ПРИЗНАНИЕ ПРАВА ОТСУТСТВУЮЩИМ КАК НЕГАТОРНЫЙ СПОСОБ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Т.О.Докучаева
Научный руководитель: Алиев Тигран Тигранович, доктор юридических наук, профессор, преподаватель Международного юридического института

Аннотация. Настоящее исследование посвящено изучению вопроса о правовой природе требований о признании права отсутствующим, в зависимости от решения которого зависит подход к определению срока исковой давности таких требований: трехлетней срок исковой давности согласно п. 1 ст. 196 ГК РФ или неприменение сроков исковой давности в силу абз. 5 ст. 208 ГК РФ. Автор отмечает, что в настоящий момент доктрина и правоприменительная практика бесспорно признают нега- торную природу требований о признании права отсутствующим, а правовая позиция, изложенная в Определении Верховного Суда РФ по делу № А51-12453/2014, утвердила подходы к использованию подобного требования на практике.

Ключевые слова: признание права отсутствующим, негаторный иск, исковая давность, право собственности, способ защиты права собственности.

 

Согласно ст. 12 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) в гражданском законодательстве РФ признаются различные способы защиты права, а также иные способы, предусмотренные законом . В связи с этим общепринятым считается, что перечень способов защиты гражданских прав является открытым, что является очевидным в силу прямого на то указания в абз. 14 ст. 12 ГК РФ.

Несмотря на это, на практике, когда лицо решает избрать способ защиты своих прав, непоименованный в ст. 12 ГК РФ, возникает вопрос: является ли данный способ специальным или же он является лишь одним из видов общеизвестных цивилистических способов защиты права, указанных в ст. 12 ГК РФ.

В гражданско-правовой оборот такой способ защиты права, как признание права отсутствующим, вошел, благодаря совместному Постановлению Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ № 10/22 (далее по тексту – Постановление № 10/22), где в п. 54 данного Постановления № 10/22 было указано, что защита права осуществляется также посредством предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими .

Вместе с тем Постановление № 10/22 не раскрывает, к какому способу защиты права следует относить признание права отсутствующим, тем самым не раскрывая его природу и фактически оставляя нам самим делать предположения о целой плеяде правоприменительных проблем, главной из которых является исковая давность (начало течения срока исковой давности, продолжительность и окончание срока исковой давности).

Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ как бы пытаются решить это принципиальное упущение, предлагая в п. 57 Постановления № 10/22 правоприменителям для определения начала течения срока исковой давности исходить из момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав.

На наш взгляд, данное решение Пленумов довольно непротиворечиво встраивается в действующую систему гражданского законодательства РФ, учитывая тот факт, что согласно ст. 200 ГК РФ, где течение срока исковой давности также начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, что нельзя сказать о тех мыслях, которые были высказаны в Постановлении № 10/22 по вопросу продолжительности и окончания срока исковой давности.

С позиции Пленумов к исследуемому способу защиты права применяют общий срок исковой давности, который указан в ст. 196 ГК РФ и составляет 3 года со дня начала течения срока исковой давности (абз. 2 п. 57 Постановления № 10/22). Следовательно, в том случае, если бы Пленумы поставили после данного абзаца точку, то у правоприменителей бы не возникло вопросов о том, какой срок исковой давности установлен для данного способа защиты (в силу прямого на то указания), а также о его природе.

Вместе с тем Пленумы в обратном направлении переворачивают наше представление о том, каким образом должны рассматриваться продолжительность и окончание течения срока исковой давности, сославшись на абз. 5 ст. 208 ГК РФ и указав, что если нарушение права истца не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется. Тем самым Пленумы фактически провели в данном случае параллель с негаторными требованиями.

Данная неопределенность в правоприменительной практике не могла не поставить перед учеными вопрос о том, к какому способу защиты следует относить требование о признании права отсутствующим.

Так, Р.С. Бевзенко со ссылкой на абз. 4 п. 52 Постановления утверждал, что в случае отсутствия легальных оснований для государственной регистрации права, а вместе с тем уполномоченное лицо не может в противовес вновь зарегистрированному праву заявить собственное, то уполномоченное лицо имеет право на заявление требований о признании права отсутствующим, то есть негативный иск о признании .

A. В. Люшня в своей работе при исследовании поставленного вопроса, воспользовавшись методом индукции, рассматривает в целом, что является признанием права. Здесь он выделил две разновидности таких требований: положительный или позитивный, а также отрицательный или негативный. При этом А.В. Люшня отмечал, что суть негативных требований заключается в подтверждении отсутствия у нарушителя права .

Аналогичный подходу А.В. Люшни порядок рассуждения использовал и А.М. Эрделевский, который рассматривая признание права отсутствующим как одну из разновидностей способов защиты права .
Между тем некоторые ученые настаивают на позиции о том, что требование о признании права отсутствующим имеет самостоятельную природу. Например, В.А. Микрюков полагает, что данные требования следует отнести к самостоятельным общим способам защиты гражданских прав .
B. А. Петрушкин, также исследуя правовую природу признания права отсутствующим, остановился на мнении о том, что данное требование следует отнести к самостоятельному виду вещно-правовых способов защиты .

На наш взгляд, один из самых серьезных аргументов в защиту позиции о том, что признание права не относится к категории негативных (негаторных) требований, а является самостоятельным способом защиты права, приводят исследователи немецкой пандектистики и Германского гражданского уложения (далее по тексту – ГГУ) – так называемые «германисты». Так, при обосновании указанной позиции «германисты», как правило, приводят в подтверждение § 894 ГГУ, в котором требование о признании права отсутствующим фактически приравнено к самостоятельному вещному иску об исправлении реестра.

Осознав возникшую проблему и приняв во внимание позиции ученых по данному вопросу, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ издал «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения», где в п. 12 установил, что исковая давность на такие требования не распространяется, в связи с тем, что они являются одной из разновидностей негаторного иска . Тем самым Президиум ВАС РФ положил начало сомнениям относительно правовой природы иска о признании права отсутствующим.

Несмотря на то, что данная концепция впервые была озвучена именно Высшим Арбитражным Судом РФ, на уровне Пленума данная правовая позиция была изложена только Верховным Судом РФ в Постановлении от 29 сентября 2015 г. № 43, в котором в п. 7 было отмечено, что «исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные ст. 208 ГК РФ. К их числу относятся требования … в том числе требования о признании права (обременения) отсутствующим» .

Однако по-настоящему апробированной данную правовую позицию можно было считать после вынесения Определения Верховного Суда РФ от 30.09.2015 № 303-ЭС15-5520 по делу № А51-12453/2014, где фактически была обоснована позиция о том, что требование о признании права отсутствующим является разновидностью негаторного способа защиты права, в связи с тем, что «иной подход, не обеспечивает достоверность и публичность государственного реестра, не способствует должной защите прав участников гражданского оборота и восстановлению их нарушенных прав в отношении объектов недви- жимости» .

Бевзенко Р.С., комментируя вынесенное Верховным Судом РФ Определение от 30.09.2015 № 303-ЭС15-5520 по делу № А51-12453/2014, довольно точно очертил границы правового значения признания права отсутствующим в качестве негаторного иска. Подводя черту поставленному в доктрине и правоприменительной практике вопросу, ученый отметил, что регистрация чего-либо на земельном участке не равно изъятию владения самим участком, в связи с чем факт регистрации не делает лицо, за которым зарегистрировано право, незаконным владельцем земельного участка .

Таким образом, подводя итог настоящему исследованию, можно сделать вывод, что незаконная регистрация права накладывает на пострадавшее лицо только те негативные последствия, которые связаны именно с этой регистрацией, а не с лишением владения, именно поэтому требование о признании права отсутствующим никак не связано с лишением владения, в связи с чем и является разновидностью именно негаторного способа защиты права собственности. Вместе с тем смысл в выделении данного требования в категорию самостоятельных не имеет серьезного теоретического и практического значения, так как данное обстоятельство вновь поставит перед нами вопрос о том, как соотносится требование о признании права отсутствующим с проблемой течения срока исковой давности.

 

Библиографический список

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.
2. Гражданское уложение Германии: Вводный закон к Гражданскому уложению. 4-е изд., перераб. – М.: Инфотропик Медиа, 2015.
3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. № 6. 2010; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. Июль. № 7.
4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» // Вестник ВАС РФ. 2013. Апрель. № 4.
5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. Декабрь. № 12.
6. Определение Верховного Суда РФ от 30.09.2015 № 303-ЭС15- 5520 по делу № А51-12453/2014 // Информационная система «Картотека арбитражных дел».
7. Бевзенко Р.С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения // Вестник гражданского права. 2011. № 5.
8. Бевзенко Р.С. Что такое недвижимая вещь? Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30.09.2015 № 303-ЭС15-5520 (дело «Омега Лайн»)// Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015. № 12.
9. Люшня А.В. Признание права собственности как средство защиты // Арбитражные споры. 2006. № 3.
10. Микрюков В.А. Признание обременения отсутствующим – самостоятельный способ защиты гражданских прав? // Хозяйство и право. 2012. № 11.
11. Петрушкин В.А. Иск о признании права (обременения) отсутствующим как самостоятельный механизм защиты нарушенного права // Научные воззрения профессора Г.Ф. Шершеневича в современных условиях конвергенции частного и публичного права (к 150-летию со
Вестник Международного юридического института
дня рождения): Сборник материалов Междунар. науч.-практ. конф. (г. Казань, 1-2 марта 2013 г.) / Под ред. Д.Х. Валеева, К. Рончки, З.Ф. Сафина, М.Ю. Челышева. – М.: Статут, 2014.
12. Эрделевский А.М. О судебном подходе к защите вещных прав // СПС КонсультантПлюс. 2011.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (66) 2018

Просмотров: 917

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code