3.5. Рассмотрение дела об административном правонарушении в области дорожного движения

Какие сроки судебного рассмотрения дел об административных правонарушениях в области дорожного движения предусмотрены КоАП?

По общему правилу, установленному в ч. 1.1 ст. 29.6 КоАП, дела об административных правонарушениях в области дорожного движения рассматриваются судьями в двухмесячный срок со дня получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела. Исключение из этого правила предусмотрено ч. 4 названной статьи, согласно которой дела об административных правонарушениях, влекущих административный арест, рассматриваются в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела, а в отношении лица, подвергнутого административному задержанию, не позднее 48 ч. с момента его задержания. Положения данной нормы разъяснены в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях», в котором обращено внимание на то, что течение срока, названного в ч. 4 ст. 29.6 КоАП в отношении лица, подвергнутого административному задержанию, следует исчислять с момента административного задержания, указанного в протоколе применения данной меры обеспечения производства по делу. Важным уточнением является также следующее: в том случае, когда на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП протокол об административном правонарушении и другие материалы дела были возвращены в орган, должностному лицу, которые составили протокол, при исчислении сроков рассмотрения дела днем получения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела следует считать дату поступления ему материалов дела с устраненными недостатками.

 

В течение какого срока должно быть рассмотрено дело об административном правонарушении, за совершение которого предусмотрен административный арест в качестве альтернативного наказания (например, ч. 2 ст. 12.27 КоАП)?

 

Согласно ч. 4 ст. 29.6 КоАП «дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, …рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела».

Исходя из буквального толкования данной нормы, можно сделать вывод о том, что установленный в ней суточный срок рассмотрения дела применяется лишь в том случае, когда речь идет об административном правонарушении, за совершение которого не может быть назначено никакое иное наказание, кроме административного ареста.

Однако подобное толкование закона не согласуется с положениями тех статей Особенной части КоАП, в которых административный арест предусматривается в качестве альтернативного наказания. Кроме того, может сложиться ситуация, когда из-за особенностей личности правонарушителя, существа совершенного им деяния и других обстоятельств дела данная мера наказания вообще не может быть применена. В этом смысле формулировка ч. 4 ст. 29.6 КоАП представляется не совсем удачной, поскольку не обеспечивает четкого понимания того, что действие указанной нормы распространяется на дела об административных правонарушениях, совершение которых может повлечь (а не влечет!) административный арест.

На первый взгляд отмеченные недостатки юридической техники могут показаться не такими уж и значимыми. Однако на практике они нередко приводят к ошибкам в правоприменении. Так, рассматривая дела об административных правонарушениях, за совершение которых предусмотрен административный арест, некоторые судьи исходят из того, что установленный в ч. 4 ст. 29.6 КоАП срок рассмотрения таких дел необходимо соблюдать лишь в том случае, если будет вынесено постановление о назначении именно этого наказания, в то время как в случае применения альтернативной санкции следует руководствоваться общим двухмесячным сроком рассмотрения дела. В конечном счете это приводит к тому, что в целях соблюдения требований ст. 29.6 КоАП судьи заранее предрешают судьбу дела, исключая возможность применения административного ареста, если в день получения протокола об административном правонарушении дело не может быть рассмотрено, например, в связи с уклонением лица, привлекаемого к административной ответственности, от явки в суд.

Очевидно, что приведенная позиция не является правомерной, поскольку, как уже отмечалось, положения ч. 4 ст. 29.6 КоАП распространяются на все составы административных правонарушений, за совершение которых предусмотрен административный арест, независимо от того, является ли он единственным основным или альтернативным наказанием, установленным в санкции статьи, подлежащей применению. Так, например, за оставление места дорожно-транспортного происшествия предусмотрена административная ответственность в виде лишения права управления транспортными средствами или административного ареста (ч. 2 ст. 12.27 КоАП). Следовательно, дело о таком правонарушении должно быть рассмотрено в день поступления протокола об административном правонарушении и других материалов дела в суд, независимо от того, какое именно наказание будет назначено.

 

В каких случаях судья вправе продлить срок рассмотрения дела об административном правонарушении? Допустимо ли неоднократное продление этого срока?

 

Согласно ч. 2 ст. 29.6 КоАП в случае поступления ходатайств от участников производства по делу об административном правонарушении либо в случае необходимости в дополнительном выяснении обстоятельств дела срок рассмотрения дела может быть продлен судьей, рассматривающим дело, но не более чем на один месяц. О продлении указанного срока судья выносит мотивированное определение. По буквальному смыслу анализируемой нормы при наличии названных в ней оснований возможно продление только двухмесячного срока рассмотрения дела об административном правонарушении; продление сокращенных сроков рассмотрения недопустимо. Этой же позиции придерживается и Верховный Суд РФ, о чем свидетельствует разъяснение, данное им в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 52. В нем также указано, что положения ч. 2 ст. 29.6 КоАП не исключают возможности неоднократного продления срока рассмотрения дела об административном правонарушении. Однако в этом случае общий период, на который осуществляется продление, не должен превышать одного месяца, а срок рассмотрения дела с учетом продления не может составлять более трех месяцев со дня получения судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что если трехмесячный срок истек, а дело еще не рассмотрено, то новое определение о продлении данного срока выносить не следует. При этом производство по делу об административном правонарушении может осуществляться в пределах всего срока давности привлечения к административной ответственности.

 

Какие юридические последствия влечет нарушение судьей сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 29.6 КоАП?

 

По смыслу закона сам факт нарушения установленных в ст. 29.6 КоАП сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях никак не влияет на судьбу дела и не препятствует его дальнейшему рассмотрению в пределах всего срока давности привлечения к административной ответственности. Вместе с тем несоблюдение данных сроков существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции и п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В связи с этим в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 52 обращено внимание на необходимость неукоснительного соблюдения судьями требований ст. 29.6 КоАП. При этом подчеркнуто, что за грубое или систематическое нарушение процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса, на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения его полномочий.

 

В каких случаях дело об административном правонарушении в области дорожного движения не может быть рассмотрено в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания?

 

Как следует из содержания ч. 2 ст. 25.1 КоАП, при наличии данных о надлежащем извещении лица, привлекаемого к административной ответственности, о месте и времени судебного заседания, возможность рассмотрения дела в его отсутствии возникает лишь в том случае, если от указанного лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если причины его неявки признаны неуважительными и такое ходатайство оставлено без удовлетворения <1>. Несколько иначе решается вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении в области дорожного движения, влекущем административный арест. Учитывая личностный характер этого вида наказания, применение которого связано со значительными ограничениями прав и свобод граждан, законодатель предусмотрел обязательное присутствие правонарушителя при рассмотрении таких дел (абз. 2 ч. 3 ст. 25.1 КоАП).

———————————

<1> Отметим, что в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, рассматриваются также дела об административных правонарушениях в области дорожного движения, выявленных и зафиксированных работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи. Однако производство по таким делам осуществляется в упрощенном порядке, суть которого состоит в том, что протокол об административном правонарушении не составляется, а дело рассматривается органом ГИБДД в отсутствие правонарушителя, извещать которого о месте и времени рассмотрения дела не требуется.

 

Как следует поступить судье, если санкция статьи, подлежащей применению, предусматривает административный арест в качестве единственного основного наказания, а лицо, привлекаемое к административной ответственности, не доставлено в суд? Выработаны ли в судебной практике какие-либо рекомендации на этот счет?

 

Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, за совершение которых предусмотрен административный арест в качестве безальтернативного наказания (ч. 3 ст. 12.8, ч. 2 ст. 12.26 КоАП), подразумевает обязательное участие в судебном заседании лица, в отношении которого ведется производство по делу.

Следовательно, если указанное лицо не было доставлено в суд, то рассмотрение дела должно быть отложено (ч. 3 ст. 29.4 КоАП) и вынесено определение о приводе правонарушителя. При этом в случае невозможности обеспечить явку указанного лица посредством привода рассмотрение дела может неоднократно откладываться в пределах срока давности привлечения к административной ответственности.

Во избежание ошибок в правоприменении особое внимание необходимо обратить на то, что в данном случае судья не вправе рассмотреть дело в отсутствие правонарушителя и назначить ему административное наказание в виде административного штрафа, предусмотренного санкцией статьи в отношении лиц, к которым административный арест не может быть применен.

 

Вправе ли судья рассмотреть дело об административном правонарушении, за совершение которого предусмотрен административный арест в качестве альтернативного наказания, в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу?

 

Характерна эволюция взглядов Верховного Суда РФ по указанному вопросу. Так, в Обзоре судебной практики за 4 квартал 2006 г. Верховный Суд РФ указал следующее: «Согласно ч. 3 ст. 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным.

На этом основании, поскольку рассмотрение дела в отсутствие данного лица невозможно, судья должен вынести определение об отложении рассмотрения дела. При этом необходимо выяснить причину неисполнения органом внутренних дел (милицией), который, в соответствии с ч. 2 ст. 27.15 Кодекса, осуществляет привод, определения суда о приводе лица» <1>.

———————————

<1> БВС РФ. 2007. N 8.

 

В дальнейшем, в практике Верховного Суда РФ по конкретным делам этот вопрос решался неоднозначно. В одних случаях Верховный Суд РФ исходил из того, что дело об административном правонарушении, влекущем административный арест в качестве альтернативного наказания, может быть рассмотрено в отсутствие правонарушителя при наличии сведений о его надлежащем извещении, а в других — занимал прямо противоположную позицию.

Проиллюстрируем сказанное на следующих примерах.

Постановлением судьи районного суда, оставленным в силе постановлением заместителя председателя Краснодарского краевого суда, Сверчков был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год.

Не согласившись с данными постановлениями, Сверчков обратился с надзорной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на то, что не был извещен о времени и месте рассмотрения дела.

Рассмотрев жалобу Сверчкова, заместитель Председателя Верховного Суда РФ обратил внимание на то, что о месте и времени рассмотрения дела он извещался судебной повесткой, направленной по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении, однако в назначенное время в судебное заседание не явился, причины своей неявки суду не сообщил. На этом основании был сделан вывод о том, что дело об административном правонарушении правомерно было рассмотрено судьей районного суда в его отсутствие.

На основании изложенного, постановление судьи районного суда и постановление заместителя председателя Краснодарского краевого суда были оставлены без изменения, жалоба Сверчкова — без удовлетворения <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 31 марта 2011 г. N 18-АД11-3.

 

Для сравнения приведем другой пример.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда, Жданов был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год.

Постановлением председателя Омского областного суда данные судебные акты были оставлены без изменения.

Заместитель Генерального прокурора обратился в Верховный Суд РФ с протестом, в котором поставил вопрос об отмене всех состоявшихся по делу решений на том основании, что в нарушение ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении было рассмотрено в отсутствие Жданова.

Удовлетворяя протест прокурора, заместитель Председателя Верховного Суда РФ исходил из того, что рассмотрение дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, в отсутствие правонарушителя противоречит требованиям ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ.

На этом основании он не согласился с выводом мирового судьи о том, что неявка лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, надлежащим образом извещенного о месте и времени рассмотрения дела, не препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 26.05.2011 по делу N 50-АД11-2.

 

Примечательно, что во втором случае Верховный Суд РФ не принял во внимание, что при рассмотрении дела мировым судьей судебные заседания неоднократно откладывались по различным ходатайствам Жданова, явно свидетельствующим об умышленном затягивании процесса с его стороны.

Однако в настоящее время в практику Верховного Суда РФ прочно вошло положение о том, что дело об административном правонарушении, за совершение которого предусмотрен административный арест в качестве альтернативного наказания (например, по ч. 2 ст. 12.27 КоАП), может быть рассмотрено в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, при наличии доказательств надлежащего извещения указанного лица о месте и времени судебного заседания <1>.

———————————

<1> См., например: Постановление Верховного Суда РФ от 20.10.11 по делу N 7-АД11-2.

 

В каких случаях судья вправе принять решение об обязательном присутствии в судебном заседании лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении?

 

Наряду с делами об административных правонарушениях, влекущих административный арест и административное выдворение за пределы территории РФ, по которым присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, является обязательным в силу прямого указания закона, КоАП предусматривает право судьи признать явку указанного лица обязательной и по любому другому делу об административном правонарушении, если, по его мнению, отсутствие данного лица препятствует всестороннему, объективному и своевременному выяснению всех обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом (абз. 1 ч. 3 ст. 25.1, ч. 5 ст. 25.3 КоАП).

К сожалению, на практике данное положение Кодекса применяется крайне редко, в то время как его использование могло бы повысить эффективность осуществления правосудия в сфере административно-деликтных отношений. Надо полагать, что во многом это объясняется опасениями (и достаточно обоснованными) мировых судей и судей районных судов того, что не удастся обеспечить явку лица, которое, по их убеждению, должно присутствовать при рассмотрении дела. Некоторый положительный опыт все-таки имеется: это случаи, когда судьи признают явку лица, привлекаемого к административной ответственности, обязательной и наряду с определением об отложении дела выносят определение о приводе этого лица, которое направляется в территориальное подразделение Федеральной службы судебных приставов по месту жительства <1>.

———————————

<1> См.: Методические рекомендации по осуществлению привода лиц, уклоняющихся от явки в суд или к судебному приставу-исполнителю, утвержденные Федеральной службой судебных приставов Российской Федерации 30.11.2011 N 03-19.

 

Должно ли лицо, отбывающее по приговору суда наказание в исправительном учреждении, лично участвовать в рассмотрении возбужденного в отношении него дела об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, и обязан ли судья, рассматривающий такое дело, обеспечивать личное присутствие указанного лица в судебном заседании путем этапирования его к месту рассмотрения дела?

 

Согласно императивным требованиям ч. 2 ст. 25.1 КоАП дела об административных правонарушениях, совершение которых влечет административный арест в качестве основного или дополнительного наказания, рассматриваются с обязательным участием лица, привлекаемого к административной ответственности. Вместе с тем ни КоАП, ни иные федеральные законы не содержат норм, обеспечивающих механизм реализации данного положения в отношении лиц, отбывающих по приговору суда наказание в исправительных учреждениях. УИК РФ предусматривает возможность этапирования осужденных из мест лишения свободы в следственные изоляторы только для участия в судебном разбирательстве по уголовным делам (ст. 77.1 УИК).

Из этого следует, что суды, в производстве которых находятся дела об административных правонарушениях, возбужденных в отношении вышеупомянутых лиц, не обязаны этапировать их к местам рассмотрения дел даже в тех случаях, когда присутствие указанных лиц в судебном заседания является обязательным.

Очевидно, что в подобной ситуации возникает объективная необходимость в приостановлении производства по делу со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая приостановление срока давности привлечения к административной ответственности. Однако при нынешнем состоянии правового регулирования такое решение не может быть принято, поскольку КоАП это не предусмотрено.

В данном случае судья вправе лишь отложить рассмотрение дела в пределах срока давности привлечения к административной ответственности. Причем если в течение этого срока дело не будет рассмотрено, производство по нему должно быть прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП.

 

Какое решение должен принять судья, если в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении выяснится, что оно не относится к его компетенции?

 

Как при подготовке дела к рассмотрению, так и на этапе его непосредственного рассмотрения судья, установив, что дело не относится к его компетенции, должен вынести определение о передаче дела на рассмотрение по подведомственности на основании п. 2 ч. 2 ст. 29.9 КоАП.

 

Обязан ли судья, рассматривающий дело об административном правонарушении, удалять свидетелей из зала судебного заседания после проверки явки участников процесса?

 

КоАП не содержит никаких ограничений, направленных на исключение возможностей общения лиц, подлежащих опросу в качестве свидетелей, с иными участниками процесса. В частности, в нем нет традиционных для иного процессуального законодательства норм, которые обязывали бы судью удалять свидетелей из зала судебного заседания непосредственно после проверки явки участников процесса. Данная ситуация объективно обусловлена тем, что установленные в Кодексе правила производства по делам об административных правонарушениях рассчитаны не только на судей, но и на несудебные органы, вследствие чего не все общепроцессуальные принципы судебной деятельности в них учтены.

Вместе с тем, учитывая возможность влияния на достоверность показаний свидетелей доказательств, исследованных в ходе рассмотрения дела, полагаем, что свидетелей целесообразно удалять из зала судебного заседания до начала рассмотрения дела по существу. Это позволит обеспечить полноту, объективность и достоверность даваемых ими показаний.

 

В каком порядке должны рассматриваться заявления участников производства по делам об административных правонарушениях об отводе и самоотводе судьи?

 

В соответствии со ст. 29.2 КоАП дело не может быть рассмотрено судьей, если он:

— является родственником лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевшего, законного представителя физического или юридического лица, защитника или представителя;

— лично, прямо или косвенно заинтересован в разрешении дела.

При наличии указанных обстоятельств федеральный судья, мировой судья обязаны заявить самоотвод. Заявление о самоотводе подается судьей председателю соответствующего суда, а мировым судьей — председателю вышестоящего суда. Если по каким-либо причинам председатель суда отсутствует, заявление о самоотводе подается председателю вышестоящего суда, который решает вопрос о самоотводе судьи. Наличие обстоятельств, исключающих возможность рассмотрения дела судьей, может служить основанием для заявления ему отвода участниками производства, лично заинтересованными в исходе дела, а также прокурором. Такое заявление подлежит рассмотрению данным судьей. По результатам рассмотрения заявления о самоотводе или отводе выносится определение о его удовлетворении или отказе в удовлетворении.

На практике возможны ситуации, когда заявление об отводе или самоотводе удовлетворено, но дело не может быть передано на рассмотрение другому судье (например, если в суде работает только один судья), в том числе мировому судье, действующему на территории того же судебного района. В этом случае председатель вышестоящего суда передает дело мировому судье другого участка или в другой районный суд.

Обращает на себя внимание тот факт, что в отличие от иного процессуального законодательства КоАП не содержит норм, регулирующих порядок разрешения заявлений об отводе. В связи с этим часто возникают вопросы: обязан ли судья заслушивать мнения лиц, участвующих в деле, а также лица, которому заявлен отвод, и должен ли судья удаляться в совещательную комнату для вынесения соответствующего определения? Полагаем, что с точки зрения возможности совершения процессуальных действий, хотя и не предусмотренных КоАП, но необходимых для реализации общепроцессуальных принципов судебной деятельности и прежде всего принципа состязательности, отсутствие в КоАП соответствующих норм само по себе не освобождает судью от обязанности предоставить участникам процесса право высказать свое мнение по поводу сделанного заявления.

Что касается тайны совещательной комнаты, то в административном процессе это правило, имманентно присущее правосудию по гражданским и уголовным делам, не является юридически значимым, а его нарушение никаких негативных последствий не влечет. Поэтому не будет отступлений от требований законности, если вопрос об отводе судья разрешит на месте сразу же после его обсуждения и вне совещательной комнаты.

 

Вправе ли судья объявить перерыв в судебном заседании при рассмотрении дела об административном правонарушении? Если да, то сколько раз такое решение может быть принято?

 

КоАП не предусматривает право судьи объявлять перерыв в судебном заседании. Однако это не означает, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях такое решение не может быть принято, поскольку никаких ограничений по этому поводу закон не установил.

В целом, судебная практика также идет по этому пути, справедливо полагаясь на традиционное в процессуальной теории понимание перерыва в судебном заседании как времени отдыха судьи и других участников процесса в ночное и обеденное время, выходные и праздничные дни, а также времени, необходимого для допроса свидетеля, который может явиться в судебное заседание лишь через некоторое время, но в тот же день. Таким образом, в случае необходимости судья, рассматривающий дело об административном правонарушении, вправе объявить перерыв в судебном заседании. Главное, чтобы эти процессуальные действия не препятствовали выполнению задач, связанных с производством по делу, не подрывали принцип оперативности административного производства и не приводили к ущемлению прав и законных интересов граждан.

 

В каких случаях рассмотрение дела об административном правонарушении может быть отложено?

 

Отложение рассмотрения дела возможно в случаях:

— поступления заявления о самоотводе или об отводе судьи, если его отвод препятствует рассмотрению дела по существу;

— отвода специалиста, эксперта или переводчика, если указанный отвод препятствует рассмотрению дела по существу;

— неявки лица, участвующего в деле, если:

а) его участие обязательно в силу закона (абз. 2 ч. 3 ст. 25.1 КоАП);

б) его явку судья признал обязательной (абз. 1 ч. 3 ст. 25.1, ч. 5 ст. 25.3, ч. 4 ст. 25.4 КоАП).

в) нет сведений о его надлежащем извещении;

г) причина неявки признана уважительной;

— истребования дополнительных материалов по делу или назначения экспертизы.

По смыслу п. 4 ч. 1 ст. 29.7 и ст. 29.12 КоАП решение об отложении рассмотрения дела оформляется в виде отдельного процессуального документа — определения.

 

В каких случаях судья может отказать лицу, привлекаемому к административной ответственности, в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела? Является ли болезнь лица безусловным основанием для удовлетворения такого ходатайства?

 

Согласно ст. 25.1 КоАП судья вправе рассмотреть дело об административном правонарушении в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, при соблюдении следующих условий:

— если имеются данные о надлежащем извещении этого лица о месте и времени рассмотрения дела;

— если присутствие указанного лица при рассмотрении дела не является обязательным в силу закона и не признано судьей обязательным (ч. 3 ст. 25.1 КоАП);

— если от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Ходатайство лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, об отложении рассмотрения дела подлежит обязательному разрешению судьей на основе всестороннего анализа всех обстоятельств дела и представленных доказательств, которых должно быть достаточно для вывода о том, что указанное лицо действительно лишено возможности явиться в суд по независящим от него причинам. Наиболее осторожного и взвешенного подхода заслуживают ходатайства правонарушителей об отложении рассмотрения дела в связи с болезнью. Как показывает практика, такие ходатайства нередко заявляются исключительно с целью умышленного затягивания производства по делу и ухода от административной ответственности. В деятельности судов имеется немало примеров, когда представленные в суд больничные листы оформлялись только для того, чтобы отложить судебное разбирательство, а затем выяснялось, что по состоянию здоровья правонарушитель имел возможность участвовать в судебном заседании.

В связи с этим судья должен каждый раз тщательно проверять, какие доказательства представлены лицом в обоснование заявленного ходатайства и являются ли они достоверными и достаточными для отложения рассмотрения дела. Важные разъяснения по этому поводу даны в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2006 г., в котором сформулирована следующая правовая позиция: по смыслу ч. 2 ст. 24.4 КоАП судья вправе как удовлетворить ходатайство об отложении рассмотрения дела в связи с болезнью лица, привлекаемого к административной ответственности, так и отказать в его удовлетворении. При этом в случае отказа в удовлетворении такого ходатайства и рассмотрении дела в отсутствие указанного лица вопрос о соблюдении условий ч. 2 ст. 25.1 КоАП следует решать в совокупности с вопросом о законности подобного отказа на основании конкретных обстоятельств судебного дела.

Очевидно, что, если лицо, в отношении которого ведется производство по делу, находится на стационарном лечении в медицинском учреждении, отказ в удовлетворении ходатайства об отложении рассмотрения дела вряд ли можно оправдать. При наличии таких обстоятельств судья должен убедиться лишь в достоверности представленных доказательств путем направления соответствующего запроса в медицинское учреждение (в том числе путем телефонограммы), в котором указанное лицо находится на лечении. Если же правонарушителем представлен больничный лист, из содержания которого усматривается, что он находится на амбулаторном лечении, то обязанность по доказыванию обстоятельств, изложенных в ходатайстве, ложится на данное лицо. Пожалуй, это единственный случай, когда бремя доказывания в административном процессе переходит к лицу, участвующему в деле.

Данная позиция последовательно проводится в практике Верховного Суда РФ, который в постановлениях по конкретным делам неоднократно обращал внимание на то, что сам по себе листок временной нетрудоспособности не свидетельствует о невозможности лица, его представившего, по состоянию здоровья участвовать в судебном заседании. По мнению Верховного Суда РФ, этот факт должен быть подтвержден письменным документом (медицинским заключением) с выводом врача о том, что заболевание указанного лица препятствует явке в суд.

Следует все же признать, что определенные сложности здесь все равно остаются, поскольку на практике получить такой документ не всегда представляется возможным. Так, по одному из дел мировой судья направил запрос на имя главного врача лечебного заведения, выдавшего листок нетрудоспособности, с просьбой ответить на вопрос о тяжести заболевания лица, привлекаемого к административной ответственности, и возможности указанного лица присутствовать в судебном заседании. В ответ на обращение поступило сообщение следующего содержания: «Состояние больного позволило сделать вывод о его нетрудоспособности; дать ответ, может или не может Г. присутствовать в судебном заседании, врач не может». Естественно, что поскольку все сомнения трактуются в пользу лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (ч. 4 ст. 1.5 КоАП), рассмотрение дела было отложено, а по истечении срока давности привлечения к административной ответственности производство по нему было прекращено. И таких примеров немало.

 

Вправе ли судья приостановить производство по делу об административном правонарушении в связи с длительным нахождением лица, привлекаемого к административной ответственности, в лечебном учреждении, а также в случае назначения экспертизы?

 

КоАП не предусматривает возможность приостановления производства по делу об административном правонарушении <1>. Поэтому даже в том случае, когда срок нахождения лица, в отношении которого ведется производство по делу, в лечебном учреждении неизвестен и предположительно может составлять длительный промежуток времени, судья вправе лишь отложить рассмотрение дела по ходатайству указанного лица при представлении им соответствующих доказательств.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2007 г.

 

Является ли достаточным основанием для отказа в удовлетворении ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, об отложении рассмотрения дела недобросовестное поведение этого лица? Какие обстоятельства могут свидетельствовать о таком поведении?

 

Недобросовестное поведение лица, заявившего ходатайство об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении, является основанием для отказа в удовлетворении такого ходатайства и проведения судебного заседания в отсутствие указанного лица (за исключением случаев, когда заочное рассмотрение дела не допускается в силу прямого указания закона).

Приведенный подход согласуется с правовой позицией Верховного Суда РФ, выраженной в постановлениях по конкретным делам.

Например, Постановление Верховного Суда РФ N 91-АФ09-150 <1>. Суд обратил внимание на то, что С., привлекаемым к административной ответственности, было заявлено ходатайство об отложении рассмотрения дела по причине болезни и в обоснование этого представлена копия справки из городской больницы. Мировым судьей, рассматривающим дело, ходатайство было удовлетворено, и дважды судебные заседания откладывались. В указанные дни С. в суд не являлся. Согласно ответу главного врача городской больницы на судебный запрос в данное учреждение С. не обращался. В связи с этим Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что, имея сведения о надлежащем извещении С. о времени и месте судебного заседания, мировой судья не нарушил требования ч. 2 ст. 25.1 КоАП и правомерно рассмотрел дело в его отсутствие.

———————————

<1> Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда по делам об административных правонарушениях (IV квартал 2009 г.).

 

Как показывает анализ ряда других дел, по мнению Верховного Суда РФ, последовательное заявление различных ходатайств, в том числе об отложении рассмотрения дела, дает основания полагать, что лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, умышленно затягивает производство по делу, злоупотребляя предоставленными ему законом процессуальными правами. При таких обстоятельствах отказ судьи в удовлетворении соответствующего ходатайства считается правомерным.

 

Правомерен ли отказ судьи в удовлетворении ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, об отложении рассмотрения дела в связи с нахождением его в служебной командировке?

 

В производстве по делам об административных правонарушениях, в котором затрагиваются не только частные интересы лица, привлекаемого к административной ответственности, но и публичные интересы государства, такие причины, как нахождение в служебной командировке, в принципе не могут быть признаны уважительными для отложения рассмотрения дела. Логика такого вывода содержательно подтверждается тем, что при возникновении подобной ситуации лицо, в отношении которого ведется производство по делу, вправе сообщить работодателю о судебном заседании и решить вопрос о переносе сроков командировки либо о направлении в командировку другого сотрудника, тем более что участие в судебном разбирательстве освобождает гражданина от пребывания на работе <1>. Если же работодатель знает о том, что в отношении указанного работника возбуждено дело об административном правонарушении, и не меняет своего решения, гражданин должен сам выбрать, что для него важнее — ехать в командировку или идти в суд <2>.

———————————

<1> Подробнее об этом см.: Серков П.П. Рассмотрение дел об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции. С. 83 — 84.

<2> См., например: Постановление Верховного Суда РФ от 13.01.2010 по делу N 44-АД09-1.

 

Конечно, из этого правила могут быть сделаны исключения, но они единичны. Например, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, направляется в командировку в целях ликвидации чрезвычайной ситуации или последствий стихийного бедствия, обеспечения обороны страны или безопасности государства, то рассмотрение дела следует отложить, поскольку в данном случае гражданин выполняет конституционно-значимые функции и по не зависящим от него обстоятельствам не может явиться в суд.

 

Обязательно ли при рассмотрении дела об административном правонарушении участие секретаря судебного заседания и ведение протокола?

 

Сложность ряда дел, объем документов, приобщенных к протоколу об административном правонарушении, наличие определений по рассмотрению ходатайств, назначению экспертизы и др. обусловливают необходимость последовательной фиксации всех процессуальных действий судьи, которые совершались в ходе судебного заседания. Поэтому возникает вопрос о необходимости ведения протокола рассмотрения дела. К сожалению, КоАП предусмотрел обязательность ведения такого протокола только при осуществлении административно-юрисдикционной деятельности коллегиальным органом. Вместе с тем в законе нет запрета на ведение протокола судьями и другими субъектами административной юрисдикции. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в необходимых случаях судья вправе вести протокол рассмотрения дела (п. 9 Постановления от 24.03.2005 N 5).

Кроме того, в Обзоре судебной практики за IV квартал 2006 г. Верховный Суд РФ обращал внимание на то, что данное право может быть реализовано судьей только лично (выделено мной. — Примеч. авт.), без привлечения секретаря судебного заседания, процессуальная фигура которого в КоАП не предусмотрена. Соответственно, такой протокол должен быть подписан самим судьей; замечания на протокол не могут быть принесены, а поступившие на него возражения могут быть указаны в жалобе на постановление (решение) по делу.

Позднее указанное разъяснение получило свое подтверждение и развитие в новой редакции п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 (в ред. от 19.12.2013), в котором уточнено, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе заявить ходатайство о ведении протокола, которое подлежит обязательному рассмотрению на основании ч. 1 ст. 24.4 КоАП. Отказ в удовлетворении такого ходатайства в силу ч. 2 ст. 24.4 и ст. 29.12 КоАП оформляется мотивированным определением.

Полагаем, что протокол судебного заседания целесообразно вести во всех случаях, когда лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, отрицает свою причастность к совершенному правонарушению или не признает свою вину, а равно когда в деле участвуют свидетели, эксперты и специалисты. Это, безусловно, создаст дополнительные гарантии объективного и всестороннего разрешения дела и облегчит работу вышестоящего суда при рассмотрении жалобы на постановление по делу.

 

Требуется ли согласие лица, привлекаемого к административной ответственности, и других участников процесса на видеозапись рассмотрения дела об административном правонарушении или трансляцию его по телевидению?

 

В силу ч. 3 ст. 24.3 КоАП лица, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход рассмотрения дела об административном правонарушении. Проведение фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки допускается с разрешения судьи, рассматривающего дело. Таким образом, согласия лица, привлекаемого к административной ответственности, и других участников процесса в данном случае не требуется.

В связи с этим доводы правонарушителя о том, что видеозапись в судебном заседании была проведена без его согласия, являются несущественными и не могут служить основанием для признания постановления по делу об административном правонарушении вынесенным с нарушением процессуальных требований КоАП.

 

Должен ли судья удаляться в совещательную комнату для вынесения постановления по делу об административном правонарушении?

 

КоАП не регламентирует порядок вынесения постановлений по делам об административных правонарушениях и не содержит указания относительно места и времени их составления. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что постановления по таким делам должны выноситься сразу же после рассмотрения дела и вне совещательной комнаты. Следовательно, нарушение правила о тайне совещания, которое в гражданско-процессуальном и уголовно-процессуальном законодательстве признается безусловным основанием для отмены судебного решения, в производстве по делам об административных правонарушениях никаких негативных правовых последствий не влечет.

Вместе с тем подобная ситуация сама по себе не может исключить право судьи удалиться в совещательную комнату для принятия решения. Иное противоречило бы общепроцессуальным принципам судебной деятельности. Более того, при рассмотрении сложных дел, в рамках которых исследуется значительный объем доказательств, опрашиваются свидетели, вынесение постановления в изолированном помещении, обеспечивающем условия для спокойного осмысливания и анализа всех вопросов, возникших в ходе судебного заседания, является объективно необходимым.

 

Вправе ли судья, рассматривающий дело об административном правонарушении, объявить только резолютивную часть вынесенного постановления, отложив составление мотивированного постановления на несколько дней?

 

В связи с изменениями, внесенными в ст. 29.11 КоАП РФ Федеральным законом от 06.12.2011 N 404-ФЗ, в настоящее время судья вправе объявить только резолютивную часть постановления, отложив составление мотивированного постановления на три дня со дня окончания разбирательства дела.

При применении этой нормы судьям необходимо учитывать следующее.

1. Объявление резолютивной части постановления допускается только при рассмотрении дела по первой инстанции и является правом судьи, которым ему следует пользоваться лишь в исключительных случаях, при рассмотрении наиболее сложных дел, в рамках которых исследуется большой объем фактического, доказательственного и нормативного материала.

2. Предусматривая право судьи объявлять только резолютивную часть постановления, КоАП вместе с тем ограничивает это право, не распространяя его на дела об административных правонарушениях, по которым ст. 29.6 КоАП РФ предусмотрены сокращенные сроки рассмотрения, в том числе на дела об административных правонарушениях, за совершение которых предусмотрен административный арест в качестве единственного основного или альтернативного наказания <1>.

———————————

<1> Объявление только резолютивной части постановления по окончании рассмотрения дела не допускается также по делам об административных правонарушениях, для которых в ст. 29.6 КоАП РФ установлен сокращенный срок их рассмотрения, а именно: предусмотренных ст. ст. 5.25, 5.45 — 5.52, 5.56, 5.58 КоАП РФ; за совершение которых может быть назначено административное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации или административное приостановление деятельности, которые не относятся к предмету настоящей работы.

 

В силу прямого указания закона по окончании рассмотрения таких дел постановление должно быть сразу же вынесено в полном объеме.

3. При объявлении резолютивной части постановления судья обязан изготовить вводную и резолютивную части и объявить лицам, участвующим в деле, когда будет изготовлено постановление в окончательной форме. При этом объявленная резолютивная часть постановления должна быть приобщена вместе с мотивированным постановлением к материалам дела.

4. Если в судебном заседании была объявлена только резолютивная часть постановления по делу об административном правонарушении, то датой вынесения постановления будет считаться день его изготовления в полном объеме. В связи с этим дату изготовления постановления в полном объеме и дату объявления его резолютивной части необходимо отражать во вводной части постановления.

5. Трехдневный срок, предоставляемый судье для изготовления мотивированного постановления по делу об административном правонарушении, включается в срок рассмотрения дела. При этом в силу ст. 4.8 КоАП РФ если окончание срока приходится на нерабочий день, последним днем этого срока следует считать первый следующий за ним рабочий день.

6. Особое внимание следует обращать на установленные в ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ сроки давности привлечения к административной ответственности, не допуская окончание рассмотрения дела по существу с объявлением резолютивной части постановления в последний день истечения данного срока, поскольку в этом случае дата вынесения постановления, которая соответствует дате его изготовления в полном объеме, окажется за пределами срока давности привлечения к административной ответственности со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

Каким образом в постановлении судьи следует отражать дату вынесения постановления, если в судебном заседании была объявлена только его резолютивная часть?

 

Вступление в силу Федерального закона от 06.12.2011 N 404-ФЗ, согласно которому лицо (орган), рассматривающее дело об административном правонарушении, вправе объявить только резолютивную часть постановления, отложив изготовление мотивированного постановления на срок до 3 дней со дня окончания разбирательства дела, вызвало неоднозначное понимание того, какой день следует считать датой вынесения такого постановления — дату объявления его резолютивной части или дату изготовления постановления в полном объеме.

Согласно новому положению ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ день изготовления постановления в полном объеме является днем его вынесения. Таким образом, дата вынесения постановления должна соответствовать дате его изготовления в полном объеме. В связи с этим дату изготовления постановления в полном объеме и дату объявления его резолютивной части следует отражать во вводной части постановления.

Ниже приведем образец вводной части такого постановления.

 

Постановление

 

г. ________________ 16 января 2012 года

 

Резолютивная часть Постановления объявлена 12 января 2011 года. Полный текст Постановления изготовлен 16 января 2011 года.

Судья______________________________________________________________

Следует, однако, отметить, что в отличие от гражданского судопроизводства, в котором определение даты принятия судебного решения имеет важное юридическое значение, поскольку именно с этим моментом связано начало течения срока вступления решения в законную силу и с этого момента возникает право на обжалование решения в суд вышестоящей инстанции, в производстве по делам об административных правонарушениях дата вынесения постановления не влияет на порядок исчисления указанных сроков, так как начало течения срока обжалования постановления и вступления его в законную силу законодатель связывает с датой получения копии данного постановления лицом, в отношении которого оно вынесено.

 

Должен ли судья, рассматривающий дело об административном правонарушении в области дорожного движения в отношении одного из участников дорожно-транспортного происшествия, разрешать вопрос о причинно-следственной связи между нарушением им Правил дорожного движения и причинением материального ущерба другому участнику дорожно-транспортного происшествия, а также давать оценку действиям другого участника дорожно-транспортного происшествия?

 

Вопрос о причинно-следственной связи между нарушением лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, Правил дорожного движения и дорожно-транспортном происшествии, повлекшем причинение материального ущерба одному из участников дорожного движения, не входит в предмет доказывания по данным делам и подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства. В аналогичном порядке должен решаться вопрос о виновности в дорожно-транспортном происшествии другого водителя транспортного средства.

Таким образом, в постановлении по делу об административном правонарушении, вынесенном в отношении одного из участников дорожно-транспортного происшествия, давать оценку действиям других участников, тем более устанавливать их вину, судья не вправе.

 

В каких случаях действия (бездействие) лица, привлекаемого к административной ответственности, могут быть переквалифицированы на другую статью (часть статьи) КоАП, по сравнению с той, которая указана в протоколе об административном правонарушении? Какое решение должен принять судья, если переквалификация не может быть произведена?

 

Судья не связан результатами предварительной квалификации, проведенной на стадии возбуждения дела и вправе переквалифицировать действия (бездействие) лица, совершившего правонарушение, на другую статью КоАП по сравнению с той, которая указана в протоколе об административном правонарушении. Правомерность такого подхода подтверждена в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5. При этом в нем специально оговорено, что данное право судьи может быть реализовано, если:

1) новая статья, подлежащая применению, предусматривает состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства;

2) это не ухудшает положения лица, в отношении которого ведется производство по делу;

3) это не изменяет подведомственность рассмотрения дела.

При отсутствии одного из указанных условий переквалификация невозможна и производство по делу прекращается на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП за отсутствием состава административного правонарушения.

Например, если в отношении водителя транспортного средства составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 КоАП за управление транспортным средством в состоянии опьянения, а при рассмотрении дела будет установлено, что в его действиях имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП, устанавливающей административную ответственность за то же деяние, совершенное лицом, не имеющим права управления транспортным средством либо лишенным такого права, то переквалификация не может быть осуществлена, так как в санкции ч. 3 ст. 12.8 КоАП предусмотрено административное наказание в виде административного ареста на срок до 15 суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых не может применяться административный арест, в размере 5 тыс. руб., а в санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП — лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

 

Вправе ли судья переквалифицировать действия лица, привлекаемого к административной ответственности, на другую статью КоАП, если описанное в протоколе событие правонарушения не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и недостаточно для определения иной квалификации противоправного деяния?

 

В практике судов общей юрисдикции этот вопрос до сих пор вызывает определенные сложности. Однако анализ уже имеющихся тенденций позволяет сделать вывод о том, что, по мнению большинства судей, если событие правонарушения, указанное в протоколе, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного заседания, то переквалифицировать действия лица судья не вправе. Думается, что такая позиция вполне оправданна.

Представим себе, что на рассмотрение судьи поступил протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.27 КоАП, согласно которой оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до 15 суток. При этом в ходе судебного заседания выяснилось, что водителем транспортного средства являлось лицо, не имеющее права управления транспортным средством, к которому в силу ч. 2 ст. 3.9 КоАП административный арест не может быть применен. Спрашивается, вправе ли судья установить вину данного лица в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 КоАП, в соответствии с которой управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортными средствами, влечет наложение административного штрафа в размере от 5 тыс. до 15 тыс. руб. либо производство по делу должно быть прекращено в связи с отсутствием в действиях указанного лица состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП)? Полагаем, что на данный вопрос следует ответить отрицательно, так как ч. 2 ст. 12.27 и ч. 1 ст. 12.7 КоАП содержат два непересекающихся состава, которые принципиально различаются по характеру объективной стороны предусмотренных в них деяний. Вследствие этого действия лица, описанные в протоколе об административном правонарушении с учетом диспозиции ч. 2 ст. 12.27 КоАП, недостаточны для того, чтобы установить событие правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 КоАП, и вину лица в его совершении <1>.

———————————

<1> В практическом плане следует иметь в виду, что в данном случае судье необходимо решить вопрос о наличии в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, признаков состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП, согласно которой невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 12.27, влечет наложение административного штрафа в размере 1 тыс. руб. При наличии таких признаков действия лица могут быть переквалифицированы с ч. 2 ст. 12.27 КоАП на ч. 1 ст. 12.7 КоАП.

 

Конечно, против такого подхода можно возражать, ссылаясь, например, на то, что согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 право окончательной квалификации принадлежит судье. Определенная логика в этом, безусловно, имеется, если учесть, что в производстве по делам об административных правонарушениях как раз судья решает вопросы права и дает юридическую оценку содеянному. Вместе с тем было бы неверно и несправедливо считать, что судья может выйти за пределы доказывания тех обстоятельств, которые послужили основанием для возбуждения дела, и признать лицо, в отношении которого ведется производство по делу, виновным в совершении того правонарушения, дело по которому не было возбуждено.

Для сравнения отметим, что если бы в отношения водителя был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, устанавливающей административную ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения, а при рассмотрении дела судья пришел бы к выводу о наличии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.27 КоАП, выразившегося в невыполнении требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, после того как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника милиции, то переквалификация была бы возможна, так как в данном случае обстоятельства правонарушения, изложенные в протоколе, составленном по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, достаточны для квалификации по ч. 3 ст. 12.27 КоАП, а санкции указанных норм являются сходными. При этом судья должен установить не только факт употребления алкогольных напитков после дорожно-транспортного происшествия, но и само событие дорожно-транспортного происшествия <1>.

———————————

<1> См. Постановление Московского городского суда от 25.12.2013 по делу N 4а-2329/13. Отметим, что большинство судов придерживаются мнения о возможности переквалификации действий лица с ч. 1 ст. 12.8 на ч. 3 ст. 12.27 КоАП, хотя на практике встречаются и иные решения. Например, в Постановлении Красноярского краевого суда от 21.10.2011 по делу N 44а-834/2011 указано, что мировой судья не вправе изменять юридическую квалификацию действий лица, привлекаемого к административной ответственности, с ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ на ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, если протоколом об административном правонарушении данные действия ему в вину не вменялись, так как они существенно отличаются по содержанию от объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

 

Вправе ли судья переквалифицировать действия лица, привлекаемого к административной ответственности, с ч. 1 ст. 12.26 КоАП на ч. 3 ст. 12.27 КоАП?

 

Часть 1 ст. 12.26 КоАП предусматривает административную ответственность водителя за невыполнение законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а ч. 3 ст. 12.27 КоАП — за невыполнение требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия уполномоченным должностным лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования.

Если событие административного правонарушения, описанное в протоколе, содержит признаки противоправного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП, то переквалификация действия лица на ч. 3 ст. 12.27 КоАП не может быть произведена, так как суд не вправе выйти за пределы обвинения, предъявленного лицу на стадии возбуждения дела.

Данный подход реализуется и в практике региональных судов. Приведем пример.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда, В. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.27 КоАП, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год и шесть месяцев.

В. обратился с жалобой в Московский городской суд, в которой просил отменить данные судебные акты, ссылаясь на то, что доказательства совершения им административного правонарушения в материалах дела отсутствуют.

Рассмотрев жалобу В., заместитель председателя Московского городского суда обратил внимание на то, что в отношении В. был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП за невыполнение законного требования сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Однако при рассмотрении дела мировой судья пришел к выводу об отсутствии в материалах дела доказательств того, что В. являлся водителем и управлял автомобилем. В то же время мировым судьей было установлено, что поводом к возбуждению дела в отношении В. послужил факт совершения им дорожно-транспортного происшествия, после которого он оставил место дорожно-транспортного происшествия и употребил алкогольные напитки. В связи с этим мировой судья привлек В. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.27 КоАП.

Заместитель председателя Московского городского суда не согласился с постановлением мирового судьи и решением судьи районного суда, указав на то, что событие правонарушения, описанное в протоколе, содержит признаки правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП; иного нарушения протокол об административном правонарушении и иные материалы дела не содержат. На этом основании и принимая во внимание положения ч. 1 ст. 1.6 КоАП, в соответствии с которой лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом, был сделан вывод о том, что мировой судья не имел права переквалифицировать действия В. с ч. 1 ст. 12.26 КоАП на ч. 3 ст. 12.27 КоАП.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи и решение судьи районного суда были отменены, а производство по делу прекращено в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности <1>.

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 07.04.2009 по делу N 4а-817/09.

 

Может ли судья, рассматривающий дело об административном правонарушении, переквалифицировать действия лица на другую статью (часть статьи) КоАП, если это не ухудшает положение лица, привлекаемого к административной ответственности, но изменяет подведомственность рассмотрения дела, относя его к компетенции несудебного органа или должностного лица (например, с ч. 4 ст. 12.15 на ч. 3 ст. 12.15 КоАП; с ч. 2 ст. 12.16 на ч. 3 ст. 12.15 КоАП)?

 

В принципе, поставленный вопрос уже был предметом обсуждения в Верховном Суде РФ, который в Постановлении Пленума от 24.03.2005 N 5 официально разъяснил, что судья вправе переквалифицировать действия лица, совершившего правонарушение, на другую статью КоАП при наличии трех условий:

1) новая статья, подлежащая применению, предусматривает состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства;

2) при этом не ухудшается положение лица, в отношении которого ведется производство по делу;

3) не изменяется подведомственность рассмотрения дела (п. 20).

Данное разъяснение логично вписывалось в уже сложившуюся судебную практику, которая правомерно исходила из того, что если в соответствии с надлежащей квалификацией рассмотрение дела о привлечении к административной ответственности не отнесено к подведомственности судей судов общей юрисдикции (ч. ч. 1 и 2 ст. 23.1 КоАП), то переквалифицировать действия лица судья не вправе <1>. При этом учитывалось, что в законодательстве об административных правонарушениях термин «подведомственность» используется для разграничения административно-юрисдикционной компетенции между всеми субъектами административной юрисдикции, а не только между различными звеньями судебной системы. Тем не менее в Обзоре судебной практики за IV квартал 2008 г. Верховный Суд РФ высказал принципиально иную точку зрения на этот счет. Отвечая на вопрос о том, возможна ли переквалификация судьей действий лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП, относящейся к компетенции органов судебной власти, на ч. 3 ст. 12.15 КоАП, подведомственной несудебным органам, Верховный Суд РФ указал следующее: судья вправе переквалифицировать действия лица, привлекаемого к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП, на ч. 3 ст. 12.15 КоАП с назначением наказания в виде штрафа, поскольку санкция ч. 3 ст. 12.15 КоАП предусматривает более мягкое наказание и указанные дела не относятся к компетенции арбитражных судов.

———————————

<1> Применительно к системе арбитражных судов аналогичная по своей сути позиция отражена в Постановлениях Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.04.1993 N 10 «По делу N 28-896 Московского городского арбитражного суда» и от 05.09.1996 N 10 «Об утверждении Положения об эксперименте по рассмотрению дел с привлечением арбитражных заседателей, Перечня арбитражных судов, в которых проводится эксперимент, и Списка арбитражных заседателей».

 

Полагаем, что такой подход, проявившийся в практике Верховного Суда РФ, вряд ли можно считать обоснованным, так как он не соответствует положениям ст. 23.1 КоАП, по точному смыслу которой все субъекты административной юрисдикции рассматривают дела только в строгом соответствии с их компетенцией и в этом смысле процессуально равны <1>.

———————————

<1> Для сравнения отметим, что если бы такой вопрос возник на стадии обжалования постановления по делу об административном правонарушении, то переквалификация действий лица с ч. 4 на ч. 3 ст. 12.15 КоАП была бы возможна, поскольку правила определения судебной подведомственности дел об административных правонарушениях, рассматриваемых в суде первой инстанции и в вышестоящих судах, различаются. В первом случае применяются нормы ст. 23.1 КоАП, устанавливающей исчерпывающий перечень статей Кодекса, дела по которым относятся к компетенции судей судов общей юрисдикции, а во втором — правила ст. 30.1 КоАП, в соответствии с которой рассмотрение жалоб на постановления несудебных органов и их должностных лиц относится к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов в зависимости от подсудности дел. И здесь нельзя не согласиться с разъяснением Верховного Суда РФ, который в Обзоре судебной практики за I квартал 2007 г. обратил внимание на то, что если при рассмотрении жалобы судья вышестоящего суда пришел к выводу о необходимости переквалификации действий лица на другую статью (часть статьи) КоАП, рассмотрение которой отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, то переквалификация может быть произведена с учетом того, что назначаемое наказание будет мягче и данные дела не относятся к компетенции арбитражных судов.

 

Тем не менее судебная практика вынуждена следовать официальным разъяснениям высшего судебного органа. Неудивительно поэтому, что в настоящее время все суды России допускают возможность переквалификации действий лица на другую статью (часть статьи) КоАП, предусматривающую однородное правонарушение, если назначаемое наказание не является более строгим и данное дело не относится к компетенции арбитражных судов.

Более того, многолетняя позиция Верховного Суда РФ по указанному вопросу ныне отражена в новой редакции п. 20 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5.

 

Вправе ли судья переквалифицировать административное правонарушение с ч. 1 ст. 12.8 КоАП на ч. 3 ст. 12.8 КоАП, если будет установлено, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу, не имеет права управления транспортными средствами?

 

Согласно ч. 1 ст. 12.8 КоАП управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет. Те же действия, совершенные лицом, не имеющим права управления транспортным средством, влекут административную ответственность по ч. 3 ст. 12.8 КоАП, в санкции которой предусмотрен административный арест на срок до 15 суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых не может применяться административный арест, в размере 5 тыс. руб.

Таким образом, обязательным признаком субъекта административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП, является наличие у него права управления транспортным средством. Следовательно, если в ходе рассмотрения дела будет установлено, что у лица, привлекаемого к административной ответственности, такого права нет, то переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 12.8 КоАП судья не вправе, так как санкция данной нормы предусматривает более строгое наказание. В этом случае производство по делу должно быть прекращено за отсутствием состава административного правонарушения (п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП).

 

Какое решение должен принять судья, если при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.8 КоАП, будет установлено, что в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП?

 

В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 КоАП управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от 1,5 года до 2 лет.

Согласно ч. 4 ст. 12.8 КоАП повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 или 2 указанной статьи влечет лишение права управления транспортными средствами на срок 3 года.

Управление транспортным средством в состоянии опьянения лицом, в отношении которого имеется вступившее в законную силу постановление о назначении административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами, которое не исполнено, наказывается по ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ, в санкции которой предусмотрен административный арест на срок до 15 суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых не может применяться административный арест, в размере 5000 рублей.

Поскольку санкцией ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ для лиц, совершивших административное правонарушение, предусмотренное указанной нормой, и к которым может быть применено административное наказание в виде административного ареста, предусмотрен более строгий вид административного наказания по сравнению с административным наказанием, предусмотренным санкцией ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ, переквалификация действий лица с ч. 4 ст. 12.8 на ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ повлечет ухудшение положение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, что недопустимо.

В данном случае действия лица, в отношении которого ведется производство по делу, подлежат переквалификации с ч. 4 на ч. 1 ст. 12.8 КоАП в связи с тем, что составы, предусмотренные этими нормами, имеют единый родовой объект посягательства, и санкция ч. 1 ст. 12.8 КоАП предусматривает менее строгое наказание (лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет), чем санкция ч. 4 ст. 12.8 КоАП.

Приведенный подход реализуется и в практике Верховного Суда РФ.

Следующее дело — яркое тому подтверждение.

 

Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации Серков П.П., рассмотрев жалобу защитника Камалетдинова А.Г., действующего в интересах Караськина А.В., на постановление мирового судьи судебного участка N 4 по г. Сибай Республики Башкортостан от 23 апреля 2008 года и постановление председателя Верховного Суда Республики Башкортостан от 28 октября 2009 года, вынесенные в отношении Караськина А.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка от 23 апреля 2008 года N 4 по г. Сибай Республики Башкортостан Караськин А.В. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на три года.

Постановлением председателя Верховного Суда Республики Башкортостан от 28 октября 2009 года Постановление мирового судьи судебного участка N 4 по г. Сибай Республики Башкортостан от 23 апреля 2008 года оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Караськина А.В. — Камалетдинов А.Г. просит об отмене вынесенных в отношении Караськина А.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судебных постановлений, считая их незаконными.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобы, нахожу жалобу защитника Караськина А.В. — Камалетдинова А.Г. подлежащей удовлетворению частично по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

Согласно части 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 или 2 указанной статьи.

Из анализа статей 4.3 и 4.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что повторным считается административное правонарушение, если за совершение первого правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию.

Таким образом, положения части 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует рассматривать во взаимосвязи со статьей 4.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, устанавливающей, что лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.

Признавая Караськина А.В. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, мировой судья в Постановлении от 23 апреля 2008 года указал, 23 апреля 2008 года в 3 часа 25 минут на <…> в <…> Караськин А.В. управлял транспортным средством, находясь в состоянии опьянения, будучи ранее Постановлением мирового судьи судебного участка от 22 января 2008 года N 3 г. Сибай Республики Башкортостан подвергнутым административному наказанию по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

С указанным выводом мирового судьи согласиться нельзя.

Из материалов дела усматривается, что Постановлением мирового судьи судебного участка от 22 января 2008 года N 3 по г. Сибай Республики Башкортостан Караськин А.В. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административном правонарушении и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев. Указанное Постановление вступило в законную силу 12 февраля 2008 года.

Следовательно, оснований полагать, что 23 апреля 2008 года Караськин А.В. повторно совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и квалифицировать его действия по части 4 указанной статьи, не имеется.

Действия Караськина А.В. подлежат переквалификации с части 4 на часть 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в связи с тем что составы, предусмотренные частями 1 и 4 указанной статьи, имеют единый родовой объект посягательства, и санкция части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает наказание менее строгое (лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет), чем санкция части 4 указанной статьи.

В соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы, протеста выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если допущенные нарушения указанного Кодекса и (или) закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях могут быть устранены без возвращения дела на новое рассмотрение и при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

Постановлением мирового судьи судебного участка от 23 апреля 2008 года N 4 по г. Сибай Республики Башкортостан Караськин А.В. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок три года.

При таких обстоятельствах действия Караськина А.В. подлежат переквалификации с части 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях на часть 1 указанной статьи с назначением ему административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 2 года.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

жалобу защитника Камалетдинова А.Г., действующего в интересах Караськина А.В., удовлетворить частично

Постановление мирового судьи судебного участка от 23 апреля 2008 года N 4 по г. Сибай Республики Башкортостан и Постановление председателя Верховного Суда Республики Башкортостан от 28 октября 2009 года, вынесенные в отношении Караськина А.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — изменить: действия Караськина А.В. переквалифицировать с части 4 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях на часть 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и назначить административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 2 года.

В остальной части указанные судебные Постановления оставить без изменения <1>.

———————————

<1> Постановление Верховного Суда РФ от 11.08.2010 по делу N 49-АД10-3. См. также: Постановления Верховного Суда РФ от 23.07.2010 N 44-АД10-4, от 17 декабря 2012 г. N 39-АД12-5.

 

Как следует поступить судье, если при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем лишение права управления транспортными средствами в качестве безальтернативного наказания (например, ч. 5 ст. 12.15, ч. 3.1 ст. 12.16 КоАП РФ), будет достоверно установлено, что на момент совершения противоправного деяния лицо, привлекаемое к административной ответственности, не имело права управления транспортными средствами?

 

В ходе производства по делам об административных правонарушениях, за совершение которых предусмотрено лишение права управления транспортными средствами в качестве безальтернативного наказания, судьям необходимо особо внимательно рассматривать ситуации, когда лицо, привлекаемое к административной ответственности, ссылается на то, что на момент совершения административного правонарушения водительское удостоверение на право управления транспортными средствами у него отсутствовало.

Эти доводы правонарушителя подлежат тщательной проверке на основе полного и всестороннего исследования совокупности собранных по делу доказательств, ни одно из которых не может иметь для судьи заранее установленную силу.

Так, наличия в материалах дела справки ГИБДД, содержащей сведения о том, что на территории какого-либо субъекта Российской Федерации, например г. Москвы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, водительское удостоверение не выдавалось, еще недостаточно для вывода о том, что на момент совершения административного правонарушения право управления транспортными средствами у него отсутствовало, поскольку указанное лицо могло получить водительское удостоверение на территории другого субъекта РФ <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Московского городского суда от 30 ноября 2012 г. по делу N 4а-2586/12.

 

Кроме того, необходимо тщательно изучать протокол об административном правонарушении, обращая внимание на содержащиеся в нем объяснения лица, в отношении которого он составлен, по обстоятельствам противоправного деяния, а также наличие или отсутствие в нем сведений о том, изымалось ли у данного лица водительское удостоверение и заявлял ли правонарушитель о его отсутствии сотруднику ГИБДД.

Приведенная позиция проводится и в практике Верховного Суда РФ по конкретным делам (см., например, Постановления Верховного Суда РФ от 11 января 2011 г. по делу N 4-АД10-10; от 4 октября 2010 г. по делу N 5-АД10-13).

Так, по одному из дел Верховный Суд РФ, отклоняя довод М. о том, что на момент совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, он не имел водительского удостоверения на право управления транспортными средствами, исходил из того, что при составлении протокола об административном правонарушении М. давал объяснения, при этом собственноручно указал, что забыл водительское удостоверение дома.

Наряду с этим Верховный Суд РФ принял во внимание, что согласно карточки нарушений ранее М. неоднократно привлекался к административной ответственности, в том числе по ст. 12.26 КоАП РФ и ему назначалось административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами.

Было учтено и то, что в судебное заседание по рассмотрению дела об административном правонарушении мировым судьей М., будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте рассмотрения дела не явился, распорядившись таким образом по своему усмотрению предоставленным ему правом на судебную защиту <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Верховного Суда РФ от 8 апреля 2011 г. по делу N 5-АД11-5.

 

Если в ходе производства по делу об административном правонарушении, влекущем лишение права управления транспортными средствами в качестве безальтернативного наказания, будет достоверно установлено, что на момент совершения противоправного деяния лицо, привлекаемое к административной ответственности, не имело права управления транспортными средствами, то судье следует решить вопрос о переквалификации его действий на ч. 1 ст. 12.7 КоАП, устанавливающей административную ответственность в виде административного штрафа за управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления транспортными средствами.

При этом во избежание случаев привлечения лица к двойной ответственности за одно и то же правонарушение судьям необходимо проверять, не выносилось ли по данному факту совершения противоправных действий постановление должностного лица ГИБДД о назначении административного наказания по ч. 1 ст. 12.7 КоАП. При наличии такого постановления производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 2 ст. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

 

Как следует поступить судье, если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет установлен факт нарушения лицом, привлекаемым к административной ответственности, пункта Правил дорожного движения, требования дорожного знака или линии дорожной разметки, хотя и подпадающих под действие данной нормы, но не указанных в протоколе об административном правонарушении (например, протокол составлен по ч. 4 ст. 12.15 КоАП по факту нарушения водителем п. 9.2 Правил дорожного движения, а при рассмотрении дела установлено нарушение п. 11.4 Правил дорожного движения либо требования дорожной разметки 1.1)?

 

Единая судебная практика по данному вопросу до сих пор не сложилась. Однако анализ уже имеющихся подходов свидетельствует о том, что, по мнению большинства судей, если в протоколе об административном правонарушении, составленном, например, по ч. 4 ст. 12.15 КоАП, содержится ссылка на нарушение лицом требований одного пункта Правил дорожного движения (допустим, п. 9.2 Правил), а при рассмотрении дела установлен факт нарушения данным лицом требований другого пункта (скажем, п. 11.4), хотя и подпадающего под действие этой нормы, но не указанного в протоколе, то ничто не препятствует судье вынести постановление о назначении административного наказания, признав лицо виновным в нарушении того пункта Правил, который соответствует фактическим обстоятельствам дела <1>.

———————————

<1> См., например: Обзор судебной практики Суда Ханты-Мансийского автономного округа Югры за 2 полугодие 2008 г. (URL: http://oblsud.hmao.sudrf.ru/modules.php, дата обращения: 20.06.2011).

 

В то же время в практике отдельных судов встречается точка зрения о том, что в данном случае постановление о назначении административного наказания не может быть вынесено, поскольку вменить лицу, привлекаемому к административной ответственности, нарушение требований дорожной разметки, знаков или пункта Правил, по факту совершения которого дело об административном правонарушении не возбуждалось, судья не вправе.

На наш взгляд, при ответе на данный вопрос необходимо исходить из того, что право окончательной юридической квалификации состава административного правонарушения принадлежит судье, органу или должностному лицу, наделенным административно-юрисдикционными полномочиями (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5). Следовательно, если в ходе рассмотрения дела судья придет к выводу о том, что описанное в протоколе событие правонарушения соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, и достаточно для квалификации противоправного деяния по статье (части статьи) КоАП, указанной в протоколе, либо для определения иной квалификации содеянного, то он вправе вынести постановление о назначении административного наказания, признав лицо виновным в нарушении требований пункта Правил дорожного движения, дорожного знака или линии дорожной разметки, которые в действительности имели место.

Следует только помнить, что судья не вправе выйти за пределы обвинения, предъявленного лицу на стадии возбуждения дела об административном правонарушении, и вменить ему в вину совершение того правонарушения, сведения о котором в протоколе отсутствуют и не подтверждаются другими материалами дела (например, схемой места совершения правонарушения, дислокацией дорожных знаков и разметки, показаниями свидетелей и т.д.).

Показателен в этом отношении следующий пример.

Постановлением мирового судьи, оставленным в силе решением судьи районного суда г. Санкт-Петербурга, Г. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП, выразившегося в несоблюдении требований дорожных знаков 3.1 «Въезд запрещен» и 5.5 «Дорога с односторонним движением», повлекших выезд на полосу встречного движения. Не согласившись с данными актами, Г. обратился с надзорной жалобой в Санкт-Петербургский городской суд, ссылаясь на то, что его действия были квалифицированы неверно, а производство по делу осуществлялось с процессуальными нарушениями.

Рассмотрев жалобу Г., заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда отметил следующее. Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 18 нарушение водителями требований дорожных знаков или разметки, которое повлекло выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, следует квалифицировать по ч. ч. 3 или 4 ст. 12.15 КоАП; при этом право окончательной квалификации принадлежит судье, рассматривающему дело. В связи с этим заместитель председателя городского суда отверг доводы жалобы о том, что действия Г. были квалифицированы неверно, а вывод мирового судьи о наличии события правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП, и виновности Г. в его совершении был признан правильным и обоснованным. В то же время суд согласился с доводом жалобы о том, что вменение Г. в вину нарушения требований знака 5.5 «Дорога с односторонним движением» является необоснованным, так как в протоколе об административном правонарушении сведения о нем отсутствуют, а из схемы правонарушения следует, что данный знак установлен в конце улицы, на которую выехал Г., в связи с чем он не мог его нарушить. На этом основании заместитель председателя городского суда пришел к выводу, что указание в постановлении на нарушение Г. требований дорожного знака 5.5 подлежит исключению.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи было частично изменено. В остальной части постановление мирового судьи и решение судьи районного суда были оставлены без изменения <1>.

———————————

<1> Постановление Санкт-Петербургского городского суда от 09.12.2010 по делу N 4а-1833/10.

 

Другой пример.

Постановлением мирового судьи У. был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП за нарушение требований п. п. 1.3 и 11.5 Правил дорожного движения, выразившееся в пересечении сплошной линии дорожной разметки 1.1 и выезде на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

Не согласившись с данным постановлением, У. обратился с надзорной жалобой в Московский городской суд, ссылаясь в том числе на то, что мировой судья расширил объем предъявленного ему обвинения, указав в своем постановлении на п. 11.1 Правил, который в протоколе об административном правонарушении отсутствует. Отказывая в удовлетворении жалобы, заместитель председателя Московского городского суда обратил внимание на то, что подобное утверждение несостоятельно, так как мировой судья не вменил У. нарушение указанного пункта, а сослался на его положения, обосновывая свой вывод при оценке доводов У. <1>.

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 29 октября 2010 г. по делу N 4а-2843/10.

 

Как видим, в первом случае мировой судья расширил объем обвинения, предъявленного лицу на стадии возбуждения дела об административном правонарушении, что повлекло за собой изменение вынесенного им постановления в суде надзорной инстанции. Во втором же случае ссылка мирового судьи на нарушение лицом, привлекаемым к административной ответственности, требований пункта Правил дорожного движения, не содержащегося в протоколе, никак не повлияло на объем обвинения, предъявленного данному лицу на стадии возбуждения дела, в связи с чем постановление о назначении административного наказания было оставлено в силе.

Для сравнения отметим, что если бы в протоколе об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП, отсутствовало указание на то, требования какого дорожного знака, линии дорожной разметки или нормы Правил дорожного движения нарушены лицом, привлекаемым к административной ответственности (например, содержалась бы ссылка только на п. 1.3 или п. 9.1 Правил, которые никаких запретов не устанавливают), а при подготовке дела к рассмотрению такой протокол не был возвращен административному органу для устранения недостатков, то по результатам рассмотрения дела судье следовало бы вынести постановление о прекращении производства по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП за отсутствием события административного правонарушения, поскольку выходить за пределы события правонарушения, описанного в протоколе, судья не вправе.

 

Вправе ли должностное лицо органа ГИБДД, уполномоченное возбуждать и рассматривать дела об административных правонарушениях, вынести постановление по делу в день составления протокола об административном правонарушении? Возможно ли вынесение постановления тем же должностным лицом, которое составило протокол?

 

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, выраженной в Обзоре судебной практики за I квартал 2007 г., уполномоченное должностное лицо вправе рассмотреть дело об административном правонарушении в день составления протокола, поскольку никаких ограничений по этому поводу КоАП не установил. В целом судебная практика и ранее шла по этому пути, однако до появления названного разъяснения отсутствовало единообразное понимание того, вправе ли одно и то же должностное лицо составить протокол об административном правонарушении и вынести постановление по делу. В частности, некоторые судьи считали, что такая позиция не является правомерной, поскольку «никто не может быть судьей в собственном деле». Верховный Суд РФ не воспринял данный подход, указав на то, что уполномоченное должностное лицо вправе составить протокол и рассмотреть дело в один день при соблюдении предусмотренного ст. 25.1 КоАП права лица, привлекаемого к административной ответственности, участвовать в рассмотрении дела и воспользоваться услугами адвоката.

К сожалению, данное обстоятельство не всегда учитывается правоприменителями, что приводит к отмене вынесенного постановления в вышестоящем суде. Подтверждением тому может служить следующий пример.

Постановлением инспектора ГИБДД Б. был привлечен к административной ответственности по ч. 3.1 ст. 12.5 КоАП за управление транспортным средством, переднее ветровое стекло которого покрыто цветной пленкой с превышением установленного Техническим регламентом светопропускания. Решением судьи районного суда данное постановление было оставлено без изменения. Рассматривая жалобу на постановление должностного лица и решение судьи районного суда, судья областного суда указал на то, что при составлении протокола об административном правонарушении Б. заявил о желании воспользоваться помощью защитника, однако возможность для реализации этого права ему не была предоставлена, поскольку дело было рассмотрено с вынесением постановления о назначении административного наказания сразу же после составления протокола.

На этом основании постановление инспектора ГИБДД и решение судьи районного суда были отменены, а производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности <1>.

———————————

<1> Решение судьи Свердловского областного суда от 17.08.2007 по делу N 72-281/2007.

 

В каких случаях наличие в протоколе об административном правонарушении неоговоренных исправлений влечет признание данного протокола недопустимым доказательством?

 

Внесение в протокол об административном правонарушении неоговоренных исправлений влечет признание данного протокола недопустимым доказательством по делу лишь в том случае, если указанные изменения влияют на правильность установления фактических обстоятельств дела, относящихся к предмету доказывания, а также на вывод судебных инстанций о наличии в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, состава административного правонарушения, и нарушают гарантированное ст. 25.1 КоАП право этого лица знать, в чем оно обвиняется.

Так, например, наличие в протоколе об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП, неоговоренных исправлений относительно места и времени совершения административного правонарушения, не ставит под сомнение достоверность и допустимость названного протокола как доказательства, так как в силу ст. 26.1 КоАП данные обстоятельства подлежат выяснению при рассмотрении дела и не нарушают право лица, в отношении которого ведется производство по делу, на защиту.

В то же время внесение в протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП, неоговоренных исправлений в части, касающейся персональных данных второго участника дорожно-транспортного происшествия, а также марки и государственного номера его транспортного средства, является существенным недостатком протокола и противоречит требованиям ч. 2 ст. 28.2 КоАП, поскольку эти сведения относятся к описанию события административного правонарушения и их отсутствие лишает судью возможности проверить обоснованность предъявленного обвинения и принять правильное решение по делу.

Подобные нарушения, допущенные должностным лицом при составлении протокола об административном правонарушении, обязывают судью при подготовке дела к рассмотрению вынести определение о возвращении протокола должностному лицу, его составившему, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП.

Если же этого не будет сделано и судья рассмотрит дело по существу, признав такой протокол допустимым доказательством, и вынесет постановление о назначении административного наказания, то в случае обжалования (опротестования) указанного постановления в вышестоящем суде оно подлежит отмене с прекращением производства по делу об административном правонарушении на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с отсутствием события правонарушения.

Приведем пример.

 

Заместитель председателя Московского городского суда Д.А. Фомин, рассмотрев надзорную жалобу Б.М.Н. на постановление судьи Измайловского районного суда г. Москвы от 11 марта 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Измайловского районного суда г. Москвы от 11 марта 2011 года Б.М.Н. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде штрафа в доход государства в размере 1000 (одна тысяча) рублей.

В надзорной жалобе Б.М.Н. выражает несогласие с упомянутыми судебными актами, ссылаясь на то, что события правонарушения не было, поскольку инспектором ДПС, равно как и судьей районного суда не установлено, что Б.М.Н. следовала по дороге; судьей районного суда не рассмотрено ходатайство о вызове и допросе в судебном заседании в качестве свидетеля Ш.

Проверив материалы дела, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемое судебное постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Так, при рассмотрении дела судьей районного суда было установлено, что Б.М.Н. 10 февраля 2011 года, управляя автомобилем «__» государственный регистрационный знак __, допустила нарушение ПДД РФ и совершила наезд на пешехода Ш., после ДТП доставила Ш. в травматологический пункт, оставив таким образом место ДТП.

Между тем в протоколе об административном правонарушении указано, что Б.М.Н., управляя автомобилем по прилегающей территории, произвела наезд на пешехода. При этом в протоколе не указано, на кого именно был совершен наезд. Таким образом, в протоколе об административном правонарушении событие правонарушения должным образом не описано, сведений о втором участнике дорожно-транспортного происшествия не содержится, что нарушает право на защиту лица, привлекаемого к административной ответственности, и противоречит требованиям ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ.

Изложенное свидетельствует о том, что протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ, что лишало судью возможности проверить обоснованность предъявленного обвинения и принять правильное решение по делу.

При таких обстоятельствах при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ судье надлежало возвратить протокол об административном правонарушении и другие материалы дела должностному лицу, составившему протокол, для устранения содержащихся в нем недостатков.

Помимо прочего, в нарушение ст. 26.1 КоАП РФ судьей районного суда при рассмотрении дела не установлено место совершения административного правонарушения.

При таких обстоятельствах постановление судьи Измайловского районного суда г. Москвы от 11 марта 2011 года нельзя признать законными и обоснованными. Производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, поскольку событие правонарушения должностным лицом при составлении протокола об административном правонарушении не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление судьи Измайловского районного суда г. Москвы от 11 марта 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении Б.М.Н. отменить, производство по делу об административном правонарушении прекратить по п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ за отсутствием события административного правонарушения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Д.А.Фомин <1>

 

———————————

<1> Постановление Московского городского суда от 16.06.2011 по делу N 4а-1058/11.

 

Какие сведения необходимо указывать в резолютивной части постановления по делу об административном правонарушении?

 

В резолютивной части постановления по делу об административном правонарушении должно быть отражено решение судьи об издержках по делу, перечень которых определен в ч. 1 ст. 24.7 КоАП. Этот перечень является исчерпывающим. В него, в частности, не входят расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу в качестве защитника. Поэтому в случае отказа в привлечении к административной ответственности расходы на услуги защитника подлежат возмещению на основании ст. ст. 15, 1069, 1070 ГК в порядке гражданского судопроизводства <1>. В иных случаях размер издержек должен определяться в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 04.03.2003 N 140 «О порядке и размерах возмещения расходов некоторых участников производства по делам об административных правонарушениях и оплате их труда» на основании приобщенных к делу документов, подтверждающих наличие и размеры отнесенных к издержкам затрат.

———————————

<1> По этому поводу есть уже устоявшаяся судебная практика. См., например: Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2010 N 43-В10-2.

 

Наряду с изложенным в резолютивной части постановления должны содержаться данные о том, в какой суд и в какие сроки оно может быть обжаловано, а также сведения о направлении копии постановления участникам производства и должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении, если оно не вручалось им при рассмотрении дела.

 

Сколько постановлений по делу об административном правонарушении может быть вынесено в рамках одного слушания дела, если действие (бездействие) лица, привлекаемого к административной ответственности, содержит несколько составов административных правонарушений, дела о которых возбуждены одним или разными протоколами, но переданы одновременно для рассмотрения одному судье (например, ч. ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП)?

 

В рамках одного слушания дела может быть вынесено только одно постановление о назначении административного наказания, даже в том случае, когда действие (бездействие) лица содержит несколько составов административных правонарушений, дела о которых возбуждены разными протоколами, но переданы одновременно для рассмотрения одному судье. В этом случае судья обязан рассмотреть их в рамках одного производства и назначить наказание по правилам ч. 2 ст. 4.4 КоАП, т.е. в пределах санкции статьи, предусматривающей более строгую меру ответственности. При этом в соответствии с разъяснением Верховного Суда РФ, изложенным в новой редакции п. 4 Постановления Пленума от 24.03.2005, судье следует вынести определение об объединении таких дел в одно производство.

 

Каковы особенности оформления резолютивной части постановления о назначении административного наказания, вынесенного по правилам ч. 2 ст. 4.4 КоАП?

 

По общему правилу, установленному в ч. 1 ст. 4.4 КоАП, при совершении лицом двух и более административных правонарушений наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение. Исключение из этого правила касается особенностей назначения административного наказания при идеальной совокупности административных правонарушений, т.е. при единовременном совершении одним лицом действия (бездействия), образующего несколько составов административных правонарушений.

При совершении таких правонарушений, дела о которых подведомственны одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции статьи (части статьи), предусматривающей более строгое наказание. Как видим, основания применения данного правила, закрепленного в ч. 2 ст. 4.4 КоАП, значительно ограничены, что существенно отличается от позиций прежнего КоАП РСФСР, а также от первоначальной редакции ст. 4.4 ныне действующего КоАП (в ред. Федерального закона от 20.08.2004 N 118-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Таможенный кодекс Российской Федерации»), которые допускали возможность поглощения наказаний не только при идеальной, но и при реальной совокупности административных правонарушений, т.е. при совершении их различными действиями (актами бездействия) и разновременно.

Следует отметить, что КоАП не предусматривает четкой последовательности назначения административного наказания по принципу поглощения менее строго более строгим. Видимо, поэтому подавляющее большинство судебных постановлений по таким делам содержат лишь окончательное наказание, назначенное лицу по совокупности совершенных правонарушений, без указания на то, какая именно мера ответственности подлежит применению за каждое конкретное правонарушение, входящее в совокупность.

Проиллюстрируем сказанное на следующем примере.

Лицо привлекается к административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение легкого вреда здоровью одного потерпевшего и средней тяжести вреда здоровью другого потерпевшего (ч. ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП). Санкция ч. 1 ст. 12.24 КоАП предусматривает наложение административного штрафа в размере от 2500 до 5000 руб. или лишение права управления транспортным средством на срок от одного года до полутора лет; санкция ч. 2 ст. 12.24 КоАП — наложение административного штрафа в размере от 10000 до 25000 руб. или лишение права управления транспортным средством на срок от полутора до двух лет.

В этом случае в резолютивной части постановления по делу иногда приводится следующая формулировка: «признать виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. ч. 1 и 2 ст. 12.24 КоАП» и далее указывается окончательное наказание, которое назначается. По смыслу ч. 2 ст. 4.4 КоАП это может быть лишение права управления транспортным средством на срок от полутора до двух лет.

Приведенный пример показателен в том отношении, что позволяет обратить внимание на недостатки резолютивной части вынесенного постановления. Полагаем, что согласно ч. 2 ст. 4.4 КоАП во взаимосвязи с ч. 1 этой же статьи реализация принципа поглощения наказаний должна осуществляться в два этапа: первоначально — путем назначения наказания за каждое правонарушение в отдельности, а затем — по совокупности правонарушений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим. Так, если по ч. 1 ст. 12.24 КоАП судьей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1,5 года, а по ч. 2 ст. 12.24 КоАП — на срок 2 года, то окончательное наказание может составить 2 года лишения права управления транспортным средством.

Соответственно, в приведенном выше примере резолютивной части постановления по делу об административном правонарушении должно быть указано:

«Признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП, и назначить ему административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 1,5 (полтора) года. Признать К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП, и назначить ему административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 2 (два) года. На основании ч. 2 ст. 4.4 КоАП назначить К. административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 2 (два) года».

Если же постановление по делу об административном правонарушении не будет отвечать указанным требованиям, то может сложиться ситуация, когда на стадии его обжалования судья вышестоящего суда, придя к выводу о необходимости частичной отмены такого постановления, например, ввиду неправильной квалификации одного из правонарушений, образующих совокупность, должен будет самостоятельно решать вопрос о виде и размере наказания по той статье (части статьи) КоАП, по которой постановление оставлено в силе, чего, с точки зрения ст. 30.7 КоАП, он делать не вправе.

При применении принципа поглощения наказаний необходимо учитывать положения ст. 3.2 КоАП, которая определяет построение системы административных наказаний от менее строгого к более строгому. При этом к основному наказанию могут быть присоединены дополнительные наказания, предусмотренные каждой из соответствующих статей, по которым квалифицируется содеянное.

 

Какие реквизиты должны быть указаны в резолютивной части постановления о наложении административного штрафа? Можно ли привести пример резолютивной части такого постановления?

 

В силу п. 1 ст. 29.10 КоАП в постановлении о назначении административного наказания в виде административного штрафа должна быть указана информация о его получателе, необходимая в соответствии с правилами заполнения расчетных документов для перечисления суммы административного штрафа.

При применении этой нормы следует иметь в виду, что в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 29.12.2007 N 995 «О порядке осуществления федеральными органами государственной власти, органами управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и (или) находящимися в их ведении казенными учреждениями, а также Центральным банком Российской Федерации бюджетных полномочий главных администраторов доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации» администраторами штрафов, взыскиваемых за административные правонарушения, предусмотренные КоАП, являются органы и должностные лица, наделенные административно-юрисдикционными полномочиями по данным делам, а по делам, рассматриваемым в судебном порядке, — органы и должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении.

Таким образом, в постановлении судьи о наложении административного штрафа должны быть указаны реквизиты того органа, который возбудил дело об административном правонарушении (его наименование, КПП, ИНН). Кроме того, согласно правилам заполнения расчетных документов на перечисление штрафных сумм, установленных Приказами Минфина России от 12.11.2013 N 107н <1> и от 05.09.2008 N 92н <2> в нем должны быть указаны:

———————————

<1> Приказ Минфина России от 12.11.2013 N 107н «Об утверждении Правил указания информации в реквизитах распоряжений о переводе денежных средств в уплату платежей в бюджетную систему Российской Федерации».

<2> Приказ Минфина России от 05.09.2008 N 92н «Об утверждении Порядка учета Федеральным казначейством поступлений в бюджетную систему Российской Федерации и их распределения между бюджетами бюджетной системы Российской Федерации».

 

— наименование получателя платежа (Управление Федерального казначейства в соответствующем субъекте РФ (в скобках указывается наименование администратора штрафа, т.е. территориального органа федерального органа исполнительной власти, возбудившего дело об административном правонарушении));

— наименование банка получателя платежа (ГРКЦ ГУ Банка России в соответствующем субъекте РФ; для Москвы — ГТУ Банка России г. Москва);

— бюджетный идентификационный код (БИК) банка получателя платежа;

— код бюджетной классификации (КБК), который определяется на основании Указаний Минфина России о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации;

— код ОКАТО (код муниципального образования, на территории которого находится суд).

Так, в постановлении о наложении административного штрафа за совершение административного правонарушения в области дорожного движения, вынесенном судьей районного суда или мировым судьей г. Москвы, должна содержаться следующая информация:

— получатель платежа: УФК по г. Москве (Управление ГИБДД ГУВД по г. Москве л/сч. N 04731440640);

— ИНН: 7707089101;

— КПП: 770731005;

— расчетный счет: 40101810800000010041;

— Банк получателя: Отделение 1 Московского ГТУ Банка России г. Москва 705;

— БИК: 044583001;

— ОКАТО: указывается код муниципального образования, на территории которого находится суд;

— КБК: 18811630000010000140 <1>.

———————————

<1> Реквизиты для уплаты административного штрафа приведены по состоянию на 1 января 2014 г. (URL: http://gibdd.allo-auto.ru/rekvizity, дата обращения: 01.07.2011).

 

Для наглядности приведем пример резолютивной части постановления о наложении административного штрафа за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП.

«Признать Иванова И.И. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ, и назначить ему административное наказание в виде административного штрафа в размере 2500 (две тысячи пятисот) рублей.

Административный штраф подлежит уплате по следующим реквизитам: ХХХ (указывается информация о получателе платежа).

В соответствии с частью 1 статьи 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее 60 дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных статьей 31.5 указанного Кодекса.

Копию постановления направить лицу, в отношении которого оно вынесено (указывается, если дело рассматривалось заочно), и должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении.

Постановление может быть обжаловано в ХХХ суд через суд, вынесший постановление, в течение 10 суток со дня вручения или получения его копии».

 

Необходимо ли указывать в постановлении о наложении административного штрафа за правонарушение в области дорожного движения информацию о том, в доход какого бюджета он подлежит взысканию?

 

Порядок зачисления административных штрафов в бюджет определяется БК и подзаконными актами Минфина России. Как следует из содержания ст. 46 БК, суммы денежных взысканий (штрафов) за нарушения в области дорожного движения подлежат зачислению в бюджеты муниципальных районов, городских округов, городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга по месту нахождения органа, должностного лица, принявшего решение о наложении денежного взыскания (штрафа), по нормативу 100%. Тем не менее в постановлении по делу об административном правонарушении указывать на это не следует, поскольку в ст. 29.10 КоАП соответствующие нормы отсутствуют. В противном случае вынесенное судьей (органом или должностным лицом) постановление подлежит изменению в вышестоящем суде путем исключения из него формулировки о том, в какой бюджет подлежит зачислению взыскиваемая сумма штрафа <1>.

———————————

<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2005 г.

 

Каковы особенности оформления резолютивной части постановления о лишении права управления транспортными средствами? Можно ли привести пример?

 

Согласно ч. 1 ст. 32.6 КоАП во взаимосвязи с ч. 1.1 ст. 32.7 КоАП исполнение постановления о лишении права управления транспортными средствами осуществляется путем изъятия водительского удостоверения, которое в течение трех рабочих дней со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания должно быть сдано в орган, исполняющий данный вид наказания. При этом в ч. 2 ст. 32.7 КоАП специально оговорено, что в случае уклонения лица от сдачи соответствующего удостоверения срок лишения специального права прерывается. Течение этого срока возобновляется со дня сдачи лицом либо изъятия у него соответствующего удостоверения, а равно получения органом, исполняющим данный вид административного наказания, заявления лица о его утрате.

Исходя из этого в резолютивной части постановления о лишении права управления транспортным средством представляется целесообразным воспроизводить положения ч. 1.1 и ч. 2 ст. 32.7 КоАП. Полагаем, что это будет способствовать исполнению правонарушителями обязанностей, возложенных на них законом, тем более что в соответствии с новой позицией законодателя (ст. 27.10 КоАП РФ) при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортными средствами, водительское удостоверение больше не изымается у водителей и временное разрешение не выдается.

Резолютивная часть постановления о лишении права управления транспортными средствами может выглядеть следующим образом.

«Признать Иванова И.И. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и назначить ему административное наказание в виде административного штрафа в размере 30000 (тридцати тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1,5 (полтора) года.

Согласно ч. 1.1 ст. 32.7 КоАП РФ водительское удостоверение должно быть сдано в ХХХ (указывается территориальное подразделение ГИБДД по месту нахождения суда, уполномоченное приводить данное постановление в исполнение) <1> в течение 3 рабочих дней со дня вступления постановления в законную силу.

———————————

<1> Подчеркнем, что временное разрешение на право управления транспортным средством, а также водительское удостоверение (если оно не было изъято на основании ч. 3 ст. 27.10 КоАП) сдаются в территориальное подразделение ГИБДД по месту нахождения суда, а не по месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности, и не по месту их выдачи данному лицу, как иногда считают на практике. По истечении срока лишения права управления транспортными средствами водительское удостоверение может быть получено путем личного обращения указанного лица в орган ГИБДД по месту исполнения наказания либо путем направления в этот орган ходатайства о пересылке водительского удостоверения в орган ГИБДД по месту жительства правонарушителя.

 

В соответствии с ч. 2 ст. 32.7 КоАП РФ в случае уклонения от сдачи водительского удостоверения срок лишения права управления транспортными средствами прерывается. Течение указанного срока возобновляется со дня сдачи или изъятия водительского удостоверения.

Копию постановления направить в ХХХ (указывается территориальное подразделение ГИБДД по месту нахождения суда, уполномоченное приводить данное постановление в исполнение), лицу, в отношении которого оно вынесено, и должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении.

Постановление может быть обжаловано в ХХХ районный суд через мирового судью, вынесшего постановление, в течение 10 суток со дня вручения или получения его копии».

Особое внимание следует обратить на то, что в случае уклонения лица, привлеченного к административной ответственности, от сдачи водительского удостоверения в течение двух лет со дня вступления постановления в законную силу орган ГИБДД не вправе возвратить постановление о назначении административного наказания судье с отметкой об истечении срока давности приведения его в исполнение, поскольку в данном случае срок давности прерывается до момента сдачи правонарушителем либо изъятия у него водительского удостоверения (ч. 2 ст. 31.9 КоАП). Необходимо учитывать и то, что если административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено лицу, ранее лишенному такого права, то в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть отражены положения ч. 3 ст. 32.7 КоАП, касающиеся особенностей исчисления срока данного наказания.

В резолютивной части такого постановления целесообразно указывать: «В соответствии с ч. 3 ст. 32.7 КоАП РФ срок лишения права управления транспортными средствами исчислять со дня, следующего за днем окончания срока административного наказания, примененного ранее».

 

Каким образом следует исчислять общий срок административного ареста, назначенного судьей в результате рассмотрения в течение одного дня двух и более дел об административных правонарушениях в отношении одного и того же лица? Каким образом следует оформлять резолютивную часть постановлений по таким делам?

 

До недавнего времени единообразный подход к решению указанного вопроса отсутствовал. При этом судебная практика шла по двум основным направлениям.

Представители первого из них считали, что в случае вынесения нескольких постановлений об административном аресте в отношении одного лица начальный момент течения срока административного ареста по каждому последующему постановлению должен определяться со дня, следующего за днем окончания срока административного наказания, назначенного ранее. Это объяснялось тем, что согласно ч. 1 ст. 4.4 КоАП при совершении лицом двух и более административных правонарушений административное наказание назначается за каждое совершенное административное правонарушение. Кроме того, обращалось внимание на то, что согласно ч. 2 ст. 31.4 КоАП в случае вынесения нескольких постановлений о назначении административного наказания в отношении одного лица каждое постановление приводится в исполнение самостоятельно. На этом основании делался вывод, что общий срок административного ареста, назначенный одному лицу по нескольким постановлениям, вынесенным в один день, может превышать 15 суток, установленные в ч. 1 ст. 3.9 КоАП.

Представители второго направления занимали прямо противоположную позицию, полагая, что КоАП не содержит норм, предусматривающих порядок исчисления срока административного ареста, назначенного лицу, уже подвергнутому данному наказанию, и ничего не говорит о возможности сложения наказаний при вынесении в отношении одного лица двух и более постановлений об административном аресте, как это имеет место, например, при вынесении постановления о лишении права управления транспортными средствами в отношении лица, ранее лишенного такого права. На этом основании делался вывод, что общий срок административного ареста ни при каких обстоятельствах не может быть больше установленных в ст. 3.9 КоАП 15 суток, сколько бы постановлений в отношении одного лица не было вынесено в один день. На первый взгляд, данный подход вполне логичен, так как по характеру и объему правоограничений, составляющих содержание административного ареста, данная мера является почти исключительной и представляет собой не что иное, как лишение свободы <1>, продолжительность которого в сфере правоотношений, связанных с публичной, в том числе административной ответственностью, должна соответствовать вытекающим из ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод критериям справедливости и соразмерности и не может быть сопоставима со сроками лишения свободы за совершение уголовно-наказуемого деяния <2>.

———————————

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П.

<2> Неслучайно в юридической литературе административный арест иногда называют уязвимым местом отечественной правовой системы, полагая, что случаи его применения не соответствуют Конвенции о защите прав человека и основных свобод. См.: Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Ю.М. Козлова. М.: Юристъ, 2002. С. 73.

 

Вместе с тем, определяя гарантии защиты прав и свобод граждан от незаконного применения любых вводимых в отраслевое законодательство мер, которые фактически влекут лишение свободы, Европейский суд по правам человека не исходит из какого-то конкретного срока ограничения права на свободу и личную неприкосновенность, а лишь указывает на его правомерность, необходимость и разумность в конкретных обстоятельствах. Исходя из оценки в данном контексте положения ч. 1 ст. 4.4, ч. 2 ст. 31.4 и ч. 2 ст. 3.9 КоАП представляется возможным заключить, что срок, предусмотренный ч. 1 ст. 3.9 КоАП, указывает на тот максимально допустимый предел, который в случае его установления в санкции статьи Особенной части КоАП может быть применен к лицу, привлекаемому к административной ответственности, в рамках одного дела. Практическая значимость такого вывода состоит в том, что в условиях действующего правового регулирования продолжительность ограничения свободы лица по двум и более постановлениям об административном аресте, вынесенным в один день, может превышать 15 суток.

Ясность в решение поставленного вопроса внес Верховный Суд РФ в 2013 г., дополнив п. 23 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5 абз. 3 следующего содержания: «Если лицо, в отношении которого вынесено постановление об административном аресте, отбывает этот вид административного наказания по другому делу, то исходя из части 1 статьи 32.8 КоАП РФ срок отбывания наказания по данному делу начинает течь со дня вынесения постановления об административном аресте одновременно с неотбытой частью срока административного ареста по другому делу».

Представляется, что аналогичный подход следует применять и в том случае, когда весь срок административного ареста, назначенный лицу по предыдущему постановлению, еще не отбыт.

Кроме того, в п. 23 названного Постановления содержится важное указание на то, что в постановлении о назначении административного ареста должен быть указан момент, с которого подлежит исчислению срок отбывания наказания, имея в виду, что в силу ч. 2 ст. 32.8 КоАП в срок административного ареста засчитывается срок административного задержания.

С учетом изложенного резолютивная часть постановления об административном аресте может выглядеть следующим образом.

Вариант I.

«Признать Иванова И.И. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначить ему административное наказание в виде административного ареста на срок 15 суток с отбыванием наказания в специальном приемнике для содержания лиц, арестованных в административном порядке ХХХ.

Зачесть срок административного задержания в срок административного ареста. Срок наказания исчислять с ХХХ часов ХХХ минут ХХХ месяца ХХХ года.

Постановление подлежит немедленному исполнению.

Копию постановления направить в ХХХ (указывается орган внутренних дел, уполномоченный приводить постановление в исполнение) и должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении.

Постановление может быть обжаловано в ХХХ районный суд в течение 10 суток со дня вручения его копии».

Вариант II.

«Признать Иванова И.И. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначить ему административное наказание в виде административного ареста на срок 15 суток с отбыванием наказания в специальном приемнике для содержания лиц, арестованных в административном порядке ХХХ.

Постановление подлежит немедленному исполнению.

Копию постановления направить в ХХХ (указывается орган внутренних дел, уполномоченный приводить постановление в исполнение) и должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении.

Постановление может быть обжаловано в ХХХ районный суд в течение 10 суток со дня вручения его копии».

 

Какие правовые последствия влекут существенные недостатки протокола об административном правонарушении, выявленные в ходе судебного разбирательства?

 

Основные действия судьи, направленные на доказательственную оценку протокола об административном правонарушении и других материалов дела об административном правонарушении, совершаются при подготовке дела к рассмотрению и именно на этом этапе судья наделен специфическими полномочиями по возвращению протокола в орган, его составивший, для устранения выявленных недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП). Однако если существенные недостатки протокола обнаружены только в ходе судебного разбирательства и не могут быть устранены при рассмотрении дела, то при недостаточности доказательств, необходимых для вынесения законного и обоснованного постановления, и невозможности их представить в судебное заседание, производство по делу подлежит прекращению. Такая ситуация складывается, например, в том случае, когда в протоколе об административном правонарушении событие административного правонарушения должным образом не описано, либо отсутствует подпись должностного лица, составившего протокол. Так, если в протоколе об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП, не указано, требования какого дорожного знака, линии дорожной разметки или нормы Правил дорожного движения, устанавливающей запрет выезда на полосу, предназначенную для встречного движения, нарушены водителем транспортного средства, то производство по делу подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, поскольку отмеченные недостатки не позволяют установить событие правонарушения.

 

Является ли отсутствие понятых при составлении протоколов об отстранении от управления транспортным средством и о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянение основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 или ч. 1 ст. 12.26 КоАП?

 

Согласно ст. 27.12 КоАП лицо, которое управляет транспортным средством и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит отстранению от управления транспортным средством и освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Данные меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях применяются уполномоченными должностными лицами в присутствии двух понятых. Об отстранении от управления транспортным средством, а также о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется соответствующий протокол, копия которого вручается лицу, в отношении которого применена данная мера.

Как следует из буквального толкования положений ст. 27.12 КоАП, составление протоколов об отстранении от управления транспортным средством и о направлении на медицинское освидетельствование в отсутствие понятых является существенным нарушением процессуальных требований КоАП, которое в каждом конкретном случае должно получить надлежащую оценку судьи в совокупности с другими доказательствами по делу с учетом требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП.

Так, если лицо, привлекаемое к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП за управление транспортным средством в состоянии опьянения, ссылается на нарушение порядка направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, выразившееся в применении этой меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении без участия понятых или с участием только одного понятого, то согласно ч. 3 ст. 26.2 КоАП протокол о направлении на медицинское освидетельствование будет являться недопустимым доказательством. Однако при наличии в материалах дела акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения, отвечающего требованиям Инструкции по проведению медицинского освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, утвержденной Приказом Минздрава РФ от 17.04.2003 N 308, нарушение порядка применения вышеназванной меры не повлияет на вывод судьи о доказанности вины лица в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП <1>.

———————————

<1> Аналогичная позиция проводится и в практике региональных судов. См., например: Постановление Московского городского суда от 17.09.2010 по делу N 4а-2406/10; справку Челябинского областного суда по итогам обобщения судебной практики по делам об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП, производство по которым прекращено мировыми судьями и судьями районных (городских) судов Челябинской области за период 2008 г. и I квартал 2009 г.

 

Аналогичным образом данный вопрос может быть решен и в том случае, когда из материалов дела, возбужденного в отношении водителя транспортного средства по ч. 1 ст. 12.26 КоАП за отказ от выполнения законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, усматривается, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование составлен без участия понятых. В данном случае производство по делу не может быть прекращено в связи с отсутствием в действиях лица состава правонарушения, если указанное лицо не оспаривает факт направления его на медицинское освидетельствование, в том числе если в протоколе об административном правонарушении имеется запись об отказе от его прохождения, сделанная указанным лицом собственноручно, и указаны внешние признаки опьянения, послужившие основанием для применения соответствующей меры обеспечения производства по делу.

 

Каковы особенности оформления мотивировочной части постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности в свете Постановления Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П?

 

До недавнего времени судебная практика исходила из того, что в постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности, вынесенном в соответствии со ст. 29.10 КоАП, достаточно указать лишь те обстоятельства, которые связаны с истечением данного срока. Существенные коррективы в решение данного вопроса внес Конституционный Суд РФ, который в Постановлении от 16.06.2009 N 9-П обратил внимание на то, что согласно п. 4 ч. 1 ст. 29.10 КоАП в постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении должны быть указаны все обстоятельства, установленные при рассмотрении дела.

Ныне эта позиция Конституционного Суда РФ уже воспринята и реализуется в практике Верховного Суда РФ, который в п. 13.1 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5, введенном в него в 2010 г., сориентировал нижестоящие суды на то, что в постановлении о прекращении производства по делу по названному основанию должны быть указаны все установленные по делу обстоятельства, а не только связанные с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

В то же время в постановлениях по конкретным делам Верховный Суд РФ неоднократно указывал, что в таком постановлении не должно содержаться выводов о наличии в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, состава правонарушения и вины этого лица в его совершении. Иначе постановление судьи первой инстанции не может быть признано законным и в случае его обжалования в вышестоящем суде должно быть изменено путем исключения из него соответствующих формулировок.

 

Возможно ли устранение описок в вынесенном судьей постановлении, определении по делу об административном правонарушении? Если да, то в каком процессуальном порядке?

 

В результате изменений, внесенных в КоАП Федеральным законом от 23.12.2010 N 381-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», глава 29 Кодекса была дополнена ст. 29.12.1, согласно которой субъекты административной юрисдикции, вынесшие постановление или определение по делу об административном правонарушении, вправе исправить допущенные в них описки, опечатки и арифметические ошибки без изменения содержания этих актов. Данное право судьи, органа или должностного лица, рассмотревших дело об административном правонарушении, может быть реализовано как по их собственной инициативе, так и по заявлению лица, привлекаемого к административной ответственности, его защитника, потерпевшего и его представителя, их законных представителей, прокурора, судебного пристава-исполнителя, а также органа или должностного лица, исполняющих постановление, определение по делу об административном правонарушении.

Вопрос об исправлении описок, опечаток и арифметических ошибок, допущенных судьей в постановлении по делу об административном правонарушении, рассматривается вне судебного заседания, поскольку необходимость его проведения КоАП не предусмотрена. Исправление описки, опечатки или арифметической ошибки производится в виде определения, копия которого должна быть направлена должностному лицу, составившему протокол об административном правонарушении, а также лицу, подавшему соответствующее заявление, в течение 3 дней со дня его вынесения. Указанное определение обжалованию не подлежит, так как это не предусмотрено законом и его вынесение не исключает возможности дальнейшего движения дела.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code