Макропруденциальная политика и макропруденциальный надзор в ЕС

Реформирование системы финансового надзора в ЕС: влияние на банковский сектор

Макропруденциальная политика и макропруденциальный надзор в ЕС

Вопросы финансовой, в том числе банковской, интеграции в ЕС сегодня тесно связаны с последствиями финансового кризиса и попытками противостоять в будущем системным рискам в финансовом секторе.

Европейский центральный банк (ЕЦБ) играл важную роль в ответе еврозоны на экономический и финансовый кризис. Официальная ставка рефинансирования была понижена почти до нуля вследствие экономической рецессии. В мае 2010 г. Евросистема начала Securities Market Programme (SMP) в целью выкупа государственных облигаций. ЕЦБ предоставлял банкам доступ к исключительно долгосрочным операциям рефинансирования (LTROs) со сроками платежа до трех лет (по сравнению с максимальным сроком платежа в виде трех месяцев в соответствии с обычными процедурами). Три распределения LTRO оказали сильное влияние на инвесторов и существенно ослабили давление кризиса на финансовые рынки.

Важная мера в преодолении кризиса — прямая финансовая поддержка стран. По инициативе Комиссии в мае 2010 г. были установлены два временных кризисных механизма оздоровления:

Европейский фонд финансовой стабилизации (European Financial Stability Facility (EFSF)), объединяющий страны еврозоны. Капитал его превысил 400 млрд. евро;

Европейский механизм финансовой стабилизации (European Financial Stabilisation Mechanism (EFSM)), объединяющий все страны Евросоюза, но данная организация является скорее символом солидарности стран ЕС, не входящих в еврозону, с жертвами долгового кризиса. Капитал ЕМФС составляет всего 60 млрд. евро, причем он обеспечивается бюджетом ЕС, большая часть которого формируется за счет крупнейших стран зоны евро — Германии, Франции и Италии.

В 2011 г. в ЕС было принято решение о создании постоянного Европейского механизма стабилизации (European Stability Mechanism, ESM) — финансового фонда размером 500 млрд. евро, который усилит потенциал Европейского фонда финансовой стабильности — EFSF, увеличившего свой капитал до 440 млрд. евро. 47,5% всех ресурсов ESM предоставят Германия (190 млрд. евро) и Франция (142,7 млрд. евро).

ESM был фактически введен с октября 2012 г., он должен получить дальнейшее развитие в Европейском валютном фонде, наделенном соответствующими полномочиями.

Кризис выдвинул на первый план два фундаментальных недостатка финансовой системы: во-первых, уровень капитала и буферы ликвидности были слишком низки. Во-вторых, системный риск был сильно недооценен.

Опыт кризиса подтвердил, что политика в области процентных ставок является сама по себе примитивным инструментом для противодействия возрастанию рисков в финансовом секторе.

В ЕС полагают, что необходимо быть чрезвычайно осторожными в вопросе взаимодействия между контрциклической макропруденциальной политикой и традиционной денежно-кредитной политикой (monetary policy). Инструменты макропруденциального надзора могут усилить, нейтрализовать или подорвать политику в области процентных ставок <123>.

———————————

<123> The ESRB at 1 / Stefan Gerlach, Ernest Gnan and Jens Ulbrich. SUERF. The European Money and Finance Forum. Vienna, 2012. P. 16 // http://www.suerf.org/download/ studies/study20124.pdf.

 

Принципы макропруденциальной, микропруденциальной и денежно-кредитной политики могут взаимно укрепить друг друга, но могут также вступить в конфликт, что требует координации и ясного распределения компетенции между ними.

Отмечается, что кризис был среди прочего вызван длительным периодом очень низких процентных ставок. В будущем поэтому денежно-кредитная политика должна в большей степени контролировать рост финансовой неустойчивости, так как последняя в конечном счете оказывает влияние на стабильность цен <124>.

———————————

<124> Там же.

 

Однако денежно-кредитная политика должна быть сопряжена с макропруденциальной политикой, у которой, чтобы выполнить стоящие перед нею задачи, должен быть индивидуальный набор эффективных инструментов: речь должна идти об инструментах, способных превентивно реагировать на риски, способных оформляться в виде предупреждений и рекомендаций и могущих трансформироваться в реальные действия.

Макропруденциальная политика может быть определена как применение ряда инструментов, которые несут в себе потенциал к увеличению устойчивости системы в настоящем и противодействия рискам появления финансовой неустойчивости в будущем. К данному инструментарию можно отнести:

— формирование капитала и буферов ликвидности;

— ограничение процикличности в поведении финансовой системы;

— противодействие рискам, которые отдельные финансовые учреждения могут создать для системы в целом;

— смягчение воздействия кризиса, если меры по предотвращению рисков оказываются неэффективными.

Базель III (и соответственно, CRDIV/CRR) вводит новый макропруденциальный инструмент — так называемые контрциклические буферы капитала. Предполагается, что они позволят «дуть против ветра» (lean against the wind) в стадии возрастания финансовой неустойчивости.

Европейские эксперты полагают, что подлинные макропруденциальные инструменты — те, которые могут быть применены в форме правил и могут в силу этого принять форму встроенных стабилизаторов. Они должны автоматически ограничить процикличность финансовой системы или опасное поведение отдельных учреждений. Они должны явным образом фокусироваться на финансовой системе в целом и эндогенных процессах, имеющих место в ее пределах <125>.

———————————

<125> Там же.

 

В дополнение к подлинно макропруденциальным инструментам различные микропруденциальные регулирующие и контролирующие инструменты могут использоваться в макропруденциальных целях.

Если эти инструменты применены не к отдельным учреждениям, а ко всем учреждениям в системе, они могут быть расценены как макропруденциальные инструменты. Меры этого типа наряду с инструментами денежно-кредитной политики, инструментами фискальной политики и мерами в области налогообложения применялись во многих странах, чтобы замедлить избыточный кредитный рост.

МВФ в то же время выделяет 10 макропруденциальных инструментов <126>:

———————————

<126> Macroprudential Policy: What Instruments and How to Use Them? Lessons from Country Experiences. IMF, 2011. P. 6 // http://www.imf.org/external/ pubs/ft/wp/2011/wp11238.pdf.

 

— соотношение кредита к стоимости (Caps on the loan-to-value (LTV) ratio);

— соотношение долга к доходам (Caps on the debt-to-income (DTI) ratio);

— ограничения на валютное кредитование (Caps on foreign currency lending);

— потолок кредитного роста (Ceilings on credit or credit growth);

— ограничения по открытым валютным позициям/несовпадение валют (Limits on net open currency positions/currency mismatch);

— ограничение на расхождение в сроках погашения (Limits on maturity mismatch);

— резервные требования (Reserve requirements);

— контрциклический буфер капитала (Countercyclical capital requirements);

— переменное во времени резервирование (Time-varying/dynamic provisioning);

— ограничения на распределение прибыли (Restrictions on profit distribution).

При этом МВФ рекомендует варьировать применение данных инструментов по следующим параметрам:

— в единственном числе или комплексно;

— широким спектром или целенаправленно;

— постоянно или переменно во времени;

— в соответствии с правилами или по усмотрению.

В любом случае рекомендуется применять макропруденциальные инструменты в координации с другими видами политики.

Эксперты отмечают важность связей, которые существуют между потребностью в финансовой интеграции в пределах Европейского валютного союза (European Monetary Union, EMU) и микропруденциальным надзором и фискальной политикой, которые остались в национальной компетенции государств — членов ЕС <127>.

———————————

<127> The ESRB at 1 / Stefan Gerlach, Ernest Gnan and Jens Ulbrich. SUERF. The European Money and Finance Forum. Vienna, 2012. P. 78 // http://www.suerf.org/download/ studies/study20124.pdf.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code