ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО НА ЭТАПЕ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Э.Д.Шайдуллина, кандидат юридических наук

Уголовный процесс, несовершеннолетний, законный представитель, родитель, процессуальный статус, возбуждение уголовного дела, преступление, проверка сообщения о преступлении.

Статья посвящена анализу процессуального положения родителей и лиц, их заменяющих, на стадии возбуждения уголовного дела. Установлено, что в настоящее время их процессуальный статус не определен, что не позволяет в полной мере обеспечить права и законные интересы несовершеннолетних на рассматриваемом этапе уголовного судопроизводства. На основании исследования действующего законодательства, научных позиций и правоприменительной практики автором сделаны предложения по оптимизации уголовно- процессуального закона России, которые позволят разрешить данную проблему.

 

В 2017 г. было выявлено 42504 несовершеннолетних, совершивших преступления, что составило 4,1% от общего количества лиц, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование. Иными словами, каждое двадцать пятое преступление было совершено несовершеннолетним либо при его участии (информация с сайта ГИАЦ МВД России; дата обращения – 20.02.2018).

В соответствии с положениями Всеобщей декларации прав человека [1] дети имеют право на особую заботу и помощь. Ратификация Конвенции о правах ребенка [2] подтверждает курс нашего государства в направлении создания комфортных условий для развития детей и подростков. В частности, Конституция Российской Федерации [3] гарантирует государственную поддержку семьи, материнства и детства. В рамках очередного этапа социально-экономического развития страны Указом Президента Российской Федерации от 1 июня 2012 г. № 761 была принята Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы [4].

В стратегии было подчеркнуто, что «в Российской Федерации отсутствует эффективная система защиты детства, не разработаны стандарты обеспечения и защиты прав ребенка, механизм планомерного выполнения на межведомственном уровне положений Конвенции о правах ребенка и заключительных замечаний Комитета ООН по правам ребенка. … В соответствии с международными обязательствами Российской Федерации надлежит обеспечить доступ детей к правосудию вне зависимости от их процессуальной правоспособности и статуса, что будет способствовать созданию дружественного к ребенку правосудия» [4].

Следует отметить, что за последние годы в рамках реализации выбранного государством курса по обеспечению прав и законных интересов несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства законодателем был внесен ряд изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) [5]. Данные нововведения ориентированы прежде всего на обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших [6]. Однако до настоящего времени в теории уголовного судопроизводства обсуждаются актуальные проблемы, касающиеся обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних в уголовно-процессуальной деятельности, которые требуют принятия дополнительных законодательных мер. Например, критике подвергаются вопросы, связанные с определением правового статуса
законных представителей несовершеннолетних [7], участием педагогов и психологов в уголовном судопроизводстве [8], обеспечением прав несовершеннолетних при избрании в отношении них принудительных мер воспитательного воздействия [9] и т.д.

Анализ действующего законодательства, проводимых в настоящее время исследований, а также правоприменительной практики, собственный опыт практической деятельности в следственных подразделениях МВД по Республике Татарстан, интервьюирование следователей и дознавателей привели нас к выводу, что на стадии возбуждения уголовного дела существует ряд неразрешенных проблем, связанных с обеспечением прав и законных интересов несовершеннолетних. Это тот период уголовного процесса, когда еще не реализуется в полной мере уголовно-процессуальный механизм, а лишь только осуществляются отдельные процессуальные действия, связанные с приемом, регистрацией и проверкой полученного заявления (сообщения) о преступлении, а также с принятием решения о необходимости возбуждения уголовного дела.

Следует отметить, что сегодня продолжается активное обсуждение новой модели досудебного этапа отечественного уголовного судопроизводства [10]. Предусматриваемая ею стадия возбуждения уголовного дела неоднократно подвергалась и подвергается критике. Высказываются предложения исключить данную стадию как самостоятельную из уголовного судопроизводства [11], пересмотреть вопросы определения поводов и оснований для возбуждения уголовного дела [12], процессуальный порядок проверки заявлений и сообщений о преступлениях [13]. Активно обсуждается проблема отсутствия легитимного закрепления процессуального статуса лиц, непосредственно заинтересованных в исходе доследственной проверки [14, 15].

Действительно, до настоящего времени законодательно не закреплен статус лиц, потерпевших от преступления, а также лиц, подозреваемых в его совершении, до возбуждения уголовного дела. Усугубляется данная ситуация в случае участия на данном этапе несовершеннолетних, которым в силу их возрастных психофизиологических особенностей априори требуются дополнительные меры по обеспечению их прав и законных интересов. Согласно УПК РФ несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим гарантируется обязательное участие защитника, законных представителей, педагогов и психологов в производстве по возбужденному уголовному делу. Что касается стадии возбуждения уголовного дела, то участие перечисленных гарантов прав и законных интересов детей и подростков никак не закреплено.

Иными словами, после возбуждения уголовного дела для несовершеннолетних закон предусматривает дополнительные гарантии в виде участия перечисленных лиц в ходе предварительного расследования и последующего судебного разбирательства. До возбуждения же уголовного дела, судя по логике законодателя, несовершеннолетние не нуждаются в правовой помощи. Такая ситуация противоречит действующему международному законодательству, касающемуся обеспечения прав несовершеннолетних, а также выбранному Российской Федерацией курсу развития нормативной правовой базы по вопросам участия детей и подростков в уголовном судопроизводстве.

В теории уголовного судопроизводства предлагаются разные варианты разрешения рассматриваемой проблемы. Так, например, О.Л. Кузьмина указывает, что при производстве следственных действий на этапе проверки сообщения о преступлении с участием несовершеннолетнего, потерпевшего от совершенного в отношении него преступного деяния, следует применять положения ст. 191 УПК РФ, а также привлекать законных представителей, а при необходимости – педагогов или психологов при получении объяснений у данной категории лиц [16, с. 27]. Н.А. Киряни- на предлагает ввести в УПК РФ новую статью, которая регламентировала бы особенности приема и рассмотрения сообщений о преступлениях с участием несовершеннолетних, предусмотрев в качестве одной из них участие законных представителей [17, с. 7]. О.В. Боровик подчеркивает, что несовершеннолетнему и его законному представителю должно быть разъяснено уже на стадии возбуждения уголовного дела право на приглашение для оказания юридической помощи адвоката, либо он должен быть назначен несовершеннолетнему органами, осуществляющими предварительную проверку заявления или сообщения о преступлении. Кроме того, она указывает на то, что гарантией обеспечения прав и законных интересов подростка на стадии возбуждения уголовного дела может служить законодательно закрепленная обязанность должностных лиц сообщать о принятом решении не только несовершеннолетнему, но и его законному представителю [18, с. 211].

Все указанные предложения вполне заслуживают внимания законодателя, за исключением одного «но». В УПК РФ никак не прописано процессуальное положение законного представителя несовершеннолетнего на этапе возбуждения уголовного дела. Согласно п. 12 ст. 5 УПК РФ законные представители – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства. Из данного определения мы видим, что родители и лица, их заменяющие, признаются в качестве законных представителей только у тех несовершеннолетних, которые уже наделены статусом подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего. Однако, как было указано выше, на этапе возбуждения уголовного дела нет таких участников. Соответственно, мы не можем вести речи о возможности законного представительства в ходе до- следственной проверки.

Без законодательного закрепления статуса законных представителей на этапе возбуждения уголовного дела все вышеприведенные предложения по оптимизации действующего законодательства в сфере обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних в стадии возбуждения уголовного дела, к сожалению, становятся с позиции юридической техники ничтожными. Разрешить данную проблему, по нашему мнению, может только легитимное подтверждение статуса законного представителя несовершеннолетнего на стадии возбуждения уголовного дела.

На основании выводов, сделанных в результате проведенного нами анализа, считаем необходимым изложить п. 12 ст. 5 УПК РФ в следующей редакции:

«Законные представители – это родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, а также несовершеннолетнего, в отношении которого совершено преступление либо в отношении которого подано заявление (сообщение) о преступлении и ведется его проверка; представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, а также несовершеннолетний, в отношении которого совершено преступление либо в отношении которого подано заявление (сообщение) о преступлении и ведется его проверка; органы опеки и попечительства».

Полагаем, что реализация этого предложения позволит законным представителям беспрепятственно представлять права и законные интересы несовершеннолетних уже на стадии возбуждения уголовного дела, что соответствует выбранному нашим государством курсу на развитие нормативной правовой базы по вопросам обеспечения дополнительных гарантий детям и подросткам в уголовном судопроизводстве.

Библиографический список:

1. Всеобщая декларация прав человека. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 // СПС «КонсультантПлюс».
2. Конвенция о правах ребенка. Одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 // СПС «КонсультантПлюс».
3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета. 1993. 25 декабря; (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) – СПС «КонсультантПлюс».
4. Указ Президента Российской Федерации от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы» // СПС «КонсультантПлюс».
5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Российская газета. 2001. 22 декабря; СПС «КонсультантПлюс».
6. Федеральный закон от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 52. Ч. I. Ст. 6997.
7. Марковичева Е.В. Проблемы законного представительства в российском уголовном процессе // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2008. № 9. С. 85-90.
8. Кузьмина О.Л., Маханек А.Б. Проблемы участия педагога и психолога в уголовном судопроизводстве // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 2. С. 31-34.
9. Ламинцева С. А. Процессуальные гарантии реализации прав несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве // Судья. 2017. № 4. С. 42-47.
10. Кузьменко Е.С. Несколько доводов в защиту стадии возбуждения уголовного дела // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 3. С. 99-102.
11. Александров А.С., Грачев С. А. Проект нового порядка открытия уголовного расследования по сообщению о преступлении // Уголовный процесс. 2015. № 7. С. 7-16.
12. Кузьменко Е.С. Некоторые проблемы свободного повода к возбуждению уголовного дела // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2016. № 1. С. 127-130.
13. Стаценко В.Г., Шепелева Ю.Л. Проблемы производства проверки сообщений о преступлениях // Северо-Кавказский юридический вестник. 2014. № 3. С. 90-93.
14. Авдеев В.Н., Воскобойник И.О. К вопросу об участии адвоката-защитника в ходе получения объяснений и осуществления иных процессуальных действий с участием лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении // Адвокатская практика. – 2017. № 3. С. 32-37.
15. Наумов А.М. Процессуальный статус участников доследственной проверки // Российский следователь. 2016. № 8. С. 8-12.
16. Кузьмина О.Л. Проблемы обеспечения прав несовершеннолетних, пострадавших в результате преступления, на стадии возбуждения уголовного дела // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2017. № 3. С. 25-27.
17. Кирянина Н.А. Обеспечение прав несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2010. 22 с.
18. Боровик О.В. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. 220 с.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (52) 2018.

Просмотров: 539

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code