Объект защиты: концепция «имущества» (часть 10)

В предмет настоящего исследования не входит анализ понятия вещи и изучение права собственности как наиболее полного, неограниченного и абсолютного права на вещь, «когда собственник имеет исключительные права в отношении… вещей, выступает в отношении их как хозяин» <1>, тем более что данные вопросы глубоко и подробно освещены в научной литературе <2>. Отметим только то, что неограниченность даже права собственности не является безусловной: «Право, — говорил Д.И. Мейер, — есть понятие о мере, ограничении свободы, так что понятие об ограничении лежит в самом понятии о праве; право собственности есть только вид права, следовательно, и на нем должен отразиться, и действительно отражается, характер ограниченности… характеристика права собственности заключается не в полном господстве лица над вещью, а в том, что господство собственника над вещью полнее всякого другого господства. право собственности… есть полнейшее, сравнительно с другими правами, господство лица над вещью» <3>. Подобные позиции высказывались большинством авторов: «Право собственности, как и всякое право, всегда ограниченно… в действительности все законодательства <4> ставят пределы воле собственника… устанавливают понятие о праве собственности как о праве наиболее полного господства» <5>; «Право собственности не может существовать в безусловно неограниченном виде, так как это грозило бы опасностью всему общежитию» <6>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Право собственности: проблемы теории // Собрание сочинений: В 10 т. М.: Статут, 2010. Т. 4. С. 325.

Примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

<2> См.: Там же. С. 325 — 431; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 208 — 378; Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность // Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М.: Статут, 2004. Т. II; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961; Маттеи У., Суханов Е. Основные положения права собственности. М., 1999; Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М.: Статут, 2003. С. 325 — 439; Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 196 — 275; Скловский К.И. Указ. соч. С. 95 — 158, 428 — 433; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 192 — 233; Формакидов Д.А. Вещное право: Учебное пособие. Пермь, 2008; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. М.: Статут, 2005. С. 234 — 429; Щенникова Л.В. Вещное право. М.: Юристъ, 2006.

<3> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 326 — 327.

<4> 1. Статья 544 Гражданского кодекса Франции (Кодекса Наполеона) от 21 марта 1804 г. гласит: «Право собственности является правом пользоваться и распоряжаться вещами наиболее полным образом, при условии соблюдения запретов пользования, установленных законами или регламентами» (Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с фр. В.Н. Захватаева. М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 197).

2. Параграфы 354, 362, 364 Всеобщего гражданского кодекса Австрии от 1 июня 1811 г. звучат следующим образом: «Будучи рассмотренной как право, собственность является полномочием распоряжаться субстанцией вещи и доходами от нее по своему произволу и устранять от этого любое другое лицо. В силу права свободно располагать своей собственностью полный собственник, как правило, может использовать свою вещь по своему усмотрению или оставить неиспользованной; он может ее уничтожить, полностью или частично передать другому лицу или полностью отказаться от нее, то есть оставить ее. В целом осуществление права собственности имеет место в такой степени, в какой тем самым не происходит ни вмешательство в права третьих лиц, ни нарушение предусмотренных законами ограничений, установленных для поддержания всеобщего блага и содействия ему» (Всеобщий гражданский кодекс Австрии / Пер. с нем. С.С. Маслова. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 66 — 67).

<5> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. С. 275.

<6> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 282.

Отмечая противоположность признаков исключительности и ограниченности права собственности, Г.Ф. Шершеневич указывал, что «хотя в действительности право собственности всегда ограничивается, но заложенная в нем идея (безграничности. — Л.С.) имеет практическое значение. Ограничения в праве собственности <1> никогда не предполагаются: они должны быть явно установлены законом или договором» <2> (выделено мной. — Л.С.). Аналогичное высказывание находим у К.П. Победоносцева: «Неограниченность в собственности всегда предполагается, ограничения должны быть доказаны» <3>. Данный вывод дореволюционных цивилистов, на наш взгляд, имеет потенциал и для исключительных прав.

———————————

<1> В.И. Синайский в ограничениях права собственности усматривал его суть: «…чтобы ясно представлять себе право собственности, необходимо знать установленные законом границы, т.е. ограничения права собственности. Это показывает, что понятие права собственности определяется отрицательно, а не положительно, установлением того, чего собственник не может делать, а не того, что он может делать» (Синайский В.И. Указ. соч. С. 205 — 206).

<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. С. 278.

<3> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. М.: Статут, 2002. С. 198.

Мы не склонны придавать праву собственности всеобъемлющего значения <1>, придерживаясь позиции, что экономические отношения собственности (принадлежности, присвоенности благ, имеющих экономическую форму товара) юридически могут быть оформлены не только правом собственности, но и системой ограниченных вещных прав, системой прав обязательственных, а также системой исключительных прав <2>. Последнее является основанием обратить внимание на некоторые аспекты института собственности.

———————————

<1> Д.И. Мейер отмечал не только то, что «в каждом обществе право собственности пользуется особым уважением: его называют священным, неприкосновенным и т.п.», но и то, что «право собственности… может заменить другие имущественные права, тогда как само право собственности вполне заменить другими имущественными правами невозможно» (Мейер Д.И. Указ. соч. С. 326). Однако необходимо оговориться, что профессор был осторожен в своих выводах: приведенное утверждение не следует рассматривать как позицию автора об отказе от дуализма частного права. Скорее оно свидетельствует о значимости института собственности для автора.

<2> См.: Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 31; Генкин Д.М. Указ. соч. С. 17 — 29; Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. С. 6 — 17, 49 — 58; Маттеи У., Суханов Е. Указ. соч. С. 302 — 310; Суханов Е.А. Гражданское право и отношения собственности (о некоторых дискуссионных проблемах) // Суханов Е.А. Гражданское право России — частное право. М.: Статут, 2008. С. 263 — 287.

 

Постепенное высвобождение личности из архаического лично-вещного единства в рамках общины и рода приводит к ее индивидуализации (персонификации) и дает основания для перехода от общинной собственности (собственности рода) к личной (частной) собственности отдельного лица. Освобождение личности имеет не только имущественное содержание в становлении собственности, но и гуманистический потенциал в связи с признанием за личностью свободы, получившей универсальность с падением феодального Средневековья.

Преодоленный в ходе исторического развития права синкретизм вещных и личных отношений, противопоставление внешнего механического мира вещей внутреннему идеальному миру людей не привели к полному их размежеванию. Человек по-прежнему нуждается в вещном мире, который составляет его естественное окружение, создает условия его нормального существования: «Даже такие гражданские общества, которые не слишком дорожат правами своих членов, все-таки провозглашают неприкосновенность права собственности. Это происходит оттого, что господство человека над вещью необходимо для удовлетворения его потребностей, а желание удовлетворять им до того свойственно человеку, что он в высшей степени дорожит служащими к тому средствами… вот почему право собственности везде признается особенно важным, считается неприкосновенным» <1> (выделено мной. — Л.С.).

———————————

<1> Мейер Д.И. Указ. соч. С. 325 — 326. Таким образом, профессор Д.И. Мейер косвенно видит основание неприкосновенности права собственности в его ценности как возможности удовлетворять потребности людей. От себя подчеркнем, что потребности людей могут удовлетворять не только материальные блага, но и блага нематериальные (духовные).

 

При этом «сфера материальных благ… поставленная… в непосредственную связь с человеческой личностью и предоставленная его нестесненному пользованию и распоряжению, есть единственное условие реальной свободы личности. Суть дела не в том, что собственность материально обеспечивает человека и тем его освобождает… Суть дела состоит в том, что право частной собственности, создавая вокруг человека сферу материального мира, ему принадлежащего, с ним непосредственно связанного, тем самым ограждает его свободную личность… Именно потому, что вещи… совсем не только механические средства, безразличные, заменимые части внешнего мира, с которыми мы случайно и равнодушно соприкасаемся, а любимые индивидуальности и части или продолжения нашей собственной личности, — именно поэтому нормальное наше отношение к ним… то отношение, при котором вещи поставлены в интимную, внутреннюю, неотъемлемую связь с нашей личностью и подчинены нашей свободной воле» <1>.

———————————

<1> Франк Л.С. Собственность и социализм // Русская философия собственности. СПб., 1993. С. 317 — 319.

Обращаясь к вопросу о сути собственности, К.И. Скловский отвергает мысль о возможности отыскания ее в триаде <1> или ином перечне правомочий собственника, считая единственно возможной субстанцией, содержащей признаки, отличающие собственность от других правовых феноменов, только личность. «Сущность собственности, — говорит автор, — проявление в ней лица», так как «именно лицо «помещает свою волю в вещь» и тем самым присваивает ее, превращает в свою собственность» <2>. В подтверждение своей позиции автор приводит высказывания философов по данной проблеме, в частности В.С. Соловьева, о том, что «для действительности и полноты бытия недостаточно «себя», а необходимо иметь «свое»… собственность есть идеальное продолжение личности в вещах или ее перенесение на вещи» <3>. При этом К.И. Скловский подчеркивает, что «для своей реализации человек нуждается не просто в определенном материальном пространстве, которое — всегда — некоторые вещи, но, главное, в том, чтобы эта вещная сфера была вполне свободна, была своя, ведь стать собой можно только в своем, но не в чужом. именно поэтому все отношение приобретает юридическое напряжение, приводящее к установлению собственности, определяющей как свои те вещи, в которых личность может свободно реализоваться» <4>.

———————————

<1> В процессе отыскания сущности права собственности высказывались различные мнения. С точки зрения профессора Д.И. Мейера, «право распоряжения составляет… как бы венец права собственности: в распоряжении представляется наибольшее напряжение права собственности… право распоряжения вещью так тесно связано с существом права собственности, что без прекращения его самого выдел права распоряжения неудобомыслим» (Мейер Д.И. Указ. соч. С. 344 — 345). Аналогичную позицию занимал профессор Г.Ф. Шершеневич: «Право распоряжения закон понимает как власть отчуждать вещь в пределах, законом означенных, и отдавать ее в пользование другому посредством… договоров… Нельзя не видеть в этой власти существенного момента права собственности, отсутствие которого способно устранить право» (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 1. С. 277). Однако в отличие от профессора Мейера профессор Шершеневич критически относился к возможности «перечислить все отдельные правомочия, входящие в состав права собственности» (Там же). К.П. Победоносцев видел существенную часть права собственности во владении, определяя последнее как его «духовный деятель» и «существенную принадлежность» (Победоносцев К.П. Указ. соч. С. 222, 235). М.М. Сперанский усматривал «существо собственности» в «укреплении» (titulus), т.е. в формальном моменте собственности» (Венедиктов А.В. Указ. соч. С. 261). Академик А.В. Венедиктов видел сущность права собственности («реальный «сгусток») в «использовании своей властью и в своем интересе» (Там же. С. 37). Критику позиции академика Венедиктова см.: Генкин Д.М. Указ. соч. С. 47 — 56. По мнению Е.А. Суханова, «существо юридической власти собственника над своей вещью… это возможность осуществлять их (правомочия. — Примеч. Л.С.) по своему усмотрению, т.е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами» (Маттеи У., Суханов Е. Указ. соч. С. 313 — 314).

 

Примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

<2> Скловский К.И. Указ. соч. С. 132 — 133.

<3> Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия // Соловьев В.С. Сочинения: В 2 т. М., 1988. Т. 1. С. 430, 432.

<4> Скловский К.И. Указ. соч. С. 142 — 143.

 

Позиция К.И. Скловского разделяется проф. С.С. Алексеевым: «Собственность представляет собой власть лица над объектами собственности причем власть свою, персонифицированную… как персональная… власть человека над самим собой… над своими физическими возможностями, способностями, умениями… Ибо сама формула «отношение как к своим»… выводит на единственно плодотворный, конструктивный путь разработки категорий собственности — на ее понимание с точки зрения субъекта собственности — человекаСобственность по всем своим исходным началам и своей сути есть именно нечто «свое», «собственное» для человека. То есть… продолжение человека в вещах. «Продолжение» — в значении «отношение как к самому себе» — распространение персонального господства человека, абсолютной и исключительной власти, данной природой применительно к нему самому, также и в отношении внешних предметов, которые становятся условиями и способами его существования… человек как… мыслящее и творческое существо продолжает себя во внешнем мире, и тем самым для него открывается возможность сознательно (интеллектуально, творчески и в конце концов физически) осваивать его… Стало быть, смысл собственности… не в отдельных ее проявлениях. То есть это не просто «богатство»… а фактор пространственного и качественного освоения человеком внешнего мира… Смысл собственности раскрывается тогда, когда право полного обладания человеком вещами, иными предметами напрямую соприкасается с его интересами, разумом и главное — его свободной волей... И именно такая (частная!) собственность… только и может служить человеку… в его активной, творческой, созидательной деятельности, давать ее субъекту наиболее широкие права обладания и власти и в связи с этим оказывать на человека, на его волю и интересы мощное и многообразное воздействие. Такое воздействие, которое при всех негативах собственности активизирует личность, ее творческий потенциал и вследствие этого приносит благо и самому человеку, и всему сообществу людей» <1>.

———————————

<1> Алексеев С.С. Указ. соч. С. 328 — 340.

Раскрывая сущность собственности, стремясь абстрагироваться от вещизма и негативных сторон собственности и увидеть скрытый в ней общечеловеческий и социальный потенциал <1>, проф. С.С. Алексеев обращает внимание на то, что «наиболее стойкая и надежная основа и гарантия высокого достоинства и неотъемлемых прав личности — это ее надлежащий и защищенный статус собственника» <2> (выделено мной. — Л.С.).

———————————

<1> Там же. С. 364 — 367.

<2> Там же. С. 338.

Представления о собственности как о продолжении личности, как о ее рефлексе в материальном мире обладают потенциалом и для исключительных прав, имеющих своим объектом результаты творческой деятельности, в которых личность угадывается еще с большей очевидностью. Весь ход исторического развития института «интеллектуальной собственности» был направлен к приобретению так называемой литературной собственностью постепенной самостоятельности и отделению от проприетарного влияния <1>. Господствовавший в XVIII — XIX вв. взгляд на формирующийся институт авторского права как на продолжение права собственности на началах безусловности, неограниченности и бессрочности имел особенный успех во Франции <2>.

———————————

<1> Генезис института «интеллектуальной собственности» хорошо освещен в дореволюционной литературе в трудах таких ученых-цивилистов, как Я.А. Канторович, В.Д. Спасович, И.Г. Табашников, Г.Ф. Шершеневич.

<2> См.: Канторович Я.А. Литературная собственность. С приложением всех постановлений действующего законодательства о литературной, художественной и музыкальной собственности, вместе с разъяснениями по кассационным решениям Сената. СПб., 1895. С. 12 — 18; Спасович В.Д. Права авторские и контрафакция. СПб., 1865. С. 8 — 10; Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891. С. 99 — 102, 111 — 112.

 

В этом влиянии проявились две черты права, которые обнаруживают себя наиболее выпукло при зарождении нового: во-первых, консерватизм, свойственный науке вообще, соединенный с эластичностью и выражающийся в стремлении объяснить все новое, используя традиционные и хорошо изученные категории; во-вторых, стремление к достижению устойчивости и компромисса как результату борьбы противоположных интересов, ведь само право — это результат баланса «противоборствующих» интересов. Теория собственности имела «своим назначением в то время, когда недоставало еще законодательной защиты авторских интересов, доказать недопустимость перепечатки, уже осужденной обществом с нравственной точки зрения. Ощущение причиняемой вследствие дерзкой перепечатки несправедливости должно было быть, очевидно, близко к ощущению, которое испытывает потерпевший от кражи, и потому легко понять, что одинаковое нравственное осуждение двух различных само по себе имущественных повреждений привело к одинаковой юридической конструкции» <1>.

———————————

<1> Gerber K.F. die Natur der Rechte des Schriftstellers und des Verlegers // die Dogmatik des heutigen und deutschen Privatrechts. 1859. Т. III. Цит. по: Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. С. 41.

 

Продукт умственного труда автора (произведение) по аналогии с результатом традиционного труда (вещью) воспринимается объектом вещных прав, заслуживающим «признания и уважения в большей степени, чем собственность материальная, ибо последняя играет лишь низшую служебную роль в то время, как первая раздвигает горизонты и освещает своим светом мир… труд писателей, работающих кровью своего мозга и нервами своего сердца, несравнимо более тяжкий труд, чем труд физических работников» <1>. Нетрудно заметить, что апелляция к праву собственности проводилась, основываясь на труде <2>: «Манускрипт — плод… трудов, которым автор может располагать для доставления себе, кроме почестей, составляющих предмет его надежд, также материальной выгоды для удовлетворения своих потребностей и потребностей лиц, связанных с ним узами крови, дружбы и признательности» <3>, или на завладении (оккупации) <4>.

———————————

<1> Канторович Я.А. Указ. соч. С. 13.

Примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

 

<2> См. подробнее трудовую теорию Дж. Локка (Локк Дж. Два трактата о правлении // Локк Дж. Сочинения: В 3 т. М., 1988. Т. 3. С. 276 — 291). К.И. Скловский отмечает, что «Локк вынужден помещать свое обоснование собственности… в рамки уже сложившегося права, откуда только он и мог позаимствовать саму идею, предполагающую уже наличие высокоразвитого права и изощренной юридической техники, позволяющей во «владении своей личностью» увидеть главное основание собственности на то, что этой личностью произведено, по известному правилу: «Плоды, приносимые вещью, принадлежат собственнику вещи» (Скловский К.И. Указ. соч. С. 138).

<3> Pouillet E. et pratique de la et artistique et du droit de . Paris, 1908. Цит. по: Беляцкин С.А. Новое авторское право в его основных принципах. СПб., 1912. С. 26.

<4> См.: Канторович Я.А. Указ. соч. С. 17; Шершеневич Г.Ф. Авторское право на литературные произведения. С. 29 — 33.

Часть1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code