НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ХРАНЕНИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

О.Л.Кузьмина, кандидат юридических наук, доцент

Вещественные доказательства, уголовное судопроизводство, хранение вещественных доказательств, договор хранения вещественных доказательств, возмещение вреда в случае утраты или повреждения вещественных доказательств.

Хранение вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве регулируется значительным количеством законов и подзаконных нормативных актов, в том числе и в сфере гражданского права. Анализ правовых институтов, устанавливающих порядок хранения вещественных доказательств, показывает, что несогласованность законодательства может повлечь проблемы в процессе закрепления и обеспечения доказательств, а также иные неблагоприятные последствия для расследования уголовных дел. Отмечается, что судебная практика по вопросам, связанным с возмещением ущерба в случае утраты или повреждения вещественных доказательств в процессе их хранения, является противоречивой, что обусловлено проблемами правового регулирования хранения вещественных доказательств. Обосновывается предложение об ограничении распространения Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» на сферу уголовного судопроизводства.

 

Хранение вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве охватывается не только нормами УПК РФ, но и значительным количеством иных нормативных актов, посвященных вопросам хранения, передачи и уничтожения различных видов вещественных доказательств. Данные нормативные акты нередко включают сложные правовые институты и нормы гражданского законодательства, что в определенной мере обоснованно, поскольку позволяет обеспечить имущественные права лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства [1].

Однако ряд нормативных актов в данной сфере правового регулирования носит весьма спорный характер. Так, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 8 мая 2015 г. № 449 «Об условиях хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам» вещественные доказательства, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле или в камере хранения вещественных доказательств, передаются на хранение в государственные органы или же юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, имеющим условия для хранения, на основании договора (контракта). При этом, как представляется, вопрос о заключении договора хранения вещественных доказательств должен решаться весьма оперативно, поскольку затягивание решения вопроса о хранении вещественных доказательств может привести к невозможности закрепления и обеспечения доказательств, а также иным неблагоприятным последствиям для расследования уголовного дела. Однако оперативность при заключении договора хранения вещественных доказательств сложно обеспечить в связи с разъяснениями, которые дало Министерство экономического развития Российской Федерации в Письме № ОГ-Д28-5908 от 4 мая 2016 года [2]. В письме указанно, что заключение государственного контракта по закупке услуг, связанных с хранением вещественных доказательств по уголовным делам, должно осуществляться с учетом Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – ФЗ № 44). Процедура закупок в порядке, предусмотренном ФЗ № 44, занимает длительное время даже без учета планирования закупок. Это время зачастую превышает сроки предварительного расследования. Кроме того, применение норм ФЗ № 44 при заключении договора хранения вещественных доказательств вызывает ряд других вопросов, поскольку в момент заключения договора невозможно определить объем лимитов бюджетных обязательств, необходимых для возмещения процессуальных издержек участникам уголовного процесса. При этом процессуальные издержки, предусмотренные п.п. 2, 3, 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, не входят в сферу регулирования ФЗ № 44, так как соответствующие суммы затрачиваются не на выполнение работ, оказание услуг или закупку товаров для обеспечения государственных нужд, а являются обязательными выплатами, осуществляемыми за счет бюджетных средств. Следует также отметить, что в соответствии с п. 25 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г. № 1240, возмещение процессуальных издержек по уголовным делам производится после выполнения подотчетными лицами своих процессуальных обязанностей.

Заключение и исполнение контрактов по услуге хранения вещественных доказательств сопровождается множеством спорных ситуаций, которые разрешаются в рамках гражданского судопроизводства. При этом анализ зачастую противоречивых решений арбитражных судов не позволяет прийти к однозначным выводам. Так, если был заключен договор хранения вещественного доказательства, то возмещать ущерб в случае его утраты или повреждения должна организация, осуществлявшая услуги по хранению, а не правоохранительные органы, осуществлявшие производство предварительного следствия. В Постановлении Арбитражного суда СевероЗападного округа от 31 октября 2014 г. по делу № А56-38228/2013 суд кассационной инстанции указал, что предприниматель, автомобиль которого, признанный вещественным доказательством и помещенный на ответственные хранение в ООО «Транс-Трейд», был утрачен в процессе хранения, не имеет права на возмещение ущерба органами предварительного расследования, так как предпринимателем не доказана незаконность действий органа предварительного расследования, а также наличие причинно-следственной связи между возникшими у истца убытками и действиями государственного органа [3].

Однако имеется и судебная практика противоположного характера. Так, судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда исследовалось решение Смоль- нинского районного суда Санкт-Петербурга, который удовлетворил иск Х.М. Ниязи Уми- да к ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о возмещении материального ущерба в размере стоимости утраченного вещественного доказательства – автомобиля [4]. Данный автомобиль после признания вещественным доказательством был помещен на стоянку в ООО «Ками-центр» на ответственное хранение. Во время хранения автомобиль был похищен. Принимая решение о возмещении ущерба ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, суд указал, что хищение автомобиля произошло в результате отсутствия контроля за его хранением, а также вследствие бездействия должностного лица. Суд сослался на требования пар. 15 Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. № 34/15, согласно которому ответственным за хранение вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, изъятых в связи с уголовным делом и хранящихся отдельно от него, является назначаемый специальным приказом органа внутренних дел работник учреждения. Кроме того, согласно пар. 89 данной Инструкции начальники следственных подразделений обязаны не реже одного раза в год проверять состояние и условия хранения вещественных доказательств, правильность ведения документов по их приему, учету, передаче. Обязанность органа внутренних дел контролировать условия хранения автомобиля была указана в договоре между ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и ООО «Ками-центр». Обоснованные, на наш взгляд, аргументы ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о том, что согласно договору ООО «Ками-центр» отвечает перед ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и третьими лицами, в том числе собственниками имущества, за утрату, недосдачу или повреждение находящегося у него имущества судом во внимание приняты не были. Суд апелляционной инстанции оставил решение Смольнинского районного суда Санкт- Петербурга в силе, отменив его только в части взыскания компенсации морального вреда Х.М. Ниязи Умиду.

Таким образом, следует констатировать, что заключение договора на хранение вещественных доказательств во многих случаях не освобождает органы предварительного расследования от обязанности возмещения вреда, если вещественные доказательства во время хранения утрачены субъектом, которому они были переданы на ответственное хранение.

Следует также учесть, что субъект, заключивший договор хранения вещественного доказательства, вправе передать свои складские помещения в субаренду. Организация, получившая помещения по договору субаренды и не заключавшая договор хранения вещественных доказательств с органами предварительного расследования, не несет ответственности за хранение вещественных доказательств. Однако данная организация не имеет права на оплату услуг по хранению, так как с ней не заключен контракт (Постановление Арбитражного суда СевероЗападного округа от 3 февраля 2015 г. по делу № А52- 854/2014) [5]. В то же время отсутствие договора хранения вещественных доказательств не исключает обязанности правоохранительных органов возместить расходы по хранению вещественного доказательства. Так, в Апелляционном определении Пермского краевого суда от 16 июля 2013 г. № 22-4919 указанно, что процессуальные издержки индивидуальному предпринимателю, связанные с хранением автомобиля, который был признан вещественным доказательством по уголовному делу, должно возместить ГУ МВД России по Пермскому краю, исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги [6].

Во многих случаях суды удовлетворяют иски к органам внутренних дел по взысканию убытков, причиненных в результате хранения вещественных доказательств. Так, общество, которое понесло расходы в связи с хранением вещественных доказательств, добилось взыскания с МВД России нескольких миллионов рублей. Отметим, что на склад общества имущество, признанное в дальнейшем вещественными доказательствами, было помещено таможенными органами. Однако после возбуждения уголовного дела обязанности по возмещению расходов на хранение вещественных доказательств возлагаются на органы внутренних дел (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 марта 2014 г. по делу № А52-465/2013 [7], Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 июня 2014 г. № ВАС-6186/2014) [8].

Окончательно судьба вещественных доказательств по уголовному делу решается при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела. В соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ вопрос о вещественных доказательствах при этом решается следующим образом:

– орудия преступления подлежат конфискации, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются;

– предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

– изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности, перечень которых установлен Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 марта 2014 г. № 180 «Об утверждении перечня товаров легкой промышленности, изъятых из незаконного оборота или конфискованных при производстве по уголовным делам или делам об административных правонарушениях и подлежащих уничтожению, а также о порядке их уничтожения», подлежат уничтожению;

– предметы, которые не представляют ценности, в случае ходатайства заинтересованных лиц могут быть переданы им по их соответствующему ходатайству, а в случае если не истребованы стороной, подлежат уничтожению;

– деньги, ценности, а также иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества возвращаются законному владельцу;

– деньги, ценности и иное имущество, указанные в п. «а» – «в» ч. 1 ст. 104.1 УК, подлежат конфискации за исключением случаев, предусмотренных п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ (когда возвращаются законному владельцу);

– документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

– остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении владельцев переходят в собственность государства. При этом споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественные доказательства в упакованном и опечатанном виде могут храниться до вступления приговора в законную силу или до истечения срока обжалования постановления (определения) о прекращении дела. Если спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

Сложность представляют ситуации, когда уголовное дело приостановлено, но в деле нет ни потерпевшего, ни обвиняемого, а материальные ценности изъяты и признаны вещественными доказательствами. В таком случае следователь или дознаватель должны обращаться в суд с мотивированным постановлением, в котором обосновывается необходимость передать товары для реализации, поскольку отсутствуют условия для их хранения; реализация не приведет к ущербу для доказывания; собственник не установлен и, судя по обстоятельствам, от собственности отказался. После положительного решения суда имущество реализуется.

Таким образом, решение проблемы хранения вещественных доказательств, которые не могут храниться в уголовном деле, путем заключения гражданско-правовых договоров представляется не самым оптимальным. Тем более в контексте ФЗ № 44, применение которого в уголовном судопроизводстве может негативно воздействовать на процесс закрепления и обеспечения доказательств. Как представляется, решение рассматриваемой проблемы должно осуществляться путем совершенствования правового регулирования порядка хранения вещественных доказательств. Очевидно, что Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами, утвержденная Генпрокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, Минюстом СССР, МВД и КГБ СССР, устарела и не соответствует современным требованиям, а также международной практике по данному вопросу. Разработчики указанной Инструкции, определяя ответственность сотрудников органов внутренних дел за хранение вещественных доказательств, не могли в то время учесть проблемы, которые возникают при заключении договоров хранения вещественных доказательств сейчас. Соответственно, положения данной Инструкции не должны применяться в современном гражданском процессе. В данной ситуации целесообразной видится отмена Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами. Кроме того, полагаем, что в системе МВД России необходимо поставить вопрос о создании собственных объектов хранения – складов и складских площадок, предназначенных для хранения громоздких вещественных доказательств.

Библиографический список:

1. Владыкина Т. А. Судьба вещественных доказательств: публично-правовые и частноправовые подходы // Мировой судья. 2014. № 4. С. 21-26.
2. Маханек А.Б. Проблемы хранения вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве // Журнал юридических исследований. 2017. Т. 2. № 2. С. 155-169.
3. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 31.10.2014 по делу № А56-38228/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
4. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.07.2016 № 33-14163/2016 по делу № 2-217/2016 // СПС «КонсультантПлюс».
5. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.02.2015 № Ф07- 10378/2014 по делу № А52-854/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
6. Апелляционное определение Пермского краевого суда от 16.07.2013 № 22-4919 // Сайт «РосПравосудие» // URL: https://rospravosudie.com/court-permskij-kraevoj-sud- permskij-kraj-s/act-473212541/.
7. Постановление Арбитражного Суда Северо-Западного округа от 03.03.2014 по делу № А52-465/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
8. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.06.2014 № ВАС-6186/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
9. Маханек А.Б. Проблемы получения и оценки доказательств по уголовным делам в практике Европейского суда по правам человека // Современное общество и власть. 2017. № 2 (12). С. 103-105.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (52) 2018.

Просмотров: 1220

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code