2.4. Действия, осуществляемые после поступления документов на государственную регистрацию (в том числе после момента государственной регистрации — завершения государственной регистрации реорганизации)

После принятия документов, направленных на государственную регистрацию создания (прекращения) юридического лица, уполномоченный государственный орган должен принять решение.

Применительно к общему порядку государственной регистрации существует принципиально только два вида решения:

а) о государственной регистрации (форму см. в Приказе ФНС России от 26 апреля 2005 г. N САЭ-3-09/180@ «Об утверждении формы «Решение о государственной регистрации»);

б) об отказе в государственной регистрации (форму см. в Постановлении Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 439 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей»).

По крайней мере таковы возможности государственного органа, осуществляющего государственную регистрацию по общим правилам, установленным Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Судебная практика однозначно указывает, что все иные варианты действий здесь неуместны и противоречат закону. В частности, суды (Постановления ФАС Уральского округа: от 26 декабря 2011 г. N Ф09-8526/11 по делу N А07-3072/2011, от 24 февраля 2011 г. N Ф09-552/11-С4 по делу N А76-8369/2010) полагают, что регистрирующий орган не вправе оставить документы, представленные на государственную регистрацию, без рассмотрения, поскольку «закон о государственной регистрации не содержит такого понятия, как оставление заявления без рассмотрения».

Отметим, что другие виды решений могут быть приняты в отношении организаций, к государственной регистрации которых применяется специальный порядок. В частности:

— возможность приостановления государственной регистрации предусмотрена Федеральным законом «О некоммерческих организациях» в качестве общего правила;

— возможность оставления документов без рассмотрения и приостановления государственной регистрации предусмотрена Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» (поэтому если признать, что религиозные организации могут быть подвергнуты реорганизации, то и такие виды решений могут быть приняты в отдельных случаях).

Никаких специальных условий для принятия решения о государственной регистрации закон не содержит, из чего можно сделать вывод о том, что такое решение должно быть принято при отсутствии оснований для принятия иного решения об отказе в государственной регистрации. А таких оснований довольно много (табл. 12):

 

Таблица 12

Основания для отказа в государственной регистрации

Основания отказа для государственной регистрации по Федеральному закону «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (ст. 23) Основания для отказа в государственной регистрации по Федеральному закону «О банках и банковской деятельности» (ст. 16) Основания для отказа в государственной регистрации по Федеральному закону «О некоммерческих организациях» (ст. 23.1) Основания для отказа в государственной регистрации по Федеральному закону «Об общественных объединениях» (ст. 23) Основания для отказа в государственной регистрации по Федеральному закону «О политических партиях» (ст. 20) Основания для отказа в государственной регистрации по Федеральному закону «О свободе совести и религиозных объединениях» (ст. 12) Основания для отказа в государственной регистрации по Закону РФ «О торгово-промышленных палатах» (ст. 10)
1 2 3 4 5 6 7
Отказ в государственной регистрации допускается в случае:

а) непредставления заявителем определенных указанным Законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных указанным, а также иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с указанным Законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица;

б) представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган;

в) если регистрирующим органом внесена в ЕГРЮЛ запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации;

г) несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами;

д) подписания неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ;

е) выхода участников общества с ограниченной ответственностью из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выхода единственного участника общества с ограниченной ответственностью из общества;

ж) несоответствия наименования юридического лица требованиям федерального закона;

з) наличия сведений о невыполнении требований, предусмотренных подп. «ж» п. 1 ст. 14 указанного Закона (обязанность представления в территориальный орган Пенсионного фонда РФ сведений в соответствии с подп. 1 — 8 п. 2 ст. 6 и п. 2 ст. 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» и в соответствии с ч. 4 ст. 9 Федерального закона «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений»;

и) несоответствия сведений о документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации, указанных в заявлении о государственной регистрации, сведениям, полученным регистрирующим органом от органов, осуществляющих выдачу или замену таких документов;

к) получения регистрирующим органом возражения физического лица относительно предстоящего внесения данных о нем в Единый государственный реестр юридических лиц;

л) если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий;

м) если физическое лицо — учредитель (участник) юридического лица, являющегося коммерческой организацией, или физическое лицо, регистрируемое в качестве индивидуального предпринимателя, на основании вступившего в силу приговора суда лишено права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок и такой срок не истек;

н) если лицом, имеющим право без доверенности действовать от имени юридического лица (в том числе, от имени управляющей организации), является физическое лицо, в отношении которого имеется вступившее в силу постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии с которым указанному лицу назначено административное наказание в виде дисквалификации, и срок, на который она установлена, не истек;

о) если в отношении индивидуального предпринимателя, являющегося управляющим юридического лица, имеется вступившее в силу постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии с которым указанному лицу назначено административное наказание в виде дисквалификации, и срок, на который она установлена, не истек;

п) наличия у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений, предусмотренных подп. «в» п. 1 ст. 5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Отказ в государственной регистрации кредитной организации и выдаче ей лицензии на осуществление банковских операций допускается только по следующим основаниям:

1) несоответствие кандидатов, предлагаемых на должности руководителя кредитной организации, главного бухгалтера кредитной организации и его заместителей, квалификационным требованиям, установленным федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными актами Банка России.

Под несоответствием кандидатов, предлагаемых на указанные должности, этим квалификационным требованиям понимаются: отсутствие у них высшего юридического или экономического образования и опыта руководства отделом, иным подразделением кредитной организации, деятельность которых связана с осуществлением банковских операций, либо отсутствие двухлетнего опыта руководства таким отделом, подразделением (для кандидатов на должности единоличного исполнительного органа и главного бухгалтера небанковской кредитной организации, имеющей право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, — отсутствие у них высшего профессионального образования); наличие судимости за совершение преступлений в сфере экономики; совершение в течение одного года, предшествовавшего дню подачи в Банк России документов для государственной регистрации кредитной организации, административного правонарушения в области торговли и финансов, установленного вступившим в законную силу постановлением органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях; наличие в течение двух лет, предшествовавших дню подачи в Банк России документов для государственной регистрации кредитной организации, фактов расторжения с указанными лицами трудового договора (контракта) по инициативе администрации на основаниях, предусмотренных п. 2 ст. 254 Кодекса законов о труде РФ; предъявление в течение трех лет, предшествовавших дню подачи в Банк России документов для государственной регистрации кредитной организации, к кредитной организации, в которой каждый из указанных кандидатов находился на должности руководителя кредитной организации, требования о замене его в качестве руководителя кредитной организации в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»; несоответствие деловой репутации указанных кандидатов требованиям, установленным федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными актами Банка России; наличие иных оснований, установленных федеральными законами;

2) неудовлетворительное финансовое положение учредителей кредитной организации или неисполнение ими своих обязательств перед федеральным бюджетом, бюджетами субъектов Российской Федерации и местными бюджетами за последние три года;

3) несоответствие документов, поданных в Банк России для государственной регистрации кредитной организации и получения лицензии на осуществление банковских операций, требованиям федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними нормативных актов Банка России;

4) несоответствие деловой репутации кандидатов на должности членов совета директоров (наблюдательного совета) квалификационным требованиям, установленным федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными актами Банка России, наличие у них судимости за совершение преступления в сфере экономики

В государственной регистрации некоммерческой организации может быть отказано по следующим основаниям:

1) если учредительные документы некоммерческой организации противоречат Конституции РФ и законодательству Российской Федерации;

2) если ранее зарегистрирована некоммерческая организация с таким же наименованием;

3) если наименование некоммерческой организации оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан;

4) если необходимые для государственной регистрации документы, предусмотренные указанным Законом, представлены не полностью либо представлены в ненадлежащий орган;

5) если выступившее в качестве учредителя некоммерческой организации лицо не может быть учредителем в соответствии с п. 1.2 ст. 15 указанного Закона <3>;

6) если решение о реорганизации некоммерческой организации, о внесении изменений в ее учредительные документы принято лицом (лицами), неуполномоченным на то Федеральным законом и (или) учредительными документами некоммерческой организации;

7) если установлено, что в представленных для государственной регистрации документах содержатся недостоверные сведения;

8) в случае неустранения заявителем оснований, вызвавших приостановление государственной регистрации некоммерческой организации, в установленный указанным решением срок <4>.

В государственной регистрации отделения иностранной некоммерческой неправительственной организации может быть также отказано по следующим основаниям:

1) если цели создания отделения иностранной некоммерческой неправительственной организации противоречат Конституции РФ и законодательству Российской Федерации;

2) если цели создания отделения иностранной некоммерческой неправительственной организации создают угрозу суверенитету, политической независимости, территориальной неприкосновенности и национальным интересам Российской Федерации;

3) если ранее зарегистрированное на территории Российской Федерации отделение иностранной некоммерческой неправительственной организации было ликвидировано в связи с грубым нарушением Конституции РФ и законодательства Российской Федерации

В государственной регистрации общественного объединения может быть отказано по следующим основаниям:

1) если устав общественного объединения противоречит Конституции РФ и законодательству Российской Федерации;

2) если необходимые для государственной регистрации документы, предусмотренные указанным Законом, представлены не полностью, либо оформлены в ненадлежащем порядке, либо представлены в ненадлежащий орган;

3) если выступившее в качестве учредителя общественного объединения лицо не может быть учредителем в соответствии с частью третьей статьи 19 указанного Закона <2>;

4) если ранее зарегистрированное общественное объединение с тем же наименованием осуществляет свою деятельность в пределах той же территории;

5) если установлено, что в представленных учредительных документах общественного объединения содержится недостоверная информация;

6) если наименование общественного объединения оскорбляет нравственность, национальные и религиозные чувства граждан

Политической партии может быть отказано в государственной регистрации в случае, если:

а) положения устава политической партии противоречат Конституции РФ, федеральным конституционным законам, указанному Закону и иным федеральным законам;

б) наименование и (или) символика политической партии не соответствуют требованиям ст. ст. 6 и 7 указанного Закона <1>;

в) не представлены документы, необходимые в соответствии с указанным Законом для государственной регистрации политической партии;

г) федеральным уполномоченным органом установлено, что содержащаяся в представленных для государственной регистрации политической партии документах информация не соответствует требованиям указанного Закона; д) нарушены установленные указанным Законом сроки представления документов, необходимых для государственной регистрации политической партии

Религиозной организации может быть отказано в государственной регистрации в случаях, если: цели и деятельность религиозной организации противоречат Конституции РФ и законодательству Российской Федерации — со ссылкой на конкретные статьи законов; создаваемая организация не признана в качестве религиозной; устав и другие представленные документы не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации или содержащиеся в них сведения не достоверны; в ЕГРЮЛ ранее зарегистрирована организация с тем же наименованием; учредитель (учредители) неправомочен Отказ в регистрации торгово-промышленной палаты возможен лишь в случае нарушения установленного указанным Законом порядка создания торгово-промышленной палаты или несоответствия ее устава законодательству Российской Федерации.

Отказ в регистрации торгово-промышленной палаты по другим мотивам является незаконным

———————————

<1> В соответствии с указанными статьями:

— в наименовании политической партии, как полном, так и сокращенном, не допускается использование наименований иных существующих в Российской Федерации политических партий и других общероссийских общественных объединений, наименований, схожих с этими наименованиями до степени смешения, либо наименований политических партий, прекративших свою деятельность вследствие ликвидации в связи с нарушением п. 1 ст. 9 указанного Закона (запрещаются создание и деятельность политических партий, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности);

— в наименовании политической партии не допускается использование наименований органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также имени и (или) фамилии гражданина;

— политическая партия может использовать в своем наименовании слова «Россия», «Российская Федерация» и образованные на их основе слова и словосочетания;

— наименование политической партии должно соответствовать требованиям законодательства Российской Федерации об охране интеллектуальной собственности и (или) авторских прав. Запрещается использовать наименование политической партии, оскорбляющее расовые, национальные или религиозные чувства;

— политическая партия может иметь свои эмблему и иные символы, точное описание которых должно содержаться в уставе политической партии. Символика политической партии не должна совпадать с государственной символикой Российской Федерации, государственной символикой субъектов Российской Федерации, символикой муниципальных образований, а также с государственной символикой иностранных государств;

— в качестве эмблемы и иных символов политической партии не могут быть использованы эмблемы и иные символы существующих в Российской Федерации политических партий и других общероссийских общественных объединений, а также эмблемы и иные символы организаций, деятельность которых на территории Российской Федерации запрещена;

— символика политической партии должна соответствовать требованиям законодательства Российской Федерации об охране интеллектуальной собственности и (или) авторских прав. Запрещается использовать символику, оскорбляющую или порочащую Государственный флаг Российской Федерации, Государственный герб Российской Федерации, Государственный гимн Российской Федерации, флаги, гербы, гимны субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных государств, религиозные символы, а также символы, оскорбляющие расовые, национальные или религиозные чувства.

<2> Не может быть учредителем, членом, участником общественного объединения:

1) иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке принято решение о нежелательности их пребывания (проживания) в Российской Федерации;

2) лицо, включенное в перечень в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;

3) общественное объединение, деятельность которого приостановлена в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»;

4) лицо, в отношении которого вступившим в законную силу решением суда установлено, что в его действиях содержатся признаки экстремистской деятельности;

5) лицо, содержащееся в местах лишения свободы по приговору суда.

<3> В соответствии с указанным пунктом не может быть учредителем (участником, членом) некоммерческой организации: 1) иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке принято решение о нежелательности их пребывания (проживания) в Российской Федерации; 2) лицо, включенное в перечень в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»; 3) общественное объединение или религиозная организация, деятельность которых приостановлена в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»; 4) лицо, в отношении которого вступившим в законную силу решением суда установлено, что в его действиях содержатся признаки экстремистской деятельности; 5) лицо, которое не соответствует предъявляемым к учредителям (участникам, членам) некоммерческой организации требованиям федеральных законов, определяющих правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций отдельных видов.

<4> В случае если представленные для государственной регистрации документы, предусмотренные указанным Законом, оформлены в ненадлежащем порядке, уполномоченный орган или его территориальный орган вправе принять решение о приостановлении государственной регистрации некоммерческой организации до устранения заявителем оснований, вызвавших приостановление государственной регистрации, но не более чем на три месяца.

 

Представленный перечень причин отказа отчасти демонстрирует пределы полномочий государственного регистрирующего органа. Надо сказать, что они существенно разнятся в части общих правил, представленных Законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и специальных правил, установленных некоторыми законами.

Общие правила фактически состоят в том, что государственный регистрирующий орган уполномочен проверять представленные на государственную регистрацию документы только на предмет соответствия их формальным требованиям Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», не касаясь (не исследуя полноту, законность и другие параметры) содержания документов. С 2008 г. в указанный Закон (ст. 9) даже внесено правило следующего содержания: «регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом».

Подобного рода позиция фактически является преобладающей и в судебной практике, где можно, в том числе и со ссылками, что государственная регистрация сегодня носит «уведомительный характер» (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 25 апреля 2011 г. по делу N А45-13264/2010, ФАС Северо-Кавказского округа от 3 декабря 2009 г. по делу N А63-5207/2009 и др.), указать огромное количество соответствующих дел, где суды отмечают:

— «обязанность по обеспечению достоверности сведений, содержащихся в учредительных документах юридического лица и в заявлении, возлагается на лицо, обращающееся в регистрирующий орган с соответствующим заявлением о регистрации» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 3 декабря 2009 г. по делу N А63-5207/2009);

— «положения Закона N 129-ФЗ не возлагают на регистрирующий орган обязанность по проведению правовой экспертизы представленных на государственную регистрацию изменений, вносимых в учредительные документы, документов юридического лица» (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 6 мая 2010 г. по делу N А45-15534/2009);

— «обязанность регистрирующего органа проверять достоверность представленных заявителем сведений законодательством о государственной регистрации не предусмотрена» (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 июня 2010 г. по делу N А67-3888/2009);

— «в полномочия регистрирующего органа не входит проверка достоверности содержащихся в представленных для государственной регистрации документах сведений» (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 августа 2010 г. по делу N А43-41536/2009);

— «регистрирующий орган не проверяет достоверность данных, указанных заявителем в заявлении о государственной регистрации» (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 февраля 2011 г. по делу N А43-47991/2005);

— «Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» не предусмотрено проведение регистрирующим органом правовой экспертизы, иной проверки представленных на регистрацию документов на предмет их достоверности» (Постановление ФАС Поволжского округа от 5 марта 2012 г. по делу N А55-12399/2011).

Можно привести положения и из иных судебных постановлений, но очевидно, что о какой бы модальности не шла речь (имеет право, обязан), какими бы словами ни описывался характер полномочий (проверять полноту, достоверность и законность, проводить проверку, проводить экспертизу), таких полномочий суды у государственного регистрирующего органа не усматривают.

Более того, даже в тех случаях, когда документы содержат недостоверные сведения и регистрирующий орган это знает, он не вправе отказать в государственной регистрации. К примеру, в одном из дел (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 февраля 2010 г. по делу N А19-11721/09) рассматривалась ситуация, когда в регистрации отказали в связи с представлением недостоверных сведений об адресе общества, к которому осуществляется присоединение. Суд не поддержал позицию государственного органа, указав, что такое основание законом для отказа в государственной регистрации не предусмотрено. Сходные решения можно найти и в других делах (Постановления ФАС Уральского округа от 23 июня 2011 г. N Ф09-3619/11 по делу N А60-33672/2010-С9, от 25 апреля 2011 г. N Ф09-2000/11-С4 по делу N А60-21703/2010-С8).

В практике встречаются лишь редкие акты, в которых реализуется противоположная точка зрения. В качестве примера укажем Постановление ФАС Поволжского округа от 27 декабря 2010 г. по делу N А06-4057/2010, где суд указал, что «представление полного пакета документов в регистрирующий орган не означает, что документы не должны отвечать требованиям законности и достоверности содержащейся в них информации. В соответствии с нормами и смыслом статей 13, 14 Закона N 129-ФЗ следует, что Федеральный закон предусматривает не только формальное соблюдение требований к представлению документов, но и соответствие этих документов требованиям закона по их содержанию». Данную точку зрения признать правильной не представляется возможным, в силу того что она просто не основана ни на каких нормах закона (уже не говоря о каком-то мифическом «смысле», который увидели судьи в этом деле).

Тем не менее, если по общему правилу соответствующих полномочий у регистрирующего органа нет, это не значит, что в действующей модели государственной регистрации их (или подобных им полномочий) нет вообще. В частности, с 2013 г. (в соответствии с Федеральным законом от 28 июня 2013 г. N 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям») ст. 51 ГК РФ устанавливает обязанность уполномоченного государственного органа до момента государственной регистрации в порядке и в срок, которые предусмотрены законом, проверку достоверности данных, включаемых в ЕГРЮЛ». По сути, очень много субъективных критериев для отказа в государственной регистрации содержит банковское законодательство и законодательство о некоммерческих организациях.

В законодательстве существенно разнятся сроки для принятия решений о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации:

— общий срок для принятия решения о государственной регистрации — не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган (ст. 8 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»);

— иной срок для кредитных организаций: принятие решения о государственной регистрации кредитной организации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций или об отказе в этом производится в срок, не превышающий шести месяцев с даты представления всех предусмотренных Законом «О банках и банковской деятельности» документов, а принятие такого решения в отношении небанковской кредитной организации, имеющей право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций, — в срок, не превышающий трех месяцев;

— иной срок для регистрации некоммерческих организаций: решение о государственной регистрации некоммерческой организации принимается уполномоченным органом не позднее чем через четырнадцать рабочих дней со дня получения необходимых документов;

— иной срок для государственной регистрации общественных объединений: федеральный орган государственной регистрации в течение тридцати дней со дня подачи заявления о государственной регистрации общественного объединения обязан принять решение о государственной регистрации общественного объединения либо отказать в государственной регистрации общественного объединения и выдать заявителю мотивированный отказ в письменной форме.

Принятие решения о государственной регистрации является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр. Такое внесение признано законом по общему правилу — моментом государственной регистрации (ст. 11 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Несколько иная ситуация в случаях существования так называемого специального порядка государственной регистрации, который заключается в наличии двух органов — одного, принимающего решение, и второго, который вносит запись о государственной регистрации в ЕГРЮЛ. В этих случаях схема примерно одна: решение принимается в указанный выше срок, а затем документы передаются государственному органу, который осуществляет ведение государственного реестра, который в течение общего срока (не более чем пять рабочих дней) вносит в ЕГРЮЛ соответствующую запись.

Внесение записи в реестр формально означает завершение реорганизации, о чем прямо указывает ст. 16 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»:

— реорганизация юридического лица в форме преобразования считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а преобразованное юридическое лицо — прекратившим свою деятельность;

— реорганизация юридических лиц в форме слияния считается завершенной с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица, а юридические лица, реорганизованные в форме слияния, считаются прекратившими свою деятельность;

— реорганизация юридического лица в форме разделения с момента государственной регистрации последнего из вновь возникших юридических лиц считается завершенной, а юридическое лицо, реорганизованное в форме разделения, считается прекратившим свою деятельность;

— реорганизация юридического лица в форме выделения с момента государственной регистрации последнего из вновь возникших юридических лиц считается завершенной;

— реорганизация юридического лица в форме присоединения с момента внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности последнего из присоединенных юридических лиц считается завершенной.

Во всех случаях моментом прекращения реорганизуемого юридического лица, если реорганизация сопровождается таким прекращением, является момент внесения записи в ЕГРЮЛ. Интересно здесь отметить и то, что для случаев реорганизации и ликвидации закон различно определяет момент прекращения юридического лица. В частности, п. 8 ст. 63 ГК в отличие от приведенного выше положения ст. 57 ГК о прекращении «с момента внесения записи» указывает, что «ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц». Казалось бы, разница небольшая, однако она более чем существенная, поскольку согласно судебной практике последнее правило толкуется таким образом, что юридическое лицо считается прекратившим свое существование с даты, следующей за датой внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ <1>.

———————————

<1> В частности, об этом указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17 апреля 2012 г. N 14140/11: «судами установлено, что апелляционная жалоба общества передана на узел почтовой связи 04.03.2011, в этот же день в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации общества. На этом основании суд кассационной инстанции сделал вывод о невозможности совершения процессуальных действий в интересах юридического лица в день внесения в реестр записи о его ликвидации. Данный вывод не соответствует положениям пункта 8 статьи 63 Гражданского кодекса, устанавливающим, что ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ, т.е. с даты, следующей за датой совершения соответствующей записи в названном реестре…».

 

После внесения записи по общим правилам (в соответствии со ст. 10 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») регистрирующий орган не позднее одного рабочего дня со дня государственной регистрации в соответствии с указанным заявителем способом получения документов выдает ему документ, подтверждающий факт внесения записи в соответствующий государственный реестр.

В случаях установления специальных порядков сроки выдачи могут быть иными. К примеру, в соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединениях» федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган не позднее трех рабочих дней со дня получения от уполномоченного регистрирующего органа информации о внесении в ЕГРЮЛ записи об общественном объединении выдает заявителю свидетельство о государственной регистрации.

Итак, как можно понять из текста Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», с момента внесения записи в ЕГРЮЛ реорганизация считается завершенной: заявитель получает в установленные сроки документы о завершении процедуры государственной регистрации.

Однако на самом деле ничего подобного не происходит. Существует много действий, которые закон обязывает совершить (или предполагает совершить) уже за пределами формального срока завершения процесса реорганизации.

Рассмотрим ситуацию с осуществлением права на компенсацию для участников акционерных обществ. В соответствии со Стандартами эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденными Приказом ФСФР России от 25 января 2007 г. N 07-4/пз-н (п. 8.3.4):

а) размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате слияния, разделения, выделения и преобразования, осуществляется в соответствии с договором о слиянии, решением о разделении, выделении, преобразовании в день государственной регистрации этого юридического лица;

б) размещение ценных бумаг юридического лица, к которому присоединилось другое юридическое лицо (лица), осуществляется в соответствии с договором о присоединении в день внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединяемого юридического лица.

Вроде бы довольно жесткие нормы. Однако размещает ценные бумаги чаще всего не само акционерное общество, а та организация, которая ведет реестр, — независимый регистратор. Но и он делает это чаще всего не один, а вместе с номинальными держателями.

Как они — регистратор и номинальные держатели узнают о факте государственной регистрации, для того чтобы в день этой регистрации «наделить» акционеров новыми ценными бумагами? Для этого действует правило п. 8.3.7 Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Приказом ФСФР России от 25 января 2007 г. N 07-4/пз-н, где указано, что юридическое лицо, созданное в результате реорганизации (юридическое лицо, к которому осуществлено присоединение), обязано сообщить регистратору, осуществляющему ведение реестра владельцев ценных бумаг реорганизованного юридического лица, о факте своей государственной регистрации (о внесении записи о прекращении деятельности реорганизованного юридического лица) — в день внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Как это может быть сделано, если по нормативным срокам узнать о внесении записи можно в реальности на следующий день, закон абсолютно не поясняет, понятно, что на практике эти вопросы разрешимы, однако нестыковка норм налицо. Еще один момент — количество акционеров в крупных обществах таково, что реальное «начисление» ценных бумаг может иметь место не ранее нескольких дней после формального окончания реорганизации.

Некоторая специфика присутствует в законодательстве о негосударственных пенсионных фондах. Статья 33 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах» возлагает обязанность на «реорганизованный фонд» в течение одного рабочего дня с даты получения документов о государственной регистрации юридических лиц, создаваемых в результате реорганизации, а при реорганизации в форме присоединения — документов, подтверждающих внесение в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного фонда, уведомить Пенсионный фонд РФ в письменной форме о завершении реорганизации с приложением документов, содержащих сведения о застрахованных лицах, страховщиком которых он становится после реорганизации, и документов, содержащих сведения о застрахованных лицах, страховщиками которых становятся иные фонды, участвовавшие в реорганизации или созданные в результате реорганизации.

Обратим внимание, что процитированное правило не делает никаких различий в отношении формы реорганизации. Это значит, что оно касается и тех фондов, которые формально уже прекратили свое существование, однако на основании этой нормы данные «призраки» должны осуществлять уведомление Пенсионного фонда РФ. При этом не объяснено, кто это будет делать, ведь субъекта права нет, а потому нет ни его представителей, ни работников. Вполне возможно, что перед нами просто яркий пример безобразной юридической техники законов последнего времени, однако факт остается фактом — закон возлагает на прекращенное лицо обязанность осуществлять определенные действия.

После внесения записи в ЕГРЮЛ государственные органы осуществляют еще одно действие, направленное на фиксацию прекращения существования субъекта права — снятие с учета в качестве налогоплательщика. Формально такие действия никакого отношения к реорганизации вроде бы не имеют, на самом же деле они, несомненно, есть составная часть процесса реорганизации, поскольку направлены на фиксацию факта «похорон» юридического лица — субъекта права в части налоговых правоотношений. Это обеспечивает определенность, ясность в части обязательств по уплате в бюджет налогов и иных обязательных платежей.

В соответствии со ст. 84 НК РФ, в случаях прекращения деятельности российской организации в результате реорганизации снятие их с учета осуществляется на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц. Конкретный порядок взаимодействия налоговых органов при снятии с налогового учета регулируется Методическими указаниями для налоговых органов по вопросам единообразия процедуры снятия с учета и постановки на учет в налоговых органах российских организаций в связи с реорганизацией, утвержденными Приказом ФНС России от 30 ноября 2004 г. N САЭ-3-09/141@. В соответствии с указанным документом:

— датой снятия с учета и исключения сведений из ЕГРН является дата внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации; снятие с учета юридического лица, прекратившего деятельность в результате реорганизации, и исключение сведений из ЕГРН осуществляются на основании выписки из ЕГРЮЛ, содержащей сведения о прекращении деятельности преобразованного юридического лица, не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения записи в ЕГРЮЛ. Если прекращается несколько организаций, то снятие с учета осуществляется в налоговых органах по месту нахождения каждого из прекративших деятельность юридических лиц. Так, к примеру, происходит при слиянии. Документ предусматривает в этом случае, что налоговый орган, осуществивший государственную регистрацию юридического лица, создаваемого путем реорганизации в форме слияния, не позднее рабочего дня, следующего за днем внесения записей в ЕГРЮЛ, направляет по каналам связи выписки из ЕГРЮЛ, содержащие сведения о прекращении деятельности юридических лиц в результате реорганизации в форме слияния, в налоговые органы по месту нахождения прекративших деятельность юридических лиц;

— при снятии организаций с учета в результате их прекращения при слиянии, разделении и преобразовании признаются недействительными идентификационные номера налогоплательщиков (ИНН). Идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) присоединяемой организации при снятии с учета в связи с прекращением деятельности в результате реорганизации признается недействительным. Идентификационный номер налогоплательщика (ИНН) организации, реорганизуемой в форме выделения и присоединения, не изменяется (организации, выделившейся из реорганизуемой организации, присваивается новый идентификационный номер налогоплательщика (ИНН));

— свидетельство о постановке на учет, ранее выданное организации, при снятии ее с учета в связи с прекращением деятельности в результате реорганизации признается недействительным. Серии и номера свидетельств о постановке на учет, признанные недействительными, а также ИНН, признанные недействительными, размещаются на web-сайтах управлений ФНС России по субъектам Российской Федерации;

— налоговым органом, осуществившим снятие организации с учета, не позднее рабочего дня, следующего за днем снятия с учета, в налоговые органы, в которых организация состоит на учете по иным основаниям, установленным НК РФ, направляется по каналам связи выписка из ЕГРЮЛ, содержащая сведения о прекращении деятельности юридического лица в результате реорганизации. На основании полученной информации налоговые органы, в которых организация состоит на учете по иным основаниям, установленным НК РФ, осуществляют снятие с учета организации, прекратившей деятельность в результате реорганизации, не позднее рабочего дня, следующего за днем получения информации. В тот же срок организации выдается (направляется по почте) уведомление о снятии с учета (в настоящее время форма такого уведомления установлена Приказом ФНС России от 11 августа 2011 г. N ЯК-7-6/488@ «Об утверждении форм и форматов документов, используемых при постановке на учет и снятии с учета российских организаций и физических лиц, в том числе индивидуальных предпринимателей, в налоговых органах, а также порядка заполнения форм документов и порядка направления налоговым органом организации или физическому лицу, в том числе индивидуальному предпринимателю, свидетельства о постановке на учет в налоговом органе и (или) уведомления о постановке на учет в налоговом органе (уведомления о снятии с учета в налоговом органе) в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи»).

Кому отправляется такое уведомление, не вполне ясно; по тому описанию, которое дается в указанных нормативных актах налоговой службы, получается, что отправляется оно организации-«покойнику», т.е. уже несуществующему субъекту права. Видимо, здесь надо какое-то разумное изменение внести, чтобы соответствующее уведомление направлялось правопреемнику (правопреемникам) прекращенной организации.

Нельзя не отметить, что законодательство в ряде случаев налагает определенные обязанности на правопреемников в части осуществления действий после формального по закону завершения реорганизации. К примеру, ст. 27.5-5 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» обязывает правопреемника реорганизованного эмитента эмиссионных ценных бумаг — облигаций в срок не позднее 30 дней после завершения реорганизации эмитента облигаций уведомить регистрирующий орган (а в отношении биржевых облигаций — биржу, допустившую биржевые облигации к организованным торгам) о состоявшейся реорганизации эмитента облигаций и его замене на правопреемника.

Все эти моменты требуют, на наш взгляд, своего отражения в законодательстве. Вообще, совершенно очевидно, что указание в действующем законодательстве на то, что реорганизация завершается в момент государственной регистрации вновь созданных лиц (прекращения лица при присоединении), не более чем недоразумение. Возможно, что она вызвана необходимостью устранения неясности в моменте правопреемства, но нам кажется, что момент правопреемства — совершение регистрационных действий и момент реального завершения реорганизации надо разделить.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда государственный регистрирующий орган принимает решение об отказе в государственной регистрации.

В соответствии со ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» относительно отказа установлено только одно правило: решение об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в судебном порядке. По существу, у организации, которая подала документы для государственной регистрации при такой ситуации только одна возможность «преодоления» отказа — предъявить в суд требование (заявление) об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов (гл. 24 АПК РФ) <1>.

———————————

<1> Конечно, нынешнее законодательство не может дать и здесь «пищу» для размышлений. Ибо, если один закон говорит только о судебном порядке обжалования, то вот другой — Налоговый кодекс (а именно налоговые органы сегодня являются органами регистрирующими) указывает (ст. 138) на возможность обжалования актов налоговых органов не только в судебном порядке, но и «в вышестоящий налоговый орган (вышестоящему должностному лицу)». При этом подача жалобы в вышестоящий налоговый орган (вышестоящему должностному лицу) не исключает права на одновременную или последующую подачу аналогичной жалобы в суд.

 

В соответствии со ст. 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными; решение арбитражного суда по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц подлежат немедленному исполнению, если иные сроки не установлены в решении суда.

Таким образом, в случае принятия судом положительного решения по требованию заявителя реорганизация успешно завершается.

Однако если суд откажет в удовлетворении требований, то реорганизация, по существу, будет считаться несостоявшейся. При этом преодолеть решение суда, если исчерпаны все процессуальные возможности, нельзя никаким иным способом, кроме осуществления новой реорганизации.

Интересно, что ни ГК, ни другие законы никакого специального режима несостоявшейся реорганизации не знают. Между тем тут есть о чем поговорить. Представим себе ситуацию: два крупных акционерных общества проводили реорганизацию в форме слияния; заключили договор, провели инвентаризацию, провели оценку, удовлетворили частично требования кредиторов (часть остальных, оставив на удовлетворение создаваемого лица), выкупила акции. В результате такой реорганизации существенно «обвалился» курс акций каждого общества, были приостановлены торги в связи с подачей заявления о государственной регистрации. И вот приходит отказ в государственной регистрации. Как можно понять из описания ситуации:

— у обоих обществ имеются существенные затраты на проведение реорганизации (после отказа в государственной регистрации они автоматически становятся убытками);

— существенные потери понесли акционеры: курс акций упал, продать акции в течение какого-то времени невозможно;

— потери понесли и кредиторы: не будь реорганизации, они, вполне возможно, продолжили бы свои отношения с обществами.

Наконец, что делать акционерам, которые во избежание проблем предъявили акции к выкупу?

Говоря иначе, отказ привел к появлению у всех указанных лиц убытков. Вопрос: кто будет их возмещать. Ответить на этот вопрос прямо и четко исходя из действующего законодательства невозможно. Косвенно можно предположить, что такого рода убытки могут быть возложены на лиц, которые выполняли функции единоличного (коллегиального) исполнительного органа, были членами совета директоров (наблюдательного совета). Но даже если это будет сделано, все равно останется такой вопрос, как: кто вправе требовать возмещения убытков — общества, акционеры, бывшие акционеры, кредиторы, бывшие кредиторы? Как кажется, этот вопрос требует детального описания в законе. Он является самым что ни на есть важнейшим вопросом в части распределения рисков негативного решения государственных органов.

Существенная специфика в части последствий отказа в государственной регистрации установлена для некоммерческих организаций. Статья 23.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» содержит здесь два правила:

— отказ в государственной регистрации некоммерческой организации может быть обжалован в вышестоящий орган или в суд;

— отказ в государственной регистрации некоммерческой организации не является препятствием для повторной подачи документов для государственной регистрации при условии устранения оснований, вызвавших отказ; повторная подача заявления о государственной регистрации некоммерческой организации и вынесение по этому заявлению решения осуществляются в порядке, предусмотренном указанным Законом.

Эти правила означают следующее: если некоммерческой организации будет отказано в регистрации, то она, по существу, имеет альтернативу:

— либо «штурмовать» регистрирующий орган снова и снова бесчисленное количество раз, устраняя недостатки,

— либо обратиться в суд или в качестве альтернативы обратиться в вышестоящий регистрирующий орган.

Как видно, возможности по «исцелению» недостатков реорганизации у некоммерческой организации значительно выше, чем у коммерческой. При этом, как и в случае с реорганизацией коммерческой организации, вопрос об устранении иных негативных последствий отказа в государственной регистрации в законе не решен. Немаловажно и то, что действующий ГК никаких альтернатив, которые даны в Законе «О некоммерческих организациях», не содержит. Статья 51 ГК лаконично указывает, что «отказ в государственной регистрации юридического лица, а также уклонение от такой регистрации могут быть оспорены в суде». Говоря иначе, по правилам ГК никакой альтернативы судебного порядка «преодоления» отказа нет. Не предлагает, кстати, никакой альтернативы и проект изменений в ГК; ст. 51 в редакции проекта ничем не отличается от действующей редакции.

Нам представляется, что описанная ситуация не может быть признана нормальной. По существу, за разговорами о публичной достоверности реестра и т.п. утратилось самое существенное — аккуратность и скрупулезность описания деталей правового регулирования. А это при наличии «размытых» общих правил неизбежно приведет к негативным последствиям. В целом нам представляется вполне разумным более гибкий подход Закона «О некоммерческих организациях», который можно было бы сделать общим правилом. С тем лишь добавлением, что:

— необходимо отказаться от правила о бесконечном количестве попыток государственной регистрации;

— необходимо урегулировать правила возмещения убытков при окончательном отказе в государственной регистрации.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code