§ 2. Процессуальный порядок проверки сообщений о преступлениях

В соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ на следователя возлагается обязанность не только принять, но и проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении. Законодатель при этом не делает какого-либо указания на информационную полноту поступившего сообщения или характер совершенного деяния.

Таким образом, по мнению автора, проверка является обязательным элементом процессуальной деятельности по рассмотрению сообщения о преступлении в каждом конкретном случае, а не только, когда полученные сведения вызывают сомнение или недостаточны для принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

Другой вопрос, в каком объеме и при помощи каких средств будет осуществляться такая проверка. Полагаем, что ее производство необходимо в том объеме, который позволит принять законное и обоснованное решение на начальном этапе уголовного судопроизводства. С этой целью по любому сообщению о преступлении следует проверить законность повода, а также установить наличие или отсутствие основания для возбуждения уголовного дела, что следует из предписаний ч. 1 ст. 146 УПК РФ.

Выбор способов проверки зависит от информации, содержащейся в сообщении, и прилагаемых к нему материалах, если таковые имеются. Действительно, в каждом первичном материале находят отражение какие-либо сведения о предположительно преступном факте. Поэтому правоприменитель в ходе деятельности по рассмотрению сообщения должен, прежде всего, изучить и оценить имеющиеся первоначальные данные, проверить на их основе обоснованность утверждений заявителя. При этом способами такой проверки выступают: изучение полученного заявления, сообщения о преступлении и прилагаемых материалов, анализ содержащихся в них сведений, сопоставление имеющихся фактических данных между собой и последующая оценка каждого в отдельности и всех в совокупности.

В некоторых случаях проверка может ограничиться только указанными способами, например, когда имеющиеся в первичном материале сведения будут признаны достаточными для вынесения соответствующего процессуального решения. Если же, исходя из этих сведений, не представляется возможным разрешить вопрос о наличии или отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, возникает необходимость в проведении проверки путем получения дополнительных данных с использованием допустимых на этапе возбуждения дела процессуальных действий, в том числе отдельных следственных.

Нами разделяется точка зрения тех процессуалистов, которые утверждают, что в каждом случае производства проверки нужно стремиться к осуществлению минимально необходимого количества проверочных действий. Поскольку нерациональное использование способов проверки может привести к затягиванию сроков принятия решения, а также к утрате возможности получения доказательств в дальнейшем.

Срок проверки сообщения о преступлении составляет 3 суток со дня его поступления. Руководитель следственного органа вправе по ходатайству следователя продлить этот срок до 10 суток, а при необходимости проведения документальных проверок или ревизий – до 30 суток (ч.ч. 1, 3 ст. 144 УПК РФ).

Закрепив возможность проверки сообщения о преступлении, УПК РФ не приводит четкого перечня возможных способов ее осуществления. Между тем анализ отдельный правовых предписаний уголовно-процессуального закона все же позволяет выделить отдельные проверочные действия, проведение которых допустимо при рассмотрении сообщения о преступлении. К их числу законодатель относит: требование производства документальных проверок, ревизий, привлечение специалистов к участию в них (ч. 1 ст. 144 УПК РФ); требование о передаче документов и материалов — по сообщению, распространенному в средствах массовой информации (ч. 2 ст. 144 УПК РФ); в исключительных случаях: осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК РФ), осмотр трупа (ч. 4 ст. 178 УПК РФ), освидетельствование (ч. 1 ст. 179 УПК РФ) и некоторые другие.

Существенным недостатком выступает тот факт, что закон не определяет порядок производства указанных способов проверки и форму соответствующих процессуальных актов (исключение составляет осмотр места происшествия). На практике это приводит к отсутствию необходимой процедуры проведения проверочных действий, возможной утрате доказательственной значимости полученной информации, а порой и к нарушению прав и законных интересов участников уголовного процесса.

В этой связи представляется необходимым закрепление в УПК РФ способов проверки сообщения о преступлении, их процессуальной формы и механизма реализации, что позволит более эффективно разрешать вопрос о наличии или отсутствии основания для возбуждения уголовного дела, усилит гарантии охраны прав и свобод лиц, вовлекаемых в уголовный процесс, обеспечив единый на всей территории Российской Федерации порядок проверочной деятельности на первоначальном этапе судопроизводства.

Заметим, что опыт подобной регламентации имеется в уголовно-процессуальном законодательстве некоторых зарубежных стран. К примеру, в УПК Республики Казахстан содержится норма, позволяющая использовать такие способы проверки заявлений, сообщений о преступлениях, как истребование документов или иных материалов, проведение осмотра места происшествия, экспертизы (ст. 184). В ст. 329 УПК Республики Узбекистан, регламентирующей порядок рассмотрения сведений о преступлениях, предусматривается возможность истребования дополнительных документов, объяснений, производства задержания, осмотра места происшествия и экспертизы.

Рассмотрим отдельные способы проверочной деятельности, направленной на разрешение полученного сообщения о преступлении.

В практической деятельности наиболее часто используется такой способ проверки, как получение объяснений. Хотя УПК РФ не предусматривает его в качестве средства проверки, о нем содержится упоминание в ст. 11 Закона «О милиции», устанавливающей возможность получения от граждан и должностных лиц необходимых объяснений, сведений, справок.

Согласно результатам изучения уголовных дел и «отказных материалов», объяснения были получены в 83 % случаев проверки сообщений о преступлениях, по которым принято решение о возбуждении уголовного дела и в 97 % случаев из числа изученных материалов об отказе в возбуждении уголовного дела. Эти данные подтверждают важность и необходимость указанного средства, без применения которого во многих случаях невозможно обеспечить полноту проверки сообщения о преступлении.

Отметим, что отсутствие указания на возможность получения объяснения в уголовно-процессуальном законе вовсе не означает, что проведение данного действия не предполагает соблюдения определенных правил.

Указанный способ проверки сообщения о преступлении должен основываться на общих принципах уголовного судопроизводства: охраны прав и свобод человека и гражданина, уважения чести и достоинства личности, ее неприкосновенности и прочих (гл. 2 УПК РФ). Это положение согласуется с законодательным предписанием о том, что досудебное производство, включающее проверочную деятельность, является частью уголовного судопроизводства (п. 56 ст. 5 УПК РФ).

При получении объяснения недопустимо применение мер процессуального принуждения, поскольку они сопряжены с ограничением в той или иной мере прав и законных интересов граждан и характерны для стадии предварительного расследования.

Так, к лицу, уклоняющемуся от явки для дачи объяснения, нельзя применять такую меру принуждения, как привод, так как данная мера применяется только к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему и свидетелю, если они без уважительной причины не являются по вызову должностного лица (ст. 113 УПК РФ). В подобных ситуациях должностное лицо, осуществляющее проверку, должно ограничиться разъяснением необходимости получения объяснения и его важности для принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом.

При определении цели получения объяснения необходимо исходить из того, что данные, содержащиеся в нем, наряду с другими сведениями являются основанием для вынесения обоснованного решения по поступившему сообщению о преступлении. Значит, получение объяснения должно быть направлено на выяснение фактических данных об обстоятельствах совершенного или готовящегося преступления, достаточных для установления наличия или отсутствия основания для возбуждения уголовного дела.

Говоря о круге лиц, которые могут быть вызваны для дачи объяснения, отметим, что таковое может быть получено от любого лица, располагающего необходимыми сведениями. В правоприменительной деятельности наиболее часто объяснения получают от инициаторов заявления, очевидцев преступления.

Процедура получения объяснения во многом схожа с порядком проведения допроса, хотя и имеет свои особенности.

При получении объяснения сначала выясняется личность опрашиваемого, в протоколе объяснения фиксируются анкетные данные. Затем доводятся сущность проводимого действия и соответствующие права. Перед началом опроса лицу разъясняются положения ст. 51 Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя самого, своего супруга, других близких родственников, о чем делается запись в протоколе, удостоверяемая подписью опрашиваемого.

Отметим, что разъяснение положений ст. 51 Конституции РФ является обязательным в каждом случае получения показаний (объяснений) от того или иного лица как в ходе предварительной проверки сообщения о преступлении, так и на стадии предварительного расследования. Также разъясняется содержание ст. 18 УПК РФ, закрепляющей право давать объяснение на родном языке или языке, которым владеет лицо, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика. При получении объяснения от несовершеннолетнего лица в протокол вносятся фамилии и подписи участвующих при проведении данного процессуального действия родителя и педагога.

Следует помнить, что опрашиваемое лицо не предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний в соответствии со ст.ст. 307, 308 УК РФ (такую ответственность несут лишь свидетель, потерпевший, эксперт, специалист). Однако, если содержание объяснения включает в себя сведения о преступлении, совершенном или подготавливаемом определенным лицом, опрашиваемый предупреждается об ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ.

После разъяснения прав лицо излагает обстоятельства, для выяснения которых оно было вызвано. Следователь по своему усмотрению выбирает тактику данного проверочного действия.

Результаты получения объяснения фиксируются в протоколе объяснения. В нем указываются: место, дата и время составления документа; должность, звание, фамилия лица, его составившего; ст. 144 УПК РФ, предусматривающая проведение проверки сообщения о преступлении; данные о лице, дающем объяснение; сообщенные им сведения, отметка об ознакомлении опрашиваемого с содержанием протокола, замечания и дополнения к объяснению; подписи участников рассматриваемого действия.

По окончании опроса протокол предъявляется опрашиваемому лицу для прочтения. Факт ознакомления и правильность записи объяснения удостоверяется подписью лица на каждой станице и в конце документа.

При проведении проверки сообщения о преступлении зачастую невозможно принять обоснованное решение по существу без наличия определенных предметов и документов, которыми могут быть: различные справки, в том числе о размере имущественного вреда, причинении вреда здоровью, бухгалтерская документация, документы со следами исправлений, а также орудия преступления, объекты преступного посягательства и другие. Необходимость истребования тех или иных материалов возникает при установлении признаков преступления для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела по целому ряду статей УК РФ (например, ст.ст. 186, 222, 228). Причем требуемые объекты должны быть получены еще в ходе проверки.

Следовательно, истребование предметов и документов является важным средством проверочной деятельности, осуществляемой на начальном этапе уголовного процесса.

УПК РФ, как уже упоминалось, не только не определяет процедуру вовлечения в уголовно-процессуальную сферу изымаемых предметов и документов, но и вовсе не упоминает о праве соответствующих должностных лиц проводить такое проверочное действие, как «истребование необходимых материалов», установленное еще УПК РСФСР.

Нормы УПК РФ рассматривают лишь отдельный случай истребования, проводимого по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации. Так, предписания ч. 2 ст. 144 УПК РФ обязывают редакцию, главного редактора соответствующего средства массовой информации по требованию правомочного должностного лица передать имеющиеся в их распоряжении документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем эти сведения (за исключением случаев, когда лицо поставило условие о неразглашении источника информации).

Некоторые юристы полагают, что возможность осуществления рассматриваемого средства проверки сообщения о преступлении заложена в ч. 4 ст. 21 УПК РФ, в которой говорится о праве следователя и других должностных лиц предъявлять в пределах своих полномочий обязательные для исполнения требования, поручения и запросы. Однако, во избежание сложностей в решении вопроса о допустимости последующего использования изъятых предметов и документов в качестве доказательств по уголовному делу, представляется целесообразным закрепить такое полномочие в качестве самостоятельного проверочного действия в ст. 144 УПК РФ, определив процессуальный порядок его производства и фиксации.

Рассматриваемый способ проверки, несмотря на отсутствие законодательной регламентации, достаточно широко применяется в правоприменительной деятельности, например, при принятии решения по первичным материалам, свидетельствующим о незаконном обороте оружия, боеприпасов, наркотических средств и психотропных веществ, изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг.

Процедура истребования охватывает собой действия должностного лица по направлению предписания гражданину или организации представить определенные материалы, передачу истребуемого объекта и процессуальное оформление этих фактов.

Мы придерживаемся мнения многих процессуалистов относительно возможности применения как устной, так и письменной формы запроса, содержащего требование о представлении предметов и документов. Устный запрос предпочтителен при осуществлении истребования у физического лица непосредственно. В этом случае сразу составляется документ, отражающий факт и условия передачи определенного объекта, например, протокол.

Письменная форма целесообразна при обращении с требованием в соответствующие учреждения, организации, предприятия. При этом в запросе должна обосновываться необходимость изъятия соответствующего предмета (документа), а также содержаться указание на конкретный предмет, документ, подлежащий изъятию и срок его предоставления. Приобщение копии такого запроса к материалам проверки разъяснит происхождение объекта и будет являться подтверждением произведенного проверочного действия.

Сложившаяся в правоприменительной деятельности практика осуществления истребования свидетельствует об отсутствии единообразия в оформлении факта передачи изымаемых объектов. Отмечается составление письменных документов, имеющих различную процессуальную форму и наименование: протоколы, рапорты, справки, акты и прочее. Более предпочтительным представляется закрепление факта истребования путем составления такого процессуального документа, как протокол. Он широко используется для отражения хода и результатов не только следственных, но и иных процессуальных действий, в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела. В частности, нормы УПК РФ прямо предусматривают оформление протокола принятия устного заявления, явки с повинной, осмотра места происшествия (ст.ст. 141, 142, 177 УПК РФ).

Протокол истребования предметов и документов должен содержать описание факта и условий передачи тех или иных объектов, их индивидуальных признаков, а также сведения о лице, у которого истребованы (изъяты) предметы, и должностном лице, проводившем данное проверочное действие.

На практике для участия в истребовании часто привлекаются незаинтересованные лица, которые выполняют функции, сходные с функциями понятых, хотя и не являются ими в силу прямого указания закона на возможность привлечения последних лишь к участию в следственных действиях (ст. 60 УПК РФ). Целесообразность их привлечения состоит в том, чтобы удостоверить правильность отображения воспринимаемой информации в протоколе и обеспечить условия для возможной проверки законности и обоснованности процедуры истребования.

При составлении протокола необходимо также соблюдать общие требования, предъявляемые к такого рода документам и сформулированные в ст.ст. 166, 167 УПК РФ.

Наряду с истребованием в деятельности по проверке и разрешению информации о преступлении нередко используется такой способ как представление предметов и документов, который заключается в передаче гражданином, организацией, учреждением, предприятием предметов или документов по собственному волеизъявлению правомочному должностному лицу для использования их в процессе доказывания.

Представление предметов и документов осуществляется по собственной инициативе граждан, должностных лиц, организаций, чем отличается от истребования. Факт передачи предмета или документа следует оформлять протоколом, который должен быть составлен с соблюдением требований, обозначенных выше применительно к аналогичному процессуальному акту, фиксирующему производство истребования необходимых материалов. При этом, помимо прочего, в нем следует отразить добровольный характер передачи соответствующего предмета или документа, а также объяснить факт нахождения у лица того или иного объекта.

В целях проверки поступившего сообщения о преступлении УПК РФ закрепляет правомочие следователя «требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов» (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Этот способ проверочной деятельности является распространенным, а подчас единственным способом установления наличия или отсутствия признаков преступления, характерным преимущественно для рассмотрения материалов о противоправных действиях в области экономики. Он предполагает изучение, проверку, анализ производственной и финансово-хозяйственной деятельности организаций, учреждений, предприятий в целях установления законности и достоверности совершенных хозяйственных операций, выявления фактов правонарушений в экономической сфере.

Обращаясь к сущности рассматриваемого способа проверки, необходимо отметить, что УПК РФ не определяет процедуру таких процессуальных действий, как ревизия и документальная проверка. Закрепляется лишь право следователя и других компетентных должностных лиц требовать их производства. То есть сферой уголовно-процессуального регулирования охватывается только деятельность по инициированию обозначенных мероприятий, порождающая процессуальные правоотношения между следователем и руководителем ревизионного органа, правомочным назначить ревизию.

Порядок назначения и производства ревизий и документальных проверок регламентируется подзаконными актами, нормы которых имеют определенные расхождения относительно процедуры данных мероприятий.

Приказом Минфина России, МВД России, ФСБ России от 7 декабря 1999 г. № 89н/1033/717 утверждено Положение о порядке взаимодействия контрольно-ревизионных органов Министерства финансов РФ с Генеральной прокуратурой РФ, Министерством внутренних дел РФ, Федеральной службой безопасности РФ при назначении и проведении ревизий (проверок). Согласно данному правовому акту при наличии мотивированного постановления правоохранительного органа контрольно-ревизионные органы Минфина РФ осуществляют ревизии (проверки) финансово-хозяйственной деятельности организаций любых форм собственности.

Под ревизией в Положении понимается «система контрольных действий по документальной и фактической проверке обоснованности совершенных организацией хозяйственных и финансовых операций в ревизуемом периоде или достигнутых результатов ее финансово-хозяйственной деятельности». В отличие от нее проверка – единичное контрольное действие по определенному кругу вопросов, участку или эпизоду финансово-хозяйственной деятельности проверяемой организации (п. 5 Положения).

Вопросы производства ревизий (проверок) частично регламентируются приказом Минфина России от 4 сентября 2007 г. № 75н «Об утверждении административного регламента исполнения Федеральной службой финансово-бюджетного надзора государственной функции по осуществлению контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации при использовании средств федерального бюджета, средств государственных внебюджетных фондов, а также материальных ценностей, находящихся в федеральной собственности». На основе этого документа проведение ревизии (проверки) возлагается на органы Федеральной службы финансово-бюджетного надзора (Росфиннадзора). Причем объектом финансового контроля является использование средств федерального бюджета, государственных внебюджетных фондов, а также материальных ценностей, находящихся в федеральной собственности. В качестве цели ревизии (проверки) выступает определение правомерности, в том числе целевого характера, эффективности и экономности использования упомянутых средств.

Закрепив в нормах УПК РФ возможность использования указанного средства проверочной деятельности, законодатель не урегулировал процедуру заявления соответствующего требования о производстве документальной проверки, ревизии и его процессуальное оформление.

Научная мысль демонстрирует широкий круг мнений относительно формы такого требования. В частности, высказываются предложения о том, что оно должно быть выражено в постановлении лица, проводящего проверку сообщения о преступлении, либо запросе, отношении или письме. Не получил однозначного разрешения этот вопрос и в ведомственных правовых актах.

Так, в Положении, утвержденном приказом Минфина России, МВД России, ФСБ России № 89н/1033/717, указывается на необходимость составления мотивированного постановления, требования (обращения) (п. 7). Административный регламент, утвержденный приказом Минфина России № 75н, предусматривает вынесение мотивированного обращения, требования или поручения руководителя соответствующего правоохранительного органа (п. 105). Однако ни форма, ни содержание таких документов не приводятся.

Анализ правоприменительной деятельности показал, что на практике решения о производстве ревизии или документальной проверки оформляются запросом, письмом или поручением.

В запросе (поручении) о проведении проверки, ревизии указывается, в какой организации, за какой период деятельности и какие виды хозяйственных операций должны быть проверены, обосновывается необходимость осуществления того или иного мероприятия, определяются вопросы, подлежащие разрешению в ходе его проведения, срок представления итогового акта должностному лицу правоохранительного органа, а также делается ссылка на ст. 144 УПК РФ, регламентирующую возможность требования производства указанного проверочного действия.

Срок проведения документальной проверки и ревизии устанавливается с учетом объема предстоящих работ, вытекающих из конкретных задач осуществляемого мероприятия, и особенностей проверяемой организации, но не может превышать 30 суток, как следует из предписания ч. 3 ст. 144 УПК РФ, предусматривающей возможность продления срока проверки поступившего сообщения о преступлении максимально до 30 суток при необходимости проведения документальной проверки или ревизии.

Ревизоры самостоятельно определяют необходимость применения тех или иных ревизионных действий, приемов и способов получения информации, аналитических процедур. В ходе осуществления ревизии они вправе знакомиться со всеми необходимыми документами ревизуемой организации (учредительными, регистрационными, бухгалтерскими, плановыми, отчетными и прочими), требовать письменных объяснений ответственных работников по возникающим вопросам, получать дополнительные сведения, необходимые для проверки, изымать требуемые документы (или их копии), запрашивать от других предприятий справки и копии документов, связанных с операциями ревизуемых организаций.

По окончании проведения ревизии и документальной проверки составляется акт, который, в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ, может быть отнесен к такому виду доказательств, как «иные документы». В нем отражаются все выявленные в ходе ревизии и документально подтвержденные нарушения законодательства, а также иные обстоятельства, имеющие значение для принятия решения следователем по результатам проверки сообщения о преступлении.

Материалы ревизии включают также надлежаще оформленные приложения к акту (объяснения, изъятые документы), которые вместе с ним передаются по окончании проведения ревизии в соответствующий правоохранительный орган.

В ряде случаев при рассмотрении сообщения о преступлении возникает необходимость в информации, получить которую можно лишь после проведения специального исследования (нередко используется также формулировка – «предварительное исследование»), предполагающего использование определенных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Такие ситуации имеют место, например, в процессе установления наличия или отсутствия признаков преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, наркотических средств или психотропных веществ, причинением вреда здоровью, изготовлением или сбытом поддельных денег, ценных бумаг, документов и в других случаях.

Производство специального исследования по поручению полномочного должностного лица широко применяется на практике в ходе проверки первичной информации о преступлении. И это очевидно, поскольку при помощи специального исследования иногда возможно еще на стадии возбуждения уголовного дела получить объективные сведения об отдельных обстоятельствах преступного деяния, способе его совершения, предмете преступления, которые необходимы для принятия решения следователем.

Несмотря на востребованность данного средства проверочной деятельности в правоприменительной практике, действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит прямого указания на возможность его производства на начальном этапе уголовного процесса.

Специальное исследование осуществляется на основании соответствующего требования, которое составляется лицом, проводящим проверку, в виде запроса (письма), адресованного начальнику экспертного учреждения. В требовании отражаются вопросы, подлежащие разрешению специалистом, а также объекты, направляемые на исследование.

Происхождение объектов, представляемых для исследования, не должно вызывать сомнений: факт их получения фиксируется в протоколах соответствующих проверочных действий (изъятия, осмотра места происшествия), содержащих описание индивидуальных признаков объектов и их упаковки.

По поручению руководителя экспертного учреждения исследование проводится конкретным специалистом. Его результаты представляют собой изложенные в соответствующем документе выводы по поставленным вопросам и их научное обоснование.

Отметим, что в практической деятельности результаты исследований отражаются преимущественно в справке (акте) об исследовании. Причем такая справка не приобщается к материалам дела, не признается доказательством, а содержащаяся в ней информация носит лишь ориентирующий характер, позволяя убедиться в наличии или отсутствии данных, указывающих на признаки преступления. Само же специальное исследование не подменяет собой экспертизы.

Действительно, результаты изучения уголовных дел свидетельствуют о том, что после возбуждения уголовного дела в подавляющем большинстве случаев для разрешения тех же вопросов назначается судебная экспертиза.

Сложившаяся практика, на наш взгляд, обусловлена тем, что справка об исследовании не всегда отвечает требованиям допустимости, поскольку нередко содержит минимум информации об исследуемых предметах, о способах исследования. Поэтому очень важно, на наш взгляд, закрепить в процессуальном законе порядок направления материалов на специальное исследование и обязательные требования к документу, фиксирующему его результаты.

Анализ норм УПК РФ позволяет заключить, что процессуальную деятельность по рассмотрению сообщения о преступлении возможно осуществлять и с помощью производства следственного действия — осмотр места происшествия.

Предписание ч. 2 ст. 176 УПК РФ предоставляет право проведения до принятия решения о возбуждении дела осмотра места происшествия, и причем лишь «в случаях, не терпящих отлагательства». Механизм реализации этого следственного действия подробно регламентирован в ст.ст. 176-177, 180 УПК РФ.

В правоприменительной практике осмотр места происшествия с целью установления наличия или отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, применяется достаточно часто. По результатам нашего исследования он производился в 59% случаев от общего количества изученных уголовных дел и «отказных материалов».

Содержание ч. 1 ст. 176 УПК РФ свидетельствует о том, что законодатель различает «осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов». Однако в ряде случаев местом происшествия является жилище, осмотр которого, согласно  ч. 5 ст. 177 УПК РФ, осуществляется только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. В этой ситуации не совсем ясно, требуется ли такое согласие при проведении осмотра места происшествия в жилище. Закон, учитывая приведенные формулировки, не дает четкого ответа. Между тем на практике следователи до начала осмотра места происшествия испрашивают письменное согласие у лиц, проживающих в осматриваемом жилище.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве предпринята очередная попытка структурного усложнения комплекса следственных действий, допустимых на начальном этапе уголовного судопроизводства. Федеральным законом от 02 декабря 2008 г. № 226-ФЗ внесены изменения в ч. 1 ст. 179 УПК РФ, в соответствии с которыми следователь вправе в случаях, не терпящих отлагательства, осуществлять освидетельствование до возбуждения уголовного дела, то есть в ходе проверки сообщения о преступлении.

Включение в перечень средств проверки освидетельствования представляется оправданным, поскольку оно позволяет выявить значимую для дела информацию, отсрочка в получении которой может привести к утрате важных следов преступления на теле человека. Однако следует пояснить, что возможность осуществления освидетельствования на начальной стадии уголовного процесса в настоящее время отсутствует. Препятствием к реализации данного полномочия является то, что участники уголовного процесса, в отношении которых допустимо производство освидетельствования (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель), до возбуждения уголовного дела отсутствуют. Кроме того, УПК РФ не оговаривает какими-либо условиями его проведение на данном этапе, хотя оно может существенно затрагивать право гражданина на личную неприкосновенность.

Определенные коррективы внесены также в ст. 178 УПК РФ, ч. 4 которой регламентирует право проведения до возбуждения уголовного дела такого следственного действия, как осмотр трупа. Законодатель ограничивает возможность его производства случаями необходимости. Учитывая специфику процессуальной деятельности на начальной стадии процесса, полагаем, что осмотр трупа должен осуществляться в целях установления достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также для выявления и закрепления следов преступления.

Следует заметить, что осмотр трупа и осмотр места происшествия представляют собой самостоятельные виды осмотра, результаты которых фиксируются в разных документах (протокол осмотра трупа, протокол осмотра места происшествия). Между тем на практике осмотр трупа нередко проводится в рамках осмотра места происшествия, что представляется обоснованным, например, когда труп входит в число объектов, обнаруженных на месте происшествия. В таком случае осмотр трупа является, по сути, составной частью осмотра места происшествия.

Нельзя не отметить, что в юридической литературе уже длительное время обсуждается вопрос о необходимости расширения перечня средств рассматриваемой проверки такими следственными действиями, как обыск, выемка, допрос (потерпевшего, свидетеля), наложение ареста на имущество, осмотр предметов и документов. Подобные суждения находят поддержку и среди правоприменителей.

Полагаем, что такой подход неприемлем в виду того, что разрешение производства в ходе проверки сообщения о преступлении следственных действий сотрет грань между этапом возбуждения уголовного дела и предварительным расследованием, превратив проверку, по сути, в аналог последнего. На наш взгляд, способы проверки следует развивать посредством совершенствования существующих уголовно-процессуальных средств доказывания, свойственных указанной стадии, и разработки новых, но в рамках закономерностей (особенностей), характерных для данного вида деятельности.

Учитывая изложенное, можно заключить, что деятельность по рассмотрению сообщения о преступлении, складывающаяся из этапов приема, регистрации, проверки поступившей информации о преступлении и оканчивающаяся принятием определенного решения, значима как с точки зрения вынесения законного и обоснованного решения, завершающего стадию возбуждения уголовного дела, так и с позиции последующего использования доказательств, полученных в ходе ее осуществления.

Основное содержание данной деятельности составляет проверка поступившего сообщения, проводимая в различном объеме в зависимости от конкретной ситуации. В одних случаях она может заключаться в изучении, анализе и оценке имеющихся первоначальных фактических данных, а в других – в производстве процессуальных действий с целью установления дополнительных обстоятельств, необходимых для принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в нем. Возможными способами проверки выступают выработанные практикой: истребование (изъятие) предметов и документов, получение объяснения; требование производства документальных проверок, ревизий, специальных исследований, а также в случаях, не терпящих отлагательства, проведение следственных действий — осмотр места происшествия, осмотр трупа.

Литература

Типовое положение о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях. Утв. приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, МЮ РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ, ФСКН РФ от 29 декабря 2005 г. №39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений».

Инструкция о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях. Утв. приказом МВД РФ от 1 декабря 2005 г. № 985.

Артемова В.В. Деятельность следователя по принятию и проверке сообщений о преступлениях // Предварительное следствие. Учебник / Под ред. М.В. Мешкова. М.: ЮНИТИ-ДАНА. Закон и право, 2009.

Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н., Аксенов В.В. Проверка сообщения о преступлении как форма уголовно-процессуального доказывания: Монография. М.: МосУ МВД России, 2004.

Григорьев В.Н., Прушинский Ю.В. Первоначальные действия при получении сведений о преступлении (процессуальные и организационно-правовые формы): Учеб. пособие. М.: ЮИ МВД РФ, Книжный мир, 2002.

Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1983.

Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие. Омск: ОВШМ МВД СССР, 1990.

Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях: Учеб. пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1979.

Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. М.: Изд-во «Экзамен», 2003.

Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении: Монография. М.: ЮИ МВД РФ, 1997.

Шадрин В.В., Шадрин К.В., Мусин Э.Ф. Ревизия по требованию правоохранительных органов при расследовании уголовных дел. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2004.

Яшин В.Н., Победкин А.В. Возбуждение уголовного дела. Теория, практика, перспективы: Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002.

_____________________

Глава 11. Принятие, регистрация, рассмотрение и разрешение сообщений о преступлениях

§ 1. Порядок приема и регистрации сообщений о преступлениях

§ 2. Процессуальный порядок проверки сообщений о преступлениях

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code