ШТРАФ КАК ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ ГРАЖДАНИНА

Е.К.Дубец, кандидат юридических наук
С.А.Ступина, кандидат юридических наук, доцент

В статье на основе изучения, оценки и обобщения существующих положений законодательства о банкротстве проведено исследование штрафа как вида уголовного наказания, назначенного за совершение преступления, в целях квалификации его в деле о банкротстве гражданина и возможности включения задолженности по такому штрафу в реестр требований кредиторов.
При этом актуализировано положение о том, что такой штраф по своей правовой природе призван в материальной форме реализовать неизбежность принудительного воздействия государства на лицо, совершившее преступление. Все виды уголовного наказания предусмотрены исключительно УК РФ, нормы которого являются специальными по отношению к любому иному законодательству и не могут быть изменены нормами иных отраслей права, в том числе в процедуре банкротства. В работе отмечено, что для современного правоприменителя спорен вопрос о возможности освобождения гражданина от обязательств в рамках его банкротства. По мнению авторов, включение назначенного судом штрафа в состав таких обязательств необоснованно расширяет действие Уголовного кодекса и нарушает принципы правовой системы Российской Федерации.

Ключевые слова: банкротство гражданина, штраф, уголовное наказание, обязательные платежи, реестр требований кредиторов.

 

На сегодняшний день грамотное разрешение вопроса о правовой природе штрафа, наложенного в качестве санкции в рамках уголовного дела (далее – уголовный штраф), в целях квалификации его в деле о банкротстве актуально для правоприменителя. Указанное напрямую связано с определенными противоречиями законодательства о банкротстве.

Так, в статье 213.4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [1] (далее – Закон о банкротстве) указано, что гражданин обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения гражданином денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей в полном объеме перед другими кредиторами и размер таких обязательств и обязанности в совокупности составляет не менее пятисот тысяч рублей, не позднее тридцати рабочих дней со дня, когда он узнал или должен был узнать об этом.

При этом в статье 2 Закона о банкротстве определяется, что обязательные платежи – это налоги, сборы и иные обязательные взносы, уплачиваемые в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации, в том числе штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды, а также административные штрафы и установленные уголовным законодательством штрафы (выделено авторами).

Кроме этого в пункте 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве предусмотрено, что освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина.

Таким образом, законодатель выделяет только три состава преступления и специальное условие, что указанные правонарушения имели место именно в данном деле о банкротстве гражданина.

Таким образом, можно предположить, что по иным правонарушениям возможно освобождение гражданина от обязательств.

В пункте 5 статьи 213.28 Закона о банкротстве сказано также о невозможности освобождения гражданина от обязательств, если последние неразрывно связаны с личностью кредитора.

При такой формулировке также возникает закономерный вопрос: а можно ли воспринимать государство, в пользу которого взыскивается штраф, как личность кредитора? Конечно, такое понимание противоречит сущности государства. Соответственно, можно предположить, что штраф как вид уголовного наказания не связан неразрывно с личностью кредитора и от такого обязательства гражданин может быть освобожден по делу о банкротстве.

По нашему мнению, приведенные формулировки законодательства с необоснованной конкретизацией отдельных случаев невозможности освобождения гражданина от уголовного наказания в виде штрафа явно не способствуют единообразной правоприменительной практике и, более того, необоснованно расширяют действие Уголовного кодекса Российской Федерации [2] (далее – УК РФ), а также нарушают принципы правовой системы Российской Федерации.

Для правоприменения вопрос о правовой природе уголовного штрафа имеет значение для разрешения следующих вопросов в деле о банкротстве гражданина: имеет ли должник право обратиться в суд с заявлением о признании себя банкротом, если основанием заявления является задолженность по уголовному штрафу (т.е. обладает ли такой штраф банкротообразующими признаками); может ли он с соответствующим заявлением обратиться в уполномоченный орган; возможно ли включение задолженности по штрафу в реестр требований кредиторов, и если да, то относится ли он к основному долгу либо штрафным санкциям?

В соответствии со статьей 44 УК РФ штраф является одним из видов уголовных наказаний и представляет собой денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных УК РФ (часть 1 статьи 46 УК РФ).

В силу части 2 статьи 45 УК РФ штраф применяется в качестве как основного, так и дополнительного вида наказания.

Как уже было нами отмечено, по статье 2 Закона о банкротстве установленные уголовным законодательством штрафы отнесены к обязательным платежам.

Статья 4 Закона о банкротстве к банкро- тообразующей относит задолженность по основному долгу. В отличие от основного долга штрафные санкции представляют собой последствие нарушения обязательства со стороны должника и напрямую не связаны с уменьшением имущественного положения кредитора.

Так, подлежащие применению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки в виде упущенной выгоды, подлежащие возмещению за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника.

Указанная норма не называет уголовный штраф в качестве финансовых санкций, не учитываемых для признаков банкротства. Вместе с тем допустимость отнесения штрафа к финансовым санкциям предполагает как само понятие «штраф» (в данном случае имеет место многозначность термина), так и то, что указанная мера ответственности напрямую не связана с уменьшением имущественного положения государства, в пользу которого он уплачивается.

Таким образом, возможно отнесение уголовного штрафа к финансовым санкциям при его учете в реестре требований кредиторов в порядке пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве.

Дополнительно возможен и следующий вариант: в целях соблюдения сроков включения в реестр требований кредиторов, а также учитывая, что осужденному может быть предоставлена отсрочка исполнения наказания, возможно включение в реестр требований кредиторов (без предоставления отсрочки исполнения требования, предусмотренной для требований иных кредиторов). При этом в случае признания судом уклонения от уплаты штрафа злостным этот вид наказания подлежит замене на иной. В таком случае по ходатайству заинтересованных лиц требование исключается судом из реестра требований кредиторов.

Вместе с тем обоснован второй подход, следующий из особой природы штрафа как меры уголовного наказания.

Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода (часть 3 статьи 46 УК РФ).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» [6], при определении размера штрафа следует выяснять наличие или отсутствие места работы у осужденного, размер его заработной платы или иного дохода, возможность трудоустройства, наличие имущества, иждивенцев и т.п.

Согласно разъяснениям пункта 6 указанного постановления, исходя из положений части 3 статьи 46 УК РФ, штраф может быть назначен как без рассрочки, так и с рассрочкой выплаты до пяти лет. При назначении штрафа с рассрочкой выплаты суду необходимо мотивировать свое решение в приговоре и определить конкретные сроки выплат частями с учетом положений части 3 статьи 31 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации [3] (далее – УИК РФ), а также суммы (размеры) выплат в пределах установленного судом срока.

Таким образом, при назначении штрафа судом исследуется возможность реального исполнения данной меры наказания осужденным.

При этом согласно статье 46 УК РФ в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, за исключением случаев назначения штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, штраф заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы.

В соответствии со статьей 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не уплативший штраф либо часть штрафа в установленный частями 1 и 3 статьи 31 кодекса срок. В отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, судебный пристав-исполнитель не ранее 10, но не позднее 30 дней со дня истечения предельного срока уплаты, указанного в частях 1 и 3 статьи 31 кодекса, направляет в суд представление о замене штрафа другим видом наказания в соответствии с частью 5 статьи 46 УК РФ. В отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, судебный пристав-исполнитель производит взыскание штрафа в принудительном порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

При этом в силу пункта 5.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» [7] при разрешении вопроса о замене штрафа в соответствии с подпунктом «а» пункта 2 статьи 397 УПК РФ следует иметь в виду, что согласно части 5 статьи 46 УК РФ другим наказанием заменяется только штраф, назначенный в качестве основного наказания. В случае неуплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, принимаются меры по принудительному взысканию штрафа (статья 103 Федерального закона «Об исполнительном производстве» [4]). К тому же по смыслу закона (части 1 статьи 32 УИК РФ) установление других условий, кроме неуплаты штрафа в срок (например, неоднократное предупреждение осужденного судебными приставами-исполнителями о возможности замены штрафа другим наказанием, отобрание у него объяснений о причинах неуплаты штрафа, представление сведений об имущественном положении осужденного и источниках его доходов), для признания осужденного злостно уклоняющимся от уплаты штрафа не требуется. Сам по себе факт отсутствия у осужденного денежных средств не может признаваться уважительной причиной для неуплаты штрафа в срок. Уважительными причинами могут считаться такие появившиеся после постановления приговора обстоятельства, вследствие которых осужденный лишен возможности уплатить штраф в срок (например, утрата дееспособности, нахождение на лечении в стационарном лечебном учреждении, утрата заработка или имущества вследствие обстоятельств, которые не зависели от лица).

Из изложенного следует, что правовая природа штрафов различна, они могут назначаться в качестве основного или дополнительного вида наказания. Если штраф назначен в качестве дополнительного наказания, он подлежит принудительному взысканию (в отношении таких штрафов возможно включение в реестр требований кредиторов).

В отношении штрафов, назначаемых в качестве основного наказания и не уплаченных должником, необходимо выяснять, является ли неуплата штрафа злостной (по смыслу части 1 статьи 32 УИК РФ) и осуществлялась ли замена штрафа другим видом наказания. В последнем случае включение в реестр требований кредиторов недопустимо (во всяком случае до рассмотрения уголовным судом вопроса о том, имело ли место злостное уклонение от уплаты штрафа).

Кроме этого необходимо учитывать общие положения построения правовой системы Российской Федерации.

Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство относятся к исключительному ведению Российской Федерации (пункт «о» статьи 71 Конституция Российской Федерации), что обусловлено особой важностью охраняемых отношений.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в определении «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Узбекистан Романова Сергея Алексеевича на нарушение его конституционных прав статьями 228 и 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» [5]: «согласно уголовному закону, который устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений (часть вторая статьи 2), наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, дифференцированно, исходя из характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства, призвано обеспечить защиту конституционно признаваемых ценностей, назначается и исполняется с соблюдением принципов справедливости и гуманизма (статья 6, часть 2 статьи 7 и статья 43 УК РФ).

Во взаимосвязи с приведенными нормами Общей части УК РФ подлежат применению и его статьи 228 и 228.1, которые, прямо включая в санкции наказание в виде лишения свободы, тем самым направлены на реализацию принципа nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе) и не лишают лицо возможности предвидеть наступление неблагоприятных последствий собственного сознательного противоправного поведения».
Виды уголовного наказания предусмотрены исключительно УК РФ, нормы которого являются специальными по отношению к любому иному законодательству и не могут быть изменены нормами иных отраслей права, в том числе в процедуре банкротства.

Часть 1 статьи 1 УК РФ определяет, что «уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс».

На конституционных гарантиях охраны достоинства личности и судебной защиты прав потерпевшего (часть 1 статьи 17, статьи 19, 21 и 52 Конституции Российской Федерации) основан принцип неотвратимости наказания.

Включение в реестр требований кредиторов задолженности по уголовному штрафу (назначаемому в качестве основного наказания) может привести к необоснованной и не предусмотренной отсрочке исполнения наказания либо к освобождению от наказания.

Согласно статье 43 УК РФ «наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Таким образом, фактическая отсрочка либо освобождение от наказания осужденного, осуществляемые в процедуре банкротства, недопустимы, поскольку нарушают цели наказания, установленные УК РФ.

В случае включения задолженности по уголовному штрафу в реестр требований кредиторов на исполнение указанного наказания будет распространяться мораторий. В случае завершения процедуры реализации имущества по правилам пункта 3 статьи 213.28 Закона о банкротстве производится освобождение гражданина от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Подобное толкование норм Закона о банкротстве может привести к использованию гражданами процедуры банкротства в целях избежания уголовного наказания и к созданию не предусмотренного УК РФ основания для освобождения от наказания (раздел IV) или его отсрочке, что нарушает межотраслевые принципы справедливости и неотвратимости наказания.

Таким образом, задолженность по штрафу, назначенному по приговору суда в качестве основного вида наказания за совершенное преступление, не обладает банкротообразующими признаками и не подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Библиографический список

1. О несостоятельности (банкротстве) : Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
3. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 20.12.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 2. – Ст. 198.
4. Об исполнительном производстве : Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ (ред. от 05.12.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2007. – № 41. – Ст. 4849.
5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Узбекистан Романова Сергея Алексеевича на нарушение его конституционных прав статьями 228 и 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации : определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 № 2287-О // СПС КонсультантПлюс.
6. О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 (ред. от 29.11.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016. – № 2; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2017. – № 1.
7. О практике применения судами законодательства об исполнении приговора : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 № 21 (ред. от 29.11.2016) // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2012. – № 3; Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2017. – № 1.

Источник: Вестник Сибирского юридического института МВД России № 2 (31) 2018

Просмотров: 1582

Rating: 4.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code