ОПРЕДЕЛЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В.В.ВЕКЛЕНКО, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации
В.Н.НЕШАТАЕВ

Квалификация преступлений, определение, общие признаки преступления, состав преступления, посягательство, уголовная ответственность.

В статье отмечается, что квалификацию преступлений следует раскрывать путем использования термина «посягательство», а не «деяние». Указывается на недостаточность одного только состава преступления для дачи правильной уголовно-правовой оценки совершенного посягательства. Предлагается использовать для этой цели законодательно предусмотренные общие и конкретные признаки преступления. Дается авторское определение квалификации преступлений.

 

Квалификация преступлений относится к числу основных понятий науки уголовного права. «По сути это ядро, альфа и омега уголовного правоприменения» [8, с. 28]. Однако до настоящего времени она не нашла отражения в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее – УК РФ). В уголовном законе не только отсутствует определение квалификации преступлений, но и вообще не употребляется термин «квалификация». Вместе с тем доктриной уголовного права разработана теория квалификации преступлений, в рамках которой предложены различные варианты понимания основных положений уголовно- правовой оценки, в том числе ее понятия.

Устоявшимся является определение квалификации, сформулированное В.Н. Кудрявцевым. Согласно его точке зрения, квалификация представляет собой установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой [6, с. 5]. Являясь общепризнанным, данное определение послужило основой для разработок рассматриваемого понятия другими авторами с сохранением его основных признаков.

Раскрывая понятие квалификации, необходимо обратить внимание на базовые моменты, лежащие в фундаменте понимания ее сущностных признаков. Прежде всего следует определиться с тем, каким образом устанавливается объект реальной действительности, подлежащий уголовно-правовой оценке: деяние, факт, событие, поступок, поведение и т.д.

Использование в классическом определении термина «деяние» представляется не совсем точным, поскольку в общепризнанной структуре состава преступления оно включено в содержание объективной стороны. Совершенно очевидно, что в определении квалификации это понятие использовано в более широком смысле, чем то, которое принято рассматривать применительно к объективной стороне состава. Вместе с тем большинство авторов определяют уголовно-правовую оценку путем употребления термина «деяние». Однако деяние является обязательным признаком объективной стороны состава преступления, его осуществление возможно в двух формах: в форме действия и в форме бездействия [5, с. 114]. То есть понятие деяния – слишком узко, так как на основе оценки только действия или бездействия содеянное нельзя правильно и полно оценить с уголовно-правовой точки зрения. Кроме действия (бездействия), содеянное обладает и другими признаками, имеющими большое значение для квалификации. Например, к их числу относятся: возраст лица, его вменяемость (невменяемость), форма и вид вины и т.д. Для верной оценки содеянного необходимо установить все признаки, а не только те, которые характеризуют деяние. Поэтому в уголовно-правовой литературе обоснованно высказывается мнение о недостаточной целесообразности использования термина «деяние» из-за его строгой юридической определенности [8, с. 30]. В данном случае следует признать наличие двух значений (довольно разных по смыслу) у одного и того же термина, что не может быть признано конструктивным.

Считаем, что в определении понятия квалификации преступления следует использовать другой термин. По нашему мнению, более подходящим является термин «посягательство». Он представляется вполне приемлемым, так как может включать все необходимые признаки, относящиеся к содеянному, и будет правильным не только с точки зрения юридической, но и с точки зрения использования языковых форм.

Вместе с тем до начала проведения квалификации преступления невозможно определить, обладает ли совершенное посягательство необходимыми юридическими характеристиками. Утверждение о том, что подлежащее уголовно- правовой оценке посягательство уже является, например, общественно опасным и тем более преступным, ошибочно. В связи с этим указывать в содержании понятия квалификации на заранее установленную предрешенность ее вывода недопустимо. Поэтому следует критически отнестись к определениям, в которых фиксируется, что объект оценки является общественно опасным или преступным. Например, «… отождествление родовых (значимых) признаков конкретного совершенного общественно опасного деяния с признаками состава преступления…» [10, с. 7] или «.установление тождества конкретного преступного деяния признакам состава преступления, предусмотренного в уголовном законе» [1, с. 132].

Согласно таким определениям оценке подлежат общественно опасное деяние или признаки реального преступления. Но до начала проведения квалификации нельзя определить, является ли содеянное общественно опасным или преступным. Оценка для того и проводится, чтобы установить в содеянном уголовно-правовые признаки, исходя из которых затем определить общественную опасность (ее отсутствие) и преступность (непреступность) оцениваемого события. Поэтому считаем, что в понятии квалификации преступлений при указании объекта уголовно- правовой оценки (имея в виду посягательство) не следует заранее наделять его какими-либо юридическими характеристиками: они могут быть установлены только в ходе квалификации, но никак не до начала ее проведения.

Большинство авторов работ по данной проблематике придерживаются мнения, согласно которому квалификация осуществляется на основании использования учения об общем составе преступления. Однако применение его конструкции не позволяет во всех случаях получить правильную и точную уголовно- правовую оценку. С нашей точки зрения, это обусловлено тем, что уголовным законом не дается определение «состава преступления», не раскрывается его содержание. Законодателем не указывается, какие характеристики относятся к признакам состава преступления, на основании наличия каких из них необходимо привлекать лицо к уголовной ответственности, а при отсутствии каких – не привлекать или освобождать от нее. А главное – структура общего состава преступления не включает в себя признаков, являющихся значимыми для дачи правильной квалификации.

Определение состава преступления, его элементов и признаков дается только наукой уголовного права. При этом состав преступления представляет собой один из видов юридической фикции: он является категорией, специально созданной главным образом для выполнения роли юридической основы квалификации преступлений. Его отсутствие на законодательном уровне и разработка только в доктрине уголовного права позволяет констатировать, что правоприменительная деятельность в части квалификации преступлений строится на основе уголовно-правовой традиции. Поэтому в настоящее время осуществление квалификации и решение вопросов привлечения (непривлечения) к уголовной ответственности производится на основании доктринальных положений, не имеющих законодательного закрепления. Законность и обоснованность такой практики вызывает сомнения. Фикция, даже будучи юридической, не может быть положена в основу принимаемых в практической деятельности решений.

Наряду с этим считаем, что состав преступления не учитывает важные и необходимые с точки зрения квалификации нормы Общей части УК РФ, применение которых обязательно для получения правильной уголовно-правовой оценки. К числу таковых следует отнести нормы, содержащиеся в ст.ст. 9-12, ч. 2 ст. 14, ст. 17, ч. 2 ст. 30, ст. 34 УК РФ.

Кроме того, конструкция состава, включая в себя такой элемент, как субъективная сторона, которая предусматривает вину в форме умысла или неосторожности, не содержит ничего, что касалось бы установления вины. Однако согласно ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. То есть данная норма уголовного закона предусматривает обязательное установление вины.

Исходя из того, что общее понятие состава преступления представляет собой лишь научные положения, не отраженные в уголовном законодательстве, а правоприменительная деятельность, используя их, основывается на уголовно-правовой традиции, считаем необходимым перейти к иному подходу в понимании юридической основы квалификации. Правоприменительная деятельность в части квалификации должна строиться исключительно на использовании норм законодательства, а не доктринальных положений.

Подчеркнем, что в действующем уголовном законе основополагающим является понятие преступления. Согласно ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. То есть законодательно установлены общие признаки преступления: общественная опасность, виновность, противоправность (запрещенность) и наказуемость. Именно с помощью данных признаков можно охарактеризовать оцениваемое посягательство как преступное или непреступное: наличие их всех указывает на преступность содеянного, а отсутствие хотя бы одного из них – на непреступность. Использование при уголовно-правовой оценке общих признаков преступления позволяет учитывать не только те характеристики, которые охватываются общим понятием состава преступления, но и иные, предусмотренные нормами Общей части УК РФ, являющиеся необходимыми и важными для правильной квалификации.

Необходимость применения общих признаков преступления при квалификации подтверждается результатами проведенных нами опроса практических работников и анализа приговоров судов. Так, 92% опрошенных следователей и дознавателей органов внутренних дел указали, что при квалификации применяют общие признаки преступления. В частности, их использование обусловлено принятием таких решений, как возбуждение уголовного дела (отказ в возбуждении), привлечение (непривлечение) лица к уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности, а также прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления).

Крайне важно и то, что согласно ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. То есть эта норма говорит об использовании при принятии указанного решения именно признаков преступления, а не состава.

Анализ уголовных дел по наиболее распространенным категориям преступлений, рассмотренным в общем порядке судебного разбирательства различными судами Российской Федерации, по которым были вынесены обвинительные приговоры, показал, что в 93,4% случаев суды ссылаются на общие признаки преступления. Изучение оправдательных приговоров показало, что в 80% случаев лица оправданы в связи с неустановлением вины (отсутствием виновности), в 15% – в связи отсутствием общественной опасности содеянного, в 5% – в связи отсутствием противоправности и наказуемости совершенного деяния.

Недостаточность учета только состава преступления для правильной оценки содеянного, а также необходимость использования общих признаков преступления подтверждается примерами судебно-следственной практики. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 22 апреля 2015 г. отменила приговор и последующие судебные решения в отношении С., ранее признанного виновным по ч. 3 ст. 160 УК РФ. С., являясь руководителем МУП, с целью погашения штрафа, наложенного на него как на должностное лицо, дал главному бухгалтеру предприятия указание осуществить выплату за счет денежных средств, находящихся на балансе предприятия. Главный бухгалтер составила авансовый отчет, к которому прилагался чек банка на сумму 2060 руб., на основании которого данная сумма была списана и отнесена на расходы предприятия. Коллегия указала, что при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности необходимо учитывать, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно иметь достаточную степень общественной опасности, которая выражается в причинении существенного вреда общественным отношениям. Анализ обстоятельств содеянного С., небольшой размер материального ущерба, отсутствие в материалах дела подтверждения того, что деяние причинило существенный вред интересам предприятия, не позволяют сделать вывод о том, что содеянное обладает признаками общественной опасности, которые позволили бы признать данное деяние преступлением. Сам по себе способ совершения присвоения с использованием служебного положения, которое является квалифицирующим признаком, без учета конкретных обстоятельств дела не может быть признан основанием, свидетельствующим о невозможности признания деяния малозначительным. Действия С. формально подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, однако в силу малозначительности не представляют общественной опасности и не являются преступлением [9, с. 28].

Приведенный пример со всей очевидностью показывает, что состав преступления неспособен выполнять функцию единственного юридического основания квалификации: все элементы и признаки состава преступления есть, но судом признано отсутствие преступления и лицо освобождено от уголовной ответственности. Для правильной квалификации Судебная коллегия использовала признаки, указанные в ст. 14 УК РФ (общественная опасность, малозначительность), а также признаки конкретного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Таким образом, есть все основания признать, что в современной уголовно-правовой литературе вполне обоснованно высказываются мнения о том, что состава преступления недостаточно для квалификации. К примеру, следует поддержать точку зрения, согласно которой для признания деяния преступлением необходимо выявить общественную опасность конкретного деяния. Только после этого будет правомерен вывод о том, что содеянное является преступлением, а не просто деянием, запрещенным уголовным законом [4, с. 24].

Считаем, что квалификация фактически осуществляется не на основе учета элементов и признаков общего понятия состава преступления, а путем использования признаков преступления. В ходе уголовно-правовой оценки используются законодательно закрепленные в ст. 14 УК РФ общие признаки преступления (общественная опасность, противоправность, виновность, наказуемость), а также предусмотренные нормами Особенной части УК РФ признаки конкретных преступлений. В связи с этим, с нашей точки зрения, в определении квалификации преступлений необходимо указать на такую ее черту, как использование законодательно закрепленных общих и конкретных признаков преступления.

Оценка наличия или отсутствия в совершенном посягательстве законодательно предусмотренных общих и конкретных признаков преступления осуществляется с целью решение вопроса о реализации уголовной ответственности. В нормах Общей части УК РФ, касающихся отдельных правил квалификации, говорится об уголовной ответственности. К таковым относятся нормы, закрепленные в ч. 1 ст. 17, ч. 3 ст. 17, ч. 3 ст. 29, ч. 2 ст. 30, ч.ч. 2, 3, 5 ст. 34, ч. 5 ст. 35, ч. 6 ст. 35 УК РФ. Законодатель, устанавливая в данных нормах правила уголовно-правовой оценки, оперирует термином «уголовная ответственность». Считаем, что это вполне обосновано в силу того, что квалификация преступлений является необходимым условием уголовной ответственности. Квалификация осуществляется для того, чтобы решить вопрос о реализации уголовной ответственности. В ходе уголовно-правовой оценки соответствующее поведение лица оценивается с точки зрения уголовного закона: если оно содержит признаки какого-либо преступления, то решается вопрос о реализации уголовной ответственности; если оно не является преступным, уголовная ответственность не наступает, а если лицо уже было к ней привлечено, то происходит освобождение от уголовной ответственности. В связи с этим в определении квалификации следует использовать словосочетание «уголовная ответственность».

Крайне важное юридическое значение имеет вывод как итог квалификации. Лицо, которому необходимо провести квалификацию, перед началом процесса по оценке, как правило, не может знать, к какому результату приведет его деятельность. Считаем, что независимо от того, к какому результату приводит оценка правоприменителем события (установлено преступление, непреступное поведение, административное правонарушение или гражданско- правовой деликт), во всех случаях имеет место квалификация преступлений, если оценка проводится по находящимся в производстве делам (материалам) с точки зрения действия уголовного закона.

Необоснованно относить квалификацию к той или иной сфере в зависимости от полученного результата. Квалификацией преступления является уголовно-правовая оценка как с «отрицательным» результатом (установлена непреступность содеянного), так и с «положительным» (установлена преступность содеянного) [3, с. 98-99; 11, с. 19]. В связи с этим трудно согласиться с утверждением, что «несовпадение признаков содеянного с признаками состава преступления, предусмотренного УК РФ, в качестве итога квалификации рассматриваться не может» [2, с. 63]. Что касается итога уголовно-правовой оценки, считаем необходимым и целесообразным рассматривать два возможных его варианта: установление преступности совершенного посягательства или установление его непреступности. И это должно быть отражено в понятии квалификации.

Представляется, что понятие квалификации преступлений должно охватывать собой все разновидности уголовно-правовой оценки, а не только некоторые из них. Включение в определение квалификации указания на «юридическое закрепление» результата сужает понимание рассматриваемого термина. При данном подходе исключается отнесение к уголовно-правовой оценке такого ее вида, как неофициальная, под которой понимается соответствующая уголовно-правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными работниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учебных пособий, студентами, изучающими те или иные конкретные уголовные дела, и т.д. [7, с. 20]. Так как указанные лица не имеют официальных полномочий по проведению предварительного расследования, рассмотрению уголовных дел в суде, результат их уголовно-правовой оценки не фиксируется в документах, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Но, несмотря на это, такая деятельность тоже является квалификацией.

Следует отметить, что многие авторы, раскрывая определение квалификации, предусматривают в качестве одного из ее признаков – закрепление вывода. Однако такой подход сужает рассматриваемое определение. К тому же это придает раскрываемому понятию свойство двойственности (квалификация как процесс и как результат). Термины, особенно юридические, должны быть однозначными, краткими и понятными. В литературе справедливо отмечается, что «создание понятийно-категориального аппарата является краеугольным камнем, элементом методологии любой научной дисциплины, что особенно важно для юриспруденции, где каждый термин должен трактоваться однозначно и адекватно отражать объективную реальность» [8, с. 28]. Исходя из этого, в определение квалификации не следует включать такой признак, как обязательное закрепление ее результата, тем самым рассматриваемому понятию будет придана однозначность, а также включае- мость всех разновидностей уголовно-правовой оценки.

Таким образом, под квалификацией преступлений следует понимать установление наличия или отсутствия в совершенном посягательстве законодательно закрепленных общих и конкретных признаков преступления, достаточных для реализации (нереализации) уголовной ответственности или освобождения от нее.

Библиографический список:

1. Акбаева А.С., Ефремова И. А. Понятие, признаки и этапы квалификации преступлений // Право и общество в условиях глобализации: перспективы развития: Сборник научных трудов. Саратов, 2016. С. 130-132.
2. Борков В.Н., Векленко С.В. Уголовно-правовая характеристика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления: Учебное пособие. Омск, 2007. 244 с.
3. Благов Е.В. Применение уголовного права (теория и практика). СПб, 2004. 505 с.
4. Иванчин А.В. Концептуальные основы конструирования состава преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург: Уральский государственный юридический институт, 2015. 50 с.
5. Кошелева А.Ю. Особенности причинной связи в составах преступлений, совершаемых путем бездействия. М., 2009. 208 с.
6. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: «Юрист», 2004. 304 с.
7. Куринов Б. А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1976. 181 с.
8. Никонов В. А. Понятие квалификации преступлений и ее формула как знаковая фиксация преступного поведения // Российский юридический журнал. 2003. № 3. С. 28-34.
9. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2015 г. № 51-УД15-1 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2016. № 7. С. 28.
10. Пыленко И.П. Этапы квалификации преступления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2000. 28 с.
11. Сумский Д.В. Переквалификация преступлений: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2016. 242 с.

Источник: Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (53) 2018

Просмотров: 480

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code