Пункт 6

II. Представление результатов ОРД уполномоченным должностным лицам (органам)

Пункт 6

Комментарий к пункту 6 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд

1. Пунктом 6 Инструкции 2013 года начинается ее второй раздел, посвященный правилам представления результатов оперативно-розыскной деятельности следователю (дознавателю и др.), суду (судье). В указанном пункте закреплено правило, согласно которому форма письменного документа, с которым результаты оперативно-розыскной деятельности направляются следователю (дознавателю и др.), суду (судье), может быть лишь двух видов:

1) рапорт об обнаружении признаков преступления;

2) не урегулированное УПК РФ сообщение о результатах оперативно-розыскной деятельности, бланк которого имеется в приложении N 1 новой Инструкции.

2. Согласно ст. 143 УПК РФ рапорт об обнаружении признаков преступления составляется лицом, получившим «из иных источников» сообщение о совершенном или готовящемся преступлении. Исходя из положений, закрепленных в ст. 144 — 148 УПК РФ, именно должностное лицо, которое составляет рапорт об обнаружении признаков преступления, принимает по нему в пределах своей компетенции процессуальное решение. Лишь в том случае, когда возбуждение уголовного дела по преступлению, о котором сообщено «из иных источников», ему неподведомственно, оно вправе и обязано принять решение о передаче рапорта об обнаружении признаков преступления вместе с имеющимися у него материалами проверки по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

3. Получается, п. 6 Инструкции 2013 года предписывает органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, представлять результаты таковой путем оформления рапорта о получении «сообщения о совершенном или готовящемся преступлении» от самого себя. А потом самому разрешать данное «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников». А ведь это положение идет вразрез с требованиями ч. 2 ст. 41 УПК РФ, где закреплен запрет возложения полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

4. Сотрудник органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, представляющий результаты таковой, обычно и есть тот, кто осуществлял по данному факту оперативно-розыскную деятельность. Если он оформляет рапорт об обнаружении признаков преступления, то, бесспорно, он это делает не для вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. По его мнению, налицо фактические основания для возбуждения уголовного дела. Но возбудить он таковое не вправе, ведь сразу, как он подпишет постановление о возбуждении уголовного дела, он приступит к предварительному расследованию (к «дознанию» в той или иной форме). А этого делать он ни в коем случае не вправе.

5. Чтобы лучше понять сложившуюся картину, необходимо охарактеризовать такие уголовно-процессуальные категории, как «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников» и «рапорт об обнаружении признаков преступления».

6. Уголовный процесс начинается тогда, когда в распоряжении компетентного органа (должностного лица) появится повод и фактическое основание для начала уголовного процесса. Поводом в исследуемой нами ситуации является устное или письменное сообщение (в значении не определенного рода информации, а формы выражения таковой <5>) о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. О получении данного сообщения уже на стадии возбуждения уголовного дела вне зависимости от того, в каком виде оно поступило в компетентный возбуждать уголовное дело орган, составляется рапорт об обнаружении признаков преступления.

———————————

<5> Для того чтобы избежать определенного рода путаницы, анализируемый нами повод будем именовать с использованием термина «сообщение», а содержащуюся в нем информацию — с использованием термина «данные» (информация, сведения).

 

7. Согласно требованиям ст. 143 УПК РФ рапорт является документом, который составляется в связи с получением сообщения, в нашем случае — результатов оперативно-розыскной деятельности, а не документом, в котором фиксируется данное сообщение — сами результаты оперативно-розыскной деятельности. Между тем, несомненно, имеющая процессуальное значение информация (фактические основания начала уголовного процесса), содержащаяся в сообщении о совершенном или готовящемся преступлении, полученном из иных источников (результатах оперативно-розыскной деятельности), должна быть отражена и в рапорте об обнаружении признаков преступления.

8. Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, соотносится с предусмотренным ст. 143 УПК РФ рапортом об обнаружении признаков преступления примерно так же, как предмет, который может служить средством для установления обстоятельств уголовного дела, соотносится с постановлением о признании его вещественным доказательством. Предмет, обладающий признаками вещественного доказательства, появляется в распоряжении следователя (дознавателя и др.) (а значит, и в уголовном процессе) до того, как последним будет вынесено постановление о признании его вещественным доказательством. Точно так же сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, выслушивается (прочитывается, обнаруживается) до того, как будет оформлен соответствующий рапорт. Сообщение существует без рапорта, но его получение обязательно должно быть оформлено таковым. Аналогично вещественное доказательство после изъятия его, к примеру, в процессе осмотра места происшествия уже имеется в уголовном деле, но уголовно-процессуальное законодательство требует составить дополнительно постановление о признании изъятого предмета (обладающего признаками вещественного доказательства) вещественным доказательством.

9. Иначе на эти обстоятельства смотрят разработчики Инструкции 2013 года. У них сначала составляется рапорт об обнаружении признаков преступления, а потом (после вынесения постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд и собственно представления органу предварительного расследования соответствующих материалов) начинается уголовно-процессуальная деятельность. Получается, если руководствоваться п. 6 Инструкции 2013 года, а также ст. 140 и 143 УПК РФ, в уголовно-процессуальном производстве (материалах уголовного дела, возбужденного по представленным органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, соответствующим результатам таковой) может быть два рапорта об обнаружении признаков преступления. Один оформляется вне уголовного процесса по правилам п. 6, 7 и приложения N 1 новой Инструкции, второй в соответствии с закрепленными в ст. 143 УПК РФ требованиями. Первый в связи с его представлением следователю (дознавателю и др.) становится частью материалов, представляемых органу предварительного расследования вместе с предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса) — сообщением о совершенном или готовящемся преступлении, полученным из иных источников, затем он может служить доказательством по уголовному делу — иным документом. Второй является предусмотренной ст. 143 УПК РФ дополнительной формой фиксации названного повода и фактических оснований начала уголовного процесса.

10. Нами рассмотрена ситуация, когда уголовно-процессуальная деятельность осуществляется не тем учреждением (органом дознания), которое производило оперативно-розыскную деятельность. Между тем сотрудник учреждения, одновременно наделенного статусом как органа дознания, так и органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в процессе выполнения своей служебной деятельности иногда непосредственно сам может выявить деяние, содержащее признаки объективной стороны состава преступления. Такую разновидность «сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников», в литературе часто именуют «непосредственное обнаружение органом дознания признаков преступления».

11. Признаки объективной стороны состава преступления могут быть выявлены органом дознания в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, осуществления административной деятельности. Однако принимать сообщение о преступлении и соответственно составлять предусмотренный ст. 143 УПК РФ рапорт об обнаружении признаков преступления вправе только должностные лица и (или) органы, уполномоченные на возбуждение уголовного дела. Иное мнение высказано разве что Калиновским К.Б. Он полагает, что «составление рапорта при обнаружении признаков преступления является обязанностью не только лиц, уполномоченных возбуждать уголовные дела, но и иных сотрудников (иногда вне зависимости от выполнения в данный момент служебных обязанностей)». Обосновывает свою позицию он ссылкой на требование ч. 2 ст. 18 Закона РСФСР «О милиции». В частности, он пишет: «Так, сотрудник милиции, независимо от занимаемой должности, места нахождения на территории РФ и времени суток, обязан принять меры к предотвращению и пресечению преступления и сообщить об этом в ближайшее подразделение милиции (ст. 18 Закона РСФСР «О милиции»)» [13, с. 373].

12. Думается, даже такая, несколько вольная, интерпретация абзаца 3 ч. 2 ст. 18 Закона РФ «О милиции» не могла быть признана подтверждением возложения на неопределенный круг лиц, не уполномоченных возбуждать уголовные дела, обязанности составления рапорта об обнаружении признаков преступления. Дословно же в ч. 2 ст. 18 Закона РФ «О милиции» было закреплено следующее правило: «Сотрудник милиции на территории Российской Федерации независимо от занимаемой должности, места нахождения и времени обязан: …в случае обращения к нему граждан с заявлениями о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, либо в случае непосредственного обнаружения сотрудником милиции таких событий принять меры к спасению людей, предотвращению и пресечению правонарушения, задержанию лица по подозрению в его совершении, охране места происшествия и сообщить об этом в ближайшее подразделение милиции».

13. Как видно, в ст. 18 Закона РФ «О милиции» ничего не говорилось ни о каком рапорте. Данная норма права ни на кого не возлагала обязанности составления рапорта об обнаружении признаков преступления.

14. Более того, сотрудник милиции, будучи сотрудником такого органа дознания, как орган внутренних дел, должен был быть отнесен к числу должностных лиц, уполномоченных на возбуждение уголовного дела.

15. Закон РФ «О милиции» возлагал на него обязанность возбуждения уголовного дела. Обратите внимание, согласно ч. 1 ст. 18 Закона РФ «О милиции» сотрудник милиции выполнял обязанности и пользовался правами милиции, предусмотренными Законом РФ «О милиции». А в соответствии с требованиями п. 5 ст. 10 Закона РФ «О милиции» на милицию возлагалась обязанность возбуждать уголовные дела, производить дознание и осуществлять неотложные следственные действия. Таким образом, законодатель относил сотрудника милиции к числу должностных лиц, компетентных возбуждать уголовные дела. Составляя рапорт об обнаружении признаков преступления, он выступал в уголовном процессе в качестве должностного лица органа дознания.

16. Подведем промежуточный итог. Рапорт об обнаружении признаков преступления, о котором упоминается в п. 6 Инструкции 2013 года, — это документ, составляемый вне уголовного процесса. Предусмотренный ст. 143 УПК РФ рапорт об обнаружении признаков преступления — это процессуальный документ. Он может быть составлен следователем (дознавателем и др.). Но не оформляется судом, судьей или каким бы то ни было иным лицом, не уполномоченным возбуждать уголовные дела.

17. В том и в другом рапорте об обнаружении признаков преступления отражаются сведения, позволяющие констатировать наличие фактического основания для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса). Соответственно, в них фиксируются уголовно процессуально значимые признаки состава преступления.

18. В заключение хотелось бы отметить, что требование составления органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, вне уголовного процесса рапорта об обнаружении признаков преступления по форме, аналогичного тому, что предусмотрен ст. 143 УПК РФ, может внести некоторую путаницу в материалы уголовного дела. Мы бы рекомендовали учесть данное обстоятельство авторам Инструкции 2013 года при дальнейшем совершенствовании ее текста. Вместо «рапорта об обнаружении признаков преступления» органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность, следовало бы готовить письменное сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. А рапорт об обнаружении признаков преступления составлял бы уже следователь (дознаватель и др.).

19. И последнее. Результаты оперативно-розыскной деятельности не обязательно представляют собой лишь соответствующий рапорт или сообщение. Вместе с рапортом об обнаружении признаков преступления, так же как и с сообщением о результатах оперативно-розыскной деятельности органу предварительного расследования, суду (судье) могут быть направлены и другие документы, а равно предметы, также являющиеся результатами оперативно-розыскной деятельности.

20. См. также комментарии к п. 1, 7 и 18 настоящей Инструкции.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code