К ВОПРОСУ О ПРАВОВЫХ ОСНОВАНИЯХ ПРОСЛУШИВАНИЯ СЛУЖЕБНЫХ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ РАБОТОДАТЕЛЕМ

В.Г.Лахов
С.Д.Ковалев
Е.В.Полуянова

Аннотация. В статье проанализированы нормативные положения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в части правовых оснований для прослушивания работодателем служебных телефонных переговоров работников. Авторами дается юридическая оценка данного мероприятия оперативно-розыскной деятельности.

Ключевые слова: коррупция, телефонные переговоры, служба собственной безопасности, прослушивание телефонных переговоров.

 

В последнее десятилетие в России сложилась криминогенная ситуация, которая характеризуется ростом коррупционных проявлений. Высокий уровень коррупции влияет на социальную стабильность общества, защищенность прав, свобод и законных интересов граждан, снижает эффективность деятельности органов государственной власти и авторитет органов правопорядка. Поэтому решение задачи по выработке и практической реализации эффективной антикоррупционной политики на различных уровнях власти является жизненно важной для Российской Федерации.

Для Российской Федерации 2008 г. стал тем годом, когда на государственном уровне были сделаны важные шаги по противодействию коррупции как системному явлению. Указом Президента Российской Федерации от 19.05.2008 № 815 образован Совет при Президенте, перед которым была поставлена задача разработки стратегии по борьбе с коррупцией. В течение 2008 г. был разработан и утвержден Президентом России Национальный план противодействия коррупции. В соответствии с планом был подписан ряд указов, принят и вступил в силу пакет антикоррупционных законов, которые позволили расширить контроль за деятельностью государственных и муниципальных служащих. На законодательном уровне было дано определение коррупции (ст. 1 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-Ф3 «О противодействии коррупции»).

Ключевую роль в реализации действующего антикоррупционного законодательства в государственных органах и коммерческих структурах играют подразделения собственной безопасности. Как правило, подразделение собственной безопасности – это самостоятельное структурное подразделение, подчиняющееся непосредственно руководителю органа или учреждения.

В целях решения поставленных задач сотрудники подразделений собственной безопасности принимают предупредительные меры по выявлению и устранению негативных тенденций формирования коррупционного сознания, неисполнения правовых предписаний по сохранению коммерческой тайны.

В связи с этим становится актуальным вопрос о возможности и правомерности мониторинга работодателем (службами собственной безопасности работодателя) переговоров, ведущихся по служебным телефонам, существования и возможного ограничения права на тайну телефонных переговоров в сфере трудовых отношений.

Среди российских юристов по вопросу законности прослушивания работодателем телефонных переговоров своих работников, которые они ведут со служебного телефона в рабочее время, не сформировано единой точки зрения. При этом в большинстве стран мира, в отличие от России, законодательно регламентирован мониторинг работодателем телефонных переговоров своих сотрудников.

По нашему мнению, исследование этого вопроса имеет определенный интерес и предполагает рассмотрение двух составляющих – технической и правовой. Начнем с оценки технической составляющей.

Прослушивание переговоров со служебных телефонов в учреждениях, организациях, предприятиях невозможно без использования специальной аппаратуры. Предлагаемый для этих целей выбор технических средств достаточно широк и разнообразен. Как правило, это аудиокомплексы, которые осуществляют автоматическую фиксацию аудиоинформации с телефонных линий в цифровом формате, и обеспечивают различные варианты ее обработки. Следует отметить, что аппаратура, используемая для этих целей, свободно реализуется на рынке различными производителями (например комплекс «Спрут-7»). Очевидно, техническое решение задачи по прослушиванию работодателем служебных телефонов своих сотрудников не представляет сложности. Достаточно подключить аппаратуру звукозаписи к телефонной станции учреждения, организации и получить возможность фиксировать телефонные переговоры со служебных телефонов.

Продолжим исследование этого вопроса с правовой оценки позиций работодателя и работника.
Позиция работодателя базируется на утверждении, что в рабочее время работник обязан заниматься исключительно исполнением трудовых обязанностей. В качестве обоснования приводится ч. 1 ст. 91 ТК РФ, в которой определено: «Рабочее время – время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени». Таким образом, можно предположить, что на рабочем месте в рабочее время работник не имеет права на частную жизнь. В противном случае он недобросовестно использует тот период времени, который оплачивает работодатель, что может быть расценено как дисциплинарный проступок. Из сказанного следует, что информация о поведении сотрудников на рабочем месте может собираться без их согласия, следовательно, и прослушивание с фиксацией телефонных переговоров со служебных телефонов допустимо.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В соответствии с ч. 1 ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Но, к сожалению, в настоящее время на законодательном уровне не определено, что следует понимать под частной жизнью, имеющиеся в настоящее время определения носят доктринальный характер, что затрудняет применение данной нормы. Однако есть определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. № 248-О, в котором говорится, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер» (Определение КС РФ от 9 июня 2005 г. № 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «Б» части третьей ст. 125 и ч. 3 ст. 127 Уголовно-испол-нительного кодекса Российской Федерации). Представляется закономерным следующий и очень важный вопрос, кто определяет границы частной жизни, сами граждане либо законодательство? Ответ на этот вопрос можно найти в другом определении Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенном в июне 2012 г., в котором говорится, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне (Определение КС РФ от 28 июня 2012 г. № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

Важно подчеркнуть, что не следует рассматривать термины «частная жизнь», «персональные данные» в достаточно узком смысле, как жизнь гражданина, скрытую от иных граждан. Международная судебная практика, в частности Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивал, что даже в публичной сфере взаимодействия человека с другими людьми может существовать зона, которая относится к сфере «частной жизни» (постановление Европейского суда от 28.01.2003 г. по делу «Пек против Соединенного Королевства» (Peckv. UnitedKingdom); постановление Европейского суда по правам человека от 24.06.2004 г. Дело «Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (VonHannover) против Германии»). В документе под названием «Декларация о средствах массовой информации и правах человека», принятом Парламентской Ассамблеей Совета Европы (Резолюция ПАСЕ № 428 1970 г.), отмечается, что неприкосновенность частной жизни – это «право вести свою жизнь по собственному усмотрению при минимальном постороннем вмешательстве в нее».

Позицию работника подкрепляют нормы международных конвенций, закрепляющие основные права и свободы человека, участницей которых является Российская Федерация. В них закреплено право на тайну телефонных переговоров, переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Так, в ст. 12 Всеобщей декларации прав и свобод человека от 10 декабря 1948 г. сказано, что никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь или произвольным посягательствам на тайну его корреспонденции, на его честь и репутацию. Каждый имеет право на защиту от такого вмешательства или таких посягательств.

Право на уважение личной и семейной жизни закреплено также в п. 1 ст. 9 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г., ратифицированной Федеральным законом от 4 ноября 1995 г.

Принцип уважения частной жизни установлен Декларацией прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. Декларация регламентирует право каждого на неприкосновенность его частной жизни, на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений (п. 1 ст. 9).

В контексте рассматриваемого вопроса обратимся к нормам Федерального закона от 07.07.2003 г. № 126-ФЗ «О связи». Пункт 1 ст. 63 Закона гласит: «На территории Российской Федерации гарантируется тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи. Ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи, допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами». Принципиально важно, что в вышеназванном Законе нет исключений в части соблюдения тайны для телефонных переговоров, передаваемых по сетям электросвязи.

Аналогичное решение вопроса представлено в п. 8 ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»: «Запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами».

Кроме того, не следует забывать, что закон прямо указывает, кто может негласно получать информацию с использованием технических средств. Федеральный закон от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (Закон об ОРД) дает право прослушивать телефонные переговоры лишь оперативным подразделениям государственных органов. В ч. 5 ст. 6 названного закона прямо указано, что «запрещается, использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами». Иными словами, работодатель не уполномочен осуществлять негласные мероприятия с использованием технических средств, для получения информации.

Прослушивание телефонных переговоров в соответствии с ч. 4 ст. 6 вышеназванного закона осуществляется с использованием оперативно-технических сил и средств органов Федеральной службы безопасности и органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Следует отметить, что в равной степени это касается и ведомственных сетей связи. Таким образом, принципиально важно, что в правовом отношении для прослушивания телефонных переговоров вышеназванными субъектами не имеют значения ни разновидности, ни технические характеристики используемых каналов связи.

Кроме этого, в соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, а также ч. 2 ст. 8 Закона об ОРД ограничение права человека и гражданина на тайну телефонных переговоров может осуществляться только на основании судебного решения в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, по которому обязательно производство предварительного следствия.

В заключение можно сделать следующий вывод, что с точки зрения норм трудового права использование работником своего оплаченного рабочего времени для частных телефонных переговоров является неправомерным. Однако прослушивание работодателем либо службой собственной безопасности работодателя служебных телефонов сотрудников нарушает и права человека, гарантированные Конституцией Российской Федерации.

 

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.
2. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // СПС Гарант.
3. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 19.07.2018) // СПС Гарант.
4. О связи: Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // СПС Гарант.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 3 (66) 2018

Просмотров: 928

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code