Объект защиты: концепция «имущества» (часть 2)

Автономность рассматриваемого Конвенцией понятия имущества позволяет Европейскому суду весьма лояльно относиться к его содержанию и включать в него не только материальные вещи в традиционном их понимании, но и репутацию заявителя как адвоката <1>, право на занятие адвокатской деятельностью и «наработанную клиентуру» <2>, лицензию на занятие определенным видом деятельности <3>, право на возмещение экспортного НДС <4> и излишне уплаченного налога <5>, право на занятие рыбным промыслом <6>, доменное имя <7>, долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью <8>.

———————————

<1> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Нимитц против Германии» (Niemietz v. Germany) от 16 декабря 1992 г. Серия А. N 251-B // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 1.

<2> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу «Ледерер против Германии» (Lederer v. Germany) от 22 мая 2006 г. Жалоба N 6213/03 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 12; см. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Бузеску против Румынии» (Buzescu v. Romania) от 24 мая 2005 г. Жалоба N 61302/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 10. Ср. с решением Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу «Венденбург и другие против Германии» (Wendenburg and others v. Germany) от 6 февраля 2003 г. Жалоба N 71630/01 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2003. N 7.

<3> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Компания «Капитал Банк АД» против Болгарии» (Capital Bank AD v. Bulgaria) от 24 ноября 2005 г. Жалоба N 49429/99 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 5.

<4> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Интерсплав» против Украины» (Intersplav v. Ukraine) от 5 декабря 2006 г. Жалоба N 803/02 // СПС «Гарант». Европейский суд обошел вопрос о категории «имущества», к которой относится право на возмещение экспортного НДС, хотя, конечно, оно ближе ко второй группе — «имущественного актива, в отношении которого у лица имеется «законное ожидание». При этом международный правоприменитель отклонил довод властей Украины о том, что имущество в смысле ст. 1 Протокола N 1 возникнет «исключительно после подтверждения такой суммы судебными решениями». Напротив, он подчеркнул самодостаточность этого права, указав, что «в рассматриваемом деле спор возник не в отношении конкретной суммы НДС, подлежащей возмещению, и компенсации за просрочку, а в отношении определенного права заявителя на возмещение НДС и компенсацию в соответствии с законодательством… при соблюдении критериев и требований, установленных внутренним законодательством, заявитель мог обоснованно ожидать возмещения НДС, который он уплатил в ходе ведения своей деятельности, а также компенсации за задержку. Даже несмотря на то, что конкретное заявление на возмещение НДС может быть предметом проверок и в отношении него могут быть заявлены возражения компетентными государственными органами, соответствующие положения Закона «О налоге на добавленную стоимость» не требуют предварительного судебного рассмотрения заявления с целью подтверждения права компании на возмещение» (Там же. § 31). См. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Акционерное общество «Данжвиль» против Франции» (SA Dangeville v. France) от 16 апреля 2002 г. Жалоба N 36677/97 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2002. N 4.

<5> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Компания «Баффало» против Италии» (Buffalo SRL v. Italy) от 3 июля 2003 г. Жалоба N 38746/97 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2003. N 12.

<6> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Пости и Рахко против Финляндии» (Posti and Rahko v. Finland) от 24 сентября 2002 г. Жалоба N 27824/95 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2003. N 2. Ср. с Постановлением Европейского суда по правам человека по делу «Йохтти Сапмелаккат Ри и другие против Финляндии» (Johtti Sapmelaccat Ry and others v. Finland) от 18 января 2005 г. Жалоба N 42969/98 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 6.

<7> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Компания «Пэффген ГмбХ» (I — IV) против Германии» (Paeffgen GmbH (I — IV) v. Germany) от 18 сентября 2007 г. Жалобы N 25379/04, 21688/05, 21722/05, 21770/05 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2008. N 3.

<8> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу «Потьис против Латвии» (Pokis v. Latvia) от 5 октября 2006 г. Жалоба N 528/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 4.

 

В категорию «имущество» по смыслу ст. 1 Протокола N 1 включается не только имущество, принадлежащее лицу на праве собственности, но и имущество, на которое у лица имеется иное законное право, например право аренды.

Европейский суд в Постановлении по делу «Иатридис против Греции» отметил, что «право собственности на земельный участок под кинотеатром являлось предметом спора между арендодателями и государством с 1953 года и …спор так и не был разрешен на момент принятия настоящего решения. Суд не полномочен решать указанное дело вместо внутригосударственных судов и определять, принадлежит ли спорный земельный участок государству, либо является ли договор аренды, заключенный между наследниками К.Н. и заявителем, законным в соответствии с греческим законодательством. Суд ограничивает себя в рассмотрении лишь того, что, перед тем как заявитель был выселен (лишен своего имущества), он управлял кинотеатром в течение одиннадцати лет на основании формально законного договора аренды и без какого-либо вмешательства со стороны властей» <1>.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Иатридис против Греции» (Iatridis v. Greece) от 25 марта 1999 г. Жалоба N 31107/96. ECHR 1999-II. § 54 // СПС «Гарант»; см. также: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Босфорус Хава Йоллари Туризм Ве Тиджарет Аноним Ширкети против Ирландии» (Bosphorus Hava Yollari Turizm Ve Ticaret Anonim Sirketi v. Ireland) от 30 июня 2005 г. Жалоба N 45036/98 // СПС «КонсультантПлюс». Жалоба была подана на нарушение прав, предусмотренных ст. 1 Протокола N 1, в связи с арестом Ирландией двух самолетов «Боинг» (Boeing) 737-300, арендованных компанией-заявителем у «Югославских авиалиний» (Yugoslav Airlines). Европейский суд признал жалобу компании-заявителя приемлемой и рассмотрел дело по существу, признав тем самым возможность применения положений ст. 1 Протокола N 1 к имуществу, принадлежащему лицу на праве аренды.

Формальное отсутствие у лица законных прав на имущество с учетом конкретных обстоятельств дела не исключает охрану имущественного интереса в рамках ст. 1 Протокола N 1. В этом отношении показательно Постановление Европейского суда по делу «Енерйылдыз (Oneryildiz) против Турции», в котором правоприменитель, не согласившись с доводами властей Турции о незаконности возведения постройки, пришел к выводу о наличии «существующей собственности» в ситуации, когда «государственные органы de facto признали, что заявитель и его близкие родственники имели право собственности на их дом и движимое имущество» <1>, допуская разрастание трущоб и не мешая людям селиться вблизи гор мусора на территориях, не предназначенных для проживания в соответствии с градостроительным законодательством.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Енерйылдыз (Oneryildiz) против Турции» (Oneryildiz v. Turkey) от 30 ноября 2004 г. Жалоба N 48939/99. ECHR 2004-XII. § 127

Европейский суд посчитал обоснованными в данных обстоятельствах доводы заявителя, что государственные органы даже отчасти «поощряли такое положение вещей, позволяя жителям пользоваться всеми основными услугами, и по политическим соображениям приняли более 18 законов, упорядочивающих жизнь в нелегальных поселениях, которые рассматривались как площадки для «разведения» избирателей. Кроме того, ссылаясь на официальную карту. в рассматриваемое время в данном районе имелось почтовое отделение… и четыре государственных школы. к домам. был подведен водопровод, а жители платили муниципальный налог. Государственные органы позволили заявителю и его близким родственникам беспрепятственно жить в своем доме, в социальных и семейных условиях, созданных ими. Кроме того, учитывая конкретные доказательства, представленные в Европейский суд и не опровергнутые властями Турции, не было причин для сомнений в достоверности утверждения заявителя о том, что государственные органы еще и взимали с него и с других жителей трущоб в районе Юмрание муниципальный налог и оказывали им платные общественные услуги» <1>.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Енерйылдыз (Oneryildiz) против Турции» (Oneryildiz v. Turkey) от 30 ноября 2004 г. Жалоба N 48939/99. ECHR 2004-XII. § 85, 105

В Особом мнении по делу судья А. Муларони выразила несогласие с возможностью применения ст. 1 Протокола N 1, так как «не оспаривалось, что дом заявителя был возведен в нарушение турецкого градостроительного законодательства и не соответствовал соответствующим техническим стандартам и что земельный участок, занятый заявителем, принадлежал государству. Заявитель не имел возможности доказать, что у него имелось право собственности на данный земельный участок или что он мог на законных основаниях подать ходатайство о передаче ему права собственности…», однако «вместо того, чтобы сделать соответствующие выводы из этой мотивировки и признать, что статья 1 Протокола N 1 к Конвенции была неприменима, Европейский суд принял новый критерий приемлемости для этой статьи: терпимость государственных органов в отношении действий заявителя в течение почти пяти лет, ведущая к выводу о том, что эти органы de facto признали, что заявитель и его близкие родственники имели имущественный интерес в отношении их дома и движимого имущества, который был достаточным и признан в полной мере для того, чтобы являться самостоятельным интересом и «имуществом» по смыслу правила, установленного в первом предложении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции…» <1>.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Енерйылдыз (Oneryildiz) против Турции» (Oneryildiz v. Turkey) от 30 ноября 2004 г. Жалоба N 48939/99. ECHR 2004-XII . Судья А. Муларони выразила также озабоченность, что «вывод большинства судей о том, что статья 1 Протокола N 1 к Конвенции применима в настоящем деле, может привести к парадоксальным последствиям… например, великолепные виллы и отели, незаконно построенные на побережье или в другом месте, которые по национальному законодательству не могут быть приобретены на основании утверждения правового титула вопреки притязанию другого лица; достаточен ли теперь просто тот факт, что соответствующие органы терпели эти здания в течение пяти лет для того, чтобы утверждать, что лица, которые построили их в нарушение закона, имеют спорное требование по статье 1 Протокола N 1 к Конвенции? Такой вывод затрудняет принятие государственными органами (на национальном и местном уровнях) мер по обеспечению соблюдения градостроительного законодательства и регламентов» (Там же).

 

Общим принципом, на наш взгляд, должна служить правовая оценка законности строения в соответствии с национальным законодательством. Позиция Европейского суда, продемонстрированная в деле «Енерйылдыз (Oneryildiz) против Турции», может быть исключением, допустимым лишь в ситуации, когда в целях обеспечения баланса интересов конкретные обстоятельства дела объективно требуют признания de facto существования у лица права на имущество. Признавая ситуацию de facto, международный правоприменитель напрямую вступает в противоречие с законодательством государства-ответчика. Однако Европейский суд достаточно последовательно в постановлениях придерживается позиции о своем субсидиарном характере, что дает основания считать доводы, высказанные судьей А. Муларони, несколько категоричными.

Широкий подход к пониманию имущества в первом значении этого термина как существующего и принадлежащего лицу имущества, несомненно, продиктован положением Европейского суда как наднационального органа, призванного разрешать споры с участием стран, имеющих различные правовые системы. Однако данный объективный фактор не исключает собственного стремления международного правоприменителя к наиболее полной защите такого фундаментального права, как право собственности, составляющее экономическую основу свободы и правового статуса личности.

Во-вторых, «свое имущество» по ст. 1 Протокола N 1 понимается как «актив», в том числе право требования, в отношении которого «заявитель может утверждать, что у него имеется обоснованное и «законное ожидание», что он получит возможность эффективного осуществления имущественного права» <1>. Утверждение о наличии «законного (правомерного) ожидания» по смыслу прецедентного права Европейского суда подтверждается, если заявитель сможет доказать, что имеет достаточные основания в национальном законодательстве, например, когда данное подтверждается сложившейся судебной практикой <2>.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Енерйылдыз (Oneryildiz) против Турции» (Oneryildiz v. Turkey) от 30 ноября 2004 г. Жалоба N 48939/99. ECHR 2004-XII. § 124

<2> См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Драон против Франции» (Draon v. France) от 6 октября 2005 г. Жалоба N 1513/03. § 65 ; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Морис против Франции» (Maurice v. France) от 6 октября 2005 г. Жалоба N 11810/03. § 63

 

В деле «Прессос Компаниа Навьера С.А.» и другие против Бельгии» предметом рассмотрения со стороны Европейского суда послужили требования о возмещении вреда, причиненного морским судам вследствие небрежности бельгийских лоцманов <1>. Правительство Бельгии, оспаривая заявленные требования, утверждало, что «право требования… не может считаться «имуществом» в смысле статьи 1. Ни одно из них <2> не было установлено решением суда, имеющим преюдициальный характер. Однако это является условием того, чтобы право требования было бесспорным, действительным, подлежащим исполнению и, следовательно, защищаемым статьей 1″ <3>.

———————————

<1> В Бельгии лоцманское сопровождение морских судов являлось публичной службой, организованной государством в интересах мореплавания. При этом в соответствии с государственным деликтным правом право на возмещение вреда возникает с момента его причинения.

<2> Имеется в виду право требования.

<3> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Прессос Компаниа Навьера С.А.» и другие против Бельгии» (Pressos Compania Naviera S.A. and others v. Belgium) от 20 ноября 1995 г. Серия А. Т. 332. § 29 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 2.

Европейский суд не согласился с доводами Правительства Бельгии. Во-первых, международный правоприменитель отметил, что, несмотря на то, что термины «имущество» и «собственность» <1> в смысле ст. 1 «имеют автономное значение, которое не зависит от того, как они квалифицируются во внутреннем праве соответствующего государства» <2>, для того, чтобы «определить, идет ли речь в данном конкретном случае о наличии «имущества», Суд может принять во внимание внутреннее законодательство, действующее на момент предполагаемого нарушения, поскольку у него нет основания полагать, что оно противоречит предмету и целям статьи 1 Протокола N 1″ <3>.

———————————

<1> Необходимо отметить, что «почти официальный» перевод Постановления Европейского суда по правам человека по делу «Прессос Компаниа Навьера С.А.» против Бельгии», содержащийся в сборнике «Европейский суд по правам человека: Избранные решения», оперирует двумя терминами «имущество» и «собственность» как равнозначными.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Прессос Компаниа Навьера С.А.» и другие против Бельгии» (Pressos Compania Naviera S.A. and others v. Belgium) от 20 ноября 1995 г. Серия А. Т. 332. § 30 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. Т. 2.

<3> Там же. § 31.

Во-вторых, Европейский суд пришел к выводу, что, учитывая имеющуюся практику судов, «заявители могли «правомерно ожидать», что их требование возмещения ущерба в связи с авариями будет определено на основании общих принципов ответственности за причинение вреда» <1>, т.е. их права требования, имеющие имущественный характер, в таковом качестве охватываются ст. 1 Протокола N 1.

———————————

<1> Там же.

Таким образом, вывод Европейского суда в деле «Прессос Компаниа Навьера С.А.» и другие против Бельгии» сводится к тому, что на «правомерное ожидание» «нельзя ссылаться в отсутствие «актива», подпадающего под действие статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, который в данном случае представлял собой требование компенсации. «Правомерное ожидание», определенное в деле «Прессос Компаниа Навьера С.А.» и другие против Бельгии», само по себе не являлось имущественным интересом; оно относилось к тому, как рассматривает национальное законодательство право требования, признанное «активом», и в частности, к опоре на тот факт, что сложившаяся практика национальных судов будет и дальше применяться к уже причиненному вреду» <1>.

———————————

<1> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Драон против Франции» (Draon v. France) от 6 октября 2005 г. Жалоба N 1513/03. § 67 ; Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Морис против Франции» (Maurice v. France) от 6 октября 2005 г. Жалоба N 11810/03. § 65

 

По смыслу ст. 1 Протокола N 1 «законное (правомерное) ожидание» — это нечто большее, чем просто надежда, «существует разница между простой надеждой на успешный исход, которой может не быть <1>, и «законно обоснованными ожиданиями», которые должны быть более определенными и основываться на законе или ином правовом акте, например судебной практике» <2>, что находит подтверждение, в частности, в решении Европейского суда по вопросу приемлемости по делу «Татьяна Сливенко и другие против Латвии» <3>.

———————————

<1> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу «Мирей против Франции» (Mirailles v. France) от 23 сентября 2003 г. Жалоба N 63156/00 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2004. N 1; решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу «Гавелла против Хорватии» (Gavella v. Croatia) от 11 июля 2006 г. Жалоба N 33244/02 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 2.

<2> Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Копецки против Словакии» (Kopecky v. Slovakia) от 28 сентября 2004 г. Жалоба N 44912/98. ECHR 2004-IX. § 49 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 1.

<3> См.: решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости по делу «Татьяна Сливенко и другие против Латвии» (Tatjana Slivenko and others v. Latvia) от 23 января 2002 г. Жалоба N 48321/99. ECHR 2002-II // РГ. 2002. 16 февр.

Часть1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10   Часть 11   Часть 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code