Пункт 4

Комментарий к пункту 4 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд

1. Почти не претерпел изменений п. 4 Инструкции 2013 года. Его разработчики почти дословно повторили те правила, которые содержались в его аналоге — п. 4 Инструкции 2007 года. Они лишь заменили имевшийся там перечень субъектов уголовного процесса на фразу «уполномоченным должностным лицам (органам)» и уточнили само собой разумеющуюся для Инструкции 2007 года вещь, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления не просто следственных и судебных действий, а следственных и судебных действий, предусмотренных УПК РФ.

2. Следственных действий, не предусмотренных УПК РФ, в российской правовой действительности вообще быть не может. Судебные действия имеются. Они предусмотрены также по меньшей мере ГПК РФ и АПК РФ. Более того, исходя из текста п. 1 Инструкции 2013 года, последовательно заявить, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут и должны использоваться также в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Редакция же п. 4 той же Инструкции почему-то не предусматривает такой возможности.

3. Полагаем, тем самым она не устанавливает запрета использования результатов оперативно-розыскной деятельности при рассмотрении указанных в статье 15 Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» судебных исков, а равно жалобы лица, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке и которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, о непредставлении или представлении не в полном объеме органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведений о полученной об этом лице информации.

4. Разработчики п. 4 Инструкции 2013 года либо просто умалчивают о данных путях представления результатов оперативно-розыскной деятельности, либо ошибочно полагают, что из формулировки исследуемого пункта (п. 4) следует, что и представляемые при рассмотрении вышеуказанных судебных исков и жалоб результаты оперативно-розыскной деятельности должны соответствовать требованиям уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим собирание, проверку и оценку доказательств.

5. Итак, п. 4 Инструкции 2013 года содержит в себе сведения всего-навсего о том, какие требования предъявляются к результатам оперативно-розыскной деятельности, вовлекаемым в уголовно-процессуальное производство. О чем же здесь идет речь?

6. В п. 4 Инструкции 2013 года закреплены положения, определяющие основополагающие требования к представляемым следователю (дознавателю и др.), суду (судье) результатам оперативно-розыскной деятельности, а равно их уголовно-процессуальное назначение.

Так, согласно п. 4 новой Инструкции, во-первых, результаты оперативно-розыскной деятельности должны соответствовать всем закрепленным в Инструкции 2013 года требованиям и прежде всего тем, что содержатся в ее разделе III, который так и называется «Требования, предъявляемые к результатам ОРД, представляемым уполномоченным должностным лицам (органам)». Во-вторых, их уголовно-процессуальное назначение — «служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела», быть использованными «для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, предусмотренных УПК РФ», и (или) «использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств».

7. Требования к результатам оперативно-розыскной деятельности мы будем исследовать применительно к каждому из таковых в ходе комментирования последующих пунктов Инструкции 2013 года. В комментарии к п. 4 новой Инструкции остановимся подробнее на возможном уголовно-процессуальном предназначении таковых.

8. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут «служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела», полагают разработчики Инструкции 2013 года. Но возникает вопрос, что именно из результатов оперативно-розыскной деятельности может быть поводом, что фактическим основанием? И любым ли поводом могут быть результаты оперативно-розыскной деятельности?

9. Чтобы ответить на поставленные вопросы, охарактеризуем понятие «поводы и основания для возбуждения уголовного дела».

10. Повод для возбуждения уголовного дела — это источник осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном преступлении. Исчерпывающий перечень таковых приведен в ст. 140 УПК РФ. Это заявление о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, и постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

11. Ни чем не отличаются от поводов для возбуждения уголовного дела поводы к началу уголовного процесса. Другое дело фактическое основание для начала уголовного процесса. Оно не может быть таким же, как фактическое основание для возбуждения уголовного дела. Фактическим основанием для начала уголовного процесса следует признавать вероятность наличия в происшествии, о котором идет речь в поводе, уголовно процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Фактическим основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.

12. Это общая, безотносительно к специфике представленных результатов оперативно-розыскной деятельности, характеристика поводов и оснований для возбуждения уголовного дела. В п. 4 Инструкции 2013 года между тем речь идет по крайней мере не обо всех поводах для возбуждения уголовного дела. Те результаты оперативно-розыскной деятельности, представлению которых посвящена новая Инструкция, могут быть только одной из разновидностей поводов — сообщением о совершенном или готовящемся преступлении, полученным из иных источников.

13. Фактические же основания — это, прежде всего, определенного рода информация. Она может содержаться как в искомом сообщении, так и в прилагаемых к нему материалах. Вот почему разработчики Инструкции 2013 года и говорят о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть и поводом, то есть сообщением с выясненной в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности информацией, и фактическими основаниями — теми сведениями, которые, во-первых, содержатся в названном поводе, а иной раз и в прилагаемых к нему материалах; во-вторых, установлены путем применения оперативно-розыскных мер.

14. Вторым уголовно-процессуальным назначением результатов оперативно-розыскной деятельности п. 4 новой Инструкции именует возможность использования таковых «для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, предусмотренных УПК РФ». Требуется, чтобы такого рода «результаты» содержали информацию:

— о физических лицах, которым известны обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела;

— об иных возможных носителях доказательственной информации; возможных источниках доказательств;

— о местонахождении лиц, скрывающихся от следователя (дознавателя и др.), суда (судьи);

— о местонахождении объектов, обладающих признаками вещественных доказательств;

— о других фактах и (или) обстоятельствах, позволяющих принимать процессуальные решения, определить очередность (широту и глубину) проведения процессуальных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

15. Иначе говоря, оперативно-розыскные меры органов дознания играют немаловажную роль в обнаружении доказательств. Оперативно-розыскная деятельность уголовно-процессуальным законом не регламентирована, поэтому в содержание уголовно-процессуального понятия — доказывание — не включается. Эта деятельность предшествует либо идет параллельно с процессом доказывания и играет обеспечивающую роль по отношению к уголовному процессу. Но добываемая при этом так называемая ориентирующая информация оказывает большую помощь, указывая, где и как искать источники фактических данных (доказательств) процессуальным путем.

16. Но даже такого рода результаты оперативно-розыскной деятельности, несмотря на их специфическое назначение, — это в основном документы, обычно составленные сотрудниками органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Причем к ним могут быть приложены иные результаты оперативно-розыскной деятельности — опять все те же документы, а равно обладающие признаками вещественного доказательства предметы. Информации вне ее носителя, тем более представленной в порядке Инструкции 2013 года, быть не может. А закрепленные в документе либо отраженные на предмете имеющие значение для уголовного дела сведения после вовлечения в уголовный процесс становятся содержанием уголовно-процессуальных доказательств (иных документов, вещественных доказательств).

17. Последняя из перечисленных в п. 4 Инструкции 2013 года и, как нам представляется, основная разновидность уголовно-процессуального назначения результатов оперативно-розыскной деятельности представляет собой использование таковых «в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств».

18. Сразу же стоит заметить, результаты оперативно-розыскной деятельности, вовлеченные в сферу уголовного судопроизводства, — это всегда доказательства, по меньшей мере такая их разновидность, как иные документы. Иначе говоря, в любом случае рапорт об обнаружении признаков преступления (п. 43 ст. 5, ст. 143 УПК РФ), или иначе сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140, ст. 143 УПК РФ), — это доказательство — единство предусмотренного п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ источника и сведений, имеющих значение для уголовного дела. При представлении результатов оперативно-розыскной деятельности, чтобы иметь возможность использовать таковые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, следователь (дознаватель и др.), суд (судья) по меньшей мере должны получить документ. На основании содержащейся в нем информации, с учетом требований законодательства и строится порядок производства соответствующего следственного (судебного) действия.

19. Поэтому, думается, закрепленное в п. 4 Инструкции 2013 года ведомственное разделение результатов оперативно-розыскной деятельности на три вида имеет условный характер с позиций уголовно-процессуального доказывания. Любые введенные в сферу уголовного судопроизводства (в уголовный процесс) документы и объекты, содержащие в себе сведения, о которых говорится в ч. 1 ст. 74 УПК РФ, являются доказательствами. А это напрямую указывает на то, что они «используются в доказывании». В уголовном процессе не может существовать доказательства, не используемого в уголовно-процессуальном доказывании. Более того, документы (объекты), которые содержат в себе сведения, позволяющие органу предварительного расследования, суду (судье) принимать процессуальные решения по уголовному делу, мягко говоря, трудно назвать не имеющими значения для уголовного дела. А коль они имеют значение для уголовного дела, то, во-первых, они являются доказательствами, а во-вторых, они вовлечены в процесс («используются») доказывания.

20. Но вряд ли сказанного достаточно для характеристики такого основополагающего назначения результатов оперативно-розыскной деятельности, как возможность использования таковых в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Не разъяснив правоприменителю по крайней мере основу требований уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих собирание, проверку и оценку доказательств, мы не сможем раскрыть сути рассматриваемого назначения результатов оперативно-розыскной деятельности.

21. Собирание, проверка и оценка доказательств — это элементы, из которых состоит процесс уголовно-процессуального доказывания. Иначе говоря, под доказыванием в уголовном процессе понимается урегулированная уголовно-процессуальным законом деятельность уполномоченных на то органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке зафиксированных в процессуальном источнике сведений, имеющих отношение к делу, а равно по удостоверению наличия таковых от имени государства.

22. Под собиранием доказательств большинством процессуалистов понимается поиск, обнаружение, получение (извлечение, истребование) могущих иметь отношение к уголовному делу сведений, а также закрепление их в предусмотренных ч. 2 ст. 74 УПК источниках [8, с. 203; 18, с. 358; 14, с. 274 и др.] или же какая-либо часть указанных действий.

23. Следователь (дознаватель и др.), судья и суд имеют возможность применять различные формы собирания доказательств. Процедура основных средств собирания ими доказательств урегулирована уголовно-процессуальным законом. Такими средствами являются следственные (судебные) действия.

Все иные способы собирания доказательств — непроцессуальные.

24. В процессе некоторых следственных действий (обыск, выемка, осмотр, освидетельствование) возможно осуществление изъятия, в ходе других — представление участником следственного действия документов (предметов), обладающих признаками доказательства. Таким образом, результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть представлены и соответственно при стечении определенных обстоятельств получены следователем (дознавателем и др.) в ходе производства любого следственного действия. Однако мы бы рекомендовали производство выемки таковых с оформлением необходимого постановления и протокола выемки, чтобы ни у кого не могло возникнуть сомнений в том, что требования УПК РФ в процессе вовлечения таковых в уголовный процесс были соблюдены.

25. Между тем, повторимся, это всего-навсего рекомендация. Получение же представляемых результатов оперативно-розыскной деятельности возможно путем применения любого из предусмотренных уголовно-процессуальным законом средств собирания доказательств. В этой связи необходимо отметить, что наравне со следственными действиями существуют и иные способы поиска, обнаружения и вовлечения сведений, имеющих отношение к делу, в уголовный процесс. Это предусмотренные и не предусмотренные уголовно-процессуальным законом средства.

26. К предусмотренным УПК РФ способам собирания доказательств относятся:

— проверка сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

— получение объяснений (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

— истребование документов и предметов (ч. 1 ст. 144, ст. 286 УПК РФ);

— требование о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлечении к участию в этих действиях специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

— требование о передаче документов и материалов (ч. 2 ст. 144 УПК РФ);

— составление протокола устного заявления о преступлении (ст. 141 УПК РФ);

— составление протокола явки с повинной (ст. 142 УПК РФ);

— истребование документов (ст. 286 УПК РФ);

— приобщение объектов, обладающих признаками иных документов, к уголовному делу (ч. 3 ст. 84, ч. 2 ст. 86, ч. 3 ст. 235, ч. 2 ст. 279, ст. 286 УПК РФ);

— вовлечение объектов, обладающих признаками вещественных доказательств, в уголовный процесс (ч. 2 ст. 86 УПК РФ) и др.

27. Они занимают промежуточное место между следственными действиями и не процессуальными (даже не упоминаемыми в УПК РФ) способами собирания сведений, имеющих отношение к делу. В отличие от следственных действий, применительно к рассматриваемой разновидности способов собирания доказательств законодатель урегулировал лишь порядок вовлечения (но не поиска и обнаружения) в уголовный процесс обладающей свойством относимости информации. Таким образом, законодатель предусмотрел упрощенный путь вовлечения в уголовный процесс выявленных вне уголовного процесса сведений, в том числе и результатов оперативно-розыскной деятельности. Наличие в деле запроса; письменного требования и иных документов, фиксирующих факт проверки сообщения о преступлении, а также протокола представления со ссылкой на соответствующие статьи УПК РФ устраняет необходимость проведения дополнительно следственного действия в целях его изъятия и приобщения к делу (материалу проверки).

28. Помимо вышеназванных существуют способы собирания имеющих отношение к делу сведений, о которых не упоминается в уголовно-процессуальном законе. Последние, как правило, урегулированы источниками других отраслей права или же вообще неправовые. Для вовлечения в уголовный процесс полученных в результате применения таких средств (собирания сведений) предметов и документов необходимо оформить уголовно-процессуальный акт, закрепляющий данный факт «вовлечения». Обычно это протокол выемки, обыска, осмотра (с изъятием) и т.п. Однако нельзя признать нарушением закона приобщение к уголовному делу (материалу проверки) указанных предметов и документов и в ходе предусмотренной ч. 1 ст. 144 УПК РФ проверки сообщения о преступлении, а также путем применения иных неурегулированных, но предусмотренных УПК РФ средств собирания доказательств. К подобного рода способам собирания имеющих отношение к уголовному делу сведений и относится принятие оперативно-розыскных мер.

29. Согласно п. 4 Инструкции 2013 года результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в уголовно-процессуальном доказывании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими не только собирание, но и проверку, а равно оценку доказательств.

Под проверкой доказательств в данном случае понимается уголовно-процессуальная деятельность по:

1) соотнесению содержащихся в доказательстве различных сведений друг с другом и установлению их источников;

2) сопоставлению с другими сведениями (доказательствами), уже вовлеченными в уголовный процесс;

3) производству дополнительных следственных (судебных) и (или) иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом действий с целью выявления, получения и вовлечения в уголовный процесс новых доказательств и (или) сведений, которые могли бы быть использованы для подтверждения и (или) опровержения (постановки под сомнение) содержащейся в проверяемом доказательстве информации [2, с. 91 — 92].

30. Оценка доказательств представляет собой осуществляемую в логических формах мыслительную деятельность следователя (дознавателя и др.), судьи или суда. Осуществляется она в целях определения по своему внутреннему убеждению допустимости, относимости сведений, достоверности, достаточности и значения как каждого отдельно взятого доказательства, так и всей собранной по делу их совокупности [2, с. 92 — 93].

31. Результаты оперативно-розыскной деятельности, не соответствующие общепризнанным нормам нравственности, истинности, а равно требованиям закона относительно источника, способа собирания и вовлечения в уголовный процесс содержащихся в них сведений, признаются недопустимыми для использования в качестве уголовно-процессуальных доказательств.

32. Оценивая результаты оперативно-розыскной деятельности как доказательства, должностные лица, осуществляющие уголовный процесс, опираются на свои представления и профессиональные знания о праве, понимание юридического, социального и нравственного содержания правовой системы государства, официальное и научное толкование юридических норм [2, с. 94 — 95].

33. См. также комментарии к п. 1, 18 настоящей Инструкции.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code