Некоммерческие корпорации в российском праве

Формирующаяся российская доктрина корпоративного права обычно уделяет первостепенное внимание корпоративным отношениям, складывающимся внутри хозяйственных обществ, в меньшей мере уделяя его товариществам и кооперативам, и практически почти не занимается статусом некоммерческих корпораций (а нередко даже прямо или косвенно отрицает корпоративную природу различных общественных объединений и ассоциаций (союзов) граждан или юридических лиц). В этом сказывается несомненное влияние отчасти американского корпоративного права, а отчасти сомкнувшейся с ним в этом вопросе отечественной концепции предпринимательского права. Оба этих подхода концентрируются на предпринимательской деятельности корпораций, необоснованно оставляя в стороне давно известные объединения граждан (а впоследствии и юридических лиц), преследующие не материальные, а различные идеальные цели.

Прежде всего необходимо иметь в виду, что в число некоммерческих корпораций входят потребительские кооперативы, корпоративная природа которых не вызывает сомнений. В отличие от производственных кооперативов у нас и сейчас развиваются классические потребительские кооперативы граждан — жилищные (и жилищно-строительные), дачные, гаражные, кредитные, страховые и др. На их участников российский закон теперь возлагает обязанность покрывать с помощью дополнительных взносов образовавшиеся в деятельности кооперативов убытки (что в значительной мере равнозначно установлению их субсидиарной ответственности по общим долгам). Кроме того, Жилищный кодекс 2004 г. допустил возможность участия в жилищных и жилищно-строительных кооперативах юридических лиц, а проект изменений в ГК РФ предполагает распространить ее также на сельскохозяйственные потребительские кооперативы и общества взаимного страхования (абз. 2 п. 1 ст. 116.2).

Следует также учитывать, что к числу потребительских кооперативов относятся, например, такие во всех отношениях перспективные корпорации финансовой сферы, как общества взаимного страхования и общества взаимного кредита (которые действующим законодательством необоснованно рассматриваются в качестве самостоятельных видов юридических лиц). К сожалению, действующие в этой области законодательные акты разрозненны, несогласованны и противоречивы по содержанию, а их количество чрезмерно. Законодательство о потребительских кооперативах явно нуждается в унификации, которая позволит устранить указанные недостатки.

Что касается других видов некоммерческих корпораций, то необходимо подчеркнуть, что в таких организациях также складываются корпоративные (членские) правоотношения на базе известного объединения их участниками определенного имущества (как минимум вступительных и членских взносов) для достижения общей цели. Они не обязательно ведут к формированию паевых отношений, т.е. к появлению у участников объединения долей, паев и аналогичных им прав на общее имущество корпорации (которые затем по общему правилу можно передать другим лицам, реализовать при выходе из корпорации путем получения определенного имущества и т.д.), поскольку они не преследуют материальную цель увеличения общего имущества и соответственно стоимости своих долей в нем.

Однако участие в некоммерческих корпорациях во всяком случае предполагает возникновение отношений членства, в том числе участия в управлении их имуществом для достижения совместных целей (например, в виде права на управление делами корпорации, включающего право ее участников определять на общем собрании принципы образования и использования ее имущества, утверждать годовые отчеты и бухгалтерские балансы корпорации, получать информацию о ее имущественной деятельности и обжаловать решения ее органов, влекущие гражданско-правовые последствия, оспаривать совершенные корпорацией сделки и требовать возмещения причиненных ей убытков и т.д.) (ср. п. 2 ст. 65.1, п. 1 ст. 65.2 и п. 2 ст. 65.3 проекта новой редакции ГК РФ). Вместе с тем участники корпорации обязаны участвовать в образовании ее имущества (п. 3 ст. 65.2 проекта). Все это говорит о том, что и в некоммерческих корпорациях неизбежно возникают имущественные корпоративные отношения, правовой режим которых принципиально сходен с режимом аналогичных отношений, возникающих в рамках коммерческих корпораций (не говоря уже о прямо закрепленной законом возможности участия некоммерческих корпораций в предпринимательской деятельности).

Вместе с тем количество разновидностей (организационно-правовых форм) некоммерческих корпораций в современном российском праве достигает 30 и является явно избыточным. Как отмечено в Концепции развития гражданского законодательства РФ, их обособление «нередко проведено искусственно, при отсутствии практически значимых признаков, характеризующих особенности их гражданско-правового положения, либо при отсутствии для этого реальной потребности» <1>. Так, объединения работодателей, торгово-промышленные, адвокатские и нотариальные палаты в действительности являются не самостоятельными видами юридических лиц (как формально следует из посвященных им отдельных федеральных законов), а лишь разновидностями объединений (ассоциаций, или союзов), политические партии и профессиональные союзы — разновидностями общественных организаций (объединений), а все они вместе с позиций гражданского права вполне укладываются в одну давно и хорошо известную организационно-правовую форму объединения, или союза (Verein, или Verband, association). Общества взаимного страхования (как и общества взаимного кредита, в советское время именовавшиеся кассами взаимопомощи), а также общины коренных малочисленных народов не имеют принципиальных отличий от потребительских кооперативов и фактически являются их разновидностями.

———————————

<1> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. С. 67.

 

Таким образом, гражданско-правовая унификация отдельных видов коммерческих корпораций в российском гражданском праве давно назрела. Ее предполагалось осуществить в порядке реализации положений Концепции развития гражданского законодательства РФ в разработанной на ее основе новой редакции ГК РФ. К сожалению, сделать это в полной мере не удалось; напротив, в ходе законопроектных работ число таких корпораций вновь увеличилось.

Во-первых, появилась идея объединения товариществ собственников жилья (в которых отсутствуют свойственные кооперативам паевые отношения), садоводческих, садово-огороднических и дачных объединений граждан (в которых паевые отношения прекратились с момента приватизации их членами земельных участков и находящихся на них строений и преобразования садоводческих и дачных товариществ — кооперативов в объединения по совместному использованию оставшегося общим имущества) и тому подобных организаций в новый вид юридического лица (некоммерческой корпорации) — товарищество собственников недвижимости.

Целесообразность этой идеи объясняется судьбой ряда потребительских кооперативов (жилищных и жилищно-строительных, гаражных, дачных, садоводческих и т.п.) после появления правила п. 4 ст. 218 ГК РФ (а ранее — п. 2 ст. 7 Закона о собственности в СССР и аналогичного ему п. 2 ст. 13 Закона о собственности в РСФСР), закрепившего возникновение права собственности отдельных граждан на соответствующие части кооперативного имущества (жилые квартиры, гаражи, дачи) по мере выплаты паевых взносов, а позднее — и возможности бесплатной приватизации садовых и дачных земельных участков. Реализация этих правил привела к юридическому исчезновению объектов собственности соответствующих потребительских кооперативов и необходимости их реорганизации (преобразования) в объединения (товарищества) граждан по совместной эксплуатации оставшегося общим имущества (по типу товариществ собственников жилья, создаваемых для совместной эксплуатации общего имущества жилого дома). При этом имущественные права на такие объекты не имеют самостоятельного характера, оформленного долей (паем и т.п.), а неразрывно связаны с правом собственности на соответствующий объект недвижимости (квартиру, садовый дом, земельный участок и т.д.).

Во-вторых, в соответствии с п. 3 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях в качестве самостоятельных видов юридических лиц (некоммерческих корпораций) в законопроект о новой редакции ГК РФ были включены положения о казачьих обществах и общинах коренных малочисленных народов РФ <1>. Признание их особыми видами юридических лиц в свое время было вызвано чисто субъективными причинами и не имело под собой никаких разумных юридических или экономических оснований. Очевидно, что казачьи общества, как и другие подобного рода объединения, в действительности являются типичной разновидностью общественных объединений граждан, а общины коренных малочисленных народов, как вытекает из действующего законодательства <2> и уже отмечалось выше, представляют собой разновидность потребительского кооператива (с присущими ему паевыми отношениями).

———————————

<1> В названный Федеральный закон в 2007 г. была включена специальная ст. 6.1, посвященная статусу общин коренных малочисленных народов Российской Федерации (Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. N 300-ФЗ // СЗ РФ. 2007. N 49. Ст. 6061), а в 2009 г. — ст. 6.2, посвященная статусу казачьих обществ (Федеральный закон от 3 июня 2009 г. N 107-ФЗ // СЗ РФ. 2009. N 23. Ст. 2762).

<2> См.: Федеральный закон от 20 июля 2000 г. N 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. N 30. Ст. 3122.

 

Предложения признать их разновидностями названных типов юридических лиц натолкнулись на активное противодействие высших органов публичной власти. Однако принятый в первом чтении проект новой редакции ГК РФ в п. 3 ст. 50 оба этих вида некоммерческих корпораций отнес к общественным организациям. Названный проект исходил из деления некоммерческих корпораций на три вида: 1) потребительские кооперативы (включая товарищества собственников жилья и садово-огороднические объединения граждан); 2) общественные организации, основанные на членстве граждан (включая казачьи общества и общины коренных малочисленных народов РФ); 3) ассоциации и союзы, допускающие одновременное членство граждан и (или) юридических лиц (п. 3 ст. 50, абз. 2 п. 1 ст. 116).

Более того, он обособил специальный подраздел, содержащий общие положения обо всех некоммерческих корпоративных организациях (ст. ст. 116 и 116.1). В них не только устанавливался целевой характер правоспособности этих видов юридических лиц, но и подчеркивалось нераспространение норм ГК РФ об их гражданско-правовом статусе на отношения по осуществлению ими своей основной (уставной) деятельности (п. 3 ст. 116). Иначе говоря, было вновь прямо указано, что статус юридического лица отражает только гражданско-правовой (имущественный) аспект деятельности таких некоммерческих корпораций, основное содержание которой не относится к предмету гражданско-правового регулирования.

Статус ассоциаций и союзов как особого типа некоммерческих корпораций получил окончательное законодательное закрепление в новой редакции ст. 121 ГК РФ, предусмотренной Федеральным законом от 11 февраля 2013 г. N 8-ФЗ <1>. Согласно абз. 3 п. 1 данной нормы в организационно-правовой форме ассоциаций (союзов) создаются, в частности, «объединения юридических лиц и (или) граждан, имеющие целями координацию их предпринимательской деятельности, представление и защиту общих имущественных интересов» (например, торгово-промышленные палаты, объединения адвокатов, нотариусов, оценщиков, лиц творческих профессий, объединения саморегулируемых организаций). Вместе с тем в такой организационно-правовой форме не могут создаваться профессиональные союзы работников, политические партии и общественные организации, допускающие исключительно индивидуальное членство граждан, а также создаваемые гражданами разнообразные общества по интересам, или клубы (спортивные, литературно-художественные, филателистические и т.д.), поскольку все они должны относиться к общественным организациям граждан.

———————————

<1> СЗ РФ. 2013. N 7. Ст. 609.

 

Важную особенность гражданско-правового статуса ассоциаций (союзов) составляет возможность установления законом или уставом субсидиарной ответственности их членов по долгам такой некоммерческой корпорации (абз. 2 п. 4 ст. 121 ГК РФ в редакции Федерального закона от 11 февраля 2013 г. N 8-ФЗ). При этом вступление в ассоциацию (союз) нового члена также может быть обусловлено его субсидиарной ответственностью по ранее возникшим обязательствам ассоциации (союза) (п. 4 ст. 123 ГК РФ). При выходе или исключении из ассоциации (союза) ее бывший участник несет субсидиарную ответственность по ее обязательствам пропорционально своему взносу в течение двух лет с момента выхода (подп. 6 п. 1 и 3 ст. 123 ГК РФ).

Сравнение гражданско-правового статуса ассоциаций (союзов) и общественных организаций граждан приводит к выводу о том, что оба этих вида некоммерческих корпораций фактически являются разновидностью все того же единого типа — объединения (союза, или Verband, association). Европейский путь правового развития показывает целесообразность унификации статуса всех некоммерческих корпораций в две организационно-правовые формы — потребительский кооператив и объединение (союз). Он остается вполне приемлемой перспективой и для действующего в данной сфере отечественного корпоративного законодательства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code