НАРКОПРЕСТУПНОСТЬ В РОССИИ И В УЧРЕЖДЕНИЯХ УГОЛОВНО- ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ: КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

П.Н.Красоткин, кандидат юридических наук

М.С.Красильникова, кандидат юридических наук

В статье исследуются проблемы распространения наркотических средств и психотропных веществ в Российской Федерации и учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний России. На основе анализа научной литературы и правоприменительной практики рассматривается общая характеристика этого негативного явления через призму количественных и качественных показателей, тенденции и признаки, присущие наркоситуации в современный период.

Ключевые слова: преступность, наркотики, наркопреступность, осужденный, уголовно-исполнительная система, Федеральная служба исполнения наказаний.

 

Преступность в сфере незаконного оборота наркотиков – одна из острейших проблем современности, которая имеет транснациональный характер и представляет угрозу национальной безопасности Российской Федерации [1], поскольку с ее ростом прямо коррелируется динамика аморальных явлений, бродяжничества, дезадаптации взрослых и детей, детской беспризорности, психических расстройств, проституции, нищенства, распада семей, са(…)ств, правонарушений и других фоновых явлений и детерминаций. [13, с. 53]

В Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683, отмечается, что в современный период времени наркоситуация характеризуется увеличением регистрации фактов незаконного оборота и немедицинского потребления высококонцентрированных наркотиков.

За последние семь лет преступность в сфере незаконного оборота наркотиков претерпела существенные изменения, общая тенденция которых проявляется не прямолинейно. Так, если с 2011 по 2014 годы отмечался рост числа преступлений, связанных с оборотом наркотиков, с 215,2 тыс. до 253,5 тыс. [17, с. 7], то в 2015 и 2016 годах было зарегистрировано их снижение до 234,8 тыс. и 201,2 тыс. преступлений соответственно [18, с. 7]. Количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, выявленных органами внутренних дел Российской Федерации в 2017 г., составило 208,7 тыс. (+3,7%) (Состояние преступности в РФ за январь-декабрь 2017 г. URL: https://мвд.рф/ reports/item/12167987).

Вместе с тем существующий уровень преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков, можно охарактеризовать как предельно высокий, что подчеркивается и в итоговых выводах заседания Совета безопасности России: «Принимаемые государством меры по предупреждению и пресечению нелегального оборота наркотиков все еще неадекватны масштабам наркоэкспансии» [10].

Опасность наркопреступности заключается не только в криминальных деяниях, непосредственно связанных с незаконным оборотом наркотиков, она обуславливает наличие преступлений, совершенных в состоянии наркотического опьянения. Так, в 2015 г. их количество составило 30,3 тыс. (+3,2%) [19, с. 35], в 2016 г. – 26 тыс. (-14,9%) [20, с. 35], а в 2017 г. – 21,4 тыс. (-17,7%) [21, с. 34].

По данным сотрудников полиции, количество наркоманов за последние 5 лет снизилось с 8,5 млн до 7,3 млн в 2015 г., из них 1,5 млн употребляют афганский героин, а 3,5 млн больных наркоманией – марихуану и синтетические наркотики. [11]

Главный нарколог Минздрава РФ Е. Брюн отмечает, что на официальном наркологическом учете в учреждениях здравоохранения состоят около 700 тыс. россиян и около 70 тыс. – на учете уголовно-исполнительной системы в местах лишения свободы. [8] По неофициальным данным сегодня в стране примерно 5 млн человек являются наркозависимыми, 30% из них наиболее проблемны. [2]

Важно понимать, что приведенные статистические показатели хотя и отражают общие тенденции в сфере криминального наркооборота и наркотизации населения, по ряду причин они значительно ниже, чем в реальной действительности, – латентность, как естественная, так и искусственная, коррупционный фактор, а также несовершенство системы учета и отчетности объясняют отмеченное расхождение показателей.

Проведенный анализ наркопреступности в России и в мире позволил сформулировать следующие характерные тенденции и признаки данного явления.

1. Высокий уровень латентности, обусловленный несколькими обстоятельствами. Во-первых, взаимовыгодностью «сотрудничества» продавцов и покупателей, то есть обоюдным желанием лиц, вовлеченных в наркопреступление, скрыть его. Во-вторых, коррумпированностью правоохранительных органов, корыстно заинтересованных в отсутствии должного реагирования на обнаруженные факты незаконного оборота наркотиков и непривлечении к уголовной ответственности участников этих преступлений. Наконец, в-третьих, опасность немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ проявляется в высокой смертности, специально не учитываемой. Зарегистрированные факты смертности от передозировки не дают исчерпывающих данных. [11] Иначе говоря, преступные последствия незаконного оборота наркотиков вполне сравнимы с вредом от преступлений против личности, однако фактические данные, выраженные в конкретном количестве потерпевших (умерших) лиц, привести не представляется возможным. По словам В. Иванова, наркотизм отличается повышенной степенью общественной опасности в связи с тем, что количество умирающих от глобального наркотрафика существенно превышает количество жертв всех военных конфликтов в мире. [3]

2. Доходность наркобизнеса. Любая иная преступная деятельность не приносит сверхприбыль от 400% до 1000% за короткий промежуток времени [12, с. 249], как торговля наркотиками.

Прибыльность этой группы преступлений также предопределяет особый интерес организованной преступности к наркобизнесу. Например, денежные средства, полученные от продажи наркотиков, организованные преступные формирования вкладывают в высокорентабельные предприятия легального сектора экономики. [9, с. 69, 71]
Уместно отметить террористическую группировку ИГИЛ (запрещенную в России и ряде стран мира), зарабатывающую на трафике афганского героина до 500 млн долларов в год, на которые закупаются в том числе оружие, взрывчатые вещества для осуществления террористической деятельности. [11]

3. Влияние экономического кризиса на стоимость наркотиков. Подорожание доллара в конце 2014 г. привело и к росту стоимости героина в России в 1,5-2 раза, что спровоцировало увеличение агрессии наркоманов. Если ранее героиновый наркоман тратил 2 тыс. рублей в сутки (до кризиса 2014 г.), то в настоящее время эта сумма достигает 3,5-4 тыс. рублей.

4. Наркомания как фактор распространения вируса иммунодефицита. Группу риска интенсивного распространения ВИЧ-инфекции в России составляют лица, употребляющие наркотики инъекционным способом. [6] Так, в 2015 г. среди впервые выявленных ВИЧ-позитивных 54% были заражены при внутривенном приеме наркотиков. Также следует учесть, что в России около 1,5 млн человек употребляют героин в объемах от 2 до 8 инъекций ежедневно. Результаты деятельности правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан неоднократно подтверждали, что именно наркопотребители представляют наиболее труднодоступную для медицинского вмешательства категорию ВИЧ-инфицированных, поскольку всячески избегают контактов с медицинскими работниками. [7]

5. Применение наркотических средств и психотропных веществ в целях совершения общественно опасных деяний. Например, как отмечает А. Ваджра, для участников Майдана организаторы украинских событий использовали психоактивные вещества, добавляя их в пищу и напитки. [4]

6. Информационно-коммуникационные технологии. В настоящее время существующей системе общественных отношений присуща развитая сеть средств телекоммуникаций, которые активно применяют не только законопослушные граждане, но и преступники. Например, сбыт наркотиков осуществляется бесконтактным способом путем использования программ «Viber», «WhatsApp», «Telegram», а также электронных платежных систем, к которым относится, например, «Qiwi». Так, по информации сотрудников отдела по контролю за оборотом наркотиков г. Новокузнецка, в Кемеровской, Новосибирской и Томской областях преступники наладили хорошо законспирированные поставки наркотиков из г. Барнаула. Именно дистанционная наркоторговля с использованием мессенджеров и иных информационных ресурсов, применяющих шифрование данных, существенно затрудняет выявление, пресечение и раскрытие рассматриваемых преступлений, что неоднократно подчеркивалось правоохранительными органами, в том числе применительно к терроризму и экстремизму.

Растущая наркотизация населения в России и мире негативно влияют и на процессы, происходящие в учреждениях ФСИН России.

В исправительных учреждениях ФСИН России (исправительные колонии, колонии-поселения, лечебные исправительные и лечебно-профилактические учреждения) в 2017 г. зарегистрированы 872 преступления (аналогичный показатель прошлого года (далее – АППГ) – 851). Одним из наиболее распространенных преступлений среди лиц, содержащихся в исправительных колониях, в 2017 г. явилось приобретение и сбыт наркотических средств – 201 случай (или 23% от общей массы всех совершенных преступлений в исправительных колониях) (АППГ – 147, или 17,3%). [15, с. 42]

Приобретение и сбыт наркотических средств зарегистрированы в колониях строгого режима – 111 (АППГ – 81), колониях общего режима – 44 (АППГ – 35), колониях-поселениях – 27 (АППГ – 15), лечебных исправительных учреждениях – 12 (АППГ – 10), колониях особого режима – 4 (АППГ – 5), лечебно-профилактических учреждениях
– 3 (АППГ – 1), женских колониях – 1 (АППГ – 0). [15, с. 42]

В ходе обысковых мероприятий в 2017 г. было изъято 43754,859 г наркотических средств (в 2016 г. – 46000,325 г), психотропных веществ или их аналогов, из них 99,22% – при доставке (в 2016 г. – 99,87%). [15, с. 32; 14, с. 33]

На всероссийской конференции «Уголовно-исполнительная система сегодня: взаимодействие науки и практики», проходившей 25-26 октября 2017 г. в Кузбасском институте ФСИН России, начальник отдела организации надзора управления режима и надзора ФСИН России В.А. Рыбкин отметил, что в учреждения на квадрокоптерах (беспилотных аппаратах) в 90% случаев доставляют мобильные телефоны, в 10% – наркотики.

По состоянию на 1 января 2018 г. на профилактическом учете исправительных колоний, лечебных исправительных учреждений, лечебно-профилактических учреждений территориальных органов ФСИН России состояли 81997 осужденных (на 1 января 2017 г. – 83016 осужденных), из них 12% – склонные к употреблению и приобретению наркотических веществ, психотропных средств, сильнодействующих препаратов и алкогольных напитков (в 2017 г. – 13%). [15, с. 31; 14, с. 33]

В 2017 г. среди осужденных зарегистрировано 928826 заболеваний (АППГ – 958 278), что составляет 1519,5 заболеваний на 1000 человек, содержащихся в учреждениях ФСИН России (АППГ – 1499,6), в том числе больных наркоманией 49036 (по состоянию на 1 января 2018 г.) (АППГ – 48172). [15, с. 365, 369; 14, с. 356, 360]

За 2017 г. в 77 территориальных органах и учреждениях ФСИН России в отношении 384 сотрудников возбуждены 467 уголовных дел, из них 9,24% – по статьям УК РФ о преступлениях в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. [15, с. 214, 218]

Приведенные данные свидетельствуют о том, что механизм сбыта наркотиков в учреждения уголовно-исполнительной системы хорошо отлажен, а успешно доставленные наркотики относительно быстро реализуются. В связи с этим проблема выявления и изобличения лиц, распространяющих наркотики, связана с проблемой перекрытия и ликвидации каналов их поступления в исправительные учреждения. Сказанное касается как осужденных, так и персонала учреждений. Соответственно, комплекс мер по противодействию наркопреступлениям в учреждениях ФСИН России должен включать не только законодательные, но и организационные, и психолого-педагогические, а также иные возможные способы борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Тем не менее данные официальной статистики относительно незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ в учреждениях ФСИН России не отражают реального положения дел в связи с высокой латентностью, а также особенностями учета и оценки деятельности исправительных учреждений. По мнению сотрудников, далеко не все выявленные факты незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ получают юридическое оформление, а только те, которые имеют реальную судебную перспективу. [5, с. 9]

Значительную общественную опасность представляют осужденные, отбывшие наказание в местах лишения свободы: по утверждению сотрудников отдела по контролю за оборотом наркотиков г. Новокузнецка, лица, ранее судимые за наркопреступления, несут потенциальную угрозу обществу, поскольку среди них достаточно высок уровень специального рецидива – после освобождения многие из этих лиц вновь возвращаются к преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотиков.

Как показывают многочисленные исследования, около 60% осужденных наркоманов не видят перспектив в жизни и полагают, что после освобождения не смогут отказать себе в потреблении наркотиков, которые и далее будут приобретать за счет средств, заработанных криминальным путем. [16, с. 185]

Подводя итоги, следует констатировать, что ситуация в сфере незаконного оборота наркотиков как в целом в России, так и в учреждениях уголовно-исполнительной системы остается напряженной.

Результаты проведенного исследования показали, что предпринимаемых мер по противодействию наркопрестуности явно недостаточно. В связи с этим разработки, направленные на поиск путей совершенствования действующего законодательства, пересмотр организационных основ и практики деятельности органов государственной власти по противодействию незаконному обороту наркотиков, представляются необходимыми и востребованными.

Библиографический список

1. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации : Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 // Собрание законодательства РФ. – 2016. – № 1 (часть II). – Ст. 212.
2. Березина, Е. Исследование: ежегодно Россия теряет от наркомании 3,8% ВВП / Е. Березина. – URL: https://rg.ru/2018/05/29/issledovanie-ezhegodno-rossiia-teriaet-ot-narkomanii-38- vvp.html (дата обращения: 05.08.2018).
3. Богданов, В. Только по рецепту / В. Богданов // Российская газета. Федеральный выпуск. 2016. 29 марта. – URL: https://rg.ru/2016/03/29/fskn-usilit-kontrol-za-prodazhej-aptechnyh- narkotikov.html (дата обращения: 31.07.2018).
4. Ваджра, А. «Майдан» в «революционном» наркотическом угаре / А. Ваджра // Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век». – URL: http://ru-an.info/ (дата обращения: 01.02.2015).
5. Ведров, С.Ю. Взаимодействие оперативных подразделений ФСИН России с иными субъектами ОРД в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ в местах лишения свободы (теоретические, правовые и организационные вопросы) : автореф. дис. … канд. юрид. наук / С.Ю. Ведров. – Владимир, 2006.
6. Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В. П. Иванова на церемонии открытия Пятой Конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии (23 марта 2016 г.). – URL: http: gak. gov.ru/ includes/periodics/speeches_gak/2016/0323/110943352/detail.shtml (дата обращения: 05.10.2016).
7. Глава ФСКН: «Большинство зараженных ВИЧ-инфекцией наркоманов не известны врачам» // АМИ: Российское агентство медико-социальной информации. – URL: http://riaami.ru/ read/24773 (дата обращения: 14.01.2017).
8. Главный нарколог Минздрава РФ констатирует снижение числа наркоманов в стране. – URL: http://echo.msk.ru/news/1780144-echo.html (дата обращения: 03.03.2017).
9. Денисенко, В.Г. Незаконный оборот наркотических средств как сфера интересов организованной преступности / В.Г. Денисенко // XXI век и наркотики: пути решения проблемы : материалы научно-практической конференции. Вып. 4. – Омск: Омская академия МВД России, 2005.
10. Из решения Совета Безопасности Российской Федерации от 8 сентября 2009 г. по вопросу: «О приоритетных направлениях совершенствования государственной политики в области противодействия незаконному обороту наркотиков». – URL: http://www.narkotiki.ru/gnk_html (дата обращения: 12.09.2009).

11. Интервью председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова «Интерфаксу» (28.12.2015). – URL: http://gak.gov.ru/includes/ periodics/speeches_gak/2015/1228/142041939/detail.shtml (дата обращения: 05.10.2016).
12. Криминология : учебник для вузов / под ред. В. Д. Малкова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юстицинформ, 2006.
13. Лунев, В.В. Тенденции развития преступности в мире и России к началу третьего тысячелетия / В.В. Лунев // Известия Методического центра профессионального образования и координации научных исследований ГУК МВД России. – 1996. – № 2.
14. Основные показатели деятельности УИС России за январь-декабрь 2016 г. : информационно-аналитический сборник / ФКУ НИИИТ ФСИН России. – Тверь, 2017.
15. Основные показатели деятельности УИС России за январь-декабрь 2017 г. : информационно-аналитический сборник / ФКУ НИИИТ ФСИН России. – Тверь, 2018.
16. Панов, С.Л. Постпенитенциарная профилактика среди лиц, потребляющих наркотики и освобожденных из исправительных колоний / С.Л. Панов, А.А. Урусов // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями : материалы второй международной научно-практической конференции. – Барнаул, 2004.
17. Преступность и правонарушения (2011-2015): стат. сб. – М., 2016.
18. Преступность и правонарушения (2012-2016): стат. сб. – М., 2017.
19. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2015 г. / ФКУ ГИАЦ МВД России. – М., 2016.
20. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2016 г. / ФКУ ГИАЦ МВД России. – М., 2017.
21. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2017 г. / ФКУ ГИАЦ МВД России. М., 2018.

Источник: Вестник Сибирского юридического института МВД России № 4 (33) 2018

Просмотров: 1119

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code