Постановление ФАС Уральского округа от 07.10.2013 N Ф09-9332/13 по делу N А71-12247/2012

Требование: О признании недействительным решения налогового органа.
Обстоятельства: Налоговый орган начислил НДС, пени, штраф, полагая, что налогоплательщиком неправомерно применены вычеты по сделке со спорным контрагентом.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как суд первой инстанции признал налоговую выгоду необоснованной, не установив осведомленность налогоплательщика о наличии формального документооборота, а апелляционный суд, удовлетворяя требование, не указал мотивы, по которым он не согласился с выводами о недостоверности документов, подписанных неуполномоченным лицом, и о наличии обстоятельств, подвергающих сомнению реальность хозяйственных операций.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 октября 2013 г. N Ф09-9332/13

Дело N А71-12247/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 30 сентября 2013 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 07 октября 2013 г.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Токмаковой А.Н.,
судей Гусева О.Г., Кравцовой Е.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Удмуртской Республике (далее — инспекция, налоговый орган) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2013 по делу N А71-12247/2012 Арбитражного суда Удмуртской Республики.
Лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании принял участие представитель инспекции — Шишкин С.С. (доверенность от 01.08.2013 N 1).

Общество с ограниченной ответственностью «Экскаваторный центр» (далее — общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 29.06.2012 N 14-04/70.
Решением суда от 04.03.2013 (судья Коковихина Т.С.) в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2013 (судьи Полевщикова С.Н., Борзенкова И.В., Сафонова С.Н.) решение суда отменено в части отказа в удовлетворении требований общества о признании недействительным решения инспекции по эпизоду доначисления налога на добавленную стоимость (далее — НДС), соответствующих пеней и штрафов по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью «МПО «ВИМ» (далее — общество «МПО «ВИМ», спорный контрагент). В остальной части решение оставлено без изменения.
В кассационной жалобе инспекция просит отменить постановление суда апелляционной инстанции, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, представленным доказательствам.
Инспекция считает требования налогоплательщика не подлежащими удовлетворению, поскольку в ходе выездной налоговой проверки налоговым органом установлена совокупность обстоятельств, подтверждающая согласованность действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем применения схемы по приобретению и реализации спорного имущества.
Реальные затраты на приобретение имущества у общества отсутствуют.
Налогоплательщиком имитировано привлечение заемных денежных средств для расчета по операции, путем оформления фиктивного договора займа при возврате денежных средств физическому лицу.
Кроме того, налоговый орган отрицает принятие расходов по спорной операции.
Обществом представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором оно просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, ссылаясь на отсутствие оснований для его отмены.

Как установлено судами и следует из материалов дела, налоговым органом по результатам выездной налоговой проверки общества вынесено решение от 629.06.2012 N 14-04/70 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, оставленное без изменения решением Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю от 22.08.2012 N 06-06/10624@.
Полагая, что принятое инспекцией решение нарушает его права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд.
Суд первой инстанции полностью отказал налогоплательщику в удовлетворении заявленных требований. Отказывая в удовлетворении требований в части признания недействительным решения инспекции о доначислении НДС, пеней и штрафа по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью «МПО «ВИМ», суд поддержал выводы инспекции о неправомерном заявлении обществом налоговых вычетов по НДС по сделке приобретения недвижимого имущества у спорного контрагента. Суд признал доказанным, что право на применение налогоплательщиком вычетов на основании счетов-фактур, выставленных «МПО «ВИМ», не подтверждено. В частности, основанием признания налоговой выгоды необоснованной суд указал отсутствие источника возмещения НДС.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что имущество принято налогоплательщиком к учету, счета-фактуры выставлены с соблюдением требований ст. 169 НК РФ, имущество используется в деятельности общества. Довод об отсутствии источника возмещения НДС судом правомерно отклонен как не основанный на нормах налогового законодательства. Обстоятельства совершения сделок, результатом которых, по мнению инспекции, явилось необоснованное применение налоговых вычетов, судом не признаны подтверждающими согласованность действий участников сделок с целью получения обществом необоснованной налоговой выгоды и отсутствие реальной хозяйственной операции.
При рассмотрении спора суды руководствовались ст. 252, 169, 171, 172 НК РФ, ст. 9 Федерального закона N 129-ФЗ от 21.11.1996 г. «О бухгалтерском учете» (в редакции Федерального закона от 30.06.2003 N 86-ФЗ, действовавшего в момент проведения проверки), определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О, от 16.10.2003 N 329-О, от 15.02.2005 г. N 93-О, постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты.
Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. п. 3, 6 — 8 ст. 171 НК РФ.
В соответствии со ст. 169 НК РФ документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету, является счет-фактура. При этом сведения, содержащиеся в счете-фактуре, предусмотренные п. 5 ст. 169 НК РФ, должны быть достоверны. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 указанной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 25.07.2001 N 138-О, и правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
Это означает, что правовой защитой пользуются налогоплательщики, которые в полном объеме исполняют свои обязанности по правильному исчислению, удержанию, полному и своевременному перечислению в бюджет законно установленных налогов и сборов, а также по соблюдению необходимых условий предоставления налоговых вычетов. Лица, недобросовестно выполняющие свои налоговые обязанности, не могут пользоваться теми же правами, что и законопослушные налогоплательщики.
Как следует из п. 3, 4, 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» указано, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.
Таким образом, вывод о недобросовестности налогоплательщика должен быть основан на объективной информации, бесспорно подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.
В силу правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, истолкование ст. 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.
Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 24.01.2008 N 33-О-О, исследовав конституционность п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», подп. 7 п. 1 ст. 31, п. 2 ст. 169, абз. 1 п. 1 ст. 201 НК РФ, указал, что при разрешении споров, касающихся выполнения по уплате налогов, арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правильности применения налогового законодательства, в том числе правомерности применения налоговых вычетов, обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих знание для правильного разрешения дела обстоятельств — факт оплаты покупателем товаров (работ, услуг), действительные отношения продавца и покупателя, наличие иных помимо счетов-фактур документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.
Как следует из содержания постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09, представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком — покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.
Требование п. 2 ст. 169 НК РФ, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленную по дефектному счету-фактуре, сведения в котором отражены неверно или неполно, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм налога из бюджета (определение Конституционного Суда РФ от 15.02.2005 г. N 93-О).
Данные первичных документов, составляемых в момент совершения хозяйственной операции, должны соответствовать действительности, в том числе о лицах, осуществивших операции (постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2005 г. N 4047/05).
При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».
О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.
Судом первой инстанции установлены следующие обстоятельства по взаимоотношениям с «МПО «ВИМ».
Налогоплательщиком заявлены налоговые вычеты по НДС за 2009 — 2010 гг. со стоимости приобретенной недвижимости и имущества у «МПО «ВИМ» в размере 1 647 944 руб.
Между «МПО «ВИМ» (Продавец), в лице конкурсного управляющего Гаффанова Ф.З. и ООО «Экскаваторный центр» (Покупатель), в лице директора Авдеева А.Н. заключен договор купли-продажи имущества от 10.07.2009, в соответствии с которым ООО «Экскаваторный центр» было приобретено в собственность имущество: здание с пристроем, площадью 878,1 кв. м, этажность: 1, Литер А, ПР, инвентарный номер 38640, кадастровый (условный) номер 18:26:03:2033:02:38640/А, ПР, расположенный по адресу: Удмуртская Республика, г. Ижевск, ул. Новосмирновская, 38б. Стоимость объекта, согласно п. 3.1 договора, составляет 6 733 000 руб., в том числе НДС — 1027067 руб. 80 коп.
Учредителями «МПО «ВИМ», зарегистрированного 27.04.1992, являются Авдеев А.Н., Бояршинов М.А., Аблязов Х.М., Трепетин Н.Я., руководителем являлся — Авдеев А.Н.
Как было установлено судом, Бояршинов М.А. 30.12.2004 заявил о выходе из состава общества в связи с невыплатой ему «МПО «ВИМ» действительной стоимости доли, в связи, с чем он обратился 18.06.2008 с иском в арбитражный суд. Согласно вступившему в законную силу решению Арбитражного суда Удмуртской Республики от 01.09.2008 по делу N А71-5428/2008-Г14 в пользу Бояршинова М.А. с «МПО «ВИМ» взыскана действительная стоимость доли в размере 5 974 500 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами.
Собранием участников «МПО «ВИМ» от 19.11.2008 принято решение о подаче заявления о признании «МПО «ВИМ» несостоятельным (банкротом), в связи с чем указанное общество обратилось 26.11.2008 в Арбитражный суд Удмуртской Республики соответствующим заявлением, по состоянию на 21.11.2008 задолженность по денежным обязательствам составила 23 694 000 руб.
Требования кредиторов о включении в реестр кредиторов задолженности ООО «Уралвторметгрупп» в сумме 7 150 000 руб., ООО «Кварц» в сумме 956 656 руб. 61 коп., ООО НПФ «Технорост» в сумме 5 481 298 руб. 24 коп. судом удовлетворены.
Собранием кредиторов ООО «МПО «ВИМ» (ООО «Кварц», ООО НПФ «Технорост», ООО «Уралвторметгрупп») принято решение о продаже имущества должника путем открытых торгов единым лотом суммой 15 376 298 руб. 24 коп., в том числе здание с пристроем по адресу: г. Ижевск, ул. Новосмирновская, 38б.
Победителем аукциона, участниками которого являлись ООО «Экскаваторный центр» в лице директора Авдеева А.Н. и ООО «ИжЭкс» в лице директора Авдеева С.А. (сын Авдеева А.Н.), победителем признано ООО «Экскаваторный центр», предложившее наиболее высокую цену по сравнению с другим участником, 30.07.2009 составлен акт приема-передачи имущества между «МПО «ВИМ» и ООО «Экскаваторный центр». ООО «Экскаваторный центр» 02.09.2009 зарегистрировало право собственности на данный объект недвижимости, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права 18АА 870954.
Оплата за приобретенное на аукционе имущество «МПО «ВИМ» осуществлена обществом путем привлечения заемных денежных средств, полученных от ООО «СнабМеталл» и ООО «ИжЭкс» по договорам займов от 06.07.2009 на сумму 2 000 000 руб., N СМ-18 и от 06.07.2009 на сумму 11 000 000 руб.
По трехстороннему соглашению от 01.01.2011 о замене стороны в договоре, заключенному между ООО «СнабМеталл», ООО «Экскаваторный центр» и Авдеевым А.Н., первоначальный заемщик (налогоплательщик) выбывает из договора займа N СМ-18 от 03.07.2009, новый заемщик принимает на себя все права и обязанности по договору займа и становится стороной указанного договора, заимодавец принимает перемену стороны. ООО «Экскаваторный центр» (первоначальный заемщик) обязано не позднее 31.12.2016 передать Авдееву А.Н. (новый заемщик) долг и начисленные проценты по состоянию на 01.01.2011 в сумме 12 406 400 руб. 00 коп.
Таким образом, задолженность ООО «Экскаваторный центр» перед ООО «СнабМеталл» по договору займа от 03.07.2009 N СМ-18 отсутствует. У ООО «Экскаваторный центр» возникает задолженность по возврату займа перед Авдеевым А.Н. — директором и учредителем ООО «Экскаваторный центр».
Судом установлено, что руководитель и единственный учредитель ООО «СнабМеталл» Васильев С.В., имеющий признаки «массового руководителя», Согласно свидетельству о смерти П-ВГ N 571539, выданному отделом ЗАГС администрации Мотовилихинского района г. Перми Васильев С.В. умер 05.05.2008. При этом все сделки по займу денежных средств происходили в 2009 г.
Суд сделал вывод о том, что договор займа, все письма, а также дополнительные соглашения от имени Васильева С.В., директора ООО «СнабМеталл», составлены и подписаны неустановленным (неуполномоченным) лицом.
Анализ расчетного счета ООО «СнабМеталл» показал, что основными покупателями организации являются ООО «Кварц», ООО НПФ «Технорост», ООО «Ферум», ООО «Уралвторметгрупп». Основание поступления денежных средств от данных контрагентов на расчетный счет ООО «СнабМеталл» — за металлопродукцию, металлопрокат.
Поступившие на расчетный счет «МПО «ВИМ» от продажи имущества денежные средства от налогоплательщика (заемные ООО «ИжЭкс» и ООО «СнабМеталл») в этот же либо на следующий день направлены на расчетные счета кредиторов: ООО «Ферум» (кредитор ООО «Уралвторметгрупп»), ООО «Уралвторметгрупп», ООО «Кварц», ООО НПФ «Технорост», далее на расчетный счет ООО «СнабМеталл» с указанием платежа — за металлопродукцию, металлопрокат.
Суд пришел к выводу, что денежные средства транзитом проходят через расчетные счета ООО «Ферум», ООО «Кварц», ООО НПФ «Технорост», ООО «Уралвторметгрупп», после чего возвращаются в адрес ООО «СнабМеталл».
Кроме того судом отмечено, что кредиторская задолженность «МПО «ВИМ» на сумму 13 587 954 руб. 85 коп. состоит из обязательств, не связанных с основной деятельностью: по договору поручительства отвечает за исполнение ООО Фирма «Крафт» обязательств перед ООО «Алмаз», по договору уступки — перед ООО «Кварц»; по договору поручительства отвечает за исполнение ООО «Промышленный партнер» своих обязательств по договору поставки перед ООО НПФ «ТехноРост»; выдан аваль по векселю ООО «Прогресс» для ООО «Уралвторметгрупп» (получатель денежных средств ООО «Уралвторметгрупп» — ООО «Ферум»). При этом установлено, что организации ООО «Кварц», ООО НПФ «Технорост», ООО «Уралвторметгрупп», ООО «Ферум» не располагаются по адресам, указанным в учредительных и первичных документах; лица, на имя которых зарегистрированы указанные организации, не имеют к их деятельности никакого отношения; штампы, учредительные и регистрационные документы организаций ООО «Алмаз», ООО «Кварц», ООО НПФ «ТехноРост» были изъяты по адресу регистрации организации ООО «Прогресс» — г. Ижевск, ул. Телегина, 30.
На основании содержащихся в материалах дела пояснений должностных лиц «МПО «ВИМ» суд пришел к выводу, что указанная организация, учредителем и директором которой являлся Авдеев А.Н., с целью избежания расчета с учредителем Бояршиновым М.А. инициировала банкротство. При этом согласно показаниям работников, переведенных из «МПО «ВИМ» в ООО «Экскаваторный центр», не изменились ни должности, ни должностные обязанности, ни месторасположение, ни руководитель. Директором «МПО «ВИМ» и ООО «Экскаваторный центр» является Авдеев А.Н.
Относительно документального подтверждения права на налоговый вычет суд установил следующее.
Следственным управлением УМВД России по г. Ижевску налоговому органу было отказано в предоставлении копий изъятых у налогоплательщика документов в рамках уголовного дела N 92/563, возбужденного по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации по факту необоснованного возмещения ООО «Экскаваторный центр» НДС из бюджета РФ по сделкам с ООО «Уралвторметгрупп», ООО «Кварц», ООО НПФ «Технорост», ООО «Ферум», ООО «СнабМеталл», ООО «ИжЭкс». В связи с этим налоговым органом доначисление НДС по контрагенту ООО «МПО «ВИМ» произведено на основании счетов-фактур, указанных в книгах покупок ООО «Экскаваторный центр» за 2009 — 2010 гг.
В письме от 14.01.2013 Следственное управление УМВД России по г. Ижевску по запросу суда сообщило, что среди перечисленных в определении суда документов в уголовном деле N 92/563 имеется лишь один счет-фактура N 00000010 от 30.07.2009, выставленный «МПО «ВИМ», с НДС в сумме 1 027 067 руб. 80 коп.
На основании изложенного суд первой инстанции сделал вывод о незаконном налоговом вычете.
Суд апелляционной инстанции указал, что фактические обстоятельства не свидетельствуют о нереальности хозяйственной операции между налогоплательщиком и «МПО «ВИМ», налоговым органом не установлено обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о наличии согласованных умышленных действий заявителя и его контрагента, создании участниками сделок схемы уклонения от уплаты налогов, об отсутствии разумной деловой цели. Суд отметил, что имущество спорного контрагента реализовано в рамках процедуры банкротства путем открытых торгов в форме аукциона. Руководитель общества «МПО «ВИМ» Авдеев А.Н. с 16.12.2008 не имел полномочий по принятию решений, поэтому влияние Авдеева А.Н. на сделку, проявление им заинтересованности в продаже имущества, не усматривается из материалов дела. Расчеты между контрагентами не доказывают факт возврата денежных средств обратно налогоплательщику, перечисление денежных средств за металлопродукцию и металлопрокат (операция, не подлежащая налогообложению по ст. 149 Кодекса) и перечисление денежных средств за имущество не образуют одну взаимосвязанную хозяйственную операцию.
Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.
Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.
Как установлено ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.
Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.
Результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.
В соответствии со ст. 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны, в частности, обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле; мотивы, по которым суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции, если его решение было отменено полностью или в части.
Вместе с тем судом первой инстанции налоговая выгода признана необоснованной без установления того, что заявление налогового вычета основано на формальном документообороте, о чем налогоплательщик знал либо должен был знать.
Суд апелляционной инстанции не указал мотивы, по которым не согласился с выводом суда первой инстанции о недостоверности документов, подписанных от имени ООО «СнабМеталл» неустановленным лицом, об отсутствии надлежащего документального подтверждения права на налоговый вычет в заявленном размере, о наличии обстоятельств деятельности организаций, участвующих в расчетах с участием налогоплательщика и ООО «СнабМеталл», подвергающих сомнению реальность документально оформленных хозяйственных операций.
С учетом отмеченного выводы судов не соответствуют установленным обстоятельствам, что является основанием для отмены судебных актов в части в силу ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 04.03.2013 по делу N А71-12247/2012 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2013 по тому же делу отменить в части требований о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Удмуртской Республике от 29.09.2012 14-04/70 по эпизоду доначисления налога на добавленную стоимость, пеней и штрафа по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью «МПО «ВИМ», направить дело в данной части на новое рассмотрение в Арбитражный суд Удмуртской Республики.
В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Председательствующий
А.Н.ТОКМАКОВА

Судьи
О.Г.ГУСЕВ
Е.А.КРАВЦОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code