Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 899 ГК РФ — Обязанность поклажедателя взять вещь обратно

Содержание:
1. Ответственность поклажедателя за неполучение вещи при уведомлении хранителя о вывозе
2. Возможность поклажедателя отказаться от получения объекта хранения и потребовать возмещения убытков в порядке ст. 405 ГК РФ, устанавливающей последствия просрочки исполнения обязательства должником

 

1. Ответственность поклажедателя за неполучение вещи при уведомлении хранителя о вывозе

Согласно ст. 896 ГК РФ поклажедатель обязан оплачивать услуги по хранению вплоть до получения вещи, если он не забрал ее по окончании договора. Несмотря на то что из этого правила исключений нет, в судебной практике встречаются случаи, когда вознаграждение взыскивалось не до момента получения вещи, а за более короткий срок.

 

1.1. Вывод из судебной практики: Поклажедатель не может быть признан лицом, не исполнившим обязанность взять вещь обратно, если направил хранителю уведомление о вывозе имущества.

Судебная практика:

Постановление ФАС Уральского округа от 11.12.2007 N Ф09-9422/07-С5 по делу N А50-2820/2007-Г1

«…Исследовав представленные в материалы дела документы (письма истца от 05.02.2007 N 4, от 12.02.2007 N 5, письма ответчика от 01.02.2007, 12.02.2007) и оценив их в соответствии со ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд верно установил, что ответчик, направивший истцу уведомление о вывозе имущества, не может быть признан лицом, не исполнившим обязанность поклажедателя взять вещь обратно. В связи с этим суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению в части взыскания вознаграждения за периоды с 05.12.2006 по 31.12.2006 и с 01.01.2007 по 05.02.2007…»

 

2. Возможность поклажедателя отказаться от получения объекта хранения и потребовать возмещения убытков в порядке ст. 405 ГК РФ, устанавливающей последствия просрочки исполнения обязательства должником

На практике возникают споры о соотношении норм ст. ст. 899 и 901 ГК РФ в ситуации, когда хранителем утрачен, но впоследствии восстановлен объект хранения. Такая ситуация возможна, в частности, в отношении ценных бумаг. В этом случае возникает вопрос: обязан ли поклажедатель принять объект хранения обратно или может требовать возмещения убытков, поскольку объект был утрачен и исполнение договора в натуре уже утратило интерес для поклажедателя?

 

2.1. Вывод из судебной практики: Поклажедатель не вправе отказаться от получения объекта хранения на основании ст. 405 ГК РФ, устанавливающей последствия просрочки исполнения обязательства должником.

Судебная практика:

Постановление ФАС Московского округа от 11.05.2012 N А40-78176/10-28-663

«…Закрытое акционерное общество «РК-ТЕЛЕКОМ» (далее — ЗАО «РК-ТЕЛЕКОМ», истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском (с учетом изменений в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к закрытому акционерному обществу «СПЕКТР КСК» (далее ЗАО «СПЕКТР КСК», ответчик) о взыскании убытков в размере 6 981 714 руб. 60 коп., в том числе, 5 962 443 руб. 81 коп. убытки в размере стоимости невозвращенного имущества, 66 127 руб. 93 коп. убытки, понесенные в связи с уплатой процентов за пользование чужими денежными средствами ОАО «Центр технической диагностики» в рамках заключенного договора поставки от 24.02.2009 г. N В-2.2.09/ЦТД/53-468-2009.

Судами установлено, что по акту приема-передачи товарно-материальных ценностей на хранение истец передал ответчику на хранение приобретенные датчики ультразвуковые в количестве 147 штук согласно товарной накладной стоимостью 5 962 443,81 руб. В соответствии с актом от 06.04.2010 N 1 срок хранения определен 148 дней.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что истец письмом N 166 от 04.06.2010 обратился к ответчику с требованием возвратить датчики, переданные на хранение, в срок до 07.06.2010. Письмом от 09.06.2010 истец просил ответчика либо вернуть переданное на хранение имущество, либо вернуть денежные средства, составляющие стоимость данного имущества. Указанные датчики возвращены не были.

Судом апелляционной инстанции установлено, что сторонами произведен совместный осмотр датчиков ультразвуковых L4NU, по результатам которого были составлены акты осмотров от 24.06.2011, которыми стороны констатировали, что переданное на хранение ответчику имущество находится у ответчика и не утрачено в натуре.

Суд апелляционной инстанции также правильно указал, что закон не предусматривает возможность отказа собственника от принадлежащего ему имущества с последующим возмещением его стоимости за счет хранителя, в случае нарушения последним срока возврата переданного на хранение имущества.

Довод кассационной жалобы о том, что закон не запрещает применить собственнику имущества, переданного на хранение, положения статьи 405 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежит отклонению, поскольку в силу пункта 1 статьи 899 Гражданского кодекса Российской Федерации поклажедатель обязан забрать переданную на хранение вещь по истечении срока хранения.

У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения постановления суда апелляционной инстанции, предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации…»

 

Аналогичная судебная практика:

Московский округ

Постановление ФАС Московского округа от 23.07.2009 N КГ-А40/696-09-П по делу N А40-29436/05-48-239

«…Первая инстанция установила, что между Доверительным и Инвестиционным Банком и ОАО «НК «ЮКОС» был заключен депозитарный договор от 1 июля 1999 года N ДД-043/99, согласно которому Банк принял на себя обязанности по предоставлению услуг по хранению ценных бумаг и/или учету прав на ценные бумаги ОАО «НК «ЮКОС», а также по осуществлению иных видов деятельности, сопутствующих депозитарной… что 27 февраля 2004 года по акту приема-передачи ценных бумаг ОАО «НК «ЮКОС» передало Банку, а Банк принял на ответственное хранение принадлежащие ОАО «НК «ЮКОС» на праве собственности простые векселя ООО «ТехноПромСтройПроект», авалированные Банком, в количестве 53 штук на общую вексельную сумму 635.334.620 рублей и простые векселя ООО «Индустрия-Импульс», авалированные Банком, в количестве 53 штук на общую вексельную сумму 900.315.930 рублей, что 9 марта 2005 года ОАО «НК «ЮКОС» получило выписку по счету Депо ОАО «НК «ЮКОС» в Инвестиционном банке «Траст» о списании 14 февраля 2005 года в пользу ООО «Индустрия-Импульс» векселей ООО «Индустрия-Импульс», авалированных ИБ «Траст» и принадлежащих на праве собственности ОАО «НК «ЮКОС», и в пользу ООО «ТехноПромСтройПроект» векселей ООО «ТехноПромСтройПроект», авалированных ИБ «Траст» и принадлежащих на праве собственности ОАО «НК «ЮКОС» (отчет N 1036 от 3 марта 2005 года об операциях за период с 1 февраля 2005 года по 28 февраля 2005 года), что в адрес Банка и третьих лиц — ООО «Индустрия-Импульс» и ООО «ТехноПромСтройПроект» ОАО «НК «ЮКОС» направило письма с просьбой предоставить основание списания векселей или вернуть векселя на счет ДЕПО ОАО «НК «ЮКОС»…

Первая инстанция указала, что поскольку ОАО «НК «ЮКОС» не получало ни Уведомлений об опционе, ни денежных средств в оплату векселей, списание ответчиком спорных векселей является неправомерным.

Первая инстанция указала, что при новом рассмотрении ОАО ИБ «ТРАСТ» заявило о том, что «восстановил» векселя на счете депо ОАО «НК «ЮКОС», однако, на этот момент ОАО «НК «ЮКОС» потеряло интерес в исполнении договора хранения в натуре, даже если бы оно было надлежащим.

Ссылку первой инстанции на п. 2 ст. 405 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков, нельзя признать обоснованной, поскольку в силу п. 1 ст. 899 Гражданского кодекса Российской Федерации поклажедатель обязан забрать переданную на хранение вещь по истечении срока хранения.

Основания и размер ответственности хранителя установлены ст. 901 и ст. 902 Гражданского кодекса Российской Федерации…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code