Сравнительный анализ правовых основ деятельности кредитных организаций

В рубрикации нижеследующего текста мы ориентируемся на приложение V к Соглашению о торговле услугами и инвестициях в государствах — участниках Единого экономического пространства от 9 декабря 2010 г. и проект Соглашения о требованиях к осуществлению деятельности на финансовых рынках государств — участников Единого экономического пространства.

Понятие «кредитная организация» и ее юридический статус. Понятие кредитной организации присутствует только в российском законодательстве, что, по-видимому, объясняется структурой банковской системы государств (в Белоруссии и Казахстане таковая представлена только национальным банком и банками).

Независимо от конфигурации банковских систем большее значение имеет сфера распространения надзорных полномочий со стороны национальных регуляторов. И в Казахстане, и в Белоруссии в данную сферу входят и не включаемые в банковские системы этих стран «небанковские кредитно-финансовые организации» (Белоруссия) и «организации, осуществляющие отдельные банковские операции» (Казахстан).

Определения понятия банка и определения понятия небанковской кредитной (кредитно-финансовой) организации практически идентичны в российском и белорусском законодательстве. Их предлагается взять за базовые при гармонизации банковского законодательства <181>.

———————————

<181> Опыт ЕС: «Для целей осуществления своей деятельности кредитные организации могут, несмотря на любые положения в принимающем государстве-члене, касающиеся использования названия «банк» или других названий банковских организаций, использовать на всей территории ЕС то же имя, что они используют в государстве-члене, в котором их головной офис находится. В случае если имеется опасность путаницы, принимающее государство-член может, в целях разъяснения, требовать, чтобы название сопровождалось пояснительной формулировкой на определенных условиях (ст. 19 CRDIV). Государства-члены должны запретить организациям, не являющимся кредитными учреждениями, принимать депозиты» (п. 1 ст. 3 CRDIV).

 

В соответствии с европейской практикой желательно общее, модельное определение понятия «кредитная организация», которое будет имплементировано в национальные законодательства, учитывая конфигурацию банковских систем государств — членов ТС/ЕЭП.

В качестве базового предлагается использовать понятие «кредитная организация», данное в ст. 1 Соглашения от 9 декабря 2010 г. «О создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала»: «кредитная организация» — юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии), выданного уполномоченным органом, осуществляющим регулирование банковской деятельности, имеет право осуществлять банковские операции.

В ЕС данное определение звучит следующим образом: «Кредитная организация — организация, деятельностью которой является прием депозитов или иных средств на возвратной основе от общественности и предоставление кредитов за свой счет» (п. 1 ст. 4 CRR).

Статус и разновидности небанковских кредитных организаций (НКО) наиболее четко и логично регламентированы российским законодательством.

Желательно, хотя это и не является обязательным, вписать НКО в банковские системы Белоруссии и Казахстана (в Белоруссии — небанковские кредитно-финансовые организации, в Казахстане — организации, осуществляющие отдельные банковские операции). Наибольшей спецификой здесь обладает казахстанское законодательство, особенно в части статуса Национального оператора почты и ипотечных организаций.

Необходимо закрепить перечень организаций, специфический статус которых закрепляется национальным законодательством и к которым, следовательно, не относятся унифицированные требования (пример: п. 3 ст. 2 CRDIV).

Требования к учредительным документам. Унификация законодательства стран по данному критерию осложняется различиями в организационно-правовых формах, в которых могут создаваться банки.

В Казахстане дополнительные требования предъявляются к учредительному договору банка, в России — к уставу. В Белоруссии же специальные требования к учредительным документам банка не предусмотрены.

Требуется гармонизация положений банковского законодательства с учетом положений гражданского законодательства о юридических лицах.

Положения, касающиеся организационно-правовых форм и учредительных документов кредитной организации, возможно оставить на национальном уровне регулирования.

Порядок государственной регистрации кредитной организации. В отличие от России и Белоруссии, в Казахстане легализация банковской деятельности осуществляется не в два, а в три этапа: разрешение — государственная регистрация — лицензирование. Представляется, что данная модель является чрезмерно бюрократической. Допуск организации к осуществлению банковской деятельности целесообразно осуществлять в два этапа: государственная регистрация — лицензирование.

В России в качестве дорегистрационной процедуры применяется институт заключения ЦБ о возможности использования предполагаемых полного фирменного и сокращенного фирменного наименований кредитной организации.

Государственным органом, осуществляющим государственную регистрацию банков, в Белоруссии является национальный банк, в России — центральный банк во взаимодействии с налоговыми органами РФ, в Казахстане — органы юстиции. Данные различия являются существенными и требуют гармонизации.

Полагаем, что необходима единая технология регистрации и лицензирования кредитных организаций. Пример — «получение разрешения» в государствах — членах ЕС. При этом сам процесс получения такого разрешения тоже должен быть гармонизирован и в идеале унифицирован (чтобы кредитные организации не выбирали преимущественной юрисдикцией то государство, где эта процедура менее бюрократизирована — так называемый регулятивный арбитраж). При этом требования к претенденту должны быть унифицированы.

Что касается опыта ЕС в этой части, то базовые нормы, касающиеся выдачи кредитной организации разрешения, уже закреплены в CRDIV.

Согласно этим нормам для организаций, осуществляющих виды деятельности, установленные в приложении 1 к Директиве CRDIV, требуется разрешение регулятора (п. 1 ст. 9 CRDIV). Его выдает регулятор страны — члена ЕС (п. 1 ст. 9 CRDIV). В некоторых случаях — после консультаций с регуляторами соответствующих стран ЕС (ст. 16 CRDIV).

Так, компетентный орган должен, прежде чем предоставить разрешение кредитному учреждению, проконсультироваться с компетентными органами другого государства-члена в следующих случаях:

— кредитное учреждение-заявитель является дочерней организацией кредитного учреждения, зарегистрированного в другом государстве-члене;

— кредитное учреждение-заявитель является дочерней организацией по отношению к родительской компании, зарегистрированной в другом государстве-члене;

— кредитным учреждением-заявителем управляют те же лица, физические или юридические, которые управляют кредитным учреждением, зарегистрированным в другом государстве-члене (ст. 16 CRDIV).

Порядок выдачи разрешения будет конкретизирован и стандартизирован в государствах — членах ЕС <182>.

———————————

<182> Так, к 31 декабря 2015 г. EBA должен разработать технические стандарты, включающие:

— указание информации, которая будет предоставлена компетентным органам в заявлении на получение разрешения кредитными учреждениями, включая перечень банковских операций;

— указание квалификационных требований, необходимых для руководящих работников кредитной организации;

— указание требований, применимых к акционерам и участникам, обладающим квалифицированной долей участия в капитале кредитной организации;

— указание на препятствия, которые могут помешать эффективному осуществлению контролирующих функций компетентного органа, как это указано в ст. 14. EBA должен разработать документ, включающий стандартные формы, шаблоны и процедуры такого предоставления информации (п. п. 2, 3 ст. 9 CRDIV).

 

Таким образом, указанные различия в законодательствах России, Белоруссии и Казахстана являются существенными и требуют гармонизации и, по возможности, унификации. В качестве базового предлагается порядок, предусмотренный российским законодательством <183>.

———————————

<183> Основа: «Решение о государственной регистрации кредитной организации принимается национальным регулятором. Внесение в единый государственный реестр юридических лиц сведений о создании, реорганизации и ликвидации кредитных организаций, а также иных предусмотренных законами сведений осуществляется уполномоченным регистрирующим органом на основании решения национального банка стороны о соответствующей государственной регистрации. Взаимодействие национального регулятора стороны с уполномоченным регистрирующим органом по вопросам государственной регистрации кредитных организаций осуществляется в порядке, согласованном национальным регулятором стороны с уполномоченным регистрирующим органом» (ст. 12 ФЗ о БиБД).

«Принятие решения о государственной регистрации кредитной организации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций или об отказе в этом производится в срок, не превышающий шести месяцев с даты представления всех предусмотренных документов, а принятие такого решения в отношении небанковской кредитной организации, имеющей право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, — в срок, не превышающий трех месяцев. Национальный регулятор Стороны после принятия решения о государственной регистрации кредитной организации направляет в уполномоченный регистрирующий орган сведения и документы, необходимые для осуществления данным органом функций по ведению единого государственного реестра юридических лиц. На основании указанного решения, принятого национальным банком/регулятором Стороны, и представленных им необходимых сведений и документов уполномоченный регистрирующий орган Стороны в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения необходимых сведений и документов вносит в единый государственный реестр юридических лиц соответствующую запись и не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения соответствующей записи, сообщает об этом в национальный банк Стороны» (ст. 15 ФЗ о БиБД).

 

Особенности государственной регистрации банков с иностранными инвестициями. Как шаг к открытию и взаимному признанию филиалов государствам — участникам ТС/ЕЭП целесообразно синхронно упростить регистрацию банков с инвестициями, имеющими происхождение из государств — членов ТС/ЕЭП.

Меньше формальностей для регистрации банков с иностранными инвестициями в Республике Казахстан. Более близкими по отношению друг к другу являются в этой части положения российского и белорусского законов.

Размер (квота) участия иностранного капитала в банковской системе Республики Беларусь — 50%. В России официально квота иностранного капитала не установлена (как и в Казахстане). В России федеральный закон, который в соответствии со ст. 18 ФЗ «О банках и банковской деятельности» должен был определять указанную квоту, так и не был принят.

В то же время согласно условиям присоединения России к ВТО, в России доля иностранного капитала в совокупном уставном капитале кредитных организаций — 50% <184>.

———————————

<184> См.: обязательства РФ по сектору 07.В. Банковские и другие финансовые услуги (http://tsdb.wto.org).

 

Предлагается унифицировать институт контроля за долей иностранного капитала в национальных банковских системах (с точки зрения критериев определения (доля в капитале, активах и пр.)), при этом установление официальной квоты на наднациональном уровне нецелесообразно.

Во всех трех государствах не допускается создание филиалов иностранных банков (хотя формально-юридически такой запрет имеется лишь в законодательствах Казахстана и России).

Предлагается синхронизировать сроки допуска филиалов для банков государств — членов ТС/ЕЭП со сроками допуска филиалов иностранных банков государств — членов ВТО, чтобы не нарушать обязательства России перед ВТО (в части необходимости предоставления государствам — членам ВТО режима наибольшего благоприятствования).

Определение минимальных размеров уставного капитала и собственных средств кредитной организации. Наиболее близки друг другу положения российского и белорусского законодательства. Специфика Казахстана обусловлена единственной организационно-правовой формой, в которой могут создаваться банки, — акционерное общество.

Наибольшая дифференциация размера уставного капитала банка и организаций, осуществляющих отдельные банковские операции, характерна для Казахстана, в связи с чем видится полезным восприятие его правового опыта.

Наименьшие требования к уставному капиталу банка и НКО в России — около 7,5 млн. евро. В Казахстане и Белоруссии — 25 млн. евро. При этом даже в России минимальные требования выше, чем в странах Европейского союза <185>. Вероятно, в этих условиях следует ориентироваться на сложившийся минимальный (российский) уровень. При этом желательно предусмотреть возможность дифференциации размера уставного капитала в зависимости от специализации банка (при этом специализацию банков желательно закрепить на законодательном уровне).

———————————

<185> Компетентные органы не должны предоставлять разрешение, когда кредитное учреждение обладает уставным капиталом менее чем 5 млн. евро (п. 1 ст. 12 CRDIV).

Государства-члены могут при соблюдении следующих условий давать разрешение отдельным категориям кредитных учреждений, начальный капитал которых меньше, чем у указанных выше:

(а) начальный капитал должен быть не менее 1 млн. евро;

(б) заинтересованные государства-члены должны сообщить Комиссии и EBA об основаниях таких действий (п. 4 ст. 12 CRDIV).

 

В государствах — участниках ТС/ЕЭП различен порядок оплаты уставного капитала. В Казахстане он должен быть оплачен на 50% к моменту регистрации. В Белоруссии — на 100% к моменту регистрации, в России — на 100% в течение месяца после регистрации. Российская схема представляется оптимальной. Предлагается унифицировать данное положение.

Далее сопоставим требуемый законодательствами трех стран размер собственных средств для осуществления банковской деятельности.

В Республике Беларусь минимальный размер «нормативного капитала» для банка, небанковской кредитно-финансовой организации устанавливается в белорусских рублях в сумме, эквивалентной 5,0 млн. евро (с 1 января 2014 г. — 15,0 млн. евро, с 1 января 2015 г. — 25,0 млн. евро).

В Республике Казахстан с 1 июля 2011 г. для банков, в том числе для вновь создаваемых, минимальный размер собственных средств составляет 10000000000 (10 млрд.) тенге (что составляет приблизительно 50 млн. евро).

В Российской Федерации минимальный размер собственных средств (капитала) устанавливается для банка в сумме 300 млн. руб. (что составляет приблизительно 7500000 евро). Лицензия на осуществление банковских операций, предоставляющая кредитной организации право осуществлять банковские операции со средствами в рублях и иностранной валюте, привлекать во вклады денежные средства физических и юридических лиц в рублях и иностранной валюте (далее — генеральная лицензия), может быть выдана кредитной организации, имеющей собственные средства (капитал) не менее 900 млн. руб. (что составляет приблизительно 22500000 евро).

Показатель собственных средств (капитала), как представляется, целесообразно сбалансировать на уровне 7500000 евро, в виде исключения увеличив его для отдельных категорий кредитных организаций, в частности системно значимых.

Целесообразно воспринять опыт России в части специального показателя размера собственного капитала для банков, осуществляющих широкий круг операций (то, что в России называется «генеральная лицензия»).

Требования в отношении профессиональной квалификации и деловой репутации руководящих работников кредитной организации. Законодательство Казахстана существенно отличается от российского и белорусского в части перечня лиц, относимых к руководящим работникам банка.

Спецификой российского и белорусского законодательства является допущение наличия судимости за неэкономические преступления у членов Совета директоров (Наблюдательного совета) банка, а в российском законодательстве — еще и у руководителя банка и главного бухгалтера.

Требуется унифицировать перечень руководящих работников банка <186>. Предлагается ограничить его руководителем банка и главным бухгалтером.

———————————

<186> Опыт ЕС: «Компетентные органы должны предоставить разрешение кредитному учреждению при наличии по крайней мере двух лиц, которые руководят кредитным учреждением. Они не должны выдавать разрешения, если эти лица не обладают хорошей репутацией или им не хватает знаний, навыков и опыта для выполнения своих обязанностей» (п. 1 ст. 13 CRDIV).

В настоящее время EBA разрабатывает конкретные требования к руководящим работникам кредитной организации.

 

По данной позиции достаточно предусмотреть наличие высшего экономического или юридического образования, определенного опыта работы в финансовой сфере и отсутствие судимости за экономические преступления.

Представляется, что данное положение должно быть унифицировано в части общих минимальных требований к руководящим работникам кредитной организации.

По примеру Евросоюза следует определить унифицированный перечень требований для получения лицензии <187>.

———————————

<187> В настоящее время разрабатывается EBA.

 

Порядок и условия выдачи лицензии на осуществление банковских операций.

В Белоруссии, как и в России, лицензии на некоторые виды банковских операций выдаются банкам после двух лет их деятельности. В то же время перечень этих видов деятельности различен.

В Казахстане отдельные перечни документов предусмотрены для получения разрешения на открытие банка (ст. 19 Закона о НБРК) и для получения лицензии (ст. 26 Закона об НБРК).

В России единый перечень документов представляется для регистрации и лицензирования кредитной организации (глава 3 Инструкции ЦБ N 135-И).

Процедура государственной регистрации кредитной организации и выдачи ей лицензии должна быть единой, унифицированной и основанной на ходатайстве о государственной регистрации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций <188>.

———————————

<188> Предлагаемые формулировки: «Подтверждение своевременной и правомерной оплаты ста процентов уставного капитала кредитной организации (а также регистрация отчета об итогах первого выпуска акций кредитной организации в форме акционерного общества) является основанием для выдачи ей лицензии на осуществление банковских операций.

При получении подтверждения правомерности оплаты ста процентов уставного капитала кредитной организации (а также при регистрации отчета об итогах первого выпуска акций кредитной организации в форме акционерного общества) и получении комплекта требуемых законодательством документов национальный банк в трехдневный срок принимает решение о выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций» (Инструкция Банка России N 135-И «Основа гармонизации»).

 

Основания для отказа в национальной регистрации кредитной организации и выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций. В законодательстве Республики Казахстан основания для отказа в государственной регистрации банка не предусмотрены. Вместо этого предусмотрены основания отказа в выдаче разрешения НБ РК.

Требования к деловой репутации руководящих работников банка наиболее раскрыты в законодательстве Белоруссии, требования к бизнес-плану банка — в законодательстве Казахстана.

В России и Белоруссии перечень оснований для отказа в государственной регистрации и оснований для отказа в выдаче лицензии является единым. Правовые нормы России и Белоруссии в этой части предлагается взять за основу гармонизации.

Необходима унификация данных положений <189>.

———————————

<189> Предлагаемые формулировки:

«Отказ в государственной регистрации кредитной организации и выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций допускается только по следующим основаниям:

1) несоответствие кандидатов, предлагаемых на должности руководителя кредитной организации, главного бухгалтера кредитной организации и его заместителей, квалификационным требованиям, установленным законодательством;

2) неудовлетворительное финансовое положение учредителей кредитной организации или неисполнение ими своих обязательств перед национальными бюджетами за последние три года;

3) несоответствие документов, поданных в национальный банк для государственной регистрации кредитной организации и получения лицензии на осуществление банковских операций, требованиям законодательства;

4) несоответствие деловой репутации кандидатов на должности членов совета директоров (наблюдательного совета) квалификационным требованиям, установленным законодательством, наличие у них судимости за совершение преступления в сфере экономики» (основа гармонизации: ст. 16 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»).

 

Порядок, процедура и условия ликвидации или реорганизации кредитной организации (в том числе принудительной ликвидации). В казахстанском законе не выделены основания для проведения процедуры принудительной реорганизации. Принудительная реорганизация может предусматривать реабилитационные процедуры с целью восстановления платежеспособности банка и (или) обеспечения возможности выполнения банком условий и требований, предусмотренных законодательством Республики Казахстан.

Правовые нормы российского и белорусского законодательства о принудительной реорганизации близки, при этом содержатся в нормативных актах, посвященных институту банкротства (в законах о банкротстве). Данные положения могут быть основой гармонизации института принудительной реорганизации.

В Белоруссии необходимо получение письменного согласия Нацбанка, а в Казахстане — разрешения на осуществление банком добровольной ликвидации. В России разрешительный порядок добровольной ликвидации не предусмотрен. Предлагается российский опыт признать базовым для целей гармонизации.

В законодательстве Казахстана меры по предупреждению банкротства банков не систематизированы. Понятия реструктуризации и консервации банка не имеют параллелей в российском и белорусском законодательстве.

В Казахстане специальные нормы, посвященные финансовому оздоровлению и банкротству (в отличие от России и Белоруссии), изложены в подзаконных актах.

В качестве основы для гармонизации предлагаются терминология и юридические конструкции российского законодательства.

Следует закрепить общие подходы к осуществлению принудительной реорганизации и ликвидации кредитной организации (в том числе по основанию банкротства) <190>.

———————————

<190> Предлагаемые формулировки (на основе Директивы N 2001/24/ЕС Европейского парламента и совета ЕС «О реорганизации и прекращении деятельности кредитных организаций»):

«Меры по реорганизации применяются в соответствии с законодательством, регламентами и процедурами, применяемыми в государстве происхождения.

Административные или судебные органы государства происхождения незамедлительно информируют компетентные органы государства пребывания банка о своем решении об открытии процедур по прекращению деятельности кредитной организации.

Кредитная организация прекращает свою деятельность в соответствии с законодательством, регламентами и процедурами, применяемыми в государстве происхождения банка.

Меры по реорганизации применяются в соответствии с законодательством, регламентами и процедурами, применяемыми в государстве происхождения банка.

Административные или судебные органы государства — происхождения банка имеют полномочия самостоятельно принимать решение об имплементации одной или нескольких мер по реорганизации кредитной организации, имеющей филиалы, учрежденные в других государствах — членах ЕЭП.

Административные или судебные органы государства происхождения банка незамедлительно информируют всеми имеющимися средствами компетентные органы государства пребывания банка о своем решении принять меры по реорганизации.

Если административные или судебные органы государства пребывания считают необходимой имплементацию в свое законодательство одной или нескольких мер по реорганизации, они информируют об этом соответствующим образом компетентные органы государства — участника ЕЭП происхождения банка».

 

Основания для отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций. В казахстанском законодательстве предусмотрены основания и для лишения банка лицензии, и для отзыва разрешения НБРК на открытие банка.

Основания для отзыва лицензии требуют гармонизации до уровня единого для всех государств перечня оснований для отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций. Гармонизация данных оснований возможна на основании опыта ЕС <191>.

———————————

<191> Предлагаемые формулировки: «Компетентные органы могут отозвать разрешение, ранее предоставленное кредитному учреждению, в любом из следующих случаев:

1) установления недостоверности сведений, на основании которых выдана указанная лицензия;

2) задержки начала осуществления банковских операций, предусмотренных этой лицензией, более чем на один год со дня ее выдачи;

3) установления фактов существенной недостоверности отчетных данных;

4) задержки представления ежемесячной отчетности (отчетной документации);

5) осуществления банковских операций, не предусмотренных лицензией;

6) нарушения требований к раскрытию информации, капиталу, ликвидности и управлению рисками;

7) в случаях, установленных национальным законодательством.

В случае отзыва разрешения, регулирующий орган принимающего государства-члена должен быть проинформирован и он должен принять соответствующие меры для предотвращения дальнейшей деятельности кредитного учреждения в пределах его территории и для защиты интересов вкладчиков» (на основе ст. ст. 18, 45 CRDIV).

 

Порядок и особенности реорганизации кредитных организаций в форме слияния, присоединения и преобразования. В России добровольная реорганизация банков происходит при уведомлении об этом Банка России. В Белоруссии требуется разрешение национального банка на реорганизацию банков посредством слияния. В Казахстане разрешение национального банка требуется при осуществлении реорганизации в любых установленных законодательством формах.

Российский опыт целесообразно признать базовым для целей гармонизации.

Данные аспекты деятельности кредитных организаций имеют преимущественно гражданско-правовой характер, а потому на данном этапе финансовой интеграции их можно оставить на уровне национального регулирования.

Обеспечение финансовой надежности кредитной организации (пруденциальные нормативы, обязательные резервы и специальные провизии). В России и Белоруссии существует внутригосударственное рассогласование между законами и подзаконными актами в перечнях пруденциальных нормативов (нормативов безопасного функционирования) <192>.

———————————

<192> В России — между положениями Федерального закона о банках и банковской деятельности и Инструкцией N 139-И.

 

Обращает на себя внимание установление в законодательстве Казахстана пруденциальных нормативов для банковских конгломератов.

В части правовой регламентации провизий (резервов, специальных резервов) на возможные потери необходимы унификация терминологии и единые подходы к классификации активов. Кроме того, необходима унифицированная классификация резервов для банков, небанковских кредитных организаций и банковских объединений.

Требуется согласование положений законов и подзаконных актов во внутреннем законодательстве России и Белоруссии.

Необходима унифицированная классификация резервов для банков, небанковских кредитных организаций и банковских объединений.

Требуется гармонизация критериев классификации резервных требований (ориентир — Россия и Белоруссия), а также сближение количественных показателей резервных требований (ориентир — Базель III и CRDIV/CRR).

Порядок осуществления компетентными органами каждой из сторон надзора за деятельностью кредитных организаций, банковских холдингов и банковских групп. В России и Белоруссии понятия «банковское регулирование», «банковский контроль» и «банковский надзор» не определены и не разграничены в законодательстве.

Банковский надзор в законодательстве обоих государств не структурирован по инструментам.

Важным является разграничение в законодательстве Казахстана понятий банковского надзора и банковского контроля: оно проводится по критерию возможности возбуждения Нацбанком в отношении нарушителя административного производства. Банковский контроль предполагает такую возможность, специфика же банковского надзора допускает применение принудительных мер без возбуждения административного производства.

Необходима унификация в определении терминов и инструментария банковского регулирования, банковского контроля и банковского надзора.

В качестве базового в этой части могут быть использованы формулировки казахстанского законодательства с последующим внесением поправок в российское и белорусское законодательство.

Необходимо по примеру ЕС закрепление минимального перечня надзорных полномочий национальных регуляторов <193>.

———————————

<193> Предлагаемые формулировки:

«Компетентные органы должны иметь по крайней мере следующие контрольные полномочия:

— требовать от организации выполнения требований резервирования собственных средств под определенные риски;

— требовать принятия мер в целях выполнения требований внутреннего контроля;

— требовать, чтобы организации применяли определенную политику обеспечения или санации активов;

— ограничение операций или требование прекращения деятельности, если она представляет собой чрезмерные угрозы для устойчивости учреждения;

— требование минимизации риска, проистекающего от операций, продуктов и систем управления;

— требование ограничения вознаграждения в виде доли от чистых доходов, если это не согласуется с требованиями по поддержанию базового капитала;

— требование, чтобы организации использовали чистую прибыль для укрепления собственных фондов, в том числе путем ограничения или запрета распределения прибыли между акционерами или участниками организации;

— установление дополнительных требований к отчетности, включая отчетность о ликвидности и капитале» (на основе ст. 64 CRDIV).

 

Отдельно необходимо регламентировать вопросы трансграничного банковского надзора, подчиняющегося принципу надзора страны происхождения кредитной организации.

Порядок, условия и размеры санкций к кредитным организациям и банковских холдингам. Законодательство России и Белоруссии не содержит аналогичных казахстанским перечней мер воздействия Национальных банков как органов банковского регулирования и банковского надзора.

В России регламентация этих важнейших вопросов вызывает наибольшее беспокойство: часть положений содержится в Законе о Банке России, а часть — в Инструкции ЦБ N 59 1997 г.

В Казахстане отдельные положения закона посвящены мерам в отношении крупных участников, банковских холдингов и банковских конгломератов. Данная практика, безусловно, может быть признана образцовой.

Во-первых, видится целесообразным прежде всего установление общих принципов применения мер воздействия и санкций к кредитным организациям <194>.

———————————

<194> Предлагаемые формулировки:

«Общие принципы применения мер воздействия и санкций к кредитным организациям:

1. Государства — участники ЕЭП должны обеспечить, чтобы их компетентные органы могли применять соответствующие административные санкции и иные меры воздействия, если положения наднационального НПА или национальные положения, принятые во исполнение этого НПА, не были выполнены, и должны гарантировать, что они будут применены. Санкции и иные меры воздействия должны быть эффективными, пропорциональными и сдерживающими.

2. Компетентным органам государств-участников ЕЭП необходимо предоставить все полномочия, которые необходимы для выполнения ими своих функций. При осуществлении своих полномочий компетентные органы должны тесно сотрудничать в целях обеспечения результативности применения санкций или иных мер воздействия и координировать свои действия в трансграничных случаях.

3. Государства — участники ЕЭП должны гарантировать что, определяя вид и размер административных санкций, компетентные органы должны принимать во внимание все соответствующие обстоятельства, включая:

— тяжесть и продолжительность нарушения;

— степень вины ответственного физического или юридического лица;

— финансовое состояние ответственного физического или юридического лица;

— размер полученной прибыли или понесенных убытков, которые вменяются физическому или юридическому лицу;

— убытки для третьих лиц, вызванные нарушением;

— степень сотрудничества физического или юридического лица с компетентным органом;

— предыдущие нарушения, совершенные физическим или юридическим лицом» (основа: ст. ст. 65, 69 CRDIV).

 

Во-вторых, представляется необходимым минимальный унифицированный перечень правонарушений и санкций.

Требования к деятельности и обеспечению финансовой надежности банковских групп и банковских холдингов. Понятия банковской группы и банковского холдинга в Белоруссии и России тождественны. Данные понятия предлагается взять за образец для целей гармонизации.

В то же время в отличие от РФ головной организацией банковского холдинга в РБ может быть банк или небанковская кредитно-финансовая организация. В РФ — только юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией.

Понятие банковского холдинга в казахстанском законодательстве содержательно отличается от аналогичного понятия в России и Белоруссии. Кроме того, в Казахстане банковский холдинг (в отличие от Белоруссии и России) признается юридическим лицом.

Казахстанское понятие банковского конгломерата не имеет параллелей с российским и белорусским законодательством.

Правовой статус объединений банков (банковских групп и банковских конгломератов), а также родительских и дочерних банков наиболее детализирован в законодательстве Казахстана по сравнению со схожими конструкциями в российском и белорусском законодательстве. Данную степень детализации предлагается применить в российском и белорусском законодательстве.

Создание и функционирование системы страхования вкладов населения (включая суммы выплат возмещения по вкладам). В целях защиты интересов вкладчиков (депозиторов) в Белоруссии и Казахстане действует система обязательного гарантирования депозитов, а в России — система обязательного страхования вкладов физических лиц.

В России и Казахстане лимитирована максимальная сумма вклада (вкладов), на которые распространяет действие данная система (700 тыс. руб. и 5 млн. тенге (приблизительно 17500 евро и 25000 евро) соответственно), в Белоруссии такое ограничение отсутствует. В ЕС этот порог представляет собой 100000 евро.

В ТС/ЕЭП, как и в ЕС, необходимо выработать единую систему мер, гарантирующих минимальный уровень защиты вкладов вне зависимости от их территориального нахождения в рамках ТС/ЕЭП. Система мер по защите вкладов призвана выполнять функцию правил, необходимых для построения единого рынка банковских услуг в ТС/ЕЭП.

В Директиве 94/19/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза «О программах по защите банковских вкладов» в ред. Директивы 2009/14/ЕС справедливо отмечается, что зарубежные отделения кредитных организаций посредством предоставления более высокого уровня гарантий по сохранности вкладов, чем уровень гарантий кредитных организаций, инкорпорированных в данном государстве, могут нанести существенный ущерб рыночной системе. Поэтому нецелесообразно, чтобы уровень гарантий по сохранности вкладов, предлагаемый теми или иными программами, стал инструментом для осуществления конкуренции.

Рекомендуется также по опыту ЕС закрепить основополагающие принципы страхования вкладов, имеющие трансграничное значение <195>.

———————————

<195> Опыт ЕС: Основополагающие принципы (приложение 2 к Директиве 94/19/ЕС):

1. Государство пребывания имеет право разработать и принять правила, в соответствии с которыми будет осуществляться участие зарубежных отделений кредитных организаций в рамках данных программ; государство пребывания может потребовать предоставления зарубежным отделением всей необходимой информации и имеет право проверить данную информацию совместно со специально уполномоченными органами государства образования.

2. Государство пребывания должно ответить на требования о выделении дополнительной компенсации для покрытия замороженных вкладов, исходящие от специально уполномоченных органов государства образования. Государство пребывания может производить проверку правомочий вкладчиков в соответствии со своими нормами, устанавливающими порядок проведения таких проверок, перед выделением дополнительных компенсационных средств.

3. Государство образования и государство пребывания должны сотрудничать друг с другом в плане реализации программ по защите вкладов, чтобы оперативно обеспечить вкладчиков компенсационными суммами в случае необходимости. Они должны прийти к согласию по поводу предъявления встречных требований, которые могут привести к возникновению задолженностей перед вкладчиками, что, в свою очередь, может отразиться на компенсационных выплатах, выплачиваемых вкладчикам в соответствии с той или иной программой.

4. Государство пребывания может потребовать от зарубежного отделения кредитной организации предоставления дополнительных гарантий, соответствующих программам, реализуемым государством образования. В целях оптимизации процесса реализации требования государство пребывания может ограничить данные обязательства до уровня, превышающего гарантии, предоставляемые государством образования вне зависимости от того, выплачивает ли в действительности государство образования компенсационные денежные средства по вкладам, находящимся на территории государства пребывания.

 

Предлагается установить единый начальный для трех государств лимит не менее 25000 евро с постепенным его повышением.

Основные подходы, которые рекомендуется отразить в актах гармонизации:

1. Каждая кредитная организация должна присоединиться к программе, содержащей меры по защите банковских вкладов. Каждое государство — участник ТС/ЕЭП должно обеспечить функционирование на его территории одной или целого ряда программ по защите банковских вкладов.

2. Государства — участники ТС/ЕЭП имеют возможность ограничения распространения данных защитных мер на определенные категории вкладчиков или вкладов в том случае, если они объективно не нуждаются в применении специальных мер по защите.

3. Принцип единого минимального уровня обеспечения сохранности вкладов распространяется на отдельные категории вкладчиков, а не на отдельные категории вкладов.

4. Государство — участник ТС/ЕЭП вправе освободить кредитную организацию от обязательного участия в программах по защите вкладов, если кредитная организация удовлетворяет установленным регулятором требованиям платежеспособности и ликвидности и использует альтернативную систему защиты вкладов.

Если кредитная организация не может реализовывать альтернативные меры по защите вкладов, то специально уполномоченные органы государственной власти, выдающие разрешение на осуществление деятельности кредитной организации, отзывают ранее выданное разрешение.

5. С 1 января 2015 г. государства — участники ТС/ЕЭП должны принять меры, направленные на страхование всей совокупности вкладов каждого из вкладчиков на сумму не менее чем 25000 евро. Данная сумма должна пересматриваться Евразийской экономической комиссией (или наднациональным регулятором) не реже чем один раз в пять лет.

6. Государства — участники ТС/ЕЭП могут ограничить распространение действия программ по защите вкладов на некоторые категории вкладчиков и на некоторые вклады или снизить в отношении них уровень гарантий. Перечень данных лиц и вкладов должен быть отражен в приложении к нормативному правовому акту.

Перечень операций, признаваемых банковскими. Особенностью законодательства Белоруссии является классификация банковских операций на три группы: активные, пассивные и посреднические.

При этом специфично включение в перечень банковских операций факторинговых операций, операций по доверительному управлению и операций по предоставлению в аренду сейфов.

Отметим, что в Законе о банковской деятельности Республики Казахстан детализированы виды профессиональной деятельности банков на рынке ценных бумаг: брокерская, дилерская, кастодиальная, трансфер-агентская.

Банковский кодекс Республики Беларусь в отличие от законодательства России и Казахстана содержит понятие и принципы банковской деятельности.

Особенностью законодательства Казахстана является лицензирование не только банковских, но и иных операций (не лицензируемых в России): факторинговых, форфейтинговых, доверительного управления и др.

Законодательство Республики Казахстан является самым сложным в части множественных и разноплановых запретов и ограничений, налагаемых на банки, банковские холдинги, банковские конгломераты.

Одним из основных направлений гармонизации деятельности кредитных организаций в рамках ТС/ЕЭП является формирование единого перечня видов деятельности (услуг) кредитных организаций (а также их филиалов), подлежащих взаимному признанию в странах ТС/ЕЭП.

В соглашении следует дать перечень банковских операций, учитывающий как сложившуюся в трех странах практику, так и международных опыт.

Предлагается единый для государств — участников ТС/ЕЭП перечень банковских операций:

1) привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);

2) размещение указанных привлеченных средств от своего имени и за свой счет;

3) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;

4) осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;

5) инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;

6) купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах;

7) привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;

8) выдача банковских гарантий;

9) осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов);

10) факторинговые операции;

11) форфейтинговые операции;

12) осуществление лизинговой деятельности;

13) операции доверительного управления;

14) выпуск ценных бумаг (за исключением акций) и предоставление услуг, связанных с таким выпуском;

15) консультационные услуги;

16) брокерские услуги;

17) хранение и администрирование ценных бумаг;

18) услуги в области подготовки и ведения кредитных историй;

19) сейфовые операции.

При этом необходимо отделить лицензируемые операции от нелицензируемых. Предлагается лицензируемыми считать операции, указанные в п. п. 1 — 9.

Основа гармонизации: перечень банковских операций из приложения 1 к проекту Директивы CRDIV.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code