КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ В ПРАКТИКЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

А.В.Ушаков
С.А.Гордейчик, кандидат юридических наук

Введение: статья посвящена выявлению конституционно-правовых проблем, связанных с применением национального законодательства РФ при рассмотрении споров в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека. С этой целью изучаются статистические сведения об обращении граждан в Европейский Суд по правам человека и практику защиты нарушенных прав. С помощью методов научного познания, в первую очередь системного анализа судебных и нормативно-правовых актов, доказывается необходимость совершенствования этого процесса. Результаты: в ходе исследования выявлено наличие спорных вопросов при рассмотрении обращений граждан в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека. Выводы: реализация Конституционным Судом РФ своих полномочий по толкованию Конституции РФ предоставит дополнительные гарантии гражданам при рассмотрении жалоб в Европейском Суде по правам человека.

Ключевые слова: Европейский Суд по правам человека, Конституционный Суд РФ, межгосударственный орган, правовая позиция, защита права.

 

Введение

Граждане России согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Конституция РФ предоставила гражданам возможность обращения в международные правозащитные органы, в том числе и судебные, для защиты своего нарушенного права. Так, ратификация Российской Федерацией Европейской конвенции по правам человека позволяет всем лицам, находящимся под ее юрисдикцией, обратиться в Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ), если они считают, что их права нарушены.

Нормативно-правовое регулирование права на обращение в межгосударственные органы

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод провозгласила основные права человека, а также предусмотрела механизм их защиты. Согласно ст. 6 Конвенции каждый гражданин в случае спора о его правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона [3]. По результатам рассмотрения дела судебные решения объявляются публично, однако средства массовой информации и посторонние граждане могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе. Кроме того, если этого требуют интересы несовершеннолетних, либо частной жизни граждан, либо в другой мере – при наличии особых обстоятельств, когда открытое и публичное рассмотрение дела нарушало бы интересы правосудия.

При достаточно обширной судебной практике рассмотрения обращений граждан неизбежно стоит вопрос об исполнении решений ЕСПЧ, имеющих обязательную силу для государств-участников Конвенции. Эта задача осуществляется ЕСПЧ путем рассмотрения и разрешения конкретных дел, принятых судом к производству на основании индивидуальных жалоб, направленных физическим лицом, группой лиц или общественной организацией. Допустима также подача жалобы на нарушение государством, членом Совета Европы, Конвенции со стороны другого государства. Ратификация Конвенции и признание юрисдикции ЕСПЧ значит и то, что деятельность всех российских органов государственной власти, в том числе судебных, их решения и используемые процедуры, а также решения органов законодательной власти не должны противоречить требованиям Конвенции. Более того, в силу конституционных норм (ч. 4 ст. 15), Конвенция образует составную часть российской правовой системы [2]. Вместе с тем практика конституционного судопроизводства в России свидетельствует об имеющихся проблемах в применении конвенциального и национального права и возникающих спорах, связанных с исполнением решений ЕСПЧ.

Статистические данные состояния рассмотрения обращений российских граждан в ЕСПЧ представлены в таблице.

Приведенная статистика показывает, что активность российских граждан при использовании своего права на защиту межгосударственными средствами путем направления обращений в ЕСПЧ остается стабильно высокой на протяжении длительного времени. При этом следует отметить, что ЕСПЧ не является высшей судебной инстанцией по отношению к судебной системе государства-участника Конвенции. При выявлении незаконного или нарушающего права граждан судебного решения он не может его отменить, не дает указаний государственному органу, принявшему это решение, не осуществляет контроль за национальным законодательством, а также за судебной практикой, и не имеет право давать распоряжения о необходимости принятия мер, имеющих юридические последствия.

Практика ЕСПЧ по рассмотрению жалоб граждан о защите своего нарушенного права

Судом рассматриваются только конкретные, индивидуальные жалобы и обращения с целью установить, имели ли место нарушения требований Конвенции. Следует отметить, что суд вправе присудить «справедливое удовлетворение претензии» в виде финансовой компенсации материального ущерба и морального вреда, а также возмещение выигравшей стороне всех издержек и расходов, понесенных в связи с обращением в суд [6].

Неисполнение решения в соответствии с уставом Совета Европы может привести к приостановлению членства государства в его составе, а впоследствии – к исключению из него. В случае, если государство указывает, что без изменения законодательства или судебной практики рассмотренная ЕСПЧ ситуация может возникнуть вновь, государством принимаются меры к внесению изменений в действующее законодательство либо осуществляется корректировка судебной практики [8].

Данные статистики по состоянию рассмотрения обращений граждан РФ в ЕСПЧ

Примечание. Составлено по: [8].

Так, в постановлении от 15 января 2009 г. по делу «Бурдов против России» (№ 2) ЕСПЧ, опираясь на ранее выработанные им позиции, пришел к выводу, что ст. 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод возлагает на государство-ответчика правовое обязательство не только произвести заинтересованным лицам выплаты, присужденные в качестве справедливой компенсации за признанное постановлением ЕСПЧ нарушение, но и принять меры общего характера, а если необходимо – и индивидуальные меры, с тем, чтобы в национальной правовой практике положить конец этому нарушению и устранить, насколько возможно, его последствия, причем такие меры должны предприниматься и в отношении других лиц, оказавшихся в положении заявителя, право которого ЕСПЧ признал нарушенным [5].

Таким образом, при рассмотрении ЕСПЧ жалобы обратившегося лица в своем решении он не только обязывает государство произвести выплаты заинтересованным лицам в виде компенсации за нарушенное право, но и принять меры, направленные на корректировку национального законодательства и практики рассмотрения дел указанной категории [1].
Вместе с тем нужно отметить и случаи, когда ЕСПЧ вмешивался в компетенцию национальной судебной системы без учета ранее вынесенных решений и изложенных в них правовых позиций. Такая ситуация сложилась в 2010 г., когда по делу «Маркин против России» ЕСПЧ было вынесено решение, в котором констатировано, что запрет военнослужащему мужчине на получение отпуска по уходу за ребенком является дискриминацией по половому признаку. В марте 2012 г. Большая палата ЕСПЧ в постановлении по жалобе Маркина установила нарушение Россией ст. 8 (право на частную жизнь) и 14 (запрет дискриминации) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [8].

Вместе с тем при рассмотрении дела ЕСПЧ не было учтено, что эту ситуацию уже ранее рассматривал Конституционный Суд РФ, который установил, что заниматься своими детьми гражданин может только в случае ухода с военной службы. То есть, рассматривая правовой спор, возникший при реализации социального права военнослужащего на отпуск по уходу за ребенком до 3-х лет, Конституционный Суд РФ руководствовался интересами государства, а именно – необходимостью обеспечения защиты безопасности и его обороны.

При этом, формулируя свою правовую позицию, Конституционный Суд РФ исходил из содержания ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, которая прямо предусматривает возможность ограничения федеральным законом прав и свобод человека и гражданина в случаях необходимости обеспечения обороны страны и безопасности государств [2].

Решение ЕСПЧ, поставившее под сомнение правовую позицию Конституционного Суда РФ, вызвало резкое неприятие в Российской Федерации. Впоследствии указанное дело было пересмотрено, и ЕСПЧ постановил, что отпуск по уходу за ребенком возможен только для военнослужащих-мужчин, занимающих должность вспомогательного состава [8].

Разрешая возникшую правовую коллизию по вопросу применения сформулированных судебными инстанциями правовых позиций, Конституционный Суд РФ подтвердил свое право на толкование Основного закона РФ. 6 декабря 2013 г. Конституционный Суд РФ постановил, что только он может разрешить вопрос о применимости законодательных норм, которые препятствуют исполнению постановления ЕСПЧ, но не были ранее признаны неконституционными.

Изменениями в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» 04.06.2014 № 9-ФКЗ ст. 101 федерального конституционного закона дополнена ч. 2 следующего содержания: «Суд при пересмотре в случаях, установленных процессуальным законодательством, дела в связи с принятием межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решения, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении закона или его отдельных положений, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции РФ, обращается с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности этого закона» [4].

В качестве иллюстрации, наряду с делом «Маркин против России», приведу ссылки на Постановления ЕСПЧ от 20.09.2011 по делу «ОАО “НК “Юкос” против России», а также Постановление ЕСПЧ от 04.07.2013 по делу «Анчугов и Гладков против РФ», которыми на государственные органы Российской Федерации возложено выполнение ряд действий по внесению изменений в федеральное законодательство [6].

Таким образом, в случае принятия соответствующего постановления ЕСПЧ, которое является основанием для пересмотра гражданского дела по новым обстоятельствам, приведенными изменениями предусмотрена процедура проверки на конституционность примененного в ходе судебного разбирательства федерального закона. Так, суд при пересмотре дела в соответствии с постановлением ЕСПЧ в рамках действующего российского законодательства может прийти к выводу о невозможности применения правовой нормы по причине ее несоответствия Конституции РФ. Поскольку Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод по существу признает те же ценности, что и Конституция РФ, такой вывод ориентирует к необходимости обращения с запросом для проверки конституционности нормы, затронутой постановлением ЕСПЧ.

Выводы

Конституция РФ предоставила гражданам России возможность обращения в международные правозащитные органы, в том числе и судебные, для защиты своего нарушенного права. Ратификация Российской Федерацией Европейской конвенции по правам человека позволяет всем лицам, находящимся под юрисдикцией, обратиться в ЕСПЧ если они считают, что их права являются нарушенными. При таких обстоятельствах деятельность ЕСПЧ является дополнительной гарантией защиты прав и свобод человека и гражданина в международных правозащитных организациях и не должна препятствовать в необходимых случаях обращениям за защитой в Конституционный Суд РФ Таким образом, решения ЕСПЧ, соответствующие духу и содержанию Конституции РФ, исходя из закрепленных в Конвенции прав и свобод и общепризнанных норм международного права, а также включая право на доступ к суду, являются составной частью российской правовой системы.

Российская Федерация, являясь суверенным государством, вправе разрабатывать и применять правовые механизмы, направленные на защиту конституционных ценностей и действующего Основного закона.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гончаров, А. И. Регулирование нормативов банковской деятельности в ЕС / А. И. Гончаров,
О. П. Казаченок // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. – 2015. – № 2. – С. 159-163.
2. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. : (с учетом поправок, внесенных ФКЗ Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 г. № 7- ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2009. – № 4. – Ст. 445.
3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод ЕTS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. -2001. – №2. – Ст. 163.
4. О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» : Федеральный конституционный закон № 9-ФКЗ от 04.06.2014 // Российская газета. – 2014. – № 127. – С. 17.
5. Постановление ЕСПЧ от 15.01.2009 «Дело “Бурдов против Российской Федерации”» (№ 2) (жалоба № 33509/04). – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http://www.еchr.ru/dоcumеnts (дата обращения: 19.09.2013).
6. Право Европейского союза : учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры / под ред. А. Х. Абашидзе, А. О. Иншаковой. – М. : Юрайт, 2016. – 482 с.
7. Современные проблемы организации публичной власти : монография / С. А. Авакьян [и др.] ; рук. авт. кол. и отв. ред. С. А. Авакьян. – М. : Юсти- цинформ, 2014. – 596 с.
8. Сайт Европейского Суда по правам человека. – Электрон. текстовые дан. – Режим доступа: http:/ /www.echr. coe.int/Documents/CP_Russia_RUS.pdf (дата обращения: 15.01.2018).

Цитирование. Ушаков А. В., Гордейчик С. А. Конституционно-правовые проблемы применения национального права России в практике Европейского Суда по правам человека // Legal Concept = Правовая парадигма. – 2018. – Т. 17, №№ 4. – С. 148-153.

Просмотров: 345

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code