познаний не только штатных их носителей, имевшихся в то временя, – экспертов, но и иных лиц, которые также могли оказать квалифицированную помощь в расследовании преступлений. Именно потребность в получении такой квалифицированной помощи привела к разделению целевой деятельности и сущности действий носителей специальных познаний и к появлению в 1966 году в уголовном процессе еще одной фигуры, которая обладала специальными познаниями, – специалиста.

31 августа 1966 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР были внесены дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, которые обусловили появление норм, регламентирующих деятельность специалиста в уголовном судопроизводстве (ст. 66.1 и ст. 133.1) [6]. Этот нормативный акт первым употребил сегодняшнюю трактовку исследуемой нами фигуры уголовного судопроизводства. Как отметили А.В. Куликов и А. А. Новиков, после появления института судебной экспертизы необходимость получения квалифицированной помощи в расследовании преступлений на различных его стадиях оставалась не менее острой, что привело к разделению института сведущих лиц на две категории: специалистов и экспертов [7].

Новая фигура уголовного судопроизводства того времени (специалист) имела следующие возможности: «участвовать в производстве следственного действия, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращать внимание на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств, давать пояснения по поводу выполняемых действий» (ст. 133.1).

Изложенная в законе формулировка о специалисте и его деятельности разделила юридическую общественность того времени на два лагеря. Сторонники первой позиции придерживались положения о том, что специалист выполняет только роль технического помощника, сторонники второй высказывали мнение, указывающее на предоставление данной фигуре более широких возможностей, чем установлены в законе.

Итог данной дискуссии ознаменовал новый этап развития статуса фигуры специалиста в уголовном судопроизводстве. В 2001 году был принят Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ), действующий и по сей день. Данный нормативный акт уже в первоначальной редакции значительно расширил возможности для участия специалиста в уголовном судопроизводстве и наделил его полномочиями для участия в производстве не только следственных, но и процессуальных действий. Далее, а именно в 2003 году, в УПК РФ были внесены изменения, которые придали результату деятельности специалиста доказательственное значение. В ст. 74 УПК РФ был добавлен п. 3.1, позволяющий признавать заключение и показания специалиста доказательством. По нашему мнению, желание законодателя упрочить позиции специалиста в сторону его еще большей самостоятельности, внеся изменения в п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, было продиктовано его стремлением создать условия для равноправия сторон и придать уголовному судопроизводству Российской Федерации элементы состязательности [8]. Рассматривая данные изменения закона, А. А. Новиков сделал обоснованный вывод о том, что правовой институт специальных знаний не закончил своего развития и формирования на современном этапе [9].

Замысел законодателя не нашел должной реализации, что не позволило использовать возможности специалиста (особенно на этапе предварительного расследования) в осуществлении состязательных начал уголовного судопроизводства. Основная проблема заключалась в том, что эта процессуальная фигура была предназначена для разрешения вопросов, поставленных перед ней сторонами, и ограничена в возможности проведения самостоятельных исследований, что, естественно, ущемляло ее в правовом положении по отношению к эксперту и по отношению к другим участникам процесса, взаимодействующим с ним.

До настоящего времени значительных изменений в правовом положении специалиста не произошло, хотя рассуждения о его статусе в среде активной юридической общественности не утихают.

Подводя итог анализу процессов появления и развития в уголовном судопроизводстве России фигуры специалиста, следует заметить: 1) появление этой фигуры в уголовном судопроизводстве обусловлено бурным развитием различных сфер жизнедеятельности; 2) первые законодательные зачатки процессуального статуса такой фигуры уголовного судопроизводства, как специалист, появляются в Уставе уголовного судопроизводства, датируемом 1864 годом; 3) потребность в получении квалифицированной помощи в ходе расследования преступлений привела к разделению целевой деятельности и сущности действий носителей специальных познаний и к появлению в 1966 году еще одной фигуры уголовного процесса, которая обладала специальными познаниями, – специалиста; 4) Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 года, которым были внесены дополнения в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР, – первый нормативный акт, в котором отражена современная трактовка исследуемой фигуры уголовного судопроизводства; 5) развитие процессуального статуса специалиста ни на одном из своих этапов не останавливалось на месте, и сегодняшнее положение этого участника уголовного судопроизводства – промежуточный этап, который, несомненно, позволит ему развиваться с учетом предъявляемых к этой фигуре требований и изменяющихся реалий, что, в свою очередь, открывает широкое поле для теоретического осмысления этого вопроса.

 

Библиографический список:

1. Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовном процессе. Л., 1963.
2. Лазарева Л.В. Проблема определения доказательственного статуса заключения и показаний специалиста в уголовном процессе // Мировой судья. 2008. № 9. С. 27-32.
3. Маркова Т.Ю. Некоторые проблемы использования в уголовном процессе заключения специалиста // Уголовное судопроизводство. 2010. № 1. С. 23-26.
4. Махов В.Н. Становление заключения и показаний специалиста как доказательства в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. 2013. № 9. С. 6-9.
5. Метельков С.Н. Совершенствование правового статуса специалиста как направление развития института применения специальных знаний в таможенном деле // Вестник Российской таможенной академии. 2013. № 3. С. 124-130.
6. Куликов А.В., Новиков А. А. Становление института сведущих лиц в судопроизводстве России // Вестник Уставного суда Калининградской области. 2007. № 7-8. С. 135-145.
7. Новиков А. А. О формировании института специалиста на современном этапе развития уголовного судопроизводства // Проблемы правоохранительной деятельности. 2007. № 1. С. 29-33.
8. Памятники русского права: в 8 т. М., 1961. Т. 2.
9. Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1984-1994. Т. 8.

Источник: Научно-теоретический журнал “Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России”. № 1 (51) 2018.

Просмотров: 1005

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code