ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ НЕИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ВОСПИТАНИЮ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО, СВЯЗАННЫЕ С КОНСТРУКЦИЕЙ СОСТАВА И ОПРЕДЕЛЕНИЕМ МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

О.В.Ермакова, кандидат юридических наук, доцент
О.М.Шаганова, кандидат юридических наук

Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, квалификация преступления, совокупность преступлений, конструкция состава преступления, момент окончания преступления.

В статье рассматриваются проблемы квалификации такого преступления, как неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, связанные с определением конструкции состава преступления и момента его окончания. В частности, авторами анализируется вопрос о применении правил совокупности преступлений к тем случаям, когда неисполнение обязанностей по воспитанию причинило вред здоровью несовершеннолетнего или смерть. Отдельное внимание при решении вопросов квалификации уделяется судебной практике по ст. 156 УК РФ.

 

Общепризнанным является отнесение такого состава преступления, как неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, к числу формальных, что объясняется отсутствием указания в диспозиции ст. 156 УК РФ на преступные последствия, с которыми законодатель связывает момент окончания данного преступления. Однако, несмотря на единодушие науки уголовного права в вопросе вида конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, определение момента окончания преступления, а также вопросы квалификации фактически наступивших последствий его совершения вызывают сложности.

Проблемы установления момента окончания преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, связаны с особенностями объективной стороны, заключающимися в том, что преступное деяние представляет собой совокупность неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и жесткого обращения с несовершеннолетним. Возникает вопрос относительно времени совершения этих составляющих преступление деяний: в частности, остается неясным, совершаются ли они одновременно либо в разное время. Решение постановленного вопроса имеет основополагающее значение для определения момента окончания преступления, поскольку в одном случае этот момент будет завершать единый период для обоих деяний, в другом – два различных периода с приданием юридического значения завершению последнего из них.

По нашему мнению, если исходить из буквального толкования диспозиции ст. 156 УК РФ, то неисполнение обязанностей и жестокое обращение должны осуществляться одновременно, соединяясь в единое деяние, что объясняется использованием в норме закона термина «соединено», предполагающего проявление жестокого обращения в факте неисполнения обязанностей. К этому же выводу можно прийти в результате анализа судебной практики. Так, например, Шишмакова Ю.В., являясь родителем несовершеннолетнего, как было отмечено судом, ненадлежаще исполняла свои обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, соединяя данное деяние с жестоким обращением (выделено авторами статьи).

Таким образом, рассмотрение особенностей объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, позволяет констатировать, что момент окончания такого преступления должен определяться моментом неисполнения обязанностей, в котором проявляется жесткое обращение. Подобное определение момента окончания преступления основывается, с одной стороны, на формальной конструкции состава преступления, предложенной законодателем в УК РФ, с другой, – на особенностях описания преступного деяния как «неисполнения (ненадлежащего исполнения), соединенного с жестоким обращением».

Отнесение неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего к числу конструкций формального состава преступления не означает отсутствие преступных последствий при совершении данного деяния. Как представляется, формальные составы подразделяются на два вида:

1) составы, в которых определенный объем преступного результата входит в их конструкцию, но не получает юридического выражения (например, формальная конструкция основного состава изнасилования включает такой вред, как побои, истязание, причинение легкого вреда здоровью, однако момент окончания преступления не связан с наступлением каких- либо последствий);

2) формальные составы без включения в них результата (например, состав клеветы, состав дачи взятки и т.д.).

Принимая во внимание, что обязательным признаком преступного деяния в составе неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего является жестокое обращение, которое включает в себя насилие (физическое или психическое), рассматриваемый нами состав преступления следует отнести к той разновидности формальных составов, которые, несмотря на установление момента окончания преступления на этапе совершения преступного деяния, включают в себя отдельные разновидности преступных последствий.

Однако в науке уголовного права вопрос о квалификации последствий в виде вреда здоровью либо смерти, наступивших в результате жестокого обращения с несовершеннолетним, остается дискуссионным. Некоторые ученые предлагают применять правила совокупности преступлений ко всем случаям наступления вреда здоровью в результате неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего [1, с. 97]. Подобная квалификация встречается и в судебной практике. Так, ненадлежащее исполняющая обязанности по воспитанию своей малолетней дочери мать в один из дней нанесла той не менее 3 ударов по лицу и ягодицам, причинив, согласно экспертизе, легкий вред здоровью (по признаку кратковременного расстройства здоровья). Суд квалифицировал действия матери по ст.ст. 156 и 115 УК РФ.

В качестве обоснования применения правил совокупности преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ, и отдельных составов преступлений против личности (ст.ст. 109, 110, 111, 112, 115, 118 УК РФ) приводится довод о формальной конструкции состава преступления, не охватывающей наступление преступных последствий. Однако подобное понимание формальных составов преступлений, как не влекущих преступных последствий, ошибочно и не находит подтверждения в нормах Особенной части УК РФ. В частности, многочисленные составы, включающие применение насилия в качестве признака объективной стороны (ст.ст. 126, 127, 131, 132 УК РФ и т.д.), несмотря на установление момента окончания преступления на этапе совершения деяния (что как раз и свидетельствует о формальной конструкции состава преступления), охватывают отдельные разновидности преступного вреда.

Основываясь на правилах квалификации преступлений, достаточно подробно представленных в науке уголовного права, при решении вопроса о том, какие разновидности преступного вреда охватываются рамками состава, а какие выходят за них, требуется сопоставлять санкции преступлений [2, с. 108]. Например, сравнивая строгость санкций ст.ст. 156 и 115 УК РФ, приходим к выводу, что более тяжкая норма об ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего должна охватывать умышленное причинение легкого вреда здоровью.

В этом отношении следует положительно оценить ряд примеров из судебной практики. Так, судом судебного участка № 5 Каменского судебного района Ростовской области только по ст. 156 УК РФ была осуждена мать, которая ненадлежащим образом исполняла обязанности по воспитанию несовершеннолетнего сына, жестоко обращаясь с ним (у ребенка было обнаружено бледно-розовое пятно на передней поверхности правой голени, которое образовалось на месте термического ожога; данная травма, как было установлено экспертизой, относится к категории повреждений, причиняющих легкий вред здоровью в виде кратковременного расстройства здоровья сроком до 21 дня включительно). В другом случае жестокое обращение матери в отношении своих малолетних детей выразилось в том, что она ушла на четверо суток, оставив их одних в неотапливаемом ветхом доме в холодное время года без еды и теплой одежды. В результате у одного ребенка произошло отморожение кистей и стоп 1 степени, что оценивается как легкий вред здоровью. Данные действия были признаны судом преступными и подлежащими ответственности исключительно по ст. 156 УК РФ.

Следуя вышеизложенному правилу, отметим, что квалификация причиненного в результате жестокого обращения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью требует аналогичного подхода. Сопоставление санкций ст.ст. 156 и 112 УК РФ показывает более строгий характер последней, поскольку, несмотря на одинаковый размер возможного лишения свободы (до 3 лет) по частям первым этих статей, санкция ч. 1 ст. 112 УК РФ не предусматривает возможности назначения таких видов наказания, как штраф, обязательные работы и т.д. Кроме того, квалифицированный состав данного преступления предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы при наличии специального потерпевшего (малолетнего либо лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии), что значительно превышает срок лишения свободы, предусмотренный санкцией ст. 156 УК РФ. Таким образом, если в результате совершения неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего был причинен вред здоровью средней тяжести, требуется применение правил совокупности преступлений (ст.ст. 156 и 112 УК РФ).

Правомерность такого вывода подтверждается примерами из судебной практики. Так, суд вменил совокупность ст.ст. 156 и 112 УК РФ отцу, который ненадлежаще воспитывал ребенка и жестоко с ним обращался. В один из дней в ходе ссоры с женой он вырвал из ее рук дочь и, держа ее на руках, умышленно нанес ей не менее 4 ударов кулаком по лицу, туловищу, а также в область левой ключицы. Данные преступные действия причинили вред здоровью средней тяжести.
Применение правил совокупности преступлений должно иметь место и при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью в результате неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, поскольку санкция ст. 111 УК РФ значительно строже санкции ст. 156 УК РФ.

В юридической литературе не сложилось единого мнения о квалификации неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если по неосторожности причинены тяжкий вред здоровью либо смерть. Так, одни авторы полагают, что дополнительной квалификации по ст. 118 УК РФ не требуется [3, с. 82], другие указывают на необходимость совокупности преступлений [4, с. 123].

Судебная практика исходит из позиций вменения двух составов – ст.ст. 156 и 118 УК РФ. Например, мать, ненадлежащим образом исполняющая обязанности по воспитанию несовершеннолетней, жестоко с ней обращающаяся, причинила тяжкий вред здоровью по неосторожности. Она осуществляла ненадлежащий уход за дочерью, предоставляла ежедневное трехразовое кормление по 50 граммов за прием вместо положенного пятиразового кормления по 200 граммов за прием и трех прикормов в соответствии с возрастом ребенка, оставляла на долгое время без надлежащего ухода и кормления под присмотром малолетних детей, отказалась от врачебного наблюдения и от проведения необходимых лечебно-профилактических мероприятий. В один из дней при возникновении рвоты ребенка госпитализировали в тяжелом состоянии в реанимационное отделение. Бюро судебно-медицинской экспертизы оценило состояние ребенка как непосредственно угрожающее жизни, без оказания медицинской помощи оно привело бы к летальному исходу. Суд квалифицировал действия матери по ст.ст. 156 и 118 УК РФ.

В другом случае мать ненадлежащим образом исполняла возложенные на нее ч. 1 ст. 63 Семейного Кодекса Российской Федерацаии обязанности по воспитанию сына, не заботилась о его здоровье, физическом, психическом развитии, жестоко обращалась с ним. Она не подала сведения о ребенке в органы ЗАГС, не дала ему имени, не обеспечила постоянного места жительства, надлежащего ухода, режима дня и кормления, соответствующих его возрасту, систематически с момента рождения находилась с ним по месту проживания малознакомых лиц в антисанитарных условиях, не обеспечила ему – с учетом наличия при рождении диагноза «гепатит» – надлежащего медицинского наблюдения, особенно на первом месяце жизни, подвергая таким образом его опасности развития и прогрессирования имеющегося заболевания и заражения другими инфекционными заболеваниями, злоупотребляла алкогольными напитками и суррогатами алкоголя, при этом кормила ребенка грудным молоком, подвергая его опасности интоксикации алкоголем. 7 декабря 2011 г. около 20 часов виновная пришла с ребенком к ранее неизвестным ей лицам для совместного употребления спиртных напитков в пункт приема вторичного сырья, где находилась с ребенком до 10 часов 9 декабря 2011 г. При этом оставила его без надлежащего присмотра в помещении с температурой воздуха не более +15 градусов Цельсия в одежде, не соответствующей температурному режиму помещения. В результате наступила смерть ребенка от переохлаждения организма. Суд признал мать виновной по совокупности ст.ст. 156 и 109 УК РФ.

По нашему мнению, применение правил совокупности преступлений при причинении в результате жестокого обращения смерти или тяжкого вреда здоровью по неосторожности следует признать верным, что обусловлено формальной конструкцией такого состава преступления, как неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, в которой психическое отношение виновного связывается с самим деянием, а не с наступившими последствиями.

Если жестокое обращение при неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязанностей по воспитанию явилось способом доведения до са(…)ства, также требуется применение правил совокупности преступлений (предусмотренных ст. 156 и ст. 110 УК РФ). Несмотря на более строгую санкцию состава доведения до са(…)ства, состав неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего им не поглощается, поскольку жестокое обращение – это лишь часть сложной объективной стороны состава, предусмотренного ст. 156 УК РФ. Например, отец был признан судом виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 156 и 110 УК РФ, за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и жестокое обращение, которое в совокупности с систематическим унижением человеческого достоинства, явилось способом доведения сына до са(…)ства. Жестокое обращение с ребенком проявлялось в физических наказаниях не реже одного раза в неделю (нанесение побоев руками, скакалкой и т.д.), эксплуатации несовершеннолетнего (ежедневно должен был приносить домой с колонки 100-200 литров воды).

Таким образом, несмотря на формальную конструкцию рассматриваемого нами состава преступления и установление момента его окончания на этапе совершения деяния, независимо от наступления преступных последствий, рамками данного состава охватывается определенный объем преступного вреда, выражающийся в причинении физической боли, физических страданий, а также легкого вреда здоровью. Наступление иного вреда здоровью либо смерти (как умышленно, так и по неосторожности) находится за рамками состава и требует применения правил совокупности преступлений.

Библиографический список:

1. Бриллиантов А.В., Косевич Н.Р. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации в 2 т. Т. 1 / 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2015; СПС «КонсультантПлюс».
2. Палий В.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2013; СПС «КонсультантПлюс».
3. Савельева В.С. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова, Г. А. Есаков и др.; под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева; 2-е изд., испр. и доп. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009; СПС «КонсультантПлюс».
4. Шаганова О.М. Уголовная ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: Дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2014.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (52) 2018.

Просмотров: 1197

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code