Пункт 18

III. Требования, предъявляемые к результатам ОРД, представляемым уполномоченным должностным лицам (органам)

Пункт 18

Комментарий к пункту 18 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд

1. Выражение «достаточные данные, указывающие на признаки преступления» авторами Инструкции 2013 года позаимствовано из ч. 2 ст. 140 УПК РФ. Именно там, еще задолго до формулирования п. 19 данного ведомственного нормативного акта было названными словами сформулировано фактическое основание для возбуждения уголовного дела. Однако, несмотря на то что и в УПК РФ, и в Инструкции 2013 года говорится о «достаточных данных, указывающих на признаки преступления», настоящее выражение, во-первых, не безупречно, во-вторых, требует дополнительных и подробных разъяснений. Чем мы здесь и займемся.

2. Вышеприведенная формулировка порождает два вопроса: о каких признаках здесь идет речь и что значит «достаточные данные»? Начнем с ответа на вопрос, что представляет собой понятие «признаки преступления» в том значении, которое использовано разработчиками Инструкции 2013 года при формулировании соответствующих пунктов 1 и 18?

3. Признаки преступления — это уголовно-правовое понятие, используемое в двух значениях: понятиеобразующие признаки преступления и признаки состава преступления. Чаще всего, говоря о признаках преступления применительно к характеристике фактических оснований для возбуждения уголовного дела, процессуалисты употребляют понятие «признаки состава преступления». Но последовательно ли использование данного термина без каких-либо дополнительных уточнений для характеристики фактических оснований для возбуждения уголовного дела и тем более фактических оснований представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности?

4. Думается, что нет, по двум причинам. Во-первых, говоря вообще о признаках состава преступления, процессуалисты заставляют правоприменителя думать, что возбуждение уголовного дела, а в нашем случае представление следователю (дознавателю и др.) результатов оперативно-розыскной деятельности, возможно только при наличии такового (состава преступления или, точнее, наличии всех обязательных признаков состава преступления). Суждение, согласно которому уголовное дело возбуждается лишь при установлении наличия всех элементов состава преступления, — давнее заблуждение некоторых процессуалистов [38, с. 60]. Во-вторых, отсутствие конкретизации, о каких признаках состава преступления идет речь, приводит к абсурдному по своей сути выводу, что достаточные данные о любых признаках состава преступления есть фактическое основание для возбуждения уголовного дела (представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности).

5. Как известно, признаки состава преступления подразделяются на четыре вида (по элементам состава преступления): признаки субъекта, субъективной стороны, объекта и объективной стороны. Причем выявление признаков как минимум субъекта и субъективной стороны без выявления признаков объективной стороны состава преступления ни при каких обстоятельствах само по себе не может быть признано основанием для возбуждения уголовного дела (представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности). Иначе положения ч. 2 ст. 21 УПК РФ, закрепляющие предъявляемое к прокурорам, следователю (дознавателю и др.) требование в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, можно будет интерпретировать как необходимость принятия вышеуказанных мер в каждом случае обнаружения, что лицо достигло возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности.

6. На то, что «для возбуждения уголовного дела не обязательно наличие данных о том, кто совершил преступление, — они могут отсутствовать полностью», обращают внимание и другие ученые [4, с. 176]. Аналогичная им позиция высказана также Л.Н. Масленниковой [21, с. 297].

7. Ни признаки субъекта, ни признаки субъективной стороны состава преступления в отрыве от признаков объективной стороны состава преступления не имеют никакого значения для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и соответственно для появления возможности представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности.

8. Ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между фактическим основанием для возбуждения уголовного дела (представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности) и наличием достаточных данных обо всех признаках состава преступления.

9. В ряде случаев такое толкование ч. 2 ст. 140 УПК РФ <7> может привести к негативным последствиям, когда средствами стадии возбуждения уголовного дела без принятия решения о возбуждении уголовного дела будут решаться задачи стадии предварительного расследования — установление всех обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

———————————

<7> А ранее ее аналога — ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

 

10. До начала уголовного процесса, а равно на стадии возбуждения уголовного дела, как правило, отсутствует исчерпывающая информация обо всех признаках состава преступления. Например, зачастую бывает неизвестно лицо, совершившее преступление, не выяснена субъективная сторона состава преступления и т.п. Если признать фактическим основанием для возбуждения уголовного дела (представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности) состав преступления, то незаконным станет каждый случай возбуждения уголовного дела (представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности) по нераскрытому преступлению. Ведь пока не установлено, кто совершил преступление, нет субъекта, обязательного признака любого состава преступления. Вполне может оказаться, что общественно опасное деяние совершил невменяемый или лицо, не достигшее 14 лет (16 лет), и т.п.

11. Задача установления субъекта и субъективной стороны состава преступления стоит перед следующей за возбуждением уголовного дела стадией — стадией предварительного расследования. Только после производства следственных действий допустимо говорить о какой-либо степени доказанности вины лица в совершении преступления. Устанавливать лицо, совершившее преступление, средствами предварительной проверки заявлений, сообщений о преступлении недопустимо.

12. Соответственно, можно сделать вывод, что в ч. 2 ст. 140 УПК РФ под основаниями для возбуждения уголовного дела, а также в п. 18 Инструкции 2013 года под достаточными данными, указывающими на признаки преступления, понимаются имеющиеся в распоряжении компетентного органа (должностного лица) достаточные данные, указывающие на процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. Такой позиции, касаясь оснований для возбуждения уголовного дела, придерживаются большинство процессуалистов [4, с. 176 — 177; 53, с. 16].

13. Между тем необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что речь идет не обо всех признаках объективной стороны состава преступления. Иначе говоря, достаточные данные о признаках объективной стороны состава преступления не всегда являются фактическими основаниями возбуждения уголовного дела и соответственно фактическими основаниями представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности.

14. Исходя из структуры объективной стороны состава преступления, можно говорить о признаках, характеризующих причины, последствия, место, время и т.д. совершенного преступления. Но только две первые группы, то есть наличие у органов предварительного расследования сведений о признаках общественно опасного деяния и признаках общественно опасных последствий его совершения, могут влиять на возникновение того или иного анализируемого нами уголовно-процессуального правоотношения. Только установление оперативным подразделением путем проведения оперативно-розыскных мероприятий сведений о признаках общественно опасного деяния и (или) признаках общественно опасных последствий его совершения дают право представить таковые органу предварительного расследования в порядке, предусмотренном анализируемой Инструкцией.

15. Таким образом, в уголовно-правовом смысле понятие «признаки преступления» включает в себя все признаки состава преступления, а в использованном в Инструкции 2013 года смысле — только признаки общественно опасного деяния и наступивших общественно опасных последствий. Однако и признак деяния, и признак последствия преступления не при любых обстоятельствах, да и не каждый играет одинаково важную роль в решении вопросов о начале уголовного процесса (возбуждении уголовного дела) и соответственно о представлении следователю (дознавателю и др.) результатов оперативно-розыскной деятельности. Наличие одних из них, к примеру:

— «смерть человека»;

— «смерть двух или более лиц»;

— «массовое уничтожение животного мира»;

— «иные тяжкие последствия»;

вне зависимости от одновременного обнаружения других признаков уже само по себе предопределяет вступление следователя (дознавателя и др.), обладающего сведениями о нем, в уголовно-процессуальные отношения. Достаточные данные о наличии таковых — фактическое основание возбуждения уголовного дела, а равно могут служить фактическим основанием представления оперативным подразделением органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности. На подобного рода сложившуюся сорокалетнюю практику рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении обращают внимание многие ученые. К примеру, Безлепкин Б.Т. отмечает, что «на практике по каждому случаю крупного происшествия (пожар, повлекший гибель людей, крушение на железной дороге, водном или воздушном транспорте и т.п.) немедленно возбуждается уголовное дело» [3, с. 208]. Речь здесь идет о так называемых существенных уголовно процессуально значимых признаках объективной стороны состава преступления.

16. Другие — несущественные — уголовно процессуально значимые признаки (деяния и последствий) являются подобного рода фактическими основаниями только при их бесспорной доказанности и в определенном сочетании друг с другом. Несущественными обычно являются признаки последствий, которые не могут быть признаны преступными без установления определенных признаков деяния. И наоборот, почти никогда достаточные данные о признаках деяния (при предполагаемом материальном составе преступления) не могут быть фактическим основанием для возбуждения уголовного дела (представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности) без сочетания с признаками предусмотренных уголовным законом последствий. Примерами несущественных уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления могут служить:

— причинение минимально значимого для наступления уголовной ответственности ущерба <8>;

———————————

<8> Этого признака нет только тогда, когда, без сомнения, размер ущерба, его мизерный характер сами за себя говорят об отсутствии в деянии соответствующего признака преступления.

 

— причинение вреда здоровью людей;

— нарушение правил дорожного движения и др.

17. Дать исчерпывающий перечень существенных и несущественных признаков объективной стороны состава преступления невозможно. Тем не менее можно предложить правило, которое в любой ситуации позволит правоприменителю выяснить, о каком (существенном или несущественном) признаке идет речь. Существенный признак таковым является бесспорно. Существуют и бесспорно несущественные признаки. Когда же при характеристике признака возникают сложности по поводу отнесения его к той или иной группе, его следует считать несущественным.

18. В зависимости от характера источника оперативно-розыскной информации и обстоятельств происшествия, возможна различная степень вероятности наличия либо отсутствия в распоряжении оперативного подразделения признаков общественно опасного деяния или общественно опасного последствия (существенных и несущественных признаков). Так, к примеру, полученное оперативным работником от доверенного лица сообщение о совершенной определенным гражданином краже может и не подтвердиться, в то время как подкрепленное видеосъемкой и осуществленное при участии оперативного работника наблюдение за передачей наркотических средств, с последующим обследованием помещения, изъятием сбываемого вещества и результатами исследования такового, в любом случае предполагает бесспорное наличие уголовно процессуально значимых признаков общественно опасного деяния.

19. Соответственно, по степени установленности отраженные в рапорте об обнаружении признаков преступления уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления можно подразделить на:

1) бесспорно (достоверно) имевшие место;

2) вероятно имевшие место.

20. Следует также отметить, что уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления в результатах оперативно-розыскной деятельности могут вообще отсутствовать — бесспорно отсутствовать. Вероятное их отсутствие предполагает также вероятное наличие признаков и поэтому не требует специального рассмотрения. В таком случае рапорт об обнаружении признаков преступления не составляется.

21. В зависимости от того, данными о наличии (отсутствии) каких уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления располагает оперативное подразделение органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность: существенных или несущественных, точно или вероятно установленных, и в каком объеме складывается та или иная типичная ситуация, для каждой из таковых, если имеется к тому реальная возможность, законным будет принятие только одного, строго определенного решения: приступить к оперативно-розыскной проверке информации о преступлении, не приступать к таковой, представить органу предварительного расследования результаты оперативно-розыскной деятельности или же этого не делать.

22. Закономерные связи между определенным набором уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления и наличием или отсутствием фактического основания для начала оперативно-розыскной проверки информации о преступлении либо для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности лучше всего демонстрируются в нижеприведенной таблице.

 

N Признаки преступления Фактические основания решений, принимаемых оперативным подразделением
Бесспорное наличие существенного признака последствий + Бесспорное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака последствий + Бесспорное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака последствий + Вероятное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака последствий + Вероятное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака деяния + Бесспорное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака деяния + Вероятное наличие существенного признака последствий Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака деяния + Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие несущественного признака последствий + Бесспорное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности
Бесспорное наличие существенного признака деяния + Отсутствие существенного признака последствий Для формального состава преступления — фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности, для материального — фактическое основание для начала оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие существенного признака деяния + Отсутствие несущественного признака последствий Для формального состава преступления — фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности, для материального — фактическое основание для начала оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие существенного признака последствий + Отсутствие существенного признака деяния Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие существенного признака последствий + Отсутствие несущественного признака деяния Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие несущественного признака последствий + Вероятное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие несущественного признака последствий + Вероятное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие несущественного признака деяния + Вероятное наличие существенного признака последствий Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Бесспорное наличие несущественного признака деяния + Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Вероятное наличие существенного признака последствий + Вероятное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Вероятное наличие существенного признака последствий + Вероятное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Вероятное наличие существенного признака деяния + Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Вероятное наличие существенного признака деяния + Отсутствие существенного признака последствий Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Вероятное наличие существенного признака деяния + Отсутствие несущественного признака последствий Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Вероятное наличие несущественного признака деяния + Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для оперативно-розыскной проверки информации о преступлении
Отсутствие существенного признака деяния + Бесспорное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие существенного признака деяния + Вероятное наличие существенного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие существенного признака деяния + Вероятное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие существенного признака деяния + Отсутствие существенного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака деяния + Бесспорное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака деяния + Вероятное наличие существенного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака деяния + Вероятное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака деяния + Отсутствие существенного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака деяния + Отсутствие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие существенного признака последствий + Бесспорное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие существенного признака последствий + Вероятное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака последствий + Бесспорное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака последствий + Вероятное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации
Отсутствие несущественного признака последствий + Отсутствие существенного признака деяния Отсутствие оснований для оперативно-розыскной проверки поступившей информации

 

24. Здесь в одной колонке приведены все возможные варианты сочетания уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления, а в другой — отражено, какому фактическому основанию данное сочетание соответствует. В этой же таблице, начиная с графы под номером 23, приводятся сочетания наличия и (или) отсутствия признаков объективной стороны состава преступления, при выявлении которых не только нет необходимости оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления, но такого рода информацию не следует даже проверять путем осуществления оперативно-розыскной деятельности.

25. Приведенная таблица может использоваться лишь с учетом требований, закрепленных в ст. 20 и 24 УПК РФ. В статье 20 УПК РФ закреплено специальное условие, касающееся возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения, — необходимость специального заявления потерпевшего. Статья 24 УПК РФ содержит в себе перечень оснований отказа в возбуждении уголовного дела — обстоятельств, бесспорное наличие которых в большинстве случаев налагает на следователя (дознавателя и др.) обязанность вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

26. Из приведенной таблицы видно, что бесспорное наличие в результатах оперативно-розыскной деятельности одного из существенных признаков объективной стороны состава преступления, как правило, требует от оперативного подразделения представления таковых органу предварительного расследования (N 1 — 7). К аналогичному выводу, касающемуся фактических оснований возбуждения уголовного дела, процессуалисты приходили и ранее [19, с. 73; 55, с. 75 — 76 и др.]. Исключение составляют лишь те случаи, когда одновременно с существенным признаком результаты оперативно-розыскной деятельности указывают на точно установленное отсутствие признаков общественно опасного деяния, а по материальным составам преступления также — на бесспорное отсутствие признаков общественно опасных последствий (N 9 — 12).

27. На первый взгляд кажется, что в приведенной ситуации отсутствуют фактические основания для начала оперативно-розыскной проверки поступившей в (выявленной) оперативное подразделение информации, так как им сообщается о деянии, в котором явно отсутствует состав преступления. Однако в приведенной ситуации основания начала оперативно-розыскной проверки поступившей (выявленной) информации все же имеются. Оперативные подразделения обязаны приступить к проверке таковой уже только потому, что им стала известна информация о бесспорно установленных уголовно процессуально значимых существенных признаках общественно опасных последствий, а по материальным составам — и бесспорно установленных уголовно процессуально значимых существенных признаках общественно опасного деяния.

28. Здесь должно действовать следующее правило: наличие информации о бесспорно установленном уголовно процессуально значимом существенном признаке объективной стороны состава преступления имеет следствием как минимум необходимость проверки таковой путем применения оперативно-розыскных мер.

29. То обстоятельство, что оперативное подразделение располагает результатами оперативно-розыскной деятельности, бесспорно содержащими в себе пару несущественных признаков объективной стороны состава преступления, предполагает наличие фактических оснований представления органу предварительного расследования данных результатов ОРД. В такой ситуации сразу же должно быть принято решение о представлении органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности без производства дополнительной проверки (N 8). Когда же наличие одного из несущественных признаков, существенного признака последствий (за исключением случаев, когда одновременно установлено бесспорное отсутствие второго уголовно процессуально значимого признака объективной стороны состава преступления) либо существенного признака деяния установлено вероятно, налицо фактические основания к началу оперативно-розыскной проверки информации о преступлении (N 13 — 22). Если же к окончанию такой проверки вероятность наличия признаков объективной стороны состава преступления не отпадет, рекомендуется готовить рапорт об обнаружении признаков преступления. И пусть вопрос наличия (отсутствия) оснований возбуждения уголовного дела в этом случае решается путем применения средств, предусмотренных уголовно-процессуальным, а не только оперативно-розыскным законодательством.

30. Во всех других ситуациях при бесспорном отсутствии в деянии, о котором стало известно оперативному подразделению органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, одного и тем более двух уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления никаких предпосылок к последующему перетеканию не уголовно-процессуальной сферы в уголовно-процессуальную нет. В такого рода информации отсутствует не только фактическое основание для представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности, но и фактическое основание для начала оперативно-розыскной проверки поступившей в оперативное подразделение информации. Это значит, что в результатах оперативно-розыскной деятельности нет «признаков преступления» в том смысле этого слова, который заложен в него авторами новой Инструкции (N 23 — 36).

31. Теперь необходимо выяснить, что же понимается под термином «достаточные данные»? И вновь для разъяснения использованного в Инструкции 2013 года понятия обратимся к аналогичным пояснениям его же в уголовно-процессуальных источниках, посвященных институту фактических оснований возбуждения уголовного дела. Напомним, что там также речь идет о «достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Данное обстоятельство позволяет нам заключить следующее: представлять органу предварительного расследования результаты оперативно-розыскной деятельности по первому из названных в новой Инструкции фактических оснований такового оперативное подразделение вправе лишь в том случае, когда по внутреннему убеждению сотрудника, принимающего соответствующее решение, он обладает оперативно-розыскной информацией, в которой содержатся основания для возбуждения уголовного дела.

32. В юридической литературе высказано мнение, что под основаниями для возбуждения уголовного дела понимаются «те фактические данные, которые указывают на совершение преступления» [1, с. 9; 36, с. 154]. Защитниками данного подхода к определению понятия фактических оснований для возбуждения уголовного дела на первое место по значимости выдвигается наличие данных, а не достаточность последних. Такое утверждение небезупречно.

33. Данные, содержащие в себе признаки преступления, имеются и при наличии фактических оснований к началу стадии возбуждения уголовного дела. В части же 2 ст. 140 УПК РФ речь идет о фактических основаниях завершения таковой, то есть как минимум о чем-то другом. Иначе мы вынуждены будем поставить знак равенства между фактическим основанием начала стадии возбуждения уголовного дела и фактическим основанием начала следующей стадии уголовного процесса — стадии предварительного расследования, что представляется неверным.

34. Действительно, на момент начала уголовного процесса может сложиться ситуация, когда компетентные органы сразу будут обладать фактическими основаниями к возбуждению уголовного дела. Но наличие в УПК РФ статьи 144 и ее содержание указывают на то, что законодателем предусмотрена и иная возможность. Речь идет о ситуации, когда для установления «достаточных данных, указывающих на признаки преступления», «дознавателю, органу дознания, следователю и прокурору» предоставляется время. Соответственно, в этом случае уголовный процесс начинается, когда еще нет фактических оснований для возбуждения уголовного дела, но есть основания для начала уголовного процесса. По итогам предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении могут появиться и фактические основания для возбуждения уголовного дела. Но только после производства предварительной проверки. Это говорит о том, что между фактическими основаниями для начала уголовного процесса и фактическими основаниями для возбуждения уголовного дела законодатель видит разницу.

35. Основания для возбуждения уголовного дела находятся, если так можно сказать, на более высоком уровне формирования результатов уголовно-процессуальной деятельности. Данный уровень определяется не только наличием каких-либо сведений о возможном совершении преступления, а непременно «достаточным» наличием таковых для возбуждения уголовного дела.

36. Данные умозаключения последовательно распространить и на деятельность, предшествующую принятию решения о представлении органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности. Фактические основания начала оперативно-розыскной проверки поступившей в (выявленной) оперативное подразделение информации и фактические основания представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности не есть одно и то же.

37. На момент выявления (получения) оперативным подразделением определенного рода информации может сложиться ситуация, когда в таковой сразу будут наличествовать «достаточные данные», указывающие на уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, то есть фактические основания представления следователю (дознавателю и др.) результатов оперативно-розыскной деятельности. Но возможна и другая ситуация, когда для установления «достаточных данных, указывающих на признаки преступления», оперативному подразделению необходимо провести дополнительную проверку, в том числе вновь путем применения оперативно-розыскных мер. В этом случае вопрос о необходимости представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности поднимается, когда еще нет фактических оснований для такового, но есть основания для применения оперативно-розыскных мер в целях проверки информации, которой обладает оперативное подразделение органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. По итогам данной оперативно-розыскной проверки могут появиться и фактические основания представления следователю (дознавателю и др.) результатов оперативно-розыскной деятельности. Но только после производства оперативно-розыскной проверки. Уже только это обстоятельство указывает на то, что между фактическими основаниями проверки результатов оперативно-розыскной деятельности и фактическими основаниями представления таковых следователю (дознавателю и др.), так же как и в случае с основаниями начала и окончания стадии возбуждения уголовного дела, имеется существенная разница.

38. Фактические основания представления органу предварительного расследования результатов оперативно-розыскной деятельности находятся на более высоком уровне формирования результатов оперативно-розыскной деятельности. Данный уровень определяется не только наличием каких-либо сведений о возможном совершении преступления, а непременно «достаточным» наличием таковых для того, чтобы можно было не только представить органу предварительного расследования соответствующую информацию (объекты), но и в последующем следователю (дознавателю и др.) на ее основе возбудить уголовное дело.

39. На вопрос о том, что такое «достаточное» наличие сведений, в определенной степени отвечает содержание вышеприведенной и проанализированной нами таблицы. «Достаточными» данные становятся после того, как в распоряжении компетентного представить органу предварительного расследования результаты оперативно-розыскной деятельности органа (должностного лица) появится такая совокупность материалов (оперативно-розыскной информации), которая порождает достоверное знание о бесспорном наличии указанной в таблице совокупности уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Обычно достаточные данные появляются в результате проведения оперативно-розыскной проверки информации о преступлении, но иногда они могут содержаться и непосредственно в единовременно полученных результатах оперативно-розыскной деятельности.

40. Мы охарактеризовали все элементы понятия «достаточные данные, указывающие на признаки преступления», о котором идет речь в п. 1 и 18 Инструкции 2013 года. Осталось изложить несколько дополнительных характеристик отличающегося от него понятия «фактические основания для начала оперативно-розыскной проверки».

41. Юридического основания — предусмотренного открытыми нормативно-правовыми актами письменного документа, в котором бы отражалось решение о начале оперативно-розыскной проверки, нам не известно. Под основанием для начала оперативно-розыскной проверки понимается соответствующее фактическое основание.

42. Фактическое основание для начала оперативно-розыскной проверки имеет место в случае вероятности присутствия в происшествии, о котором стало известно сотруднику оперативного подразделения, уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Любая степень вероятности наличия общественно опасного деяния или общественно опасных последствий, если, конечно, она не латентна, должна порождать возникновение оперативно-розыскных правоотношений, содержанием которых и является оперативно-розыскная деятельность.

43. В комментируемом пункте приведены требования к содержанию рапорта об обнаружении признаков преступления. К уже отмеченному здесь разработчиками Инструкции 2013 года хотелось бы добавить, что при фиксации в рапорте об обнаружении признаков преступления уголовно процессуально значимых признаков состава преступления следует стремиться к отражению конкретных сведений, указывающих на подготовку или совершение преступления, — всех известных лицу, получившему данное сообщение, признаков состава преступления (когда, где и что именно произошло, какой причинен ущерб). Как минимум в нем должны быть отражены вероятные данные о наличии в происшествии, о котором сообщается, уголовно процессуально значимых признаков общественно опасного деяния и общественно опасных последствий (если таковые выявлены), а также источника получения указанных сведений.

44. В рапорте об обнаружении признаков преступления, кроме того, указываются: кому было адресовано сообщение, данные о лице, его составившем (должность, классный чин или звание, фамилия и инициалы). Рапорт подписывается лицом, его составившим. Подписи иных лиц на данном, предусмотренном Инструкцией 2013 года, документе законом не предусмотрены.

45. См. также комментарии к п. 1, 4 настоящей Инструкции.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code