О взыскании задолженности по соглашению на оказание комплексных юридических услуг

Постановление ФАС Поволжского округа от 20.06.2014 по делу N А55-8972/2013

Требование: О взыскании задолженности по соглашению на оказание комплексных юридических услуг.

Обстоятельства: Поверенный указал на неисполнение доверителем обязанности по выплате вознаграждения в рамках заключенного соглашения, целью которого являлась защита от рейдерских атак на общество (доверитель) и его акционеров.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку обязанность по выплате поверенному вознаграждения следует из буквального содержания заключенного дополнительного соглашения, поверенный надлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 20 июня 2014 г. по делу N А55-8972/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 11 июня 2014 года.
Полный текст постановления изготовлен 20 июня 2014 года.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Федоровой Т.Н.,
судей Махмутовой Г.Н., Сибгатуллина Э.Т.
при участии представителей:
истца — Ларионова Д.С. (паспорт),
Торчинского Э.Э. (доверенность от 11.09.2013 б/н);
ответчика — Раскина М.Г. (доверенность от 07.03.2014 N 57),
в отсутствие не участвовавшего в деле лица, подавшего кассационную жалобу, — Кирюшина Г.В. — извещен, не явился,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Средневолжская Межрегиональная ассоциация радиотелекоммуникационных систем», г. Санкт-Петербург,
на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2014
по делу N А55-8972/2013
по первоначальному иску индивидуального предпринимателя Ларионова Дмитрия Сергеевича (ОГРН <…>, ИНН <…>) к открытому акционерному обществу «Средневолжская межрегиональная ассоциация радиотелекоммуникационных систем» (ОГРН 1026300955163, ИНН 6311008571) о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами,
по встречному иску открытого акционерного общества «Средневолжская Межрегиональная ассоциация радиотелекоммуникационных систем» к индивидуальному предпринимателю Ларионову Дмитрию Сергеевичу о признании сделки незаключенной и взыскании неосновательного обогащения,

установил:

индивидуальный предприниматель Ларионов Дмитрий Сергеевич (далее — ИП Ларионов Д.С., предприниматель, истец) обратился в Арбитражный суд Самарской области с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «Средневолжская Межрегиональная ассоциация радиотелекоммуникационных систем» (далее — ОАО «СМАРТС», общество, ответчик) о взыскании: 1 487 160 руб. (36 000 евро) задолженности по оплате ежемесячного вознаграждения в соответствии с пунктом 2.1 соглашения об оказании правовой помощи от 01.08.2007 N А-01/01-06-438 (далее — соглашение от 01.08.2007, соглашение об оказании правовой помощи); 466 000 руб. задолженности по компенсации расходов в соответствии с пунктом 2.4 соглашения от 01.08.2007; 50 624 000 руб. (1 600 000 долларов США) задолженности по оплате вознаграждения, предусмотренного пунктом 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 к соглашению об оказании правовой помощи от 01.08.2007; 4 484 480 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), начисленных за пользование суммой 50 624 000 руб. (1 600 000 долларов США) вознаграждения.

ОАО «СМАРТС» обратилось в Арбитражный суд Самарской области со встречным иском к ИП Ларионову Д.С. о признании соглашения об оказании правовой помощи от 01.08.2007 в части условия о порядке расчета вознаграждения, установленного дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24 в размере 1 861 387 долларов США, незаключенным и взыскании 261 387 долларов США (7 497 413 руб. 52 коп.) неосновательного обогащения (аванс, перечисленный в соответствии с дополнительными соглашениями от 01.07.2011 N 24 и от 06.02.2012 N 27 к соглашению об оказании правовой помощи от 01.08.2007).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 26.11.2013 первоначальный иск удовлетворен частично. С общества в пользу предпринимателя взыскано 36 000 евро основного долга в рублях по курсу Центрального банка России на день уплаты, а также 466 000 руб. компенсации расходов. В остальной части первоначального иска отказано. Во встречном иске отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2014 решение суда первой инстанции изменено. С общества пользу предпринимателя взыскано 1 600 000 долларов США в рублях по курсу Банка России на день уплаты задолженности, 83 626,67 долларов США процентов за пользование чужими денежными средствами, 36 000 евро задолженности, а также 466 000 руб. задолженности по компенсации расходов. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с постановлением апелляционного суда в части взыскания с ответчика денежных сумм, ОАО «СМАРТС» обратилось в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит его отменить, принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на неполное исследование апелляционным судом обстоятельств дела и не соответствующее толкование буквального содержания соглашения об оказании правовой помощи от 01.01.2011, в том числе в редакции дополнительных соглашений N 3 и N 24.

В судебном заседании в суде кассационной инстанции представителем ответчика было заявлено ходатайство об отложении судебного разбирательства, мотивированное тем, что по имеющейся у него информации подана кассационная жалоба на принятые по делу судебные акты лицом, не участвовавшим в деле, — обществом с ограниченной ответственностью «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед».

На момент рассмотрения дела кассационная жалоба от указанного лица по данному делу не поступала.

Аналогичное ходатайство об отложении судебного разбирательства со ссылкой на болезнь поступила от Кирюшина Геннадия Васильевича — лица, не участвовавшего в деле, кассационная жалоба которого определением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.05.2014 принята к производству, в связи с чем рассмотрение настоящего дела откладывалось.

Возражая против заявленных ходатайств, истец сослался на злоупотребления правом со стороны ответчика и его акционеров, не участвовавших в деле, но подающих кассационные жалобы на судебные акты, не принятые об их правах и обязанностях, и за пределами процессуальных сроков при наличии у них информации о рассмотрении данного дела, а также на то, что рассмотрение дела уже дважды откладывалось.

Рассмотрев заявленные ходатайства, судебная коллегия не усмотрела оснований для их удовлетворения.

Распоряжением Федерального арбитражного суда Поволжского округа по судебному составу N 6 судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений, от 20.05.2014 N 22 произведена замена судьи Филимонова С.А. на судью Сибгатуллина Э.Т. в связи с отпуском судьи Филимонова С.А.

Проверив законность обжалуемого судебного акта в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы ответчика, заслушав представителей сторон в судебном заседании, судебная коллегия считает жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и подтверждается материалами дела, закрытое акционерное общество «СМАРТС», правопреемником которого является ОАО «СМАРТС» (доверитель), и предприниматель (поверенный) заключили соглашение об оказании правовой помощи от 01.08.2007, предметом которого является оказание поверенным юридических услуг, связанных с представлением интересов доверителя в арбитражных судах Российской Федерации по ряду дел.

В соответствии с пояснениями истца, не опровергнутыми ответчиком и подтверждаемыми материалами дела, целью соглашения было оказание комплексных юридических услуг, направленных на защиту от рейдерских атак на общество и его акционеров со стороны компании группы «Сигма».

К соглашению об оказании правовой помощи от 01.08.2007 сторонами были заключены дополнительные соглашения.

Как указал суд первой инстанции, истцом представлены дополнительные соглашения с N 1 по N 44, заключенные в период с 06.08.2007 по 17.04.2013.

Из содержания дополнительных соглашений следует, что стороны в ходе своих взаимоотношений в рамках заключенного соглашения об оказании правовой помощи многократно уточняли, по каким спорам должны оказываться юридические услуги, а также условия, размер, порядок и сроки оплаты.

Согласно пояснениям предпринимателя в рамках рассматриваемого соглашения и дополнительных соглашений к нему от имени и по поручению общества он представлял интересы общества и его акционеров в арбитражных судах, а также разрабатывал правовую позицию и процессуальные документы по следующим делам:

1. N А40-83491/05-136-301 по иску Скворцова А.Б. (акционер ответчика) к ООО «Маршал Капитал Партнерз» (прежнее наименование ООО «Сигма Капитал Партнерз») о применении последствий недействительности ничтожной сделки (мены акций ответчика на несуществующую картину);

2. N А56-44387/2006 по иску ООО «СоюзИнвест» (впоследствии — ООО «Сигма Капитал Партнерз») о взыскании кредитной задолженности с компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» (акционер ответчика) и об обращении взыскания на 484 обыкновенные именные акции ЗАО «СМАРТС», принадлежащие другому акционеру — Кирюшину Г.В.;

3. N А40-65515/07-68-609 по иску ООО «Сигма Капитал Партнерз» о взыскании кредитной задолженности с компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» (акционер ответчика);

4. N А56-9741/2008 по иску компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» о признании недействительным договора цессии между ООО «Сигма Капитал Партнерз» и Внешэкономбанком СССР;

5. N А40-52380/08-34-514 по иску ООО «Сигма Капитал Партнерз» о признании права залога и обращении взыскания на 484 акции ответчика, принадлежащие Кирюшину Г.В.;

6. N А40-34120/10-98-290 по иску ОАО АФК «Система» к ООО «Сигма Капитал Партнерз» о переводе прав взыскателя кредитной задолженности с компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед»;

7. N А40-47736/10-34-416 по иску ООО «Сигма Капитал Партнерз» к Внешэкономбанку СССР о признании недействительным договора цессии;

8. по встречному иску компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» к ООО «Сигма Капитал Партнерз» в деле N А56-44387/2006 о взыскании убытков, причиненных акционерам ответчика необоснованными обеспечительными мерами.

Иными услугами предпринимателя по соглашению об оказании правовой помощи с учетом дополнительных соглашений являлись:

1. содействие доверителю и акционерам доверителя в расследовании деятельности представителей ООО «Сигма Капитал Партнерз», подпадающих под квалификацию в соответствии с уголовным законодательством, на территории г. Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, связанные с попыткой недружественного поглощения ЗАО «СМАРТС»;

2. ведение от имени доверителя и его акционеров переговоров с представителями ООО «Сигма Капитал Партнерз» и ОАО АФК «Система» по вопросу урегулирования взаимных претензий;

3. по отдельным поручениям доверителя — ведение переговоров, предоставление информации, а также составление документов для потенциальных инвесторов о состоянии дел в части противостояния ОАО «СМАРТС» — ОАО АФК «Система» и ООО «Сигма Капитал Партнерз» и т.д.

С целью определения размера итогового вознаграждения за оказываемые услуги и порядка выплаты вознаграждения между ним и ответчиком было заключено дополнительное соглашение от 27.02.2008 N 3, в соответствии с пунктом 6 которого соглашение об оказании юридической помощи от 01.08.2007 было дополнено пунктом 2.6, которым было предусмотрено вознаграждение истца в размере 17% от суммы денежных средств, на которую уменьшится размер задолженности по кредитному соглашению от 01.08.2005 N 070002, при этом из суммы задолженности вычитаются все суммы, полученные истцом в качестве расходов при исполнении договора.

Раскрывая содержание данного пункта, истец указал, что компания «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед», являющаяся акционером ОАО «СМАРТС» и принадлежащая той же группе лиц, что и ОАО «СМАРТС», 01.08.2005 взяла кредит у Внешэкономбанка в размере 56,3 млн долларов США. Этот кредит был обеспечен залогом акций ОАО «СМАРТС», принадлежащих Кирюшину Г.В. — основному владельцу ОАО «СМАРТС». Компания «Сигма Капитал Партнерз» выкупила у Внешэкономбанка данную задолженность по договору цессии. Одновременно с переходом права требования по выплате задолженности к ООО «Сигма Капитал Партнерз» перешло право залога на акции ОАО «СМАРТС», принадлежащие Кирюшину Г.В.

К моменту подписания дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 размер указанной задолженности (с учетом процентов) составлял порядка 80 млн долларов США. Стороны договора пришли к соглашению, что в случае, если в результате действий истца (судебные процессы, переговоры и др.) размер задолженности по кредитному соглашению (или фактические затраты на погашение этой задолженности) будет снижен по сравнению с ее номинальным значением, истец получит дополнительное вознаграждение в размере 17% от суммы такого снижения.

В то же время требования истца о взыскании 1 600 000 долларов США (50 624 000 руб.) были основаны не на пункте 2.6 дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 и не на измененной редакции данного пункта дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24, а на положениях пунктов 1.1 — 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 и пункта 4 дополнительного соглашения от 06.02.2012 N 27, в котором зафиксирован остаток задолженности вознаграждения, предусмотренного пунктом 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, уменьшенного на произведенные выплаты, и составляющий твердую сумму 1 600 000 долларов США.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований в этой части, суд первой инстанции исходил из следующего.

Согласно положениям статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В силу пункта 1 статьи 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В соответствии с пунктом 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Соглашение об оказании правовой помощи от 01.08.2007 было заключено в связи с представлением предпринимателем интересов общества во всех судебных инстанциях по делам А56-51471/2005, А56-39552/2006, А56-44387/2006.

Условия подписанного сторонами соглашения об оказании правовой помощи от 01.08.2007 предусматривали выплату обществом ежемесячного вознаграждения (пункт 2.1), компенсацию командировочных расходов (пункт 2.3) и других затрат предпринимателя (пункт 2.4), а также выплату единовременного вознаграждения в размере 25 000 евро по завершении судебного А56-51471/2005 и выплату единовременного вознаграждения в размере 10 000 евро по завершению каждого из судебных дел А56-39552/2006, А56-44387/2006 (пункт 2.2).

При этом согласно пункту 2.2 соглашения от 01.08.2007 завершением судебного дела сторонами признается вступивший в законную силу судебный акт (включая надзорную инстанцию), принятый в интересах ЗАО «СМАРТС» или его акционеров.

Таким образом, выплата дополнительного соглашения по пункту 2.2 соглашения от 01.08.2007 была поставлена в зависимость от принятия судебного акта в пользу общества или его акционеров.

Дополнительным соглашением от 27.02.2008 N 3 пункт 1.1 соглашения об оказании правовой помощи был изложен в новой редакции — стороны указали новые судебные дела, по которым предприниматель представляет интересы общества, в том числе: дело N А40-65515/07 по иску ООО «Сигма Капитал Партнерз» о взыскании кредитной задолженности с компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» (акционер ответчика), дело А56-9741/2008 по иску компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» о признании недействительным договора цессии между ООО «Сигма Капитал Партнерз» и Внешэкономбанком СССР и дело N А56-44387/2006 по встречному иску о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных ЗАО «СМАРТС» и (или) его акционерам.

Дополнительным соглашением от 27.02.2008 N 3 в новой редакции также были изложены пункт 2.1 о размере ежемесячного вознаграждения, пункт 2.2 о размере единовременного вознаграждения по делу А56-44387/2006, пункт 2.4 о размере ежемесячных расходов.

Кроме того, дополнительным соглашением от 27.02.2008 N 3 соглашение об оказании правовой помощи было дополнено пунктом 2.6, согласно которому совокупным положительным результатом рассмотрения указанных выше трех дел (о взыскании задолженности по кредиту, по иску о признании договора цессии между Внешэкономбанком и ООО «Сигма Капитал Партнерз» недействительным и дело по встречному иску о взыскании с ООО «Сигма Капитал Партнерз» убытков, причиненных ЗАО «СМАРТС» и (или) его акционерам) стороны считают уменьшение денежных сумм к взысканию от сумм по сравнению с требованиями ООО «Сигма Капитал Партнерз» или ее правопреемников по кредитному договору от 01.08.2005 N 070002 и вывода из-под залога или ареста акций ЗАО «СМАРТС» (связанных с этим требованием); при этом уменьшение размера сумм к взысканию должно быть зафиксировано судебным актом (уменьшение размера требований, частичный или полный отказ в удовлетворении иска, либо частичный или полный отказ от иска со стороны истца и т.п.). В случае положительного завершения в интересах доверителя дел, указанных в настоящем пункте, доверитель обязуется выплатить поверенному вознаграждение в размере 17% от суммы денежных средств, на которую уменьшено взыскание денежных средств, за вычетом денежных сумм, полученных поверенным в качестве расходов согласно пункту 2.4 соглашения.

Таким образом, выплата дополнительного соглашения по пункту 2.6 соглашения об оказании правовой помощи от 01.08.2007 в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 также была поставлена в зависимость от принятия судебного акта по конкретным судебным делам в пользу общества или его акционеров.

Дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24 были изложены в новой редакции пункты 1.1 и 2.6 соглашения об оказании правовой помощи, а также были определены новые условия выплаты вознаграждения, предусмотренного пунктом 2.6 соглашения об оказании правовой помощи в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3.

При этом суд первой инстанции счел, что пунктах 1 — 3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 стороны определили новые условия выплаты вознаграждения, которое было первоначально предусмотрено пунктом 2.6 соглашения об оказании правовой помощи в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3, поскольку в пункте 1.2 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 введен дополнительный коэффициент 0,5 для расчета вознаграждения, учитывающий работу юристов ОАО «СМАРТС», при той же формуле основы расчета суммы вознаграждения — 17% от снижения суммы задолженности компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» по кредитному соглашению от 01.08.2005 N 070002/766 по сравнению с датой подписания настоящего дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, за вычетом денежных сумм, полученных в качестве расходов с 27.02.2008 по 01.07.2011 и составляющих 1 377 224 доллара США.

Суд первой инстанции указал, что с учетом буквального содержания пункта 2.6 в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 выплата вознаграждения в связи с уменьшением взыскания по сравнению с требованиями ООО «Сигма Капитал Партнерз» по кредитному договору от 01.08.2005 N 070002 была предусмотрена сторонами в случае положительного завершения в интересах общества конкретных дел и должна была быть зафиксирована судебным актом.

По мнению суда первой инстанции, буквальное содержание пункта 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 в его взаимосвязи с пунктами 1, 1.1 и 1.3 этого дополнительного соглашения свидетельствуют о том, что выплата 1 861 387 долларов США (в том числе выплата авансов в размере 100 000 долларов США и 111 387 долларов США, а также оставшейся суммы в размере 1 650 000 долларов США) предполагалась в будущем и была поставлена в зависимость от снижения суммы задолженности компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» по кредитному соглашению от 01.08.2005 N 070002/766 по сравнению с датой подписания дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24.

При этом судом установлено, что между Банком внешнеэкономической деятельности СССР (Внешэкономбанк) и компанией «Маршал Телеком Инвестментс Лимитед», после переименования — компания «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед», было заключено кредитное соглашение от 01.08.2005 N 070002/766, в соответствии с которым Внешэкономбанк предоставил кредит в размере 56 300 000 долларов США двумя траншами.

В обеспечение кредитных обязательств были заключены договоры залога, предметом которых являлись ценные бумаги — акции ЗАО «СМАРТС». Залогодателем выступили акционеры ЗАО «СМАРТС».

В связи с погашением кредитной задолженности ООО «Сигма Капитал Партнерз» Внешэкономбанк уступил право требования погашенной задолженности по кредитному соглашению ООО «Сигма Капитал Партнерз» в сумме погашения, что подтверждается письмом Внешэкономбанка от 29.12.2005 N 2258/070002-СЛ.

Вступившим в законную силу судебным решением от 09.06.2008 по делу N А40-65515/07-68-609 Арбитражным судом г. Москвы удовлетворены исковые требования ООО «Сигма Капитал Партнерз» к ответчику.

Согласно пояснениям сторон на момент подписания дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 стороны отталкивались от предложения противной стороны по спору о кредитной задолженности, которая предлагала урегулировать все взаимные проблемы за 50 млн долларов.

Доказательств снижения суммы задолженности компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» по кредитному соглашению от 01.08.2005 N 070002/766 на 30 000 000 долларов по сравнению с датой подписания дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 суду первой инстанции представлено не было.

Кроме того, суд первой инстанции, отметил, что включение в текст договора о возмездном оказании правовых услуг условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия положительного для истца решения суда расходится с основными началами гражданского законодательства, разъяснениями Конституционного Суда, поскольку в этом случае не учитывается, что по смыслу пункта 1 статьи 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному договору, производится за исполнение своих обязанностей.

С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции не усмотрел оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ответчика 1 600 000 долларов США и начисленных на эту сумму процентов за пользование чужими денежными средствами.

Изменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя требования предпринимателя о взыскании с общества 1 600 000 долларов США вознаграждения, предусмотренного пунктами 1.3, 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, пунктом 4 дополнительного соглашения от 06.02.2012 N 27, апелляционный суд исходил из ошибочности выводов суда первой инстанции о том, что буквальное содержание пункта 2.3 дополнительного соглашения N 24 в его взаимосвязи с пунктами 1, 1.1 и 1.3 этого дополнительного соглашения свидетельствуют о том, что выплата 1 861 387 долларов США (в том числе выплата авансов в размере 100 000 долларов США и 111 387 долларов США, а также оставшейся суммы в размере 1 650 000 долларов США) предполагалась за оказанные услуги в будущем и была поставлена в зависимость от снижения суммы задолженности компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» по кредитному соглашению от 01.08.2005 N 070002/766 по сравнению с датой подписания дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24.

По мнению суда апелляционной инстанции, данный вывод не соответствует буквальному содержанию и смыслу указанных условий соглашения, согласно которым стороны определили твердую цену услуг поверенного и сроки уплаты доверителем данной цены, которые не зависят ни от результатов судебных разбирательств, ни от принятия каких-либо судебных актов.

Судебная коллегия соглашается с данным выводом апелляционного суда, исходя из следующего.

Как было указано выше, дополнительным соглашением от 27.02.2008 N 3 соглашение об оказании правовой помощи было дополнено пунктом 2.6, предусматривающим вознаграждение за совокупный положительный результат в случае положительного завершения в интересах доверителя конкретных арбитражных дел, в размере 17% от суммы денежных средств, на которую уменьшено взыскание денежных средств, за вычетом денежных сумм, полученных поверенным в качестве расходов согласно пункту 2.4 соглашения.

Названный пункт 2.6 соглашения в дополнительном соглашении от 01.07.2011 N 24 изложен в новой редакции, поименован как дополнительный совокупный гонорар поверенного за успех и предусматривал условия его выплаты.

Однако требования в части выплаты 1 600 000 долларов США были заявлены истцом не на основании пункта 2.6 соглашения, а на основании пунктов 1.1 — 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 и пункта 4 дополнительного соглашения от 06.02.2012 N 27, являющихся самостоятельными относительно пункта 2.6 соглашения, и по утверждению истца, принятому судом апелляционной инстанции, предусматривающих выплату вознаграждения за уже выполненные работы и достигнутый промежуточный результат.

Об этом свидетельствуют как буквальное содержание спорных пунктов соглашения, так и показания генерального директора ОАО «СМАРТС» Гирева А.В., подписавшего дополнительное соглашение от 01.07.2011 N 24, который был допрошен в суде первой инстанции в качестве свидетеля.

Согласно пунктам 1 и 1.1 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 доверитель и поверенный определили, что на момент подписания настоящего дополнительного соглашения вознаграждение поверенного за услуги рассчитывается по следующей формуле: основа расчета суммы вознаграждения — 17% от снижения суммы задолженности Компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» по Кредитному соглашению от 01.08.2005 N 070002/766 по сравнению с датой подписания настоящего дополнительного соглашения, за вычетом денежных сумм, полученных в качестве расходов с 27.02.2008 по 01.07.2011 и составляющих 1 377 224 руб. доллара США. Снижение суммы задолженности стороны оценивают в 30 000 000 долларов США.

Из содержания данного пункта следует, стороны соглашения указали, что для расчета применяется оценка суммы снижения задолженности именно на дату подписания дополнительного соглашения от 01.07.2014 N 24 (а не суммы снижения, которая может быть достигнута в будущем, так как на будущее направлен пункт 2.6 соглашения), и оценили данную сумму снижения — в размере 30 млн долларов США.

При расчете суммы вознаграждения стороны применяют величину расходов, понесенных доверителем (ответчик), именно на дату подписания дополнительного соглашения N 24 (а не ту величину расходов, которые могут быть понесены в будущем, поскольку ее размер не известен).

При расчете применен дополнительный коэффициент (которого не было в дополнительном соглашении N 3), учитывающий работу юристов ОАО «СМАРТС» именно на момент подписания дополнительного соглашения N 24 (невозможно учесть какой коэффициент можно будет применить по фактической работе в будущем).

В пункте 2 дополнительного соглашения N 24 приведен график выплаты вознаграждения в размере 1 861 387 долларов США без какой-либо привязки к приемке ответчиком услуг, оказание которых планируется в будущем, что обусловлено именно тем, что работы на указанную сумму были фактически выполнены и приняты ответчиком подписанием дополнительного соглашения N 24.

По существу указанные пункты соглашения носят характер акта приемки выполненных работ.

Согласно показаниям свидетеля Гирева А.В., занимавшего на момент подписания дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 должность генерального директора ответчика и подписавшего от имени ответчика указанное соглашение, в судебном заседании 21.10.2013, сумма 1 861 387 долларов США — это согласованное вознаграждение исполнителя (истца) за работу, выполненную к моменту подписания дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24.

На вопрос суда, как определено снижение суммы задолженности в 30 млн долларов США, свидетель пояснил, что всего сумма требований рейдеров составляла порядка 80 млн долларов с учетом процентов. Заключая данное соглашение, стороны договорились о том, что вознаграждение рассчитывается из достигнутого успеха, который оценен исходя из уменьшения требований к ответчику от 80 до 50 миллионов долларов. Для этого была проведена соответствующая работа, судебные разбирательства, переговоры, другие работы (время: с 41 минута 50 секунд по 43 минуты 15 секунд, с 47 минут 25 секунд по 48 минут 00 секунд аудиозаписи).

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что дополнительное соглашение от 01.07.2011 N 24 определяет твердую цену услуг поверенного (истца), следует как раз из буквального содержания текста указанного дополнительного соглашения, в пункте 1.3 которого эта цена определена в сумме: 1 861 387 долларов США.

На вопрос суда, чем продиктовано и обосновано для ОАО «СМАРТС», подписавшего обязательства о выплате указанной суммы, свидетель пояснил, что в результате изменения формулы понизилось вознаграждение доверителю. Кроме того, уже наметился существенный перелом в войне с основным заказчиком рейдерской атаки, шли переговоры, оговаривались конкретные суммы урегулирования. То есть был достигнут успех.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что дополнительное соглашение от 01.07.2011 N 24 определяет срок выплаты вознаграждения поверенного (истца), следует из буквального содержания текста данного дополнительного соглашения, в пункте 2 которого стороны определили график выплаты вознаграждения:

— 100 000 долларов США — до 15 июля 2011 года,

— 111 387 долларов США — до 31 августа 2011 года,

— 1 650 000 долларов США — в течение 10 дней с момента продажи акций ОАО «СМАРТО его акционерами.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что выплата вознаграждения в размере 1 861 387 долларов США не поставлена в зависимость от принятия каких-либо судебных актов следует из буквального содержания пунктов 1 и 2 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, в которых не содержится ни одного упоминания или ссылки на судебный акт, который будет принят в будущем.

Заявленный в суде кассационной жалобы довод ответчика о том, что фактического снижения задолженности по кредиту не было, в связи с чем указанные условия соглашения являются ничтожными, судебная коллегия отклоняет.

Несмотря на то, что в пункте 1.1 соглашения от 01.07.2011 указана формула снижения задолженности по кредитному договору и оплата определялась за такое снижение, стороны тем не менее самостоятельно оценивали промежуточный результат уже проделанного этапа работ и зафиксировали наличие такого промежуточного результата, оценив снижение кредитной задолженности по своим субъективным критериям в сумму 30 млн руб., что не противоречит принципу свободы договора.

В этой связи не подлежали исследованию фактические взаиморасчеты по кредитному договору.

О действительной воле сторон при определении промежуточного результата, подтверждении его наличия и оценка стоимости за него в размере 1 861 387 долларов США свидетельствуют показания свидетеля, директора ОАО «СМАРТС, подписавшего соглашение.

В последующем в дополнительном соглашении от 06.02.2012 N 27 (пункт 4) стороны вновь подтвердили подлежащий оплате размер итогового вознаграждения, указанный в пункте 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 (1 650 000 долларов США за минусом авансов), уменьшенный на перечисленные 50 000 долларов США и с учетом этого составляющий твердую сумму 1 600 000 долларов США без привязки этой суммы к каким-либо услугам в будущем либо судебным решениям в будущем.

В своем встречном иске ответчик ставил вопрос о незаключенности указанных пунктов соглашения, вопрос о их недействительности не ставился, отказ в удовлетворении встречного требования в кассационном порядке не обжалуется.

Как отмечено апелляционным судом, материалы дела свидетельствуют о надлежащем исполнении истцом принятых на себя обязательств по соглашениям по представлению интересов ответчика и его аффилированных лиц. При этом ответчик не указал и не представил доказательства, подтверждающие неисполнение или ненадлежащее исполнение истцом каких-либо конкретных обязательств по соглашению.

Суд апелляционной инстанции обоснованно отклонил довод ответчика о том, что акты и отчеты истца не могут являться надлежащими доказательствами оказания услуг, поскольку данный довод противоречит пунктам 3.1, 3.2 и 3.3 соглашения, в которых стороны определили обязанность поверенного ежемесячно направлять доверителю отчеты и акты, и обязанность доверителя в пятидневный срок рассматривать и утверждать отчеты, либо доводить до сведения поверенного свои возражения с их подробным обоснованием. В отсутствие таких возражений отчеты и акты являются надлежащими доказательствами оказания истцом услуг ответчику по соглашению.

В связи с тем, что сделка по продаже акций ОАО «СМАРТС», указанная в пункте 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, в зависимость от совершения которой была поставлена оплата, не заключена в течение 1 года от даты подписания дополнительного соглашения N 24, а стороны не согласовали новый срок выплаты вознаграждения, как это предусмотрено пунктом 2.4 дополнительного соглашения N 24, истец в соответствии с пунктом 2 статьи 314 ГК РФ правомерно направил ответчику требование об исполнении обязательства по уплате 1 600 000 долларов США вознаграждения, предусмотренного пунктами 1.3, 2.3 дополнительного соглашения N 24, пунктом 4 дополнительного соглашения N 27.

С учетом изложенного требование истца о взыскании с ответчика 1 600 000 долларов США задолженности обоснованно удовлетворено апелляционным судом.

Требование истца о взыскании с ответчика 4 484 480 рублей (140 800 долларов США) процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, обоснованно удовлетворено апелляционным судом частично.

С учетом полученного ответчиком 17.09.2012 требования истца об исполнении обязательства по уплате 1 600 000 долларов США вознаграждения и срока исполнения названного обязательства, указанного в данном требовании, в соответствии с пунктом 2 статьи 314 ГК РФ обязательство по уплате 1 600 000 долларов США вознаграждения подлежало исполнению ответчиком 27.09.2012.

Соответственно истец правомерно предъявил требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 28.09.2012 по 21.10.2013. Указанный период просрочки с учетом правовой позиции, изложенной в Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 24.05.2013 N ВАС-5844/13 по делу N А68-4927/12, составил 389 дней, однако поскольку истец предъявил требование о взыскании процентов за 384 дня, суд не вправе выйти за пределы заявленных требований.

Истец неверно применил при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами ставку 8,25% годовых в связи со следующим.

В тех случаях, когда на сумму денежного обязательства, выраженного в соответствии с пунктом 2 статьи 317 ГК РФ, начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) или иные проценты в размере ставки банковского процента, такая ставка определяется в порядке, предусмотренном пунктом 52 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума от 01.07.1996 N 6/8). В качестве одного из возможных официальных источников информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора, судам следует рассматривать «Вестник Банка России», в котором публикуются средние по России ставки по таким краткосрочным кредитам (пункт 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 N 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обязательство выражено в иностранной валюте (статья 317) и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора (пункт 52 Постановления Пленума от 01.07.1996 N 6/8).

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.04.2012 N 15190/11.

Как следует из данных о средних процентных ставках кредитных организаций России по краткосрочным кредитам в долларах США и евро, опубликованных в Вестнике Банка России 13.06.2013 N 32 (1428) стр. 29, средняя процентная ставка кредитных организаций России по краткосрочным кредитам в долларах США по кредитам нефинансовым организациям в сентябре 2012 года составила 4,9% годовых.

Исходя из указанной ставки, размер подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 ГК РФ составляет 83 626,67 долларов США (1 600 000 долларов США х 4,9% / 360 х 384 дня = 83 626,67 долларов США).

Законные или договорные проценты на сумму денежного обязательства, выраженного в соответствии с пунктом 2 статьи 317 ГК РФ, начисляются на сумму в иностранной валюте (условных денежных единицах), выражаются в этой валюте (единицах) и взыскиваются в рублях по правилам пункта 2 статьи 317 ГК РФ (пункт 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 N 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

С учетом изложенного апелляционный суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца в рублях по курсу Банка России на день уплаты 1 600 000 долларов США задолженности и 83 626,67 долларов США процентов за пользование чужими денежными средствами.

Удовлетворяя исковые требования в части задолженности по текущим ежемесячным платежам в соответствии с пунктом 2.1 соглашения от 01.08.2007 в редакции дополнительного соглашения от 01.09.2008 N 8 в размере 36 000 евро (1 487 160 руб. на дату заявления об уточнении иска), суд первой инстанции исходил из следующего.

В соответствии с указанным пунктом соглашения общество обязано ежемесячно выплачивать поверенному сумму, эквивалентную 10 000 евро по курсу Центрального банка Российской Федерации на день оплаты.

Согласно пояснениям предпринимателя, до сентября 2012 года (включительно) общество в полном объеме исполняло свои обязательства по пункту 2.1 соглашения. В период с октября 2012 года по март 2013 года вместо 10 000 евро общество выплачивало истцу ежемесячно только 4000 евро, в связи с чем на 21.10.2013 задолженность общества в соответствии с пунктом 2.1 соглашения за период с октября 2012 года по март 2013 года составляет 36 000 евро.

Как отражено в судебном решении, расчет суммы долга по выплате ежемесячного вознаграждения общество не оспаривало. Возражая против указанных требований, общество заявило, что согласно пункту 1.1.1 соглашения в редакции дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 его предметом было оказание услуг по представлению интересов доверителя и акционеров, в том числе по следующим делам: NN А56-44387/2006, А40-52380/08-34-514, А40-34120/10-98-290.

Ответчиком представлены в дело копии определений по указанным делам об отложении судебных заседаний, которые, по мнению ответчика, свидетельствуют о несоразмерности объема выполненных поверенным услуг и заявленной к оплате сумме.

Согласно положениям статьи 781 ГК РФ срок и порядок оплаты оказанных услуг определяется договором возмездного оказания услуг.

Как правильно отмечено судом, условие о выплате ежемесячного вознаграждения в размере 10 000 евро было установлено не дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24, а дополнительным соглашением от 01.09.2008 N 8.

Пункт 2.1 в редакции дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 последующими дополнительными соглашениями изменен не был.

Требование о выплате ежемесячного соглашения вытекает из условий подписанного сторонами соглашения и на основании статей 309, 310, 781 ГК РФ удовлетворено судом первой инстанции, с чем согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия выводы судов первой и апелляционной инстанций в этой части считает соответствующими нормам права и материалам дела.

В части требований о взыскании с ответчика задолженности по компенсации расходов в соответствии с пунктом 2.4 соглашения в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 в размере 466 000 руб., суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

Данные требования касаются возмещения расходов без предварительного согласования в сумме, не превышающей 2000 евро ежемесячно.

Как указал предприниматель, до сентября 2012 года включительно общество в полном объеме исполняло свои обязательства по пункту 2.4 соглашения. Суммы расходов указывались предпринимателем в актах, направляемых обществу. В соответствии с указанными актами задолженность общества в соответствии с пунктом 2.4 соглашения за период с октября 2012 года по март 2013 года составляет: за октябрь 2012 года — 78 000 руб., за ноябрь 2012 года — 80 000 руб., за декабрь 2012 года — 77 000 руб. (2000 рублей выплачено), за январь 2013 года — 76 000 руб. (4000 руб. выплачено), за февраль 2013 года — 79 000 руб., за март 2013 года — 76 000 руб. (4000 руб. выплачено), итого: 466 000 руб.

Возражая против удовлетворения этого требования, общество указывало, что в соглашении речь идет о необходимости возмещения понесенных поверенным расходов, а факт несения расходов поверенный документально не доказал.

В соответствии с пунктом 2.4 соглашения в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 доверитель обязан возмещать поверенному расходы, понесенные последним в связи с исполнением настоящего договора. При этом расходы в размере 2000 евро и менее в месяц возмещаются без согласования, а расходы в сумме свыше 2000 евро подлежат предварительному согласованию с доверителем.

По мнению предпринимателя, указанное условие не предполагает необходимости предоставления оправдательных документов, если сумма расходов в месяц не превышает 2000 евро. Согласно же позиции ответчика оплата расходов независимо от суммы должна производиться при наличии документального подтверждения этих расходов.

Согласно положениям статьи 431 ГК РФ если буквальное содержание договора не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Судами установлено, что с сентября 2008 года до сентября 2012 года доверитель производил оплату ежемесячных расходов поверенного в размере, не превышающем 2000 евро.

Согласно утверждениям предпринимателя на протяжении указанного периода для получения компенсации расходов в размере, не превышающем 2000 евро, он предоставлял только счет в рублях и акт, без приложения иных документов.

Доказательств представления предпринимателем каких-либо документов, подтверждающих расходы поверенного, общество не представило.

При толковании условий пункта 2.4 соглашения в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 суд первой инстанции принял во внимание, что расходы, выплату расходов, превышающих 2000 евро, стороны согласовывали путем подписания дополнительных соглашений.

Кроме того, согласно пункту 2.6 соглашения в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 сумма полученных поверенным расходов уменьшала размер его вознаграждения.

Принимая во внимание при толковании спорного договора его буквальное содержание во взаимосвязи с другими условиями, а также практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон после его заключения, суд первой инстанции пришел к выводу, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, о том, что согласно пункту 2.4 соглашения в редакции дополнительного соглашения от 27.02.2008 N 3 выплата ежемесячной компенсации расходов представителя в размере, не превышающем 2000 евро, должна производиться независимо от представления поверенным оправдательных документов.

Оснований для переоценки этих выводов у суда кассационной инстанции не имеется.

Обосновывая встречные требования о признании незаключенным соглашения об оказании правовой помощи от 01.08.2007 между ИП Ларионовым Д.С. и ОАО «СМАРТС» в части условия о порядке расчета вознаграждения, установленного дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24 в размере 1 861 387 долларов США, а также о взыскании с ИП Ларионова Д.С. в пользу ОАО «СМАРТС» неосновательного обогащения в размере 7 497 413 руб. 52 коп., общество указало, что на момент заключения дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24 какое-либо снижение суммы задолженности компании «Ангентро Трейдинг энд Инвестментс Лимитед» отсутствовало.

Вознаграждение в размере 1 861 387 долларов США, как вознаграждение за услуги по соглашению в будущем, условия о порядке расчета указанного вознаграждения являются неопределенными, следовательно, сторонами не достигнуто соглашение по указанному условию и данное условие не является заключенным.

При этом в соответствии с дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24 и дополнительным соглашением от 06.02.2012 N 27 к соглашению об оказании правовой помощи от 01.08.2007 общество выплатило предпринимателю авансы в размере 261 387 долларов США.

Авансы, указанные в пунктах 2.1, 2.2 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, размере 211 387 долларов США доверителем поверенному выплачены в российских рублях по курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации на день оплаты — в размере 2 806 100 руб. и 3 214 283,52 руб. по платежным поручениям от 15.07.2011 N 4496 и от 31.08.2011 N 5623 соответственно.

В соответствии с пунктом 2 дополнительного соглашения от 06.02.2012 N 27 обществом также выплачена часть итогового вознаграждения, указанного в пункте 2.3 дополнительного соглашения от 01.07.2011 N 24, в размере 50 000 долларов США платежным поручением от 12.03.2012 N 3018 на сумму 1 477 030 руб.

Договор в силу пункта 1 статьи 432 ГК РФ считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. В случае, если такое соглашения не достигнуто, договор не считается заключенным.

В силу указанных норм права договор не может быть признан незаключенным в части условия о порядке расчета вознаграждения.

Кроме того, не может быть признан незаключенным договор, исполнение по которому уже началось каждой из сторон.

При таких обстоятельствах в удовлетворении требования общества о признании соглашения незаключенным в части условия о порядке расчета вознаграждения, установленного дополнительным соглашением от 01.07.2011 N 24, а также в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения, вытекающего из требования о признании соглашения незаключенным, суд первой инстанции обоснованно отказал.

В этой части судебные акты ответчиком в кассационном порядке не обжалуются.

Доводы кассационной жалобы правильность выводов апелляционного суда, основанных на нормах права и материалах дела, не опровергают.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы.

По кассационной жалобе не участвовавшего в деле лица Кирюшина Г.В. вынесено определение о прекращении производства по кассационной жалобе.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2014 по делу N А55-8972/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Т.Н.ФЕДОРОВА

Судьи
Г.Н.МАХМУТОВА
Э.Т.СИБГАТУЛЛИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code