Пункт 5

Комментарий к пункту 5 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд

1. Приступим к анализу содержания п. 5 Инструкции 2013 года. В ней закреплены обязательные условия, без соблюдения которых нельзя привлекать к участию в производстве следственных, судебных и (или) иных процессуальных действий лиц, внедренных (внедрявшихся) в организованные преступные группы, преступные сообщества (преступные организации), штатных негласных сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также лиц, оказывающих (оказывавших) этим органам содействие на конфиденциальной основе. Названным физическим лицам обеспечивается безопасность в условиях конспирации и конфиденциальности в порядке, определяемом законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а равно ведомственными нормативно-правовыми актами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

2. Иначе говоря, органы предварительного расследования, суд (судья) обязаны не только организовать и провести процессуальные действия с участием указанных лиц так, чтобы последним ничего не угрожало, но и насколько это позволяет законодательство, во-первых, сохранить в тайне факт их участия в данных процессуальных действиях, во-вторых, применить к ним меры государственной защиты свидетелей (иных участников уголовного судопроизводства), в-третьих, обеспечить защиту сведений о реализованных в отношении их мерах безопасности.

3. В этом случае они руководствуются положениями, закрепленными в УПК РФ, Федеральных законах от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» [46], от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [47], Законе РФ от 21 июля 1993 года N 5485-1 «О государственной тайне» [42], а равно в Правилах защиты сведений об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства [25].

4. Кто такие лица, внедренные (внедрявшиеся) в организованные преступные группы, штатные негласные сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и лица, оказывающие последним содействие на конфиденциальной основе, открытый характер работы не позволяет подробно разъяснить. Общее представление о таковых дано в части комментариев к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» [9]. И поэтому эту часть комментируемой Инструкции оставим без толкования.

5. Приступим к характеристике системы мер безопасности. Юридическим основанием применения мер безопасности является постановление (определение) об осуществлении государственной защиты путем применения мер безопасности органа предварительного расследования (суда, судьи), который собирается произвести процессуальное действие с участием хотя бы одного лица, внедренного (внедрявшегося) в организованную преступную группу, преступное сообщество (преступную организацию), штатного негласного сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лица, оказывающего (оказывавшего) этим органам содействие на конфиденциальной основе.

6. Форма такового законом не определена. При его составлении следует руководствоваться общими правилами оформления подобного рода процессуальных документов.

7. Для того чтобы могло быть вынесено постановление (определение) об осуществлении государственной защиты путем применения мер безопасности, необходим повод и фактическое основание. Поводы и фактические основания принятия искомых решений закреплены в ст. 16 — 18 Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

8. Поводом для государственной защиты путем применения мер безопасности лица, внедренного (внедрявшегося) в организованную преступную группу, преступное сообщество (преступную организацию), штатного негласного сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лица, оказывающего (оказывавшего) этим органам содействие на конфиденциальной основе, может стать его письменное заявление о необходимости применения к нему мер безопасности либо письменное согласие на применение к нему мер безопасности.

9. Фактические основаниями применения мер безопасности — это доказательства того, что существует реальная угроза убийства защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества в связи с его участием в уголовном судопроизводстве. В нашем же случае уже то обстоятельство, что лицо было внедрено в организованную преступную группу, является штатным негласным сотрудником органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или же оказывает (оказывало) этим органам содействие на конфиденциальной основе, указывает на наличие искомых фактических оснований. Другое дело, что в каждом конкретном случае к отдельно взятому лицу следует применять именно те меры безопасности, которые достаточны для решения задач, поставленных перед соответствующими органами (должностными лицами) Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

10. Уголовно-процессуальным законом предусмотрены следующие меры безопасности участников процессуальных действий:

1) отражение в протоколе следственного действия вместо данных о личности потерпевшего, его представителя или свидетеля псевдонима последнего (ч. 9 ст. 166 УПК РФ);

2) контроль и запись телефонных и иных переговоров потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц при наличии угрозы совершения в отношении их насилия, вымогательства и других преступных действий (ч. 2 ст. 186 УПК РФ);

3) предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ);

4) вынесение определения или постановления суда о проведении закрытого судебного разбирательства (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ);

5) допрос судом свидетеля без оглашения его подлинных анкетных данных и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278 УПК РФ).

11. В соответствии с правилами ст. 6 Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» при наличии к тому фактических оснований в отношении защищаемого лица могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности:

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

4) переселение на другое место жительства;

5) замена документов;

6) изменение внешности;

7) изменение места работы (службы) или учебы;

8) временное помещение в безопасное место;

9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.

12. В случае необходимости и возможности к привлеченному для участия в следственном (судебном) действии лицу, внедренному (внедрявшемуся) в организованную преступную группу, штатному негласному сотруднику органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, либо лицу, оказывающему (оказывавшему) этим органам содействие на конфиденциальной основе, может быть применена любая из перечисленных мер безопасности.

13. Согласно п. 5 Инструкции 2013 года меры безопасности к перечисленным категориям лиц применяются в порядке, определяемом законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов, осуществляющих ОРД.

14. Так, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» без получения на то письменного согласия лица, внедренного в организованную преступную группу, штатного негласного сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а также лица, оказывающего или оказывавшего ему содействие на конфиденциальной основе, предание гласности сведений о нем не допускается, если иное не предусмотрено законом.

15. Данное положение уточнено также в ч. 3 ст. 21 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Здесь отмечено, что сведения о данной категории лиц представляются соответствующим прокурорам только с письменного согласия перечисленных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности.

16. Результаты оперативно-розыскной деятельности, содержащие вышеуказанные сведения, составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code