БРЕМЯ ДОКАЗЫВАНИЯ ПАЦИЕНТА В ДЕЛАХ О ВОЗМЕЩЕНИИ УБЫТКОВ

Н.А.Багмет
Научный руководитель: Чердаков Олег Иванович, доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор, проректор по научной и инновационной работе Международного юридического института

Аннотация. В статье представлен юридический анализ некоторых ошибок, которые допускают пациенты при предъявлении к медицинской организации требований о возмещении убытков. Тема представляет существенный практический интерес, так как в последнее время значительно увеличилось количество судебных споров между пациентами и медицинскими организациями, а также возросло количество неверных судебных решений.

Ключевые слова: возмещение убытков, пациент, медицинская организация, презумпция виновности, ненадлежащая медицинская помощь.

 

В последние годы в Российской Федерации наблюдается тенденция роста количества судебных споров между пациентами и медицинскими организациями. Это объясняется многими факторами: снижением доверия к врачам со стороны простых граждан, повышением юридической грамотности пациентов, пропагандой СМИ и т.д.

Одним из наиболее распространенных требований пациентов в таких спорах является требование о возмещении убытков (см., например, Апелляционное определение Челябинского областного суда от 19.04.2018 по делу № 11-4932/2018, Апелляционное определение Омского областного суда от 23.07.2018 по делу № 33-972/2018 и т.д.).

Однако, несмотря на всю актуальность, институт возмещения убытков пациентов является одним из самых неоднозначных в гражданском праве. Объясняется это и довольно пространными формулировками положений законодательства, и их ошибочным толкованием, как самими пациентами, так и органами надзора и даже судьями.

Чтобы проанализировать данную проблему, рассмотрим состав гражданского правонарушения. Как правило, для возмещения убытков (вреда) необходимо, чтобы такой состав включал в себя четыре эле- мента1:

1. Противоправное нарушение лицом возложенных на него обязанностей и субъективных прав других лиц.

2. Наличие вреда или убытков.

3. Причинная связь между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями.

4. Вина правонарушителя.

Стоит отметить, что в медицине вина не всегда является обязательным условием наступления ответственности. В данном случае необходимо обратить внимание на две нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Во-первых, согласно ст. 1079 ГК РФ, независимо от вины вред должны возместить юридические лица или граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью, если такие лица не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Правда, в законодательстве не указано, какая деятельность относится к источникам повышенной опасности. Однако косвенно вывод о том, что действие ст. 1079 ГК РФ распространяется и на медицинскую деятельность, можно сделать исходя из постановления Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 28.04.1994, согласно которому источник повышенной опасности определяется как любая деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека. Очевидно, ни один врач не может полностью контролировать процесс оказания медицинской помощи в силу индивидуальных особенностей организма каждого человека.

Во-вторых, согласно ст. 1095 ГК РФ, возмещение вреда жизни и здоровью пациента вследствие недостатков оказанных услуг или недостоверной (недостаточной) информации о таких услугах, должно быть исполнено независимо от вины медицинского работника.

Таким образом, состав правонарушения в «медицинских» делах чаще всего будет состоять из трех элементов:

1. Противоправное нарушение лицом возложенных на него обязанностей и субъективных прав других лиц.

2. Наличие вреда или убытков.

3. Причинная связь между противоправным поведением правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями.

В связи с этим возникает вопрос: кто из сторон спора (пациент или медицинская организация) должен доказать наличие или отсутствие указанных элементов? Чтобы ответить на него, рассмотрим сущность таких понятий, как «презумпция невиновности» и «презумпция виновности».

Как мы знаем, в уголовном праве действует принцип: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана…» и «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» .

Аналогичный принцип есть и в Кодексе об административных правонарушениях, который гласит, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана и установлена .

Однако гражданское право подходит к этому вопросу иначе. Как мы знаем, в ч. 2 ст. 401 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) указано: «Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство». Данная норма также коррелируется с ч. 2 ст. 1064 ГК РФ, согласно которой лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Таким образом, в гражданском праве бремя доказывания отсутствия своей вины в тех случаях, когда наличие вины является необходимым основанием ответственности, возлагается на лицо, нарушившее обязательство . Возвращаясь к спорам между пациентами и медицинскими организациями, это значит, что в рамках гражданского процесса невиновность за причинение вреда пациенту необходимо доказать именно медицинской организации.

Между тем данный вывод является несколько неполным и порождает в умах пациентов, а иногда и судей, неправильный посыл, что вместе с бременем доказывания отсутствия вины медицинская организация также несет и бремя доказывания отсутствия иных элементов правонарушения. В частности, в «медицинских делах» истцы зачастую не представляют доказательств причинно-следственной связи между действиями медицинской организации и понесенными пациентом убытками. При этом бремя несения расходов на проведения судебно-медицинской экспертизы, которая и устанавливает все обстоятельства дела, суды перекладывают на ответчика (см., например, Апелляционное определение Московского городского суда от 26.09.2018 по делу № 33-42007/2018).

Однако такой подход в отношении распределения бремени доказывания по делам о возмещении убытков является в корне неверным и противоречит ГК РФ. На это указал Верховный Суд в постановлении Пленума от 23 июня 2015 г. № 25. В частности, суд отметил, что по делам о возмещении убытков именно истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Стоит отметить, что данный вывод также подтверждается и некоторыми исследованиями в области юриспруденции. Например, с ним соглашается заведующий кафедрой юридического факультета ФГБОУ
ВПО «Пензенский государственный университет», доктор юридических наук, профессор Г.В. Синцов.

Таким образом, перед пациентом-истцом, требующим возмещения убытков по медицинским делам, стоит задача доказать наличие трех элементов состава гражданского правонарушения (за исключением вины ответчика).

Рассмотрим ситуацию из практики. Так, согласно ч. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В связи с этим, очень часто пациенты заявляют в своем иске требование о возмещении убытков, вызванных необходимостью оплаты медицинских услуг в другой медицинской организации.

Между тем данное требование пациентов часто остается недоказанным. Кроме того, истцы упускают из виду ст. 1085 Гражданского кодекса РФ, согласно которой при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежат … дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение., если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение».

При этом стоит напомнить, что целый ряд нормативных правовых актов РФ гарантирует пациенту право на получение бесплатной медицинской помощи. В свою очередь, в ч. 2 ст. 19 Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», конкретизируя это право, законодатель указывает, что бесплатная медицинская помощь оказывается в гарантированном объеме в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

Вернемся к нашему примеру, когда пациент среди убытков заявляет расходы на «перелечивание» в других медицинских организациях. В таких случаях расходы не могут быть компенсированы истцу, если услуги, которые являются предметом спора, могут быть оказаны бесплатно из средств обязательного медицинского страхования в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи.

Таким образом, в медицинских организациях истец не вправе претендовать на возмещение расходов на «перелечивание» в другой медицинской организации, если не докажет, что он не может получить такую медицинскую помощь бесплатно. В противном случае требование пациентов должно быть оставлено без удовлетворения.

Наконец, в заключение нельзя не рассмотреть вопрос о правомерности предъявления пациентами требований о возмещении убытков в контексте законодательства о защите прав потребителей.

Следует отметить, что человек, которому оказывается медицинская помощь или который обратился за оказанием медицинской помощи, в том числе по программам обязательного и добровольного медицинского страхования, приобретает не только статус пациента, но и потребителя. Следовательно, его взаимоотношения с медицинской организацией регулируются также и Законом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – ЗоЗПП).

В свою очередь, п. 6 ст. 29 ЗоЗПП установлено, что в случае выявления существенных недостатков работы (услуги) потребитель вправе предъявить исполнителю требование о безвозмездном устранении недостатков, если докажет, что недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента. Это требование может быть предъявлено, если такие недостатки обнаружены по истечении двух лет со дня принятия результата работы (услуги), но в пределах установленного на результат работы (услуги) срока службы или в течение десяти лет со дня принятия результата работы (услуги) потребителем, если срок службы не установлен. Если данное требование не удовлетворено в течение двадцати дней со дня его предъявления потребителем или обнаруженный недостаток является неустранимым, потребитель по своему выбору вправе требовать:

• соответствующего уменьшения цены за выполненную работу (оказанную услугу);

• возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами;

• отказа от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и возмещения убытков.

Как мы видим, вышеуказанной нормой предусмотрено, что потребителю необходимо вначале обратиться к исполнителю с претензией о безвозмездном устранении существенных недостатков и доказать, что недостатки возникли до принятия им услуги или по причинам, возникшим до этого момента. И только после этого пациент может обратиться к медицинской организации уже с иными способами защиты права, в том числе с требованием о возмещении убытков.

Таким образом, подводя итог данной статье, можно сделать следующие выводы:

1. Несмотря на «презумпцию виновности», которая действует в гражданском праве, именно на истце (пациенте) лежит бремя доказывания того факта, что ответчик (медицинская организация) является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда и наличие убытков.

2. Расходы, необходимые для продолжения лечения в других медицинских организациях, могут быть компенсированы истцу (пациенту) только в том случае, если он докажет, что он не вправе получить такие услуги бесплатно из средств обязательного медицинского страхования в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи.

3. До того как обращаться с требованием о возмещении убытков, потребителю-пациенту необходимо в досудебном порядке доказать, что недостатки возникли до принятия им услуги или по причинам, возникшим до этого момента.

При несоблюдении этих трех условий иски пациентов должны быть оставлены без удовлетворения.

 

Библиографический список

1. Никитин А.В. Возмещение убытков: теория и практика // Юрист. 2016. № 12.
2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (в ред. от 30.12.2014 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 07.01.2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1 (с послед. изм. и доп.).
4. Кархалев Д.Н. Гражданско-правовая ответственность органов юридических лиц // Российская юстиция. 2018. № 6.
5. Синцов Г.В. К вопросу о значении вины при нарушении обязательств в гражданском праве // Юрист. 2015. № 22.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (66) 2018

Просмотров: 803

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code