Объект защиты: концепция «имущества» (часть 9)

Особенно негативно Европейский суд относится к отмене вступившего в законную силу решения суда в порядке надзора в ситуации, когда отмена влечет ретроспективное применение закона. В Постановлении Европейского суда по делу «Праведная против Российской Федерации» <1> заявитель обжаловала неправильное, с ее точки зрения, применение Пенсионным фондом РФ Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 113-ФЗ «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» <2>, предусматривавшего новый метод увеличения размера пенсий — «индивидуальный коэффициент пенсионера». Европейский суд, рассматривая обстоятельства дела, отметил, что «в результате решения… которым было удовлетворено заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, заявитель лишилась ее права на получение пенсии в желаемом размере… лишилась своего имущества по смыслу второго предложения пункта 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции… Лишение собственности по смыслу второго предложения пункта 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции может быть оправданным, если доказано, inter alia <3> что оно было «в интересах общества» и «на условиях, предусмотренных законом»… Интересы общества, по общему признанию, могут включать в себя эффективную и скоординированную схему государственных пенсий, ради которой государство может корректировать свое законодательство. Однако возможный публичный интерес государства в обеспечении единообразного применения Закона о пенсиях не должен приводить к ретроспективному перерасчету ранее присужденной денежной суммы. Европейский суд счел, что, лишив заявителя права на получение пенсии в размере, установленном в окончательном судебном решении, государство нарушило справедливый баланс между рассматриваемыми интересами» <4>.

———————————

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Праведная против Российской Федерации» (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г. Жалоба N 69529/01 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 5.

<2> СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3585. Федеральный закон утратил силу с 1 января 2002 г. (Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»).

<3> Inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности.

<4> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Праведная против Российской Федерации» (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г. Жалоба N 69529/01. § 39 — 41 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 5; см. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Васильев против Российской Федерации» (Vasilyev v. Russia) от 13 октября 2005 г. Жалоба N 66543/01. § 40 — 42 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 8; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Кутепов и Аникеенко против Российской Федерации» (Kutepov and Anikeyenko v. Russia) от 25 октября 2005 г. Жалоба N 68029/01. § 57 — 59 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 5; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Юрий Романов против Российской Федерации» (Yuriy Romanov v. Russia) от 25 октября 2005 г. Жалоба N 69341/01. § 47 — 49 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 5; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Николай Жуков против Российской Федерации» (Nikolay Zhukov v. Russia) от 5 июля 2007 г. Жалоба N 560/02. § 46, 49 — 52 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2009. N 1; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Кузнецова против Российской Федерации» (Kuznetsova v. Russia) от 7 июня 2007 г. Жалоба N 67579/01. § 50 — 52 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 9; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Ведерникова против Российской Федерации» (Vedernikova v. Russia) от 12 июля 2007 г. Жалоба N 25580/02. § 35 — 38 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2009. N 1; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Кондрашина против Российской Федерации» (Kondrashina v. Russia) от 19 июля 2007 г. Жалоба N 69533/01. § 46, 49 — 52 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2009. N 1.

 

В другом Постановлении по делу «Андросов против Российской Федерации» Европейский суд подчеркнул, что «результатом… последующих рассмотрений дела стало уменьшение размера первоначально присужденной заявителю суммы, что составляет нарушение права заявителя на уважение свой собственности, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции… Хотя Европейский суд признал, что эта мера была законной и преследовала общественный интерес (например, такой, как гармонизация чернобыльских социальных выплат), ее соответствие требованию соразмерности является спорным. В частности, хотя… правда, что пересчет социальных выплат конкретному лицу и их уменьшение как таковое не нарушают статью 1 Протокола N 1 к Конвенции… пересчет задним числом, в результате чего присужденные суммы, которые уже перечислены (или задержаны), уменьшаются, влечет индивидуальное и непомерное бремя для заявителя и поэтому несовместим со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции» <1>.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Андросов против Российской Федерации» (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г. Жалоба N 63973/00. § 69 — 71 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 12; см. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Найденков против Российской Федерации» (Naydenkov v. Russia) от 7 июня 2007 г. Жалоба N 43282/02. § 39 — 43 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 9.

 

Вместе с тем подход Европейского суда к пересмотру судебных решений в порядке надзора не является формальным. В случае если присуждаемые суммы по решению, принимаемому в результате нового судебного разбирательства, превышают первоначально присужденные суммы либо соответствуют им, Европейский суд, учитывая данные обстоятельства, не усматривает нарушения положений ст. 1 Протокола N 1 <1>. Действительно, в ситуации, когда имущественное положение лица улучшается в результате пересмотра решения суда в порядке надзора, основания утверждать о возложении на него чрезмерного и непропорционального бремени отсутствуют.

———————————

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Рябых против Российской Федерации» (Ryabykh v. Russia) от 24 июля 2003 г. Жалоба N 52854/99. ECHR 2003. § 62 // Журнал российского права. 2004. N 5; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Засурцев против Российской Федерации» (Zasurtsev v. Russia) от 25 апреля 2006 г. Жалоба N 67051/01. § 53 — 55 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 3; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Клименко против Российской Федерации» (Klimenko v. Russia) от 18 января 2007 г. Жалоба N 11785/02. § 25 — 27 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 1; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Гаврикова против Российской Федерации» (Gavrikova v. Russia) от 15 марта 2007 г. Жалоба N 42180/02. § 23 — 24 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 11.

 

В вопросе оценки Европейским судом отмены решения суда в порядке надзора представляет интерес дело «Угланова против Российской Федерации» <1>, в котором рассматривался спор о праве собственности заявительницы на часть квартиры бывшего мужа в связи с завещанием в пользу другого лица, г-жи Г.Д. Быковой. Г-жа Г.И. Угланова заявила требование о признании завещания недействительным. Не согласившись с заявленными требованиями, г-жа Быкова подала встречный иск о признании недействительным права собственности заявительницы на часть квартиры бывшего мужа. В ходе рассмотрения спора в национальных судах Российской Федерации окончательные решения выносились то в пользу одной, то в пользу другой стороны, однако неоднократно отменялись в порядке надзора, а дело направлялось на новое рассмотрение.

———————————

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Угланова против Российской Федерации» (Uglanova v. Russia) от 21 сентября 2006 г. Жалоба N 3852/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 12.

 

Анализируя сложившуюся ситуацию, Европейский суд не усмотрел в данном случае нарушения ст. 1 Протокола N 1, указав, что «в споре между частными лицами решения национальных судов, как правило, не составляют вмешательство в право собственности, согласно положениям статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку роль судебных решений — определить характер и степень взаимных обязанностей и обязательств сторон» <1>. Таким образом, вывод Страсбургского суда в конкретном случае полностью противоречит требованию правовой определенности как проявлению принципа верховенства права, повсеместно отстаиваемого международным правоприменителем в контексте ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1. Возможно, наличие в деле «Угланова против Российской Федерации» конфликта частных интересов позволило Европейскому суду занять более сдержанную позицию, учитывая, что он не вправе рассматривать дела между частными лицами. Предметом настоящего исследования не является анализ применения ст. 6 Конвенции, которая для данной категории дел выступает основной. Однако многократность отмены решений суда в порядке надзора с учетом обстоятельств дела, а также поведения сторон и действий суда, на наш взгляд, может служить основанием для признания нарушения права лица на справедливое судебное разбирательство в совокупности с правом на защиту собственности даже в ситуации конфликта частных интересов.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Угланова против Российской Федерации» (Uglanova v. Russia) от 21 сентября 2006 г. Жалоба N 3852/02. § 37 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 12.

 

С точки зрения Европейского суда отмена вступившего в законную силу решения суда в порядке надзора не может служить оправданием для длительного неисполнения решения суда, состоявшегося против государства-ответчика. В Постановлении по делу «Сухобоков против Российской Федерации» <1>, предметом которого явились требования по пенсионным выплатам в связи с принятием Федерального закона «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий», Европейский суд отметил, что «отмена судебного решения, которая не соответствует принципу правовой определенности и праву заявителя на «доступ к правосудию», не может рассматриваться как обстоятельство, оправдывающее неисполнение судебного решения» <2>.

———————————

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Сухобоков против Российской Федерации» (Sukhobokov v. Russia) от 13 апреля 2006 г. Жалоба N 75470/01 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 3.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Сухобоков против Российской Федерации» (Sukhobokov v. Russia) от 13 апреля 2006 г. Жалоба N 75470/01. § 26 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 3. См. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Елена Леонидовна Вельская против Российской Федерации» (Elena Leonidovna Velskaya v. Russia) от 5 октября 2006 г. Жалоба N 21769/03. § 19 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 3; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Звездин против Российской Федерации» (Zvezdin v. Russia) от 14 июня 2007 г. Жалоба N 25448/06. § 43 // Российская хроника Европейского суда. Приложение к «Бюллетеню Европейского суда по правам человека». Специальный выпуск. 2008. N 3; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Кудрина против Российской Федерации» (Kudrina v. Russia) от 21 июня 2007 г. Жалоба N 27790/03. § 30 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 9.

 

Еще одним выводом, к которому приходит Европейский суд при рассмотрении дел о длительном неисполнении решений суда, вступивших в законную силу и подлежащих принудительному исполнению, является то, что к заявителю, имеющему «законное ожидание» по исполнению требований против государства, подтвержденных юридически обязательным судебным решением, не может предъявляться требование обратиться к исполнительному производству <1>. Таким образом, несоблюдение заявителем процедуры, например, предъявление исполнительного листа ко взысканию не в тот государственный орган, не является обстоятельством, освобождающим государство от ответственности за длительное неисполнение решения суда, так как «государство обязано организовать работу своей правовой системы таким образом, чтобы обеспечить координацию между различными органами государственной власти, ответственными за исполнение судебных решений, и обеспечить гарантию исполнения судебных решений в разумный срок независимо от изменений, происходящих в национальном законодательстве. Заявитель возложил бы на себя непосильное бремя, если бы ему пришлось следовать за каждым таким изменением и направлять исполнительный лист из одного компетентного органа государственной власти в другой» <2>.

———————————

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Метаксас против Греции» (Metaxas v. Greece) от 27 мая 2004 г. Жалоба N 8415/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2004. N 10.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Рейнбах против Российской Федерации» (Reynbakh v. Russia) от 29 сентября 2005 г. Жалоба N 23405/03. § 23 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006.

 

Представленная судебная практика международного правоприменителя свидетельствует о достаточно широком подходе в определении понятия «имущество». Включение в «свое имущество» не только традиционных вещей, но и объектов интеллектуальных прав (интеллектуальной собственности) <1> с учетом обязательности позиций Европейского суда в вопросах толкования и применения Конвенции открывает возможности распространить механизм защиты, заложенный в ст. 1 Протокола N 1, на правовые явления, которые выходят за рамки традиционного для романо-германской правовой системы рассмотрения объекта права собственности как осязаемого (телесного) объекта материального мира (вещи). Необходимо оговориться, что мы не ставим перед собой цели отказа от традиционного прежде всего для пандектной системы строгого дуализма гражданского права <2>. Последний восходит еще к делению прав (исков) на actio in rem (вещный иск) и actio in personam (личный иск) в римском частном праве <3>. Впоследствии система права была дополнена категорией исключительных прав, получивших в XIX в. устойчивую самостоятельность.

———————————

<1> В терминологии IV части ГК РФ (ст. 1225 ГК РФ).

Примечание.

Монография К.И. Скловского «Собственность в гражданском праве» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

<2> Подробнее о проблеме дуализма гражданского права и его генезиса см.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2002. С. 54 — 94.

Примечание.

Учебник «Римское частное право» (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2004.

<3> См.: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1997. С. 42; Римское частое право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М.: Новый Юрист, 1997. С. 52 — 53.

Часть1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code