Крестьянские (фермерские) хозяйства

Появление (точнее — возрождение) в российском корпоративном праве крестьянских (фермерских) хозяйств (КФХ) как особой разновидности юридических лиц (корпораций) объясняется исключительно силой и устремлениями отечественного аграрного лобби, крайне недовольного потерей КФХ статуса юридического лица в действующем Федеральном законе от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» <1>. Ведь предшествующий ему Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 348-1 <2> с аналогичным названием в п. 1 ст. 1 безоговорочно признавал КФХ «самостоятельным хозяйствующим субъектом с правами юридического лица, представленным отдельным гражданином, семьей или группой лиц, осуществляющим производство, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции». Вопрос о том, для чего КФХ столь остро необходим статус особого юридического лица, не являющегося ни производственным кооперативом, ни товариществом, и почему он не признан за КФХ как таковым ни в одном из зарубежных правопорядков, всерьез даже не обсуждался.

———————————

<1> СЗ РФ. 2003. N 24. Ст. 2249.

<2> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N 26. Ст. 324.

Крестьянские (фермерские) хозяйстваСтремясь максимально удовлетворить требования аграрного лобби, законодатель пошел на беспрецедентную меру: согласно п. 3 ст. 23 Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ о КФХ (в редакции ФЗ от 25 декабря 2012 г. N 263-ФЗ) статус КФХ как юридических лиц, созданных по Закону РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 348-1 о КФХ, был продлен до 1 января 2021 г., но с распространением на него вновь принятых правил ст. 86.1 ГК РФ (в редакции ФЗ от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ). Согласно новой норме абз. 2 п. 1 ст. 86.1 ГК РФ крестьянским (фермерским) хозяйством как особым, самостоятельным видом юридического лица «признается добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности в области сельского хозяйства, основанной на их личном участии и объединении членами крестьянского (фермерского) хозяйства имущественных вкладов». Из этого определения ясно следует корпоративная природа данной организации, построенной на началах членства ее участников (граждан) и объединения ими имущественных вкладов. Остается, однако, вопрос о том, в чем заключается специфика этой корпорации, якобы «не укладывающейся» в традиционные корпоративно-правовые формы.

Поскольку КФХ предполагает личное участие своих членов в его деятельности, закон (п. 3 ст. 86.1 ГК РФ) разрешает гражданину быть участником только одного КФХ, созданного в качестве юридического лица. Это положение совпадает со статусом товарища с полной ответственностью (п. 2 ст. 69 и п. 3 ст. 82 ГК РФ). Более того, все члены КФХ несут по его обязательствам неограниченную субсидиарную ответственность личным имуществом (абз. 2 п. 4 ст. 86.1 ГК РФ), что при отсутствии каких-либо требований к его уставному или складочному капиталу фактически превращает КФХ в разновидность полного товарищества. Не случайно правила о КФХ помещены законодателем в завершение подраздела о товариществах (подразд. 3.1 § 2 гл. 4 ГК РФ), что прямо говорит о рассмотрении им этого нового вида юридических лиц в качестве одной из разновидностей товариществ.

При этом, впрочем, остаются неустранимыми сомнения в практической целесообразности появления нового вида товариществ, принципиально ничем не отличающегося от известной конструкции полных товариществ. Правда, законодатель в конечном счете отверг первоначально предлагавшееся непосредственное включение норм о КФХ в подраздел о полных товариществах (справедливо опасаясь применения к ним общих правил о неограниченной ответственности товарищей по долгам такой корпорации). Однако установленная им субсидиарная ответственность членов КФХ по его долгам в отсутствие каких-либо ограничений ничего не меняет по существу в их фактическом статусе полных товарищей.

Все это свидетельствует об отсутствии каких-либо реальных юридических особенностей в статусе как члена КФХ, так и самого КФХ как юридического лица. При этом закон сохранил возможность создания и действия КФХ без прав юридического лица — как разновидности юридических общностей (объединений лиц), основанных на общей совместной собственности (п. 5 ст. 23, п. 1 ст. 86.1 и ст. 257 ГК РФ). Таким образом, КФХ по-прежнему может функционировать как в качестве юридического лица, так и в качестве неправосубъектного объединения граждан (разновидности простого товарищества).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code