Пункт 7

Комментарий к пункту 7 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд

1. Согласно п. 7 Инструкции 2013 года рапорт об обнаружении признаков преступления составляется должностным лицом органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В одном же из комментариев к УПК РФ высказано суждение, согласно которому «должностное лицо, составившее рапорт, становится ответственным за достоверность изложенных в нем сведений, так как положения ст. 306 УК на него распространяются в той же мере, как и на любого другого заявителя» [15, с. 300].

2. В ст. 306 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления. Во-первых, следует отметить, что за достоверность изложенных в заявлении о преступлении сведений напрямую не будет являться ответственным даже заявитель. Он, если и ответственен, то не за достоверность, а за то, что сообщенные им сведения не являются заведомо ложными. Сообщенные (заявленные) им сведения могут быть недостоверными, но не должны быть заведомо ложными. За сообщение недостоверных, но не заведомо ложных сведений лицо преступно привлекать к уголовной ответственности.

3. Но даже если не обращать внимания на данную неточность автора, нельзя согласиться с самой идеей привлечения должностного лица, принявшего сообщение о преступлении, к уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ.

4. Причем нами ни в коем случае не отрицается возможность совершения самим лицом, принимающим сообщение о преступлении, общественно опасного деяния. На практике, к примеру, встречались случаи злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) при осуществлении данного вида деятельности. Речь идет о невозможности данного субъекта уголовного процесса быть субъектом преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 306 УК РФ.

5. В комментариях к УК РФ говорится, что донос — это сообщение, направленное в органы, имеющие право возбудить уголовное дело [16]. Предусмотренный ст. 143 УПК РФ рапорт же составляет представитель органа, имеющего право возбудить уголовное дело. Сам себе он не может сообщить о преступлении.

6. Согласно ст. 143 УПК РФ предусмотренный названной статьей закона рапорт об обнаружении признаков преступления не является сообщением о преступлении. Сообщение предшествует составлению такого рапорта. Рапорт составляется о том, что лицо, уполномоченное на принятие решения о возбуждении уголовного дела, получило совершенно другой рапорт об обнаружении признаков преступления. Но и рапорт об обнаружении признаков преступления, о котором идет речь в п. 7 Инструкции 2013 года, не является заявлением о преступлении. Лицо, его составившее, не предупреждается об уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

7. В этой связи если и правомерно бы было поднимать вопрос о возможности привлечения в указанной ситуации кого-либо к уголовной ответственности, то следовало бы вести речь не о должностном лице, к которому поступило сообщение, а о лице, которое представило результаты оперативно-розыскной деятельности в соответствии с правилами п. 6 и 7 новой Инструкции. Иначе мы можем дойти до абсурдной аналогии с процессом принятия устного заявления о преступлении. Если лицо, которому поступило сообщение о преступлении, может быть привлечено к уголовной ответственности за заведомо ложный донос, то почему к такого же рода уголовной ответственности нельзя привлечь лицо, составившее протокол принятия устного заявления о преступлении или протокол явки с повинной?

8. Процессуальная роль и назначение лица, составляющего рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренный ст. 143 УПК РФ, в уголовном процессе аналогичны (если не сказать — идентичны) процессуальной роли и назначению лица, заносящего в протокол устное заявление о явке с повинной (ч. 2 ст. 142 УПК РФ) или устное заявление о преступлении (ч. 3 ст. 141 УПК РФ). Поэтому ни одно из указанных должностных лиц не может быть ответственным по ст. 306 УК за достоверность изложенных в рапорте об обнаружении признаков преступления (соответствующем протоколе) сведений.

9. И последнее, на что хотелось бы обратить внимание. В отличие от Инструкции 2007 года, в п. 7 новой Инструкции ее разработчики пишут не просто о том, кто составляет предусмотренный данным ведомственным нормативным актом рапорт об обнаружении признаков преступления. Они закрепляют здесь предписание о составлении данного рапорта «в соответствии со статьей 143 УПК РФ».

10. Наверное, они думали, что тем самым они наделяют его статусом процессуального документа. Как было пояснено в комментарии к предыдущему пункту Инструкции 2013 года, даже составленный с соблюдением правил, закрепленных в ст. 143 УПК РФ, рапорт об обнаружении признаков преступления оформляется до того, как началось уголовно-процессуальное производство, то есть вне уголовного процесса. Предусмотренный же ст. 143 УПК РФ документ составляется в связи с началом уголовно-процессуальной деятельности. Он удостоверяет факт получения следователем (дознавателем и др.) сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст. 141 и 142 УПК РФ. Эти документы пусть внешне и очень похожи, однако имеют разную правовую основу. Из-за того что в связи с реализацией требований ведомственного нормативного акта ведомственный рапорт будет оформлен «в соответствии со статьей 143 УПК РФ», он не станет процессуальным документом.

11. См. также комментарий к п. 6 настоящей Инструкции.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code