ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ МОДЕЛИ ПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

А.С.Айвазян

Аннотация. В статье рассматривается проблема генезиса республиканской модели правления в мировой идеологии и практике. Автором проведен ретроспективный анализ, сделана оценка сущности республиканизма и его содержательным характеристикам, выявлены особенности трансформации данного института в государственном историческом пространстве.

Ключевые слова: форма правления, республика, генезис, демократия, парламент, принцип разделения властей, модели республиканского правления.

 

Исторический опыт республиканских основ управления обществом берет свое начало в рабовладельческих государствах античной эпохи. Наиболее яркое воплощение республиканская форма правления нашла в демократических Афинах, где все органы государства, в том числе и высшие (важнейшим из них была экклесия – народное собрание) избирались полноправными гражданами. Несмотря на то, что в начале своего становления с конца VI в. до н.э. (начиная с реформ Клисфена) афинская республика носила ярко выраженный аристократический характер, ее строй устойчиво эволюционировал в сторону демократизации.

По мнению авторитетного советского академика В.И. Кузищина, природно-географические особенности Древней Греции, заключавшиеся в разобщенности полисов горными хребтами и островным местоположением, делали там монархическую идею ненужной и невозможной для реализации, поэтому «государство было обречено на установление республиканской формы правления» . Соглашаясь с данной позицией, необходимо отметить, что установление в Афинах республиканской демократии в V в. до н.э. стало не следствием объективных исторических условий, а результатом напряженной политической борьбы демоса с аристократией за свои политические и экономические права.

Его настойчивость смогла воплотиться в период реформ стратега Перикла, когда было расширено избирательное право, введена оплата государственных должностей (что открыло доступ к их занятию широкому кругу лиц), стал практиковаться порядок отстранения от государственной службы неблагонадежных чиновников, введен суд присяжных (гелиэя) со всесословным представительством. В этих ключевых факторах О.А. Карабашина усмотрела появление демократии как признак республиканской формы правления . По ее словам, именно в античной Греции были заложены некоторые основы фундаментальной демократии: частная собственность, автономная личность, защищенная правом, независимое от государства гражданское общество, республиканская форма правления .

Представляется, что наиболее ярким образом афинский республиканизм смог воплотиться в избирательном праве, которое после реформ Перикла стало всеобщим, т.е. каждый гражданин не только подавал свой голос при избрании должностных лиц, но и сам мог быть избранным на любую государственную должность. Во избежание подкупа и интриг выборы на высшие государственные должности проводились путем жеребьевки с использованием медных баллотировочных дисков, просверленных и цельных .

Согласимся с мнением А.В. Серегина, считавшего, что республиканские политико-правовые аксиомы, сформировавшиеся в античных государствах Европы, заключаются в законодательной формализации цензовых ограничений и процедур юридической ответственности для руководителей высших органов государственной власти с постоянной популяризацией, либо развитием институтов политической конкурен- ции .

Важнейшей сущностной характеристикой складывавшегося античного республиканизма стала также практика представительного правления. В гуманистических сочинениях Платона, Аристотеля, Цицерона, Сенеки подчеркивалась значимость голоса народа при решении важнейших государственных задач. Например, Цицерон писал, что государство является достоянием народа, понимаемого не как «любое соединение многих людей, собранных вместе каким бы то ни было образом», а как «соединение многих людей, связанных вместе между собою согласием в вопросах права и общностью интересов» . Не случайно в народном представительстве Древнего Рима и виделось высшее воплощение Res Publicae – «общее дело».

Близкими по духу к высказанной позиции являлись и воззрения Аристотеля. В ряде его трактатов прослеживается мысль о homo po- liticos (человеке как существе общественном), который формулирует «справедливость» в соответствии с общечеловеческими ценностями. Государству же отводится роль исполнителя «воли народа» . Несомненно, здесь тоже имелась в виду потребность в органе народовластия. При этом Аристотелем подчеркивалось, что «там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя. Закон должен главенствовать над всем» .

Следовательно, античным мыслителям представлялось, что антиподом анархии и бесправию было такое государственное управление, где у истоков властеотношений стоят представители народа. Нельзя при этом не отметить, что данная форма прямой демократии, которой впоследствии восторгались европейские философы-просветители, исключала участие в законодательном управлении государством плебеев, переселенцев и рабов.

Учитывая данный аргумент, следует заключить, что более распространенной формой республиканского устройства в рабовладельческих государствах была аристократическая республика, где в формировании и работе выборных органов верховной государственной власти принимала участие военно-земельная знать. Примерами тому являются Афины времен Аристотеля, когда подлинная демократия была надломлена и искажена изнурительными греко-персидскими войнами, соперничеством со Спартой за лидерство в греческом мире и борьбой за власть. Именно для того, чтобы отразить идеальную форму правления, Аристотелем и было сформулировано положение о «политии» как синтезе власти богатых (олигархии) и простого народа (демократии).

Примером такой формы государственного правления является и классическая Римская республика (V-I вв. до н.э.), где, несмотря на привлечение к управлению страной даже плебса и разработанной системе равноправия, верховная власть принадлежала родовой аристократии, сконцентрировавшейся на высших магистратских должностях и в Сенате.

Однако практика показала, что подобное воплощение республики обречено на скатывание к хаосу и неизбежному захвату власти единоличным правителем (в Греции – Александр Македонский в IV в. до н.э., в Риме – нелегитимные диктатуры Суллы, Мария, Цезаря во III вв. до н.э. и приход к власти Октавиана Августа в 27 г. до н.э., что ознаменовало начала империи).

Не случайно, таким образом, античные философы преимущественно считали монархическое правление правильной формой организации публичной власти в государстве, которую следует оградить от вырождения и упадка, совместив в ней черты аристократии и демократии.

В период феодализма, пришедшего на смену эпохе Античности, республиканская форма правления не получила большого распространения. Это объяснялось тем, что средневековые европейские мыслители, как правило, ярые защитники монархии, склонялись к теократическому правлению во главе с Папой Римским, обладавшим, якобы, верховной властью над светскими государями. Правда, именно в средневековья появились учения, нацеленные на усовершенствование монархизма (теория разделения властей в монархии М. Падуанского, концепция светской империи Д. Алигьери и др.). Принципиального значения в феодальном обществе они, конечно, не имели.

В эпоху феодализма республиканское правление устанавливалось в тех средневековых городах, которые имели право на самоопределение (Венеция, Генуя, Любек, Бремен и т.д.). Такие города-республики были купеческие по своей сути, и их коллегиально-демократические начала были продиктованы не политическими, а социально-экономическими соображениями и стремлением к независимому существованию. Нельзя не согласиться с О.А. Карабашиной, считающей, что именно «в средневековой Европе появились непревзойденные до сих пор образцы муниципальной свободы и принципы автономии в форме самоуправляющихся городских общин, земель и коммун» .

Исторический опыт по учреждению республиканских начал в период средневековья был опробован и в русских землях. С такими началами связывалась деятельность народных вече (общегородских советов), на которых решались основные вопросы общественно-политических отношений, начиная с выборов должностных лиц и налогообложения и заканчивая внешнеполитическими компетенциями.

Не вызывает сомнений, что большее значение вече приобрело в Новгороде и Пскове. Об этом свидетельствует и само название этих территориальных образований, которое закрепилось в науке: Новгородская республика и Псковская республика. Эти купеческие города подобно своим европейским «прототипам» выборным путем создавали органы власти во главе с ответственными должностными лицами. Однако при всей кажущейся значимости мнения народа по ключевым вопросам управления переоценивать роль вече все же не стоит. Ведь реальные рычаги управления (особенно это ощущалось между созывами вече) находились в руках представителей видных боярских и купеческих группировок, собранных в Боярском совете. По этому поводу В.О. Ключевский писал, что «это была скрытая, но очень деятельная пружина новгородского правления» .

Парадоксально, но признаки представительной демократии сохранялись некоторое время и в условиях сложившегося единого Московского государства. Функции народных собраний там исполняли Земские соборы, впервые созванные Иваном IV в 1549 г. и собираемые в дальнейшем в течение века. Широта их полномочий позволила Р.Г. Скрыннико- ву утверждать, что представительный состав из всех сословий русского общества свидетельствовал о начальной стадии зарождения республиканских начал в русском государстве . К сожалению, по мере укрепления абсолютистских основ русского монархизма деятельность Земских соборов постепенно приходит в упадок и совершенно прекращается в середине XVII в. Как показали в своем исследовании Д.А. Столяров и А.Н. Андреев, в средневековой России сложилась устойчивая тенденция к созданию сильного централизованного государства , что делало республиканские идеи нереализуемыми.

Напротив, западноевропейскому политико-правовому развитию было характерно возрождение республиканских идей, которые воспринимались как воплощение борьбы против абсолютизма, феодализма и религиозной апологетики. Мыслители Нового и Новейшего времени переработали наследие Древних Греции и Рима, отвергли теологические идеи католической церкви, результатом чего явилось обоснование теории конституционной монархии в Англии (при участии Т. Гоббса и Дж. Локка), парламентской и президентской республики (особенно на опыте революционной Франции), основанных на принципах разделения властей, народного суверенитета и религиозного плюрализма.

Первым европейским государством, где монархия была ликвидирована не только фактически, но и формально, стала Англия. В «Акте об отмене королевского звания» от 17 марта 1649 г. указывалось, что «принадлежность полномочий какому-либо одному лицу бесполезно, тягостно и опасно для свободы, общественной безопасности и публичного интереса народа» .

Схожий сценарий государственного развития складывался и в революционной Франции, где выбранный Национальный конвент в сентябре 1792 г. упразднил королевскую власть и учредил республиканское правление, что позднее было закреплено в Конституции 1793 г. В обоих случаях с республиканизмом связывались принципы коллегиального правления в противовес тирании, выборно-представительный характер власти, конституционно гарантируемые права и свободы человека.

Первый республиканский опыт, правда, был очень непродолжительным вследствие усугубившегося социально-экономического кризиса и вынужденной необходимости концентрировать власть для преодоления кризиса.

Важным моментом было и то, что полная победа республиканских начал в XVII-XVIII вв. была еще объективно невозможна из-за наличия весьма неоднородных социальных сил, претендующих на власть, и довольно мощного противодействия феодальных элементов. Результатом этих противодействующих процессов стала Реставрация монархии в Англии (сохраняющейся в своей парламентской разновидности до наших дней) и во Франции, где тем не менее, республиканизм окончательно утвердился в 70-е гг. XIX в.

В США, для сравнения, в том же XVIII столетии практика построения республиканского государства получила более целостное закрепление. Действительно, окончание войны за независимость в 1783 г. смогло объединить нацию, что нашло воплощение в принятии первой в мире Конституции в 1787 г., закрепившей республиканскую форму правления, характеризующуюся значительной стабильностью. Этот бесспорный факт можно объяснить тем, что стремление к республиканским принципам государственного управления стало здесь единой национальной идеей, объединившей американцев перед лицом грубого ущемления свободного самосознания со стороны английской метрополии.

Таким образом, США стали первой страной в мире, где возникла должность президента, объединившая в одном лице и главу государства, и главу правительства. Первыми же европейскими странами, где была введена должность президента как главы государства, стали в 1848 г. две республики – Франция и Швейцария. Важной вехой в эволюции республиканской формы правления стал период с конца XIX и первая половина XX вв., когда в Европе складывалось всеобщее избирательное право, плюрализм и равновесие властей.

Последовательно усложнявшееся понимание сущности республиканизма позволило опытным путем установить, что сами по себе парламент и парламентаризм не тождественны демократии и могут быть поставлены на службу узкоклассовым интересам. Так, к примеру, М. Вебером была разработана концепция плебисцитарной республики, где глава государства избирается на всенародных выборах и в силу личной харизмы сможет противостоять бюрократии и консервативным группам, тем самым обеспечивая стабильность в обществе и легитимность власти .

В дальнейшем идеи М. Вебера легли в основу конституционного устройства Веймарской республики в Германии (1919-1933 гг.).

В целом, следует отметить, что республиканские идеи на рубеже XIX-XX столетий стали действенным орудием для борьбы с тиранией и монархизмом. Они смогли оформиться в идеологию либерализма, в рамках которого в XX в. были разработаны такие принципы современной демократии, как признание личности первичным источником власти, приоритет прав личности над правами государства, признание частной собственности как основы свободы и независимости личности, невмешательство государства в дела гражданского общества и т.д.

Исключение составили теоретики научного марксизма и коммунизма, которые рассматривали республиканскую форму правления в качестве единственно возможного механизма для установления диктатуры в интересах нового революционного класса – пролетариата . К сожалению, в условиях такой жесткой идеологической безальтерна- тивности строилась Советская республика, сложившаяся в декабре 1922 г. в мощное тоталитарное государство – Союз Советских Социалистических Республик. Взяв на вооружение основные принципы республиканизма (коллегиальность управления в лице Президиума Верховного совета, народная демократия в форме советов, выборность должностных лиц и т.п.), СССР в итоге стал наглядным примером однопартийной системы, в условиях которой республиканские механизмы приобретают формальный и искаженный характер.

Что же касается остального мира, то грандиозные по своим масштабам потрясения XX в. (революции, мировые войны, распад колониальных владений) привели к образованию множества новых независимых государств, тяготеющих к республиканской модели правления. Важным импульсом для дальнейшего развития республиканской демократии стало окончание Второй мировой войны. Именно во второй половине столетия вследствие повышения жизненного уровня населения происходило сглаживание социального неравенства, усиливался политический плюрализм, опирающийся на партии, профсоюзы и иные общественные ассоциации, вырабатывался демократический механизм реализации власти.

В итоге, возникнув в Европе, демократия стала распространяться и на неевропейский мир – Азию, Африку, Южную Америку. С республиканской формой правления стала устойчиво ассоциироваться окончательная победа народовластия. Важно, что объединяющим началом в преддверии III тысячелетия стало утверждение особого республиканского мышления. Для него, на наш взгляд, характерно понимание окружающей политико-правовой действительности с позиции коллегиального правления с помощью выборных технологий и системы разделения или концентрации власти в руках представительных учреждений.

Конечно, географический и культурно-исторический контекст в условиях современного политического динамизма и международной интеграции неизбежно дифференцирует существующие республиканские образцы, приводит к диффузии их атрибутивных признаков. В этой ситуации перед исследователем остро встает задача сформировать относительно устойчивую типологическую схему республиканской формы правления.

Библиографический список

1. Античная литература. Рим: Хрестоматия. – М., 1981.
2. Аристотель. Собр. соч. В 4 т. – М., 1998. Т. 4.
3. Аристотель. Афинская полития. – М., 1996.
4. Вебер М. Парламент и Правительство в реконструированной Германии // Антология мировой правовой мысли. В 5 т. – М., 1999. Т. III. Европа. Америка: XVII-XX вв.
5. Карабашина О. А. Республиканская форма правления. Понятие и признаки [Электронный ресурс].
6. Ключевский В.О. Исторические портреты. – М., 1990.
7. Кузищин В.И. Республиканские основы управления в Афинах периода классической демократии: взаимосвязь политики, экономики и культуры // Древний Восток и европейская Античность: трансформации и диалог Востока и Запада. Альманах. Вып. 1. – М.: Изд-во МГУ, 2012.
8. Носова М.И. Средневековый европейский город XII-XIV вв.: социально-экономическое устройство и культурный быт // Вопросы истории. 2013. № 12.
9. Серегин А.В. Форма государственного правления (вопросы теории): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Ростов н/Д, 2014.
10. Скрынников Р.Г. Третий Рим. – СПб., 1994.
11. Столяров Д.А., Андреев А.Н. Исторические истоки российского федерализма в контексте формирования государственности // Вестник Международного юридического института. Научно-информационный журнал. 2016. № 1 (56).
11. Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. – М.: Гардарики, 1996.

Источник: Научно-информационный журнал “Вестник Международного юридического института” № 1 (60) 2017

Просмотров: 184

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code