Круговорот судебных стадий

А.В.Гуськова

Статья посвящена определению оптимального количества судебных стадий и их качественной составляющей. Предложен идеальный «портрет» производства в судах различных инстанций с акцентом на стадию возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств и и сформулирован процессуально-футурологический прогноз.

Ключевые слова: стадия, круговорот, суд, законность, обоснованность, справедливость, инновация,
прогноз.

 

Ещё со школьной скамьи каждый узнает о гидрологическом цикле, который по иному звучит как круговорот воды в природе. В рамках юридических дисциплин и внутри уголовного процесса, в частности, уместно говорить о круговороте судебных стадий, сущность которого заключается в перемещении уголовного дела из одной инстанции в другую.

Судебных стадий в уголовном судопроизводстве всего семь. Стадия возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств помимо того, что является исключительной, одновременно либо ставит окончательную точку в разрешении уголовного дела по существу, либо открывает новый процессуальный цикл, направляя дело на разбирательство в суд первой инстанции.

Если обратиться к п. 4 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, то один из эпилогов рассмотрения уголовного дела в суде апелляционной инстанции заключается в передаче дела в суд первой инстанции для нового разбирательства.

Одним из решений, принятых судом кассационной инстанции в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ, может быть отмена решения суда кассационной инстанции и передача уголовного дела на новое кассационное рассмотрение (курсив мой – А.В.), либо передача уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение [1] согласно п. 4 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ. Приведём точку зрения профессора Н.Н. Ковтуна в контексте неоднократной кассационной проверки: «…кассационный суд вправе проверить исключительно свойства юридической законности обжалуемого решения, но никак не фактической его обоснованности, поэтому вряд ли целесообразно повторно ставить на разрешение той же кассационной инстанции этот достаточно выясненный вопрос» [7, c. 182].

По смыслу п. 3, 4 и 5 ч. 1 ст. 412.11 УПК РФ, уголовное дело после рассмотрения в суде надзорной инстанции может быть передано: а) в суд первой инстанции; б) на новое апелляционное или в) на новое кассационное рассмотрение.

Между судебными стадиями существуют «бермудские треугольники», сущность которых выражается в решении «отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному уголовному делу» (п. 2ч.1 ст. 401.14 УПК РФ; п. 2ч.1 ст. 412.11 УПК РФ; п.8ч.1 ст. 389.20 УПК РФ). В подтверждение идеи о круговороте судебных стадий будет уместным привести следующую цитату: «Судебное разбирательство по уголовному делу после отмены судебных решений по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств производится в общем порядке… Решения, вынесенные судом по итогам нового судебного разбирательства, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном и кассационном порядке» [16, с. 78].

Кроме того, в отдельных случаях «уголовное м дело может как бы “перескочить” через некоторые ступени (факультативные стадии)» [12, с. 24]. Таким образом, несмотря на то что судебных стадий всего семь, уголовное дело, словно судно, может быть относимо волнами от одной из них к другой несколько раз. В этой связи вспоминаются слова Й М.В. Духовского: «Суд медленный может ещё, конечно, быть все-таки и справедливым, но он никогда не будет располагать общественным сочувствием и поддержкой, тогда как, напротив, быстрое производство и и решение судебных дел вселяет всюду утешительную уверенность, что судебная власть входит в тяжёлое положение судящихся и их законные интересы ценит дороже, чем свой служебный труд» [6, с. 160] (курсив мой – А.В.).

Зададимся вопросом: почему судебных стадий именно семь? С учётом того, что задача большинства стадий сводится к принятию законного, обоснованного и справедливого решения, логично предположить, что именно эти три свойства предопределяют количество судебных стадий.

Путь к вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора можно сравнить с тем, который проделал Геракл, стремясь отыскать и передать Эврисфею три золотых яблока Гесперид, находившихся в саду небесного свода (который на своих плечах держал титан Атлас). За золотыми яблоками приглядывали дочери Атласа – Геспериды, а путь охранялся драконом, никогда не смыкавшим глаз [17, с. 185-189]. И если золотая тройка была гарантией вечной молодости, то тройка судебная является залогом правосудного приговора. Именно такие свойства приговора, как законность, обоснованность и справедливость, – предмет ожиданий каждого из участников уголовного судопроизводства. При отсутствии хотя бы одного из диалектически взаимосвязанных элементов правосудности приговора поиски продолжаются вновь, но уже другими судьями в вышестоящих инстанциях (деволютивное обжалование), либо повторно в той же инстанции (недеволю- тивное обжалование). Рассмотрим каждую из этих ключевых категорий.

1. Законность как свойство приговора можно свести к обязательности точного соответствия процессуальных документов нормам УК, УПК РФ и других правовых документов. В приговоре указываются статьи законов, на основании которых судом выносится итоговое решение по уголовному делу. Законный – «согласный с законом, основывающийся на законе» [10, с. 321]. «Приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства» [2] (курсив мой – А.В.).

2. Обоснованный – «подтверждённый фактами, серьёзными доводами, убедительный» [10, с. 657], т.е. обвинение должно подтверждаться собранными по уголовному делу доказательствами. Если обвинение признается частично необоснованным, то «не нашедшие подтверждения эпизоды или квалифицирующие признаки» [2] исключаются из обвинения.

3. Справедливый – «действующий беспристрастно, в соответствии с истиной; истинный, правильный» [10, с. 1130]. Справедливость как свойство приговора предполагает определение наказания в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ, определение соразмерной компенсации морального вреда и др.

По мнению автора, есть три равнозначных пути развития судебных стадий. И первый из них – это оставить все как есть, иначе говоря – «Sint ut sunt, aut non sint» («Пусть будут в таком виде, как они есть сейчас, или пусть вовсе не будут») [3, с. 743]. Сохранение имеющегося – это также большое искусство. В контексте данного предложения уместно привести следующую цитату: «.Приговор, данный на основании суда, один только раз произведенного над делом, всегда оставляет за собою ещё некоторое сомнение относительно его справедливости и правильности…» [4, с. 240] (курсив мой – А.В.). Следовательно, наличие таких стадий как апелляция, кассация, надзор, возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств – это дополнительные гарантии для вынесения действительно правосудного приговора. На двух других альтернативах остановимся более подробно.

Второй путь. Целесообразно отказаться от таких судебных стадий, как кассация и надзор. Предметом проверки и той, и другой выступает свойство законности, т.е. юридическая сторона приговора. Но если страдает законность, неужели остаются в порядке обоснованность и справедливость? Идеальные судебные стадии – это производство в суде первой инстанции (где предмет проверки – законность, обоснованность и справедливость), производство в суде второй инстанции (предмет проверки – тот же). И если после вступления приговора в законную силу обнаружены новые или вновь открывшиеся обстоятельства, должна наступать стадия возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Приведём слова И. Бентама: «Пересмотр и апелляция, – не нужно ничего более. Если судей первой инстанции обвиняют в ошибке, то этот случай подлежит апелляции. Если же они худо решили дело по недостатку недавно открытого доказательства, тогда должен иметь место пересмотр» [11, с. 218].

Н.Н. Ковтун последовательно доказывает, что общество по-прежнему в кассационной инстанции видит возможность обжаловать такие свойства приговора, как законность, а так же обоснованность и справедливость (что уже выходит за рамки предмета кассационного рассмотрения): «.жалобы осуждённых, которые, не разбираясь особо в юридической сути внесённых новаций, всё так же формулируют к суду кассационной инстанции притязания о проверке фактической стороны приговора и новой оценке доказательств в этой связи.» [8, с. 127].

Обратимся к другой цитате: «…с какой именно целью в системе судебного пересмотра оставлен надзорный порядок проверки судебных решений, который не имеет ни принципиальных отличий, ни особого назначения, по сравнению с порядком кассационным…» [7, c. 183].

Третий путь реформирования судебных стадий сводится к следующему: а) отказ от надзорного производства ввиду ряда общих черт с производством в кассационной инстанции; б) отказ от громоздкого наименования стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в пользу инновации; в) чтобы приостановить круговорот судебных стадий (разорвать замкнутый круг), следует создать такую стадию, как финаляция. В тех случаях, когда ранее постановленный приговор отменяется из-за преступных действий следователей, прокуроров, судей и других участников уголовного судопроизводства, и это подтверждено вступившим в законную силу приговором суда, не должно быть повторного перехода к ординарному рассмотрению дела, т.е. передачи дела в суд первой инстанции для нового судебного разбирательства. В качестве компенсации после стадии инновации должна наступить скорая процессуальная развязка в рамках стадии финаляции. Это именно та стадия, которая должна снять последние сомнения в правосудности приговора, поставить окончательную точку с учётом вновь открывшихся обстоятельств.

Идеальный портрет судебных стадий, по мнению автора.

1. Подготовка к судебному заседанию.

2. Производство в суде первой инстанции.

3. Апелляция (от лат. appellatio – обращение, воззвание, апелляция и др.) [5, c. 66].

4. Кассация (от лат. cassatio – отмена, уничтожение).

5. Инновация (от лат. in-novatio – обновление; in-novo, avi, atum – возобновлять, обновлять, изменять) [5, c. 404].

6. Финаляция (от лат. finalis – предельный, конечный, пограничный) [5, c. 327].

Все иные варианты с судебными стадиями (например, упразднение апелляционной инстанции и др.) – не более чем второстепенные дороги по отношению к трём главным магистралям. Но каким бы ни был путь, последней страницей судебной истории, либо листом, открывающим новую главу в судебном производстве, является такая вечная стадия, как возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Одними учёными данная стадия именуется исключительной [13, c. 27], другими – чрезвычайной [4, c. 266], а также факультативной [12, c. 24] или экстраординарной. Иные, напротив, полагают, что «.в ней нет ничего исключительного, чрезвычайного или экстраординарного. ведь оно (возобновление) применяется не вместо или после того, как будут исчерпаны иные возможности пересмотра судебного акта, а вполне самостоятельно.» [16, c. 78].

С учётом изложенного сформулируем несколько предложений, направленных на реконструкцию картины судебных стадий, и составим процессуально-футурологический прогноз.

1. В основе судебных стадий должен лежать принцип res judicata, а если подробнее, то: «Res judicata pro veritate habetur» («Судебное решение должно приниматься за истину» – одно из положений римского гражданского права) [3, c. 689] и может быть только одно исключение из него, выражающееся в существовании стадии инновации.

2. Весь нынешний уголовный процесс устремлён к процессуальной экономии: «Подтверждение этого на досудебном этапе производства по делу – наличие разумных сроков предварительного расследования, ограничение времени на решение вопроса о мере пресечения, особенно не связанной с заключением под стражу [15, c. 130-131], а в судебных стадиях – возможность применения особого порядка у судебного разбирательства и др.». Однако наличие о семи судебных стадий никак не согласуется ни с иде- р ей процессуальной экономии, ни с принципом «res о judicata». Наличие семи судебных стадий говорит Й лишь о том, что сам уголовно-процессуальный метод я несовершенен. В

3. Из оснований возобновления производства по уголовному делу следует исключить новые и вновь открывшиеся обстоятельства, вернувшись в этой части к «законным причинам возобновления дел», свойственным классическому портрету возобновления 1864 г. Согласно Уставу уголовного судопроизводства 1864 г., имели место только новые обстоятельства, трактовавшиеся достаточно широко.

Сегодня законными причинами инновации 1 могут быть следующие: а) преступные действия лю- 8 бого из участников уголовного судопроизводства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, повлекшие постановление незаконного, необоснованного и несправедливого судебного решения; б) наступление новых общественно-опасных последствий (например, смерть потерпевшего, которому был причинён тяжкий вред здоровью); в) отсутствие общественно-опасного деяния либо его последствий, за которые лицу было назначено наказание (например, гражданин был признан виновным в краже, но эта вещь им не похищалась).

4. Идея отсутствия права на судебную ошибку. Приведём несколько выдержек из законодательства разных стран прошлых веков.

«Салическая правда».

В соответствии с параграфом 3 раздела LVII «О рахинбургах» Салической правды: «Если же ра- хинбурги те будут судить не по закону, тот, против которого они вынесут решение, пусть предъявит к ним иск, и если будет в состоянии доказать, что они судили не по закону, каждый из них присуждается к уплате 600 ден., что составляет 15 сол.».

«Приб. 1-е. Если же рахинбурги скажут закон (вынесут справедливый приговор) и тот, против кого они скажут, будет обвинять их в незаконном осуждении, он также присуждается к уплате каждому из них по 15 сол.» [14, c. 435].

«Законы Хаммурапи».

В соответствии с параграфом 5 законов Хамму- раби: «Если судья будет судить судебное дело, постановит решение, изготовит документ с печатью, а потом своё решение изменит, то этого судью должно изобличить в изменении решения, и он должен уплатить сумму иска, предъявленного в этом судебном деле, в 12-кратном размере, а также должен быть в собрании поднят со своего судейского кресла и не должен возвращаться и заседать с судьями на суде» [14, c. 16].

В профессии «судья» должно быть больше общего с профессиями «сапёр» и «врач». Судья должен сразу принимать верное решение и не имеет права на ошибку (как врач, делающий операцию, или как сапёр, обезвреживающий бомбу). С одной стороны, большое количество судебных стадий – это благо (пример – обеспечение прав участников). Но с другой стороны, данная полиинстанционность расхолаживает участников, снижается качество правосудия, а уголовные дела как по билетам на кораблях путешествуют из одной инстанции в другую в строго определённые сроки. Одна инстанция в надежде на другую избавляется от дел, что приводит к коллективной безответственности и халатности. Судьи имеют право на судебную ошибку и с этой возможностью живут. Но реалии жизни требуют иного подхода: принял неправильное решение – лишился статуса судьи. Если цена ошибки будет именно такой, то и количество правосудных приговоров в мире, где всего четыре судебных инстанции, резко возрастёт. И дело не в отсутствии возможности обжалования решений, вступивших в законную силу, а в повышении ответственности судей за каждое принятое решение.

Судебный путь может быть разным. Автором было предложено оставить всё как есть, либо данный путь переформатировать.

Четыре неправильных судебных решения сегодня порождают истину (1 инстанция + 2 инстанция + 3 инстанция + 4 инстанция = истина), либо после возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств ранее вынесенный приговор подлежит отмене, а уголовное дело вновь направляется в суд первой инстанции.

Процессуально-футурологический прогноз: чтобы всё время не уходило на исправление ошибок, а оставшееся — на их повторение, следует отказаться от чрезмерной инстанциональности и излишних стадий уголовного судопроизводства. В произведении «Божественная комедия» речь идёт о девяти кругах загробного мира, основных из которых – семь. Отсюда известное выражение: «Семь кругов ада». И чтобы уголовное судопроизводство в целом и судебные стадии, в частности, не напоминали сюжет из произведения Данте Алигьери, следует уже сейчас задуматься о внесении процессуальных корректив в круговорот судебных стадий. За шаблон идеальной модели организации судебных стадий следует брать не матрицу из обозначенного произведения, а один из путей, предложенных автором данной статьи.

Список литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Российская газета. – 2001. – 22 декабря. – № 249.
2. О судебном приговоре : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 // Российская газета. Федеральный выпуск. – 2016. – 7 декабря. – № 7145 (277).
3. Бабичев, Н. Т., Боровский, Я. М. Словарь латинских крылатых слов: 2500 единиц / под ред. Я. М. Боровского. – 2-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1986. – 960 с.
4. Баршев, Я. Основашя уголовнаго судопроизводства, съ применешемъ къ Россшскому уголовному судопроизводству. Сочинеше Ординарного Профессора Уголовныхъ и Полицейскихъ Законовъ въ Император- скомъ С. Петербургскомъ Университете Доктора правъ. Санкт-Петербургъ. Типографiя Отделешя Собственной Е. И. В. Канцелярш. 1841. – 297 с.
5. Дворецкий, И. Х. Латинско-русский словарь : ок. 50 000 слов / 3-е изд., испр. – М.: Рус. яз., 1986. – 840 с.
6. Духовской, М. В. Русскш Уголовный Процессъ. – М.: Складъ издашя въ книжномъ складе М.В. Клю- кина, 1910. – 448 с.
7. Ковтун, Н. Н. Апелляция, кассация и надзорное производство в уголовном процессе: общие контексты законодательных новелл от 29 декабря 2010 года // Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 1 (14). – С. 179-184.
8. Ковтун, Н. Н. Res judicata реформированной российской кассации // Уголовный процесс. – 2015. – № 4 (5). – С. 121-130.
9. Коэльо П. Брида: Роман // Цитаты и афоризмы. URL.: http://quote-citation.com/topic/brida (дата обращения: 21.12.2017).
10. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка : ок. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений / под ред. Л.И. Скворцова; 28-е изд., перераб. – М.: Мир и Образование. 2016. – 1376 с.
11. Сочинения Бентама. По французскому изданш Дюмона. О судоустройстве. – СПб.: Типографiя Пра- вительствующаго Сената, 1860. – 222 с.
12. Уголовный процесс. Общая часть : учебник / под общ. ред. М.П. Полякова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России. 2013. – 306 с.
13. Уголовный процесс : учебник для академического бакалавриата / под ред. А.И. Бастрыкина, А.А. Усачева; 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2017. – 415 с.
14. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран : в 2 т. – Т. 1: Древний мир и Средние века [сост. О.Л. Лысенко, Е.Н. Трикоз] / отв. ред. Н.А. Крашенинникова. – М.: Норма: Инфра-М, 2013. – 816 с.
15. Царева, Ю. В. Проблемы, связанные с использованием в качестве предмета залога движимого и недвижимого имущества // Юристъ-Правоведъ. – 2017. – № 1 (80). – С. 129-134.
16. Шаталов, А. С. Достоинства и недостатки правовой регламентации возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств // Уголовная юстиция. – 2015. – № 1 (5). С. 71-79.
17. Яблоки Гесперид (двенадцатый подвиг Геракла) // Кун Н.А. Легенды и мифы Древней Греции. – М.: Гелиос, 2007. – 560 с.

Источник: Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (77) январь – март 2018 г.

Просмотров: 747

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code