О признании недействительным договора о долевом участии в строительстве жилого дома

Постановление ФАС Поволжского округа от 25.06.2014 по делу N А57-5725/2010

Требование: О признании недействительным договора о долевом участии в строительстве жилого дома и применении последствий недействительности сделки в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) застройщика.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку намерения сторон оспариваемого договора направлены на безвозмездную передачу прав на квартиры, являющиеся предметом договора, фактически оспариваемый договор и дополнительное соглашение к нему заключены с целью прикрыть договор дарения, а следовательно, являются ничтожными.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 25 июня 2014 г. по делу N А57-5725/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 19 июня 2014 года.
Полный текст постановления изготовлен 25 июня 2014 года.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Савкиной М.А.,
судей Аглиуллиной Ф.Г., Ивановой А.Г.,
при участии:
Степанова В.П.,
Аверина О.В.,
при участии представителей:
Степанова В.П. — Степановой Н.А., доверенность от 16.08.2011,
Аверина О.В. — Жогло С.И., доверенность от 26.09.2013,
Лысовой Т.В. — Пеньковой Н.Н., доверенность от 21.01.2013,
в отсутствие:
лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы конкурсного кредитора Степанова В.П., общества с ограниченной ответственностью «Мегастрой»
на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2014 (председательствующий судья Грабко О.В., судьи Агибалова Г.И., Пригарова Н.Н.)
по делу N А57-5725/2010
по заявлению конкурсного управляющего жилищно-строительным кооперативом «Капитель-2002» Марьянова В.А. о признании договора о долевом участии в строительстве жилого дома в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе г. Саратова, заключенного 09.06.2010 между жилищно-строительным кооперативом «Капитель-2002» и обществом с ограниченной ответственностью «Мое Отечество», применении последствий недействительности сделок
в рамках дела о признании жилищно-строительного кооператива «Капитель-2002» (ИНН 6454062351, ОГРН 1036405400173) несостоятельным (банкротом),

установил:

решением Арбитражного суда Саратовской области от 07.06.2011 жилищно-строительный кооператив «Капитель-2002» (далее — ЖСК «Капитель-2002») признан несостоятельным (банкротом) и в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Марьянов В.А.

Конкурсный управляющий ЖСК «Капитель-2002» Марьянов В.А. с учетом уточнения порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) обратился в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании договора о долевом участии в строительстве жилого дома в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе города Саратова от 09.06.2010 недействительной сделкой; признании дополнительного соглашения от 30.06.2010 недействительной сделкой; просил применить последствия недействительной сделки — возвратить в конкурсную массу ЖСК «Капитель-2002» переданные по сделке, имущественные права на квартиры N 41, 45, 50, 55, 60, 65, 70, 75, 80, 85.

Определением Арбитражного суда Саратовской области от 10.01.2014 удовлетворении заявления конкурсного управляющего ЖСК «Капитель-2002» Марьянова В.А. отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2014 определение Арбитражного суда Саратовской области от 10.01.2014 отменено. Заявление конкурсного управляющего жилищно-строительного кооператива «Капитель-2002» Марьянова В.А. удовлетворено.

Договор о долевом участии в строительстве жилого дома в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе г. Саратова от 09.06.2010 N 3, заключенный между ЖСК «Капитель-2002» и обществом с ограниченной ответственностью «Мое Отечество» (далее — ООО «Мое отечество»), и дополнительное соглашение от 30.06.2010 N 1 к договору о долевом участии в строительстве жилого дома в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе г. Саратова от 09.06.2010 от 30.06.2010, заключенный между ЖСК «Капитель-2002» и ООО «Мое отечество», — признаны недействительными.

Применены последствия недействительности сделок.

Суд обязал общество с ограниченной ответственностью «Мегастрой» (далее — ООО «Мегастрой») возвратить в конкурсную массу ЖСК «Капитель-2002» стоимость имущественных прав по недействительным сделкам в размере 23 992 650 руб.

Конкурсный кредитор Степанов В.П., не согласившись с принятым по делу судебным актом, обратился в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит его отменить в части классификации сделки ничтожной по признакам притворности по пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и применении последствий недействительности сделки, и оставить в силе определение Арбитражного суда Саратовской области от 10.01.2014.

ООО «Мегастрой» в кассационной жалобе ставит вопрос об отмене постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2014 и оставлении в силе определения Арбитражного суда Саратовской области от 10.01.2014, указывая на нарушение судом норм материального права, несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела.

Проверив законность обжалуемого судебного акта, исходя из требований статьи 286 АПК РФ и доводов, содержащихся в кассационной жалобе, арбитражный суд кассационной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационных жалоб и отмены судебного акта.

Как следует из материалов дела и судом апелляционной инстанции установлено, 09.06.2010 между ЖСК «Капитель-2002» (застройщик) и ООО «Мое отечество» (переименовано в дальнейшем в ООО «Мегастрой») (дольщик) заключен договор о долевом участии в строительстве жилого дома в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе г. Саратова, по условиям которого застройщик привлекает дольщика к финансированию строительства многоэтажного кирпичного жилого дома, расположенного в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным проездом, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе г. Саратова.

Дольщик для оплаты своей доли обязуется передать застройщику денежные средства, а последний обязуется передать дольщику имущественные права на доли в строящемся в кирпичном многоэтажном жилом доме с выделением долей в натуре — квартир с учетом площади лоджий с коэффициентом 0,5 с характеристиками указанными в договоре.

30 июня 2010 года между ЖСК «Капитель-2002» и ООО «Мое отечество» заключено дополнительное соглашение N 1 к договору о долевом участии в строительстве жилого дома в квартале, ограниченном ул. Чернышевского, 3-м Дегтярным, 4-м Волжским проездом в Октябрьском районе г. Саратова от 09.06.2010, по условиям которого общая стоимость договора составляет 4 200 000 руб.

Конкурсный управляющий ЖСК «Капитель-2002» Марьянов В.А. полагая, что договор о долевом участии в строительстве жилого дома от 09.06.2010 и дополнительное соглашение от 30.06.2010 являются недействительными сделками на основании статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), статей 10, 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что конкурсным управляющим ЖСК «Капитель-2002» Марьяновым В.А. пропущен срок исковой давности для оспаривания договора от 09.06.2010 и дополнительного соглашения от 30.06.2010.

Суд апелляционной инстанции обоснованно признал данный вывод суда первой инстанции ошибочным, руководствуясь пунктом 2 статьи 181, пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 4 совместного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18, Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Из системного толкования названных норм права следует, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору. При этом заявление ненадлежащей стороны о применении срока исковой давности правового значения не имеет.

Предметом настоящего спора является заявление конкурсного управляющего о признании недействительным договора от 09.06.2010 и дополнительного соглашения от 30.06.2010, заключенного должником с ООО «Мое отечество».

Ходатайство о применении срока исковой давности заявлено заинтересованными (третьими) лицами Лысовой Т.Б. и Сазановой В.В.

Учитывая, что сторонами в данном споре являются ЖСК «Капитель-2002» и ООО «Мое отечество», заявление Лысовой Т.Б. и Сазановой В.В. о пропуске срока исковой давности не могло быть принято судом первой инстанции во внимание.

Таким образом, суд кассационной инстанции соглашается с выводом суда апелляционной инстанции, что срок исковой давности по данному обособленному спору не пропущен.

Далее, в соответствии с положениями пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

В силу положений статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

На основании статьи 61.9 Закона о банкротстве, заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов.

В силу пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

В пунктах 8, 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что для признания сделки недействительной на основании указанной нормы не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки.

В соответствии с абзацем 1 пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Как следует из материалов дела и судом апелляционной инстанции установлено, оспариваемые сделки совершены 09.06.2010 и 30.06.2010, то есть в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом.

Кроме того, согласно пояснительной записке к сводному сметному расчету на строительство многоэтажных жилых домов в квартале ограниченном ул. им. Чернышевского, 3-м Дегтярным проездом и 4-Волжским проездом в Октябрьском районе стоимость одного квадратного метра в ценах на 2007 год составляла 26 961 руб., в свою очередь, из аналитической справки, составленной на 11.03.2014, стоимость одного квадратного метра во втором квартале 2010 года на первичном сегменте рынка (квартиры в строящихся домах) в г. Саратове составляла в среднем 37 000 руб., которые лицами, участвующими в деле, не оспорены, иных сведений стоимости одного квадратного метра в соответствующий период в г. Саратове не представлено.

Таким образом, суд апелляционной инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, пришел к правильному выводу о том, что цены, указанные в соглашении от 09.06.2010 и в дополнительном соглашении от 30.06.2010, значительно ниже рыночной стоимости одного квадратного метра в аналогичный период в г. Саратове, следовательно, ЖСК «Капитель» и ООО «Мое отчество» произвольно изменили стоимость имущественного права с 19 573 550 руб. до 4 200 000 руб.

Кроме того, судом апелляционной инстанции установлено отсутствие встречного исполнения должнику — оплаты цены сделок, а именно, ООО «Мое отечество» не доказало факт выполнения работ на сумму 1 997 520 руб. и в материалах дела отсутствуют доказательства оплаты или выполнения работ на сумму 2 202 480 руб.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что дополнительное соглашение от 30.06.2010 заключено на невыгодных для должника условиях имеются основания для признания сделки недействительной по пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Далее, как разъяснено в абзаце 4 пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопрос; применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении прав кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности должника. Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии условий, перечисленных в указанной норме.

Согласно пункту 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» при определении круга заинтересованных лиц и толковании абзаца пятого пункта 1 статьи 19 Закона, в силу которого к числу заинтересованных по отношению к должнику лиц помимо субъектов, прямо указанных в пункте 1 статьи 19 Закона, относятся и иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом, судам необходимо исходить из следующего.

Под иными лицами понимаются лица, признаваемые законодательством о юридических лицах заинтересованными в совершении юридическим лицом сделки (пункт 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах», пункт 1 статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», пункт 1 статьи 27 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

Согласно пункту 1 статьи 27 Федерального закона «О некоммерческих организациях» для целей настоящего Федерального закона лицами, заинтересованными в совершении некоммерческой организацией тех или иных действий, в том числе сделок, с другими организациями или гражданами (далее — заинтересованные лица), признаются руководитель (заместитель руководителя) некоммерческой организации, а также лицо, входящее в состав органов управления некоммерческой организацией или органов надзора за ее деятельностью, если указанные лица состоят с этими организациями или гражданами в трудовых отношениях, являются участниками, кредиторами этих организаций либо состоят с этими гражданами в близких родственных отношениях или являются кредиторами этих граждан. При этом указанные организации или граждане являются поставщиками товаров (услуг) для некоммерческой организации, крупными потребителями товаров (услуг), производимых некоммерческой организацией, владеют имуществом, которое полностью или частично образовано некоммерческой организацией, или могут извлекать выгоду из пользования, распоряжения имуществом некоммерческой организации.

Заинтересованность в совершении некоммерческой организацией тех или иных действий, в том числе в совершении сделок, влечет за собой конфликт интересов заинтересованных лиц и некоммерческой организации.

Судом апелляционной инстанции установлено, что на момент совершения оспариваемой сделки Гопоненко Н.Ю. являлась членом ЖСК «Капитель-2002» и его единоличным исполнительным органом — председателем. Также Гопоненко Н.Ю. являлась единственным участником ООО «Мое отечество».

Таким образом, правомерен вывод суда апелляционной инстанции о наличии заинтересованности Гопоненко Н.Ю. при совершении между ЖСК «Капитель-2002» и ООО «Мое отечество» договора от 09.06.2010 и дополнительного соглашения от 30.06.2010.

В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Поскольку ООО «Мое отечество» является заинтересованным лицом по отношению к должнику, то суд апелляционной инстанции пришел к выводу о его осведомленности о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, поскольку ООО «Мое Отечество» знало, что приобретает квартиры по договору по цене ниже сметной и рыночной стоимости одного квадратного метра. Иного в материалы дела не представлено.

Принимая во внимание изложенное, суд кассационной инстанции соглашается с выводом суда апелляционной инстанции о признании недействительными договора от 09.06.2010 по основаниям статьи 19 Закона о банкротстве и вытекающего из недействительности договора дополнительного соглашения от 30.06.2010 N 1 к нему.

В то же время, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно правилам пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Таким образом, для признания сделки недействительной по основанию статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить, что такая сделка совершена с намерением причинить вред другому лицу, либо имело место злоупотребления правом в иных формах.

В соответствии с требованиями статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

В силу пункта 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

Однако принцип общего дозволения, характерный для гражданского права, не означает, что участники гражданского оборота вправе совершать действия, нарушающие закон, а также права и законные интересы других лиц.

Общими требованиями к поведению участников гражданского оборота являются добросовестность и разумность их действий (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Свобода договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации) не является безграничной и не исключает разумности и справедливости его условий.

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения данного требования суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (пункты 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пунктом 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

При нарушении положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации оспариваемые сделки, в соответствии со статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации являются ничтожными.

В соответствии со статьей 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации градостроительная деятельность — деятельность по развитию территорий, в том числе городов и иных поселений, осуществляемая в виде территориального планирования, градостроительного зонирования, планировки территории, архитектурно-строительного проектирования, строительства, капитального ремонта, реконструкции объектов капитального строительства, эксплуатации зданий, сооружений.

В результате строительства создается новый объект недвижимости.

Однако деятельность по строительству не может осуществляться организациями в убыток, следовательно, реализация новых созданных объектов недвижимости должна происходить по ценам соизмеримым на затраты по строительству и не может быть ниже себестоимости созданного объекта недвижимости.

Согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Суд апелляционной инстанции установив, что заключение договора от 09.06.2010 и дополнительного соглашения от 30.06.2010 с ООО «Мое отечество» по цене ниже, чем рыночная, сметная стоимость одного квадратного метра, не отвечает признакам разумности и экономической целесообразности, ЖСК «Капитель-2002» тем самым злоупотребило своим правом на распоряжение имуществом, что привело к нарушению прав других лиц, а именно кредиторов, пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые сделки недействительны в силу статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Из содержания указанной нормы следует, что притворная сделка фактически включает в себя две сделки: притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка) и сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрываемая сделка).

Поскольку притворная (прикрывающая) сделка совершается лишь для вида, одним из внешних показателей ее притворности служит несовершение сторонами тех действий, которые предусматриваются данной сделкой. В том случае, если стороны выполнили вытекающие из сделки права и обязанности, то такая сделка притворной не является.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования).

Судом апелляционной инстанции установлено отсутствие со стороны ООО «Мое отчество» исполнение обязательства по оплате, предусмотренного договором от 09.06.2010 и дополнительным соглашением от 30.06.2010, и намерение совершить оспариваемую сделку с ответчиком.

Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что совокупность представленных в материалы дела доказательств свидетельствует о намерении сторон на безвозмездную передачу прав на квартиры, явившиеся предметом договора от 09.06.2010 и дополнительного соглашения от 30.06.2010, а также имеются основания для квалификации оспариваемого договора и дополнительного соглашения в качестве сделки дарения и следовательно, признании сделок ничтожными в силу статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу пунктов 1, 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Судом апелляционной инстанции установлено, что ООО «Мегастрой» спорные квартиры были переданы третьим лицам.

В силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации к лицу, получившему имущественные права не от должника, а от другого лица, последствия недействительности сделки применимы быть не могут.

При этом согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 21.04.2003 N 6-П, в случае отчуждения имущества в результате ряда последовательных сделок защиты (восстановление) прав на данное имущество возможно лишь путем виндикации спорного имущества, но не путем применения последствий недействительности сделок по его отчуждению. Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Пункт 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве предусматривает, что в случае признания сделки недействительной в конкурсную массу возвращается все полученное по данной сделке. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре производится возмещение действительной стоимости этого имущества.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о применении последствий недействительности договора от 09.06.2010 и дополнительного соглашения от 30.06.2010 в виде возврата в конкурсную массу ЖСК «Капитель-2002» стоимости имущественных прав по недействительным сделкам в размере 23 992 650 руб.

Согласно части 3 статьи 286 АПК РФ при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Таким образом, доводы заявителей не свидетельствуют о нарушении судом апелляционной инстанции норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судом апелляционной инстанции установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (статья 286 АПК РФ).

При таких обстоятельствах постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2014 является законным и обоснованным, правовых оснований для его отмены у суда кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2014 по делу N А57-5725/2010 оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
М.А.САВКИНА

Судьи
Ф.Г.АГЛИУЛЛИНА
А.Г.ИВАНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code