Партнерства

В английском и американском праве партнерства не считаются компаниями (корпорациями), однако с европейских континентальных позиций их статус не может быть оставлен без внимания. В силу традиционного отсутствия в англо-американской правовой системе особого торгового права здесь нет и привычных для многих западноевропейских правопорядков товариществ торгового права, а партнерства выполняют не только их функции, но и функции товариществ гражданского права, т.е. любых неправосубъектных объединений лиц.

В англо-американском праве различие корпораций и партнерств исторически было связано с иными причинами, нежели появление в европейском континентальном праве торговых товариществ как объединений лиц (купцов) и обществ как объединений капиталов. Английские корпорации, изначально действовавшие прежде всего в сфере заморской торговли, получали юридическую личность (legal entity) актом высшей публичной власти (короны или парламента) в порядке особой привилегии (монополии на определенной территории или в определенной сфере деятельности), поскольку наряду с частными (коммерческими) функциями выполняли и некоторые публично-правовые задачи. Доли участия в таких корпорациях были свободно отчуждаемы (передаваемы), в силу чего имущественная ответственность их приобретателей (владельцев) по общим долгам ограничивалась стоимостью их доли.

Партнерства же действовали в различных областях предпринимательства без специального разрешения публичной власти и считались лишь совокупностью (aggregate) участников, не обладая никакой самостоятельной правосубъектностью. Вместе с тем во многих из них имелись общность имущества участников и возможность отчуждения (передачи) их долей, а также совместное (централизованное) ведение общих дел и единое управление деятельностью такой неинкорпорированной (незарегистрированной) компании на паях (joint stock company). Формально участники незарегистрированной компании несли неограниченную имущественную ответственность по ее долгам. Однако именно в силу отсутствия регистрации кредиторы нередко были не в состоянии установить этих участников и потому ограничивали взыскание по своим требованиям имуществом компании, участники которой, таким образом, de facto получали привилегию ограниченной ответственности. Судебная практика, а вслед за ней и законодательство постепенно легализовали эту ситуацию.

Различие зарегистрированных корпораций, действующих на основе специальных разрешений высшей публичной власти, и незарегистрированных партнерств первоначально сохранялось и в американском праве. Однако здесь относительно быстро, уже в конце XVIII в., перешли от сложной и дорогостоящей системы выдачи отдельных разрешений (charter) конкретным корпорациям («специальной инкорпорации») к стандартизированной системе «генеральной инкорпорации» (регистрации) компаний, позволявшей создавать их без специального акта высшей публичной власти, и притом на основании законодательных актов отдельных штатов, а не федерального законодательства. Тем самым создание корпорации стало правом всякого лица, а не устанавливавшейся в исключительных случаях привилегией (монополией).

Английские партнерства (partnership) не имеют собственной правосубъектности (в отличие не только от европейских континентальных торговых товариществ, но и от партнерств по шотландскому праву), а потому и не подлежат государственной регистрации в качестве особых субъектов права. С XIX в. они рассматриваются законом как форма совместного ведения дел несколькими лицами с целью получения прибыли, т.е. как аналог континентального простого товарищества. До 2002 г. количество их участников не должно было превышать 20 (теперь это ограничение отпало).

Участники партнерства солидарно и неограниченно (jointly and severally) отвечают личным имуществом по общим долгам, а распределение прибылей и убытков по общему правилу осуществляется не пропорционально имущественным вкладам, а равномерно — по количеству участников. Доля участника в партнерстве может быть им отчуждена и (или) заложена, однако, если это сделано без согласия всех других участников, приобретатель доли не становится автоматически участником партнерства, а рассматривается в качестве владельца такой доли по праву справедливости (equitable owner).

Особой разновидностью партнерства является ограниченное партнерство (limited partnership), в котором должен быть минимум один неограниченно отвечающий участник (general partner, т.е. комплементарий) и еще минимум один участник с ответственностью, ограниченной размером его вклада в имущество партнерства (limited partner). При этом генеральные партнеры ведут все дела такого партнерства, а партнеры с ограниченной ответственностью, напротив, устранены от ведения общих дел (а при участии в них они начинают отвечать перед кредиторами партнерства наравне с генеральными партнерами). Иначе говоря, речь идет о полном аналоге европейской коммандиты (товарищества на вере). В отличие от обычных партнерств ограниченные партнерства подлежат регистрации в реестре компаний и действуют под общей фирмой, т.е. имеют собственную правосубъектность. Однако, в отличие от европейского континентального права, в Англии и Уэльсе они не получили большого практического распространения.

Американские партнерства также принято разделять на общие партнерства (general partnership) и ограниченные партнерства (limited partnership). Первые представляют собой почти полный аналог открытых (полных) товариществ европейского права: несмотря на возможность совершать сделки от своего имени и быть стороной в судебном процессе, формально они не обладают правами юридического лица, а все их участники несут неограниченную солидарную ответственность личным имуществом по общим долгам и вправе выступать от имени партнерства. Они создаются на основании простого письменного соглашения участников (хотя законодательство вообще не требует для этого какой-либо специальной формы) и не подлежат регистрации. При отсутствии специального соглашения участников такого партнерства распределение между ними прибылей и убытков происходит пропорционально их количеству («по головам»), а не вкладам и каждый участник обладает одним голосом при решении общих вопросов. Смена участника партнерства требует единогласного решения всех остальных участников.

Второй вид партнерств в основном соответствуют европейской конструкции коммандитного товарищества, имея в качестве исторического прототипа французское простое коммандитное общество ( en commanditee simple, SCS). en commanditee simple, SCS). В ограниченных партнерствах должен быть минимум один участник с полной ответственностью (general partner), управляющий всей деятельностью партнерства (в качестве которого может выступать юридическое лицо — корпорация, что напоминает рассмотренное ранее германское GmbH & Co., KG), и минимум один участник с ограниченной ответственностью (limited partner), который не вправе участвовать в ведении общих дел партнерства. Прибыли и убытки ограниченного партнерства распределяются между его участниками пропорционально размерам их вкладов в общее имущество. Такие партнерства обязаны иметь два учредительных документа: зарегистрированный в органах публичной власти соответствующего штата сертификат (sworn certificate), т.е. по сути устав, в котором указываются фирменное наименование, коммерческий (юридический) адрес, имена представителей и неограниченно отвечающих партнеров, и письменное соглашение участников (limited partnership agreement), регулирующее их внутренние взаимоотношения.

Партнерства весьма широко распространены в американском праве (в целом их насчитывается свыше 2,1 млн.), переживая свою «вторую весну», прежде всего по причинам налогового характера, а их деятельность охватывает сферу самых разных услуг, включая даже банковский и страховой бизнес, а также врачебную и адвокатскую деятельность, требующую лицензирования ее участников, но не их объединений <1>. Как и в западноевропейских правопорядках, особенно привлекательными являются ограниченные партнерства (т.е. по сути коммандитные товарищества), нередко охватывающие сотни ограниченно отвечающих участников (limited partners), не участвующих в управлении общими делами, которое обычно осуществляет единственный участник с полной ответственностью, притом имеющий менее одного процента в капитале такого партнерства (в его роли может выступать и юридическое лицо). В такой форме нередко осуществляются высокорискованные (венчурные) инвестиции и спекуляции различными биржевыми активами.

———————————

<1> См.: Merkt H., US-amerikanisches Gesellschaftsrecht. S. 78 — 79, 129.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code