СТРУКТУРА ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКОЙ НОРМЫ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ЕЕ ПРАВОВОЙ СУЩНОСТИ

С.И.Добош, О.И.Чердаков, д-р юрид. наук, канд. ист. наук, профессор

Аннотация. В настоящей статье рассматривается структура технико-юридических норм. Описываются элементы структуры и их некоторые особенности изложения в нормативных документах. Автором отмечается, что структура технико-юридической нормы выражает ее юридическую сущность.

Ключевые слова: правовая норма, нормативный акт, техническая норма, технико-юридическая норма, теория права.

 

С момента реализации новой системы обеспечения надежности, качества и безопасности продукции, процессов ее производства, а также оценки соответствия, изложенной в Федеральном законе от 27 декабря 2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» , технические нормы и правила приобрели особый статус. Данное явление объясняется кардинальным изменением принципов правовой регламентации сферы технического регулирования и стандартизации, обновлением законодательной базы и понятийных основ.

Технические нормы и правила нашли свое легальное закрепление в нормативных правовых актах – технических регламентах, принимаемых в форме федеральных законов и подзаконных актах. Они регулируют наиболее значимые отношения, которые складываются, с одной стороны, между человеком, а с другой стороны, между материальными предметами. Технические нормы находят свое применение в сфере здравоохранения, экологии, производства, безопасности, регулирования экономики и предпринимательской деятельности, развития интернет-среды.

Технико-юридические нормы, как регуляторы социальных отношений, специфичны по своей правовой природе. В теории права отсутствует единообразие в определении их правовой сущности. Одни авторы связывали их через нормативные и функциональные признаки. Другие ограничивались специальным режимом применения технических норм.

К примеру, Н.В. Ковалева отмечала, что типичной чертой технико- юридических норм является их подчиненность нормам закона . По мнению Ю.А. Тихомирова, технико-юридические нормы выделяются особым юридическим режимом введения и применения норм. Речь идет о нормативных основаниях принятия норм, об их обязательном характере, об ответственности за их соблюдение .
Несколько иначе по данной проблематике высказывался А.Б. Вен- геров. Ученый отмечал, что в

структуре технико-юридических норм заложен «правовой механизм», за счет которого обеспечивается соблюдение технических норм . Тем самым ученый выделяет меру государственного воздействия за нарушение технических норм. Схожей точки зрения придерживается Д.В. Давиденко. По мнению автора, в технико-юридических нормах содержится «охранительный правовой институт» .
Обобщив различные мнения, можно сделать вывод о том, что юридическая составляющая технико-правовых норм проявляется в структуре нормы.

При исследовании структуры технико-юридических норм теоретики права прибегают к аналогии строения с правовыми нормами. Так, структуру правовой нормы, состоящей из трех элементов, в юридической науке называют логической или идеальной. Главным аргументом в пользу данной концепции являются рассуждения цивилистов о том, что только в единстве и взаимосвязи трех элементов (гипотезы, диспозиции и санкции) норма права приобретает логическую форму и выполняет свое основное предназначение.

В частности с таким мнением считается А.В. Пчелкин. Автор считает, что структура технико-юридических норм состоит из гипотезы, диспозиции и санкции . Схожей точки зрения придерживается Д.В. Давиденко. По мнению автора, технико-правовым нормам, как и прочим нормативно-правовым предписаниям, необходима трехчленная структура.

Концепция логической структуры нормы права в современной отечественной цивилистике является доминирующей. Такую парадигму А.Ф. Черданцев объясняет результатом отсутствия критического отношения к теории трехчленного строения нормы права. По мнению ученого, норма права состоит из двух элементов. Первая часть описывает в обобщенном плане ситуацию, условия, факты, на которые распространяются ее действия. Вторая часть указывает на юридические последствия, т. е. на права и обязанности, наступающие при наличии условий, указанных у первой части . Подобная конструкция получила название реальной структуры, поскольку отражает фактическое расположение норм в статьях (положения) нормативных актах.

С такой точкой зрения солидарен А.Б. Венгеров. По мнению ученого, в конструкции технико-юридических норм заложены два элемента: диспозиция и санкция. В качестве диспозиции (регулятивного предписания) они имеют техническую норму, а в качестве санкции (охранительной нормы) – юридическую норму.

Споры о трех- и двухчленном строении нормы права способствовали развитию комплексного подхода к данной научной проблематике. Он заключается в том, что структуру правовой нормы следует рассматривать как единство идеальной и реальной структуры. Сторонники такого научного взгляда определяют структуру нормы права как логически согласованное ее внутреннее строение, обусловленное фактическими общественными отношениями, характеризуемое наличием взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, реально выраженное в нормативно-правовых актах.

Формируемая как результат взаимодействия технической и правовой нормы, технико-юридическая норма характеризуется особенностью своей структуры, взаимосвязью элементов и способами их изложения в нормативных документах.

Итак, элементом структуры нормы, указывающим на событие, с наступлением которого вступает в действие технический норматив, является гипотеза. Она определяет среду реализации технической нормы. Гипотеза содержит условия применения технических правил и в зависимости от своего содержания может выражать: материальный предмет и его признаки; состояние материального предмета и условия воздействия на него; необходимые технические характеристики или технические параметры материального предмета, предназначенные для нормального функционального использования, обеспечивающие безопасность и качество выпускаемой (обращенной в эксплуатацию) продукции и другие.

Следующей конструктивной единицей логической структуры нормы является диспозиция. Поскольку техническая норма регламентирует порядок между человеком и материальным предметом, то диспозиция нормы содержит непосредственно само правило поведения по отношению к материальному предмету.

В зависимости от вида нормативного документа законодатель прибегает к различным способам изложения гипотезы и диспозиции технической нормы в нормативных документах. К примеру, в статьях технических регламентов преимущественно содержатся общие условия, при которых должны совершаться технические действия. Так называемая «абстрактная гипотеза».

В технических регламентах, принятых в форме федеральных законов, распространен отсылочный и бланкетный способы изложения элементов норм. Гипотеза нормы помещена в отдельной статье, а само техническое предписание (диспозиция) излагается далее по тексту закона в других статьях или часто отсылает к другим нормативным документам.

Так в соответствии с ч. 1 ст. 6 «Технического регламента о безопасности зданий и сооружений» Правительство Российской Федерации утверждает перечень национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований настоящего технического регламента.

Таким образом, законодатель отсылает к документам стандартизации, которые содержат конкретные нормативно-технические требования, а именно: механической безопасности; пожарной безопасности; безопасности при опасных природных процессах и явлениях и (или) техногенных воздействиях; безопасных для здоровья человека условий проживания и пребывания в зданиях и сооружениях; безопасности для пользователей зданиями и сооружениями; и другие.

Основная задача диспозиции технической, нормы изложенной в статьях Технического регламента, достигается посредством включения в лексический оборот слов «должен» или «должны быть». Тем самым, законодатель подчеркивает обязательный характер технических правил, с которыми связывает их регулирующую и охранительную функции.

Такой способ изложения объясняется реализацией новой концепции технического регулирования в Российской Федерации. В соответствии с которой все нормативные технические акты поделены на документы обязательного и добровольного применения. К числу обязательных законодатель отнес технические регламенты, а документы стандартизации согласно Федеральному закону от 29 июня 2015 г. № 162-ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации» признаются документами для добровольного применения.

Характеризуя технико-юридические нормы в качестве стандартов деятельности человека по отношению к природе и технике, А. С. Пиголкин справедливо отмечал, что их несоблюдение предполагает наступление правовых санкций .

А.Ф. Черданцев определял технико-юридические нормы по форме юридическими нормами, а по содержанию техническими правилами, нарушение которых влечет за собой различные юридические последствия .

В целях предостережения от подобного рода нарушений особая роль отводится третьему логико-структурному элементу технико- юридических норм – санкции. Особенность санкции заключается в том, что она изложена в других нормативных правовых актах. Вместе с тем, санкция как элемент структуры технико-юридической нормы признается не всеми теоретиками права. Сторонники таких выводов считали санкцию сугубо элементом правовой нормы.

К примеру, в содержании технических норм национальных стандартов Н.Ю. Завьялова выделяет гипотезу и диспозицию. Содержанием диспозиции является требование о достижении соответствующего технического норматива. По мнению автора, технические нормы национальных стандартов по объективным законам не имеют и не могут иметь санкций, определенных волевыми усилиями человека, поскольку последствия выполнения или невыполнения требований технической нормы наступают всегда, независимо от воли и сознания исполнителя. Помимо технических норм, в содержании национальных стандартов автор выделяет правовые, в которых и заложены элементы принуждения .

Схожей точки зрения придерживается В.Н. Иванова. По ее мнению, нормы, содержащиеся в государственных стандартах, лишены собственной санкции, поэтому юридическая ответственность за их нарушение может наступать только при реализации санкции собственно правовых норм .

Подобные высказывания, безусловно, заслуживают научного внимания. Мнения о том, что технические нормы, содержащиеся в документах стандартизации, лишены собственной санкции, являются более аргументированы, при условии отнесения данной категории документов к сугубо техническим.

Однако такие выводы в большинстве случаев не находят подтверждения. Технические нормы, облеченные в нормативную форму, с определенной долей оговорок относят к разряду социальных норм. Правовой характер технических правил проявляется через признаки нормативности .

На наш взгляд, санкция как элемент структуры технико-юридической нормы все же присутствует. Технический норматив содержит в себе такие элементы, как среда реализации или условие применения, а также непосредственно само техническое правило, устанавливающее права и обязанности субъекта по отношению к объекту регулирования. Санкция предостерегает от неблагоприятных последствий и реализуется как следствие нарушения технических предписаний.

В статьях Федерального закона «О техническом регулировании» законодатель предусмотрел меры государственного воздействия за нарушение требований технических регламентов. Согласно ст. 36 указанного Федерального закона за нарушение требований технических регламентов изготовитель (исполнитель, продавец, лицо, выполняющее функции иностранного изготовителя) несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Которое, в свою очередь, предусматривает гражданскую, административную и уголовную виды ответственности.

Так, в соответствии со ст. 9.5 КоАП РФ нарушение установленного порядка строительства, реконструкции, капитального ремонта объекта капитального строительства, ввода его в эксплуатацию влечет либо административный штраф, либо административное приостановление деятельности .

Статьей 238 УК РФ установлено, что производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности наказывается уголовным штрафом, обязательными работами, ограничением свободы, принудительными работами либо лишением свободы .

Что касается гражданско-правовой ответственности за нарушение законодательства о градостроительной деятельности, то она изложена в гл. 8. ГрК РФ «Ответственность за нарушение законодательства о градостроительной деятельности».

Подводя итог вышесказанного, можно сделать следующие выводы. Во-первых, технико-юридические нормы характеризуются определенной структурой, что позволяет говорить о ней как о целостной правовой категории. Во-вторых, следует отличать логическую и реальную структуру технических норм. Логическое строение описывает абстрактную форму изложения элементов технических норм, в то время как реальная конструкция отражает фактическое расположение элементов норм в статьях (положениях) нормативных документов. В-третьих, санкция технико-юридической нормы как следствие ее регулирующей и охранительной функций представлена нормами различных отраслей права (гражданского, административного и уголовного).

Библиографический список

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63- ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. 17 июня. № 25 . Ст. 2954.
2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательств РФ. 2002. 7 января. № 1 (ч. 1) . Ст. 1.
3. Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» // Российская газета. 2002. 31 декабря. № 245.
4. Федеральный закон от 30 декабря 2009 г. № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» // Российская газета. 31 декабря 2009 г. № 255.
5. Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 162-ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации» // Российская газета. 3 июля. 2015. № 144.
6. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. – М.: Юриспруденция. 2000.
7. Давиденко Д.В. Технико-юридические нормы в правовом регулировании налогообложения и денежного обращения // Налоги. 2015. № 2.
8. Завьялова Н.Ю. Логическая структура технико-правовых норм национальных стандартов России // Общество и право. 2009. № 1(23).
9. Иванова В.Н. Технико-юридические нормы в системе правового воздействия на научно-технический прогресс // Правоведение. 1983. № 2.
10. Ковалева Н.В. Технико-юридическое регулирование промышленного производства Российской империи XIX – начала ХХ вв.: Автореф. дисс. … док. юрид. наук. – М., 2015.
11. Тихомиров Ю.А. Технико-юридические нормы в системе права // Право и экономика. 2004. № 10.
12. Пиголкин А.С. Теория государства и права. – Городец, 2003.
13. Пчелкин А.В. Технико-юридические нормы в современной России (проблемы теории и практики). Дисс. … канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2004.
14. Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в юриспруденции: Монография. – М.: Норма-М, 2012.
15. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. – М.: Юрайт-М, 2002.
16. Чердаков О.И., Добош С.И. О правовом и социальном характере технической нормы // Юридический мир. 2018. № 3.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 2 (65) 2018

Просмотров: 532

Rating: 5.0/5. From 1 vote.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code