ВОПРОСЫ ПРИЗНАНИЯ ЛИЦА ПОТЕРПЕВШИМ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

МАХАНЕК А.Б., кандидат юридических наук

Уголовное судопроизводство, потерпевший, признание лица потерпевшим, моральный вред, признание потерпевшими родственников и близких лиц в случае смерти потерпевшего, отмена постановления о признании лица потерпевшим.

В статье рассмотрены проблемы признания лица потерпевшим в уголовном судопроизводстве. Исследованы вопросы признания потерпевшими родственников и близких лиц потерпевшего в случае его смерти. Уделено внимание особенностям обеспечения прав потерпевшего в случае переквалификации преступления. Автор выявляет недостатки нормативного регулирования рассматриваемых вопросов и формулирует предложения по совершенствованию законодательства.

 

Понятие потерпевшего закреплено в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, согласно которой потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Указанное определение потерпевшего включает уголовно-правовой и уголовно- процессуальный признаки, характеризующие положение потерпевшего [1, с. 80]. Уголовно-правовой признак означает, что для признания лица потерпевшим необходимо наличие определенного вреда, предусмотренного уголовным законом, а также причинной связи между преступным действием и наступившим вредом. Уголовно-процессуальный признак включает условия, при которых лицо, которому преступлением причинен вред, приобретает процессуальный статус потерпевшего и наделяется соответствующими правами и обязанностями.

Отметим, что понятие потерпевшего, по мнению некоторых ученых, следует признать единым для уголовного права и уголовного процесса в силу их тесной взаимосвязи [2, с. 17-18]. С данной точкой зрения не соглашается В.Н. Винокуров, который подчеркивает, что не всегда уголовно- процессуальные правоотношения обусловлены уголовно-правовыми отношениями [3, с. 11-12]. Например, лицо, пострадавшее в результате преступления, может быть не признано потерпевшим вследствие ошибок, допущенных в ходе предварительного расследования, или же утратит статус потерпевшего после переквалификации преступного деяния. Кроме того, функции потерпевшего в уголовном праве и в уголовном процессе различны, поскольку в уголовном процессе потерпевший является носителем определенных прав и обязанностей, обусловленных целями уголовного судопроизводства. В уголовном праве понятие потерпевшего связанно с необходимостью определения меры уголовной ответственности, включая ее дифференциацию и индивидуализацию.

Ряд проблем возникает при определении конкретных видов вреда, с причинением которого связывается признание лица потерпевшим [4, 10]. Некоторые ученые полагают, что нет необходимости выделять отдельные категории вреда, с которым связано признание лица потерпевшим [5, с. 8-9]. Подобная позиция представляется неверной, поскольку четкий перечень видов вреда, причинение которого влечет признание лица потерпевшим, необходим и субъектам, пострадавшим в результате преступления, и органам предварительного расследования, а также суду.

В ч. 1 ст. 42 УПК РФ предусмотрено три вида вреда, причиненного потерпевшему преступлением: моральный, физический, имущественный. В соответствии с положениями УПК РФ и Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (Резолюция 4 0/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г.), потерпевшим физическим лицом является лицо, которому преступлением был причинен вред в виде телесных повреждений (физический ущерб), вред материальный (имущественный ущерб), вред моральный (существенные эмоциональные страдания или существенное ущемление основных прав и законных интересов потерпевшего).

Таким образом, когда установлен факт причинения вреда любого из видов, лицо фактически становится пострадавшим от преступления. При этом с момента установления факта причинения вреда лицо должно признаваться потерпевшим вне независимости от того, установлен правонарушитель или нет.

Любой вред, как физический, так и имущественный, всегда связан с потерями материальных благ, включающими затраты на восстановление здоровья, утрату заработка, стоимость похищенного или уничтоженного имущества и т.д. Вред всегда выражается в денежном эквиваленте, при этом его возмещение осуществляется либо возмещением убытков деньгами или иным аналогичным имуществом, либо восстановлением первоначального имущества. Наряду с реальным ущербом, выражающемся в утрате или повреждении имущества и расходах, которые пострадавший произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенных преступлением прав, в имущественный вред следует включать и упущенную выгоду, а именно неполученные доходы, которые потерпевший мог получить при обычных условиях гражданского оборота (если бы его права не были нарушены преступлением) [6, с. 37].

Моральный вред переводится в стоимостную оценку сложнее, чем иные формы вреда. К моральному вреду относятся такие нематериальные блага, как жизнь, здоровье, честь и достоинство личности, личная неприкосновенность, деловая репутация и др. Причинение морального вреда выражается в причинении физических и нравственных страданий.

Таким образом, признание потерпевшим в уголовном процессе связано главным образом с причинением вреда. В правоприменительной практике потерпевшим лицо признается также по делам о покушениях, то есть в случаях, когда вред не причинен, но имелась реальная угроза причинения вреда преступлением. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 г. № 17 подчеркивается: «Если совершенное преступление являлось неоконченным (приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению или покушение на преступление), суду при решении вопроса о признании лица потерпевшим следует установить, в чем выразился причиненный ему вред. При этом не исключается возможность причинения такому лицу морального вреда в случаях, когда неоконченное преступление было направлено против конкретного лица» [7].

Данный подход был распространен еще в исследованиях дореволюционных ученых-процессуалистов. Так, И.Я. Фойницкий подчеркивал, что «потерпевшими признаются все лица, которые понесли от преступления какой-либо вред, материальный или нематериальный, наличный или только юридически возможный, выражающийся в нарушении по отношению к ним самим или близким им по родству или опеке» [8, с. 20].

Вопрос о признании лица потерпевшим весьма актуален в случаях, когда в ходе предварительного расследования осуществляется переквалификация преступления с формальным составом на неоконченное преступление с материальным составом, при совершении которого вред потерпевшему не был причинен. УПК РФ не содержит норм, которые не позволяют следователю или дознавателю отменить постановление о признании лица потерпевшим. Конституционным Судом Российской Федерации в 2016 г. рассматривалась подобная ситуация, когда постановление о признании лица потерпевшим было следователем отменено [9]. Гражданин Е.В. Кривцов обратился в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве у него взятки должностным лицом С. Следователь переквалифицировал совершенное С. деяние на покушение на мошенничество по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Поскольку мошенничество признается оконченным с момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного и он получил реальную возможность им распоряжаться, то при покушении на мошенничество ущерб потерпевшему, по мнению следователя, не был причинен. Поэтому постановление о признании Е.В. Кривцова потерпевшим было отменено.

В Определении от 11 октября 2016 г. № 2164- О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Еременко Т.А. и Кривцова Е.В. на нарушение их конституционных прав ч. 4 ст. 159 Ук РФ и ст. 42 УПК РФ» Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что переквалификация преступления (взятки на покушение на мошенничество, совершенное с использованием служебного положения) сама по себе не исключает возможности признания лица потерпевшим, если будет установлено, что использование должностным лицом служебного положения вопреки интересам службы повлекло существенное нарушение прав и законных интересов пострадавшего, соотносимое с предусмотренными ч. 1 ст. 42 УПК РФ конкретными видами вреда. Нормы ст. 42 УПК РФ и ст. 159 УК РФ не предопределяют отказ в компенсации морального вреда лицу, которому преступлением были причинены физические или нравственные страдания, только в силу факта квалификации деяния как посягающего на имущественные права.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, потерпевший имеет в уголовном судопроизводстве свои собственные интересы, которые не сводятся только к возмещению причиненного вреда, но связаны также с решением вопросов о доказанности обвинения, его объеме, применении уголовного закона и назначении наказания. От решения этих вопросов в значительной мере зависят реальность и конкретные размеры возмещения вреда (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 1999 г. № 1-П, от 14 февраля 2000 г. № 2-П, от 16 октября 2012 г. № 22-П и от 18 марта 2014 г. № 5-П; определения от 5 декабря 2003 г. № 446-О, от 24 ноября 2005 г. № 431-О, от 11 июля 2006 г. № 300-О, от 17 ноября 2011 г. № 1555- О-О, от 21 мая 2015 г. № 1178-О).

Особое значение имеет момент вынесения постановления о признании лица потерпевшим, поскольку с этого момента потерпевший может реализовывать предоставленные ему права. Органы предварительного расследования после возбуждения уголовного дела принимают решение о признании лица потерпевшим незамедлительно. Если на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому причинен вред в результате преступления, решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно после получения данных об этом лице.

В соответствии с ч. 8 ст. 42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, его права переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве – к одному из его родственников. При этом следует отметить, что УПК РФ не устанавливает момент вынесения соответствующего постановления. Как представляется, ч. 8 ст. 42 УПК РФ необходимо дополнить, указав в ней, что решение о переходе прав потерпевшего в случае его смерти принимается незамедлительно после установления его близких родственников, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве – после установления его родственников. Решение о переходе прав потерпевшего в случае его смерти близкому лицу принимается после получения сведений о том, что указанное лицо является близким умершему.

Нельзя не отметить, что на практике зачастую возникают трудности с обеспечением прав лица, пострадавшего в результате преступления, на стадии возбуждения уголовного дела. Доследственная проверка может занимать довольно продолжительное время, в связи с этим весьма актуальным является право лица, пострадавшего в результате преступления, знакомиться с материалами доследствен- ной проверки в случае отказа в возбуждении уголовного дела. Данное право не получило четкого закрепления в нормах УПК РФ. Так, в ст. 42 УПК РФ указано, что потерпевший вправе по ходатайству получать копии иных процессуальных документов, затрагивающих его интересы. В ст. 148 УПК РФ указано, что копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела направляется заявителю. Отсутствие в УПК РФ норм, определяющих, какие материалы доследственной проверки могут предоставляться пострадавшему или заявителю, влечет обращение граждан в судебные инстанции. В постановлении от 18 февраля 2000 г. № 3-П по делу о проверке конституционности п. 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана Конституционный Суд Российской Федерации указал, что гражданин имеет право знакомиться с материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы. По мнению суда, право заявителя на ознакомление с материалами доследственной проверки является производным от конституционного права на информацию (ч. 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации). В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2011 г. № 1251-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Навального А.А. на нарушение его конституционных прав ч. 2 ст. 145, ч. 4 ст. 148 УПК РФ, ч. 5 ст. 30 Федерального закона «О полиции» и ст. 7 Федерального закона «О персональных данных»» указано, что лицо вправе знакомиться с материалами проверки в случае вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное право следует из норм ст. 24 Конституции Российской Федерации, которая обязывает органы государственной власти, а также их должностных лиц обеспечить каждому лицу возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Соответственно, любая информация, за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью, должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы. Что касается норм Федерального закона «О персональных данных», то их действие, как подчеркнул Конституционный Суд Российской Федерации, не распространяется на отношения по собиранию, проверке, хранению сведений в процессе возбуждения, расследования и рассмотрения уголовных дел.

На практике наибольшее число отказов в предоставлении материалов проверки для ознакомления связано с тем, что заявитель не имеет права знакомиться с материалами, содержащими сведения, составляющие государственную и иную специально охраняемую федеральным законом тайну. Однако при этом следует учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой средствами зашиты государственной тайны в уголовном процессе может быть предупреждение участников уголовного процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по уголовному делу, и привлечение этих лиц к уголовной ответственности в случае ее разглашения (постановление от 27.03.1996 года №8-П).

Полагаем, что следует дополнить ч. 4 ст. 148 УПК РФ указанием на то, что заявитель вправе при наличии ходатайства знакомиться с материалами доследственной проверки и снимать копии процессуальных документов, затрагивающих его интересы, если в возбуждении уголовного дела было отказано. При этом заявитель не имеет права знакомиться с материалами, содержащими сведения, составляющие государственную тайну, информацию о частной жизни, а также конфиденциальные сведения, связанные со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью.

В случае переквалификации совершенного преступления на неоконченное преступление, посягающее на имущественные права, постановление о признании лица потерпевшим может быть отменено только судом, поскольку именно суд должен решать, причинен ли потерпевшему моральный или иной ущерб.

Поскольку в УПК РФ не установлен момент вынесения постановления о переходе прав потерпевшего в случае его смерти, предлагаем дополнить ч. 8 ст. 42 УПК РФ, указав, что решение о переходе прав потерпевшего в случае его смерти принимается незамедлительно после установления его близких родственников, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве – после установления родственников. Решение о переходе прав потерпевшего в случае его смерти близкому лицу принимается после получения сведений о том, что указанное лицо является близким умершему.

Библиографический список:

1. Божьев В. К вопросу об обеспечении потерпевшему доступа к правосудию // Уголовное право. 2003. № 3. С. 79-80.
2. Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший от преступления: Сборник статей. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1974. С. 16-37.
3. Винокуров В. Содержание признаков потерпевшего и формы их закрепления в уголовном законе // Уголовное право. 2009. № 1. С. 10-16.
4. Бойков А.Д. Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве Российской Федерации // Правовые и социальные проблемы за щиты жертв преступлений: Сборник научных трудов. М., 1997. С. 8-31.
5. Ибрагимов И.М. Правомерные возможности защиты прав потерпевшего в российском уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2008.
6. Ширяева Т.И. Юридическое лицо как потерпевший: теоретические и прак-тические проблемы участия в уголовном судопроизводстве. Волгоград: ВА МВД России, 2010.
7. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.06.2010 № 17 (ред. от 16.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // СПС «КонсультантПлюс».
8. Фойницкий И.Я. Русское уголовное судопроизводство. Предмет и движение уголовного разбирательства. СПб, 1893.
9. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11.10.2016 № 2164-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Еременко Тамары Александровны и Кривцова Евгения Валерьевича на нарушение их конституционных прав частью четвертой статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».
10. Авдеев В.Н., Кузьмина О.Л., Маханек А.Б. Возмещение ущерба, причиненного преступлением: Научно-практическое пособие. Калининград: КФ СПбУ МВД России, 2017. 88 с.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (52) 2018.

Просмотров: 702

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code