ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ СВЕДЕНИЙ, ПОЛУЧЕННЫХ В ХОДЕ ПРОВЕРКИ СООБЩЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ)

Д.Н.СТАЦЮК

Законодатель, проверка сообщения о преступлении, обеспечение прав, участие в проверке сообщений о преступлении, возбуждение уголовного дела, объяснение, доказательство.

В статье рассматриваются вопросы доказательственного значения сведений, полученных в ходе проведения проверки сообщения о преступлении, и возможности их дальнейшего использования в качестве доказательств по уголовному делу. Анализируется такое процессуальное средство проверки сообщения о преступлении, как получение объяснения. Предлагается ввести в УПК РФ ст. 144.1 «Получение объяснения», регламентирующую процедуру получения объяснения и его процессуальную форму. Эти новации должны способствовать обеспечению гарантий соблюдения прав и законных интересов лиц, участвующих в ходе проверки сообщения о преступлении, и соблюдению необходимых условий допустимости и достоверности доказательств.

 

Действующее уголовно-процессуальное законодательство периодически претерпевает изменения.
Нововведения коснулись, в частности, стадии воз- Суждения уголовного дела. Востребованность новаций в ст. 144 УПК РФ обусловлена прежде всего тем, что предыдущая редакция статьи не в достаточной мере предоставляла следователю процессуальные средства для проверки сообщения о совершении преступления, которые бы позволили провести полную, объективную и всестороннею проверку такого сообщения, по результатам которой можно было бы принять законное и обоснованное процессуальное решение в соответствии со ст. 145 УПК РФ.

В настоящее время развернулась научная дискуссия, касающаяся доследственной проверки, установления и закрепления процессуального статуса лиц, участвующих в проверке сообщения о преступлении, обеспечения прав указанных лиц, а также доказательственного значения сведений, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении с целью последующего использования в качестве доказательств по уголовному делу. Эта дискуссия нашла отражение в многочисленных исследования ученых, в том числе Т.Р. Устова [8], Ф.Ю. Васильева [9], В.Н. Авдеева [10] и др.

Законодательные изменения, коснувшиеся проверки сообщения о преступлении, значительно расшили процессуальный инструментарий уполномоченных на ее проведение должностных лиц, который они могут использовать на стадии возбуждения уголовного дела. Однако законодатель так, к сожалению, и не разрешил многие проблемы проверки сообщения о совершенном преступлении, а также не регламентировал процедуру применения процессуальных средств проверки информации с соблюдением соответствующих гарантий и обеспечением необходимых условий допустимости и достоверности. Мнения ряда авторов относительно ограниченного перечня процессуальных средств проверки сообщения о преступлении, предусмотренных ст. 144 УПК РФ, являются противоположными.

Так, В.Г. Глебов и Е.А. Зайцева полагают, что содержанием проверки сообщения о преступлении является проведение определенных действий, круг которых ограничен законом. Одновременно авторы указывают на возможность проверки сообщения о преступлении путем проведения оперативно-разыскных и процессуальных действий. В 2006 г. они отмечали возможность проведения оперативно-разыскных мероприятий и получения объяснений, в том числе и от должностных лиц, несмотря на то что, такие средства проверки сообщения о преступлении на тот момент не имели законодательного закрепления (это произошло в 2013 г.), являясь при этом неотъемлемой составляющей любой проверки сообщения о преступлении [4, с. 165].

Как справедливо указывают А.В. Гриненко и А.В. Ендольцева, несмотря на то, что норма ст. 144 УПК РФ указывала способы проверки сообщения о преступлении, анализ некоторых положений законодательства позволял выделить и другие способы, прямо не закрепленные в данной статье кодекса. Так, из содержания ч. 4 ст. 21 УПК РФ следует, что требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Поскольку закон не говорит, на какой именно стадии уголовного процесса могут быть предъявлены указанные требования, поручения и запросы, обязательные для исполнения, представляется, что это – норма общего характера, которая может применяться и на стадии возбуждения уголовного дела [1, с. 30-31]. Есть все основания согласиться с мнением авторов А.В. Гриненко и А.В. Ендольцевой, поскольку указанный способ проверки сообщения о преступления является неотъемлемой составляющей проведения такой проверки.

Однако Б.Т. Безлепкин критично высказывается о таком процессуальном средстве проверки сообщения о преступлении, как получение объяснения. Автор отмечает, что сложившаяся еще в незапамятные времена практика получения письменных объяснений от граждан в стадии возбуждения уголовного дела с вызовом, а в некоторых случаях и доставлением «объясняющегося», не прекращалась никогда. Автор полагает, что вязкие диалоги следователей, оперативных работников и граждан «под протокол объяснения» представляют собой наихудший эрзац допросов и образец кабинетного бумаготворчества, заменяющего настоящее дело, что влечет к искажению сути проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела. Решающую роль в установлении оснований к возбуждению уголовного дела автор отводит негласным комбинационным оперативно-разыскным средствам и методам проверки заявлений и сообщений, которые, по его мнению, являются более гибкими по сравнению с процессуальными проверочными действиями [3, с. 25-29].
Современные технические достижения обязывают закреплять следы преступления уже на этапе доследственной проверки, в противном случае несвоевременное обнаружение и фиксация следов преступления может повлечь их утрату, а лицо причастное к совершению преступления может избежать привлечения к уголовной ответственности [2, с. 131-132].

Необходимо подчеркнуть, что УПК РСФСР 1960 г. (ч. 2 ст. 109) предоставлял следователю, органу дознания возможность получать объяснения по поступившим сообщениям о преступлениях. Однако УПК РФ такая возможность до марта 2013 г. отсутствовала. Отметим, что законодателем внесено прямое предписание о возможности использования сведений, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении, в качестве доказательств по уголовному делу. Но среди ученых-процессуалистов дискуссии по данному вопросу не прекратились, появилась лишь новая почва для рассуждений.

Остановимся более подробно на таком впервые закрепленном в УПК РФ процессуальном средстве проверки сообщения о преступлении, как получение объяснения. Ввиду того, что в практической деятельности объяснение устойчиво не принималось как доказательство, а имело лишь информационный характер, несмотря на дополнения ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, данное новшество не в достаточной мере оценивается как положительное достижение.

Правоприменители по-прежнему к сведениям, полученным в объяснении, относятся скептически, пренебрегая установленными УПК РФ нормами, что в дальнейшем влечет невозможность их использования в качестве доказательств по уголовному делу. При этом цель формирования доказательственной базы в первой стадии уголовного процесса обусловлена следующими задачами:

– необходимость установления наличия или отсутствия оснований, достаточных для возбуждения уголовного дела;

– процессуальное закрепление следов преступления, которые могут быть утрачены после возбуждения уголовного дела, в целях их использования в последующих стадиях уголовного процесса в качестве доказательств.

В научной среде высказываются различные мнения относительно возможности использования в качестве доказательств объяснений, полученных в ходе проверки сообщения о преступлении. Так, Т.Г. Кудрявцева и Д.Н. Кожухарик утверждают, что объяснение ни в коей мере не может приниматься как прямое доказательство по делу [5, с. 30]. Однако мы солидарны с позицией А.В. Чуркина [7, с. 22], которая полностью противоречит точке зрения указанных выше авторов. А.В. Чуркин опровергает их доводы в части недопустимости использования объяснений в качестве доказательств, ссылаясь на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2013 г. № 723-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Жудина Сергея Семеновича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 74, пунктом 1 части третьей статьи 413 и положениями главы 40 УПК РФ». Конституционный Суд указывает, что объяснения, полученные до момента возбуждения уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ следователем, руководителем следственного органа, дознавателем, органом дознания при проверке сообщения о преступлении, имеют доказательственное значение «как иные документы», согласно п. 6 ч. 2 ст. 74 и ч. 1 ст. 84 УПК РФ, и используются для установления обстоятельств уголовного дела с соблюдением требований норм, определяющих порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве, в частности ст.ст. 75, 86, 87, 88, 234 и 235 УПК РФ [11].

Несмотря на критичное отношение Б.Т. Безлепкина к объяснению в целом, он соглашается с тем, что объяснение лица, в отношении которого осуществляется проверка заявления о преступлении, не исключает использования письменных объяснений в качестве «иных доказательств» в смысле ст. 84 УПК РФ, и с позиции доказательственного права и теории доказательств никакой новизны здесь нет [3, с. 26-29].

Рассматриваемыми нововведениями законодатель подтвердил правильность суждений ученых процессуалистов, считающих, что в стадии возбуждения уголовного дела имеет место доказывание. А.С. Александров и М.В. Ла- патников, рассматривая изменения ст. 144 УПК РФ как «революционные», отметили, что произошло стирание граней между процессуальной и непроцессуальной деятельностью.

Законодатель, подтверждая доказательственное значение объяснения, прямо на это указал в п. 2 ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ, согласно которому дознаватель в ходе сокращенного дознания с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела вправе не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении были получены объяснения, за исключением случаев, если необходимо установить дополнительные, имеющие значение для уголовного дела фактические обстоятельства, сведения о которых не содержатся в материалах проверки сообщения о преступлении, либо необходимо проверить доказательства, достоверность которых оспорена подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем.

Несмотря на данное обстоятельство, законодатель не регламентировал не только процессуальную форму данного процессуального средства, но и процедуру получения объяснения. Возникает ряд вопросов:

1) какую форму должно иметь объяснение (письменную или устную)?

2) какие последствия могут наступить для лица, которое откажется давать объяснение или в объяснении сообщит заведомо ложные сведения?

3) каков перечень лиц, у которых дознаватель вправе получать объяснения?

4) каковы права и обязанности указанных лиц?

5) каков порядок вызова этих лиц для дачи объяснения?

6) каковы место, время и продолжительность получения объяснения?

7) каков порядок и основания участия и присутствия педагога, психолога или переводчика?

8) каков порядок применения и использования технических средств фиксации (аудио- и/или видеозаписи)?

9) имеется ли возможность изготовления схем, чертежей, рисунков, диаграмм и их приобщения к объяснению?

10) каков порядок фиксации отказа лица от подписания объяснения?

Анализ практики проведения проверок сообщений о преступлениях свидетельствует, что при отбирании объяснений в ходе дослед- ственной проверки часто нарушаются положения ч. 1 ст. 11 УПК РФ и ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ, обязывающие должностное лицо, производящее процессуальное действие, разъяснять права участникам уголовного процесса. Кроме того, в большинстве случаев разъясняются только положения о том, что лицо вправе не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. В ряде случаев должностными лицами разъясняются права и обязанности свидетелей, предусмотренные ст. 56 УПК РФ, а также ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, что полностью не соответствует требованиям закона, так как Уголовный кодекс предусматривает ответственность только за ложные показания, которые могут быть получены в ходе допроса.

Поскольку объяснение допускается в качестве доказательства, полагаем, что вопрос об ответственность за сообщение ложной информации опрашиваемым лицом необходимо решить на законодательном уровне путем внесения изменений в действующий УК РФ и установления ответственности за сообщение заведомо ложных сведений при даче объяснения.

Безусловно согласимся с Н.С. Расуловой, которая полагает, что использование процессуальных средств доказывания осложняется несовершенством (отсутствием правовой регламентации) уголовно-процессуального законодательства. В результате имеющих пробелов и противоречий доказательства, полученные в стадии возбуждения уголовного дела, признаются недопустимыми, вследствие чего утрачивается базовая часть доказательств и лица, совершившие преступления, уходят от предусмотренной законом ответственности [6, с. 125].

Среди ученых-процессуалистов имеются противники приобщения полученных в ходе предварительной проверки объяснений к материалам уголовного дела в качестве иных документов. Так как сведения, содержащиеся в объяснении, имеют характер показаний и должны обладать соответствующим статусом, мы полагаем, что объяснение действительно обладает признаками показаний, а порядок его получения и фиксация сведений схожи с предусмотренными для такого следственного действия, как допрос. В связи с этим необходимо законодательно закрепить процедуру получения объяснения и его процессуальную форму путем введения в УПК РФ ст. 144.1 «Получение объяснения». Считаем, что предложенные нами новации будут способствовать обеспечению прав и законных интересов лиц, участвующих в ходе проверки сообщения о преступлении, и соблюдению необходимых условий допустимости и достоверности.

 

Библиографический список:

1. Уголовный процесс. Досудебное производство: Учебник / ред.: А.В. Гриненко, А.В. Ендольцева. М.: ЦОКР МВД России, 2006. 368 с.
2. Абсатаров Р.Р. Проблемы разрешения вопроса о следственной юрисдикции
при расследовании преступлений на объектах транспорта // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2017. № 4 (50). C. 131-132.
3. Безлепкин Б.Т. Настольная книга следователя и дознавателя / 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2016. 256 с.
4. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.Г. Глебова, Е.А. Зайцевой. М.: ЦОКР МВД России, 2006. 210 с.
5. Кудрявцева Т.Г., Кожухарик Д.Н. О допустимости в уголовном процессе объяснений в качестве доказательств // Российский следователь. 2014. № 5. С. 28-30.
6. Расулова Н.С. Судебная экспертиза как средство доказывания на стадии возбуждения уголовного дела // Материалы научной конференции адъюнктов, аспирантов и соискателей. Вып. 11. Омск: Омская академия МВД России, 2015.
7. Чуркин А.В. Еще раз к вопросу об объяснениях как новых доказательствах // Российский следователь. 2015. № 3. С. 21-25.
8. Устов Т.Р. Обеспечение прав участников следственных и иных процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2016.
9. Васильев Ф.Ю. Институт отказа в возбуждении уголовного дела: Дисс. … канд. юрид. наук. СПб, 2016.
10. Авдеев В.Н. К вопросу об обеспечении прав лиц, участвующих в производстве процессуальных действий при проверке сообщений о преступлении // Стадия возбуждения уголовного дела (Теоретико-правовые и прикладные аспекты). Материалы внутриведомственного круглого стола. 25.07.2015. Калининград: КФ СПбУ МВД России, 2016. С. 7-10.
11. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28.05.2013 № 723-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Жудина Сергея Семеновича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 74, пунктом 1 части третьей статьи 413 и положениями главы 40 УПК РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (52) 2018.

Просмотров: 909

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code